Главная  >  Номера газеты  >  №66 (30563) 23—26 июня 2017 года  >  Южная Корея выбирает перемены

Южная Корея выбирает перемены

№66 (30563) 23—26 июня 2017 года
5 полоса
Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН.

Смена власти в Южной Корее ставит вопрос о будущем полуострова. Избранный президентом Мун Чжэ Ин пытается проводить более самостоятельную политику, что выразилось в приостановке размещения системы противоракетной обороны THAAD. Эти шаги наталкиваются на жёсткое противодействие со стороны США, не желающих ослабления своего влияния в регионе.

Фиаско правых

Дипломатическое давление и военные угрозы, обрушившиеся минувшей весной на КНДР, имели своей целью не только Пхеньян. Не менее важной задачей Соединённых Штатов было воздействие на Южную Корею. Несколько месяцев назад события в этой стране пошли по совсем не выгодному для Вашингтона сценарию. Президент Пак Кын Хе, полностью устраивавшая заокеанского союзника, оказалась в центре коррупционного скандала. Огромные хищения и тесные связи с сомнительными личностями, допущенными к принятию государственных решений, вызвали массовые акции протеста и начало процедуры импичмента. В декабре прошлого года парламент большинством голосов отстранил Пак Кын Хе от власти, а в марте решение утвердил Конституционный суд. Но этим дело не закончилось. Экс-президент взята под стражу и дожидается суда по нескольким уголовным делам.

История с Пак Кын Хе обрушила рейтинг правящей консервативной партии «Сэнури» (с февраля — «Свободная Корея»; частое изменение названий при сохранении программных установок — характерная черта южнокорейских партий) и лишила её возможности победить на досрочных президентских выборах. В результате состоявшегося 9 мая голосования главой государства был избран кандидат от левоцентристской Демократической партии «Тобуро» Мун Чжэ Ин. В политике новый президент страны — не новичок. В студенческие годы он участвовал в протестах против диктаторского режима, подвергался арестам и был отчислен из университета, затем долгое время занимался адвокатской деятельностью, а при президенте Но Му Хёне (2003—2008 годы) возглавлял администрацию главы государства.

Но не только подмоченная репутация консерваторов привела Мун Чжэ Ина к успеху. В южнокорейском обществе накопилось немало недовольства, связанного с политикой Пак Кын Хе и её предшественника Ли Мён Бака. В вину им ставят и рост безработицы среди молодёжи, и неэффективную социальную политику, и неограниченное влияние «чеболей». Так именуются в стране крупнейшие финансово-промышленные группы — «Самсунг», «Дэу», «Эл Джи» и ряд других. Их характерная черта — семейно-клановый характер. Все руководящие должности занимает узкий круг родственников и близких друзей директора. Контролируя как минимум половину экономики, «чеболи» имеют огромное влияние на политическую систему. Чиновничий аппарат послушно выполняет их волю, предоставляя корпорациям различные привилегии.

Мун Чжэ Ин решил покуситься на эту «священную корову». Его предвыборная кампания строилась на требованиях реформирования системы «чеболей». Меры по повышению прозрачности и увеличению корпоративных налогов должны если не полностью ликвидировать, то существенно ограничить их всевластие.

Помимо этого, новый президент обещает создать сотни тысяч новых рабочих мест для молодёжи и повысить зарплату в госсекторе, а также выступает за отмену системы временного найма. Активно продвигаемая корпорациями, эта практика лишает работников значительной части гарантий, делает их бесправными перед лицом работодателей. Вот почему программа Мун Чжэ Ина пользуется такой поддержкой. Согласно опубликованному в начале июня опросу, его деятельность одобряет рекордное число населения — 84 процента, отрицательный ответ дали только 7 процентов. Для сравнения: рейтинг Пак Кын Хе в последние месяцы не превышал 4 процентов.

«Учиться говорить «Нет!»

Причины раздражения граждан политикой предыдущих администраций коренятся не только в социально-экономической сфере. Девятилетнее правление правых привело к значительному ухудшению отношений Сеула и Пхеньяна. Ли Мён Бак и Пак Кын Хе полностью отказались от политики «солнечного тепла» — концепции, предложенной в конце 1990-х годов президентом Ким Дэ Чжуном и продолженной его преемником Но Му Хёном. Политика предусматривала отказ от конфронтации, экономическое, культурное и гуманитарное сотрудничество между государствами. Дважды — в 2000 и 2007 годах — прошли межкорейские саммиты, в ходе которых встречались лидеры обеих стран. Ни до ни после ничего подобного не происходило.

Правые силы свернули любые контакты с КНДР. В прошлом году распоряжением Пак Кын Хе была окончательно закрыта Кэсонская промышленная зона — совместный индустриальный парк в приграничном районе Северной Кореи. Сеул пошёл на ещё большую милитаризацию полуострова, позволив США увеличить контингент и поставить дополнительные вооружения. И прежде проводившиеся совместные учения стали принимать характер настоящего развёртывания войск. В манёврах участвовали сотни тысяч военнослужащих, а также стратегические бомбардировщики и подводные лодки, способные нести ядерные заряды. Наконец, руководство Южной Кореи заключило с Вашингтоном соглашение о размещении противоракетного комплекса THAAD, служащего для заатмосферного перехвата баллистических ракет.

Официальную версию — защиту от «северокорейской угрозы» — независимые эксперты подвергают сомнению. Действительно, трудно представить, что в случае начала войны Пхеньян будет обстреливать баллистическими ракетами Сеул, находящийся в 40 километрах от границы, или американские базы, большинство которых также находятся по соседству с демилитаризованной зоной. Для этого у КНДР есть артиллерия и ракеты малой дальности, против которых THAAD бессилен. Куда вероятнее нацеленность комплекса на сдерживание Китая и России, тем более что разворачиваемые радары «покрывают» часть российского Дальнего Востока и все восточные районы КНР. В этом смысле поставляемые на Корейский полуостров установки являются частью глобальной американской системы ПРО. Неудивительно, что Пекин выступил с резким осуждением переброски THAAD и ввёл санкции против некоторых южнокорейских компаний.

Победа Мун Чжэ Ина внесла в планы США серьёзные помехи. «Мы должны научиться говорить «Нет!» — неоднократно повторял он во время избирательной кампании. Кому должно быть адресовано это «Нет!», очевидно: президент не только критически относится к размещению THAAD, но и призывает к миру на полуострове. В своей инаугурационной речи он заявил, что готов посетить Пхеньян, и высказался за восстановление Кэсонской промышленной зоны. Кроме того, сразу после вступления в должность Мун Чжэ Ин попытался наладить отношения с Китаем. Отправленный в Пекин спецпредставитель главы государства добился смягчения санкций.

Вопреки предположениям скептиков, смелость президента не ограничилась этапом предвыборной гонки. Впервые за несколько лет Сеул возобновил выдачу разрешений на посещение КНДР работниками гуманитарных организаций. А 6 июня Мун Чжэ Ин распорядился приостановить размещение и функционирование комплекса THAAD.

Этому предшествовал ряд громких скандалов. Процедура импичмента Пак Кын Хе подтолкнула американцев к форсированию переброски системы ПРО. Нового президента попросту решили поставить перед свершившимся фактом. В марте в страну прибыли первые пусковые установки, для которых в срочном порядке выделили землю в уезде Сонджу. Ровно за неделю до выборов, 2 мая, было объявлено, что они заступили на боевое дежурство и готовы к перехвату ракет.

После инаугурации Мун Чжэ Ина на поверхность всплыли грубейшие нарушения: правительство Пак Кын Хе дало официальное разрешение на ввоз двух пусковых установок THAAD, в действительности же их было поставлено шесть. Как выяснилось, решение об этом самовольно приняло министерство обороны. Созданная при партии «Тобуро» спецкомиссия установила, что руководство военного ведомства нарушило целый ряд норм, включая обязательную экологическую экспертизу. На этом основании и решено прервать процесс установки системы THAAD.

Рука дружбы

Сколько продлится проверка и к каким результатам она приведёт, неизвестно. Можно, однако, не сомневаться, что США и их агенты влияния внутри страны попытаются оказать на президента максимальное давление. Начиная с 1945 года Южная Корея является фактическим протекторатом Вашингтона, и при всём желании Мун Чжэ Ину придётся с этим считаться. Оплотом американского влияния традиционно является армия, координирующая свою деятельность с командованием американского контингента. Ситуацию усугубляет отсутствие у партии «Тобуро» парламентского большинства, что уже выразилось в блокировании оппозицией ряда инициатив правительства.

Не довольствуясь этим, Вашингтон прибегает к прямым угрозам. В своей привычной манере назвав корейско-американское соглашение о свободной торговле «ужасной сделкой», Дональд Трамп не исключил его отмены. О преградах, которые якобы ставит американским компаниям Сеул, заявил вице-президент США Майк Пенс. В ходе намеченного на 29—30 июня визита в Соединённые Штаты Мун Чжэ Ин наверняка столкнётся с мощным нажимом. На это прозрачно намекают в Вашингтоне, ещё до переговоров обозначив главные темы: «подтверждение союзнических обязательств» и «скоординированные ответы на угрозы со стороны КНДР».

В таких условиях руководство Южной Кореи вынуждено лавировать. Это проявилось 15 июня, когда в Сеуле прошли мероприятия по случаю очередной годовщины первого Межкорейского саммита. Мун Чжэ Ин заявил, что готов пойти на диалог с Пхеньяном в случае отказа последнего от «дополнительных ядерных и ракетных провокаций». Довольно двусмысленным стало и выступление нового министра иностранных дел Кан Гён Хва на слушаниях в парламенте. По её словам, Южная Корея продолжает противиться ядерной программе КНДР, но настаивает на руководящей роли самого Сеула в урегулировании этой проблемы. Другими словами, Вашингтону посоветовали не вмешиваться.

За океаном к этому призыву вряд ли прислушаются. Соединённым Штатам выгодно поддерживать на полуострове высокий градус напряжённости, чтобы узаконить стягивание в регион дополнительных военных сил. Этой цели служат непрекращающиеся ни на один день масштабные военные манёвры. В начале месяца у восточного побережья КНДР, в Японском море, прошли учения с участием сразу двух атомных авианосцев США: «Карла Винсона» и «Рональда Рейгана». Почти одновременно состоялись манёвры военно-воздушных сил, для чего в Южную Корею был переброшен американский сверхзвуковой стратегический бомбардировщик B—1B Lancer, способный нести ядерные боезаряды. А в провинции Кёнгидо, граничащей с КНДР, американские и южнокорейские военнослужащие отработали высадку десанта и уничтожение ядерных объектов соседнего государства.

В Пхеньяне отреагировали на учения традиционно жёстко. Там заявили, что чем большее давление будет оказываться на Северную Корею, тем более решительными станут меры по укреплению боевой мощи. Вместе с тем центральный печатный орган Трудовой партии Кореи газета «Нодон синмун» призывает официальный Сеул «содействовать улучшению межкорейских отношений на основе положений совместных деклараций, подписанных в 2000 и 2007 годах».

Таким образом, КНДР протягивает соседям руку дружбы. Ответное рукопожатие требует от Сеула огромного мужества, но другого пути для восстановления мира на Корейском полуострове попросту нет.

Просмотров: 824

Другие статьи номера

Крестьяне до востребования
Ещё лет двадцать назад в посёлке городского типа Спирово, что в Тверской области, выпускали продукцию стеклозавод, фабрика ёлочных украшений, льнозавод, молокозавод, нефтебаза, филиал швейной фабрики. Хотя платили там, как почти везде в России, довольно скудно, работа для шеститысячного населения всё-таки находилась. Жить было можно.
Москву «сдали», задача — «взять» Казань…
Матч второго тура продолжающегося на стадионах четырёх городов России Кубка конфедераций по футболу между нашей сборной и командой Португалии получился по-настоящему «валидольным», хотя поначалу исход его мог показаться очевидным даже неспециалистам.
Эсмеральда на все времена
Мона Лиза XX века, итальянская Мэрилин Монро, Джина Национале, очаровательная Ла Лолло, Итальянский вулкан: как только любовно не называли поклонники «важнейшего из искусств» божественную Джину Лоллобриджиду — одну из ярчайших кинозвёзд Старого Света 1950—1960-х годов.
Пульс планеты
ЛОНДОН. На фоне похорон первой опознанной жертвы пожара в 24-этажном жилом доме «Гренфелл тауэр», в результате которого погибли как минимум 79 человек, в столице Великобритании перед Вестминстерским дворцом, где заседает парламент, прошёл «марш гнева». Демонстранты призывали премьера Терезу Мэй подать в отставку, открыто заявляя, что их цель — смена существующего правительства. Тем временем глава кабинета принесла извинения от имени властей за плохую организацию спасательной операции на месте трагедии.
Евро утекают в Турцию
Турция, по всей видимости, «выиграла от договора по беженцам, который она заключила с Евросоюзом, намного больше, чем считалось ранее», пишет немецкий таблоид «Бильд». В частности, Брюссель уже перевёл правительству в Анкаре 222 миллиона евро, хотя деньги должны были получать гуманитарные организации.
Итальянцы в поисках работы
В ПЕРИОД с 2008 по 2015 год свыше 500 тысяч итальянцев уехали из страны, в основном в ФРГ, Великобританию и во Францию, в поисках работы. Такие данные содержатся в докладе под названием «Где есть работа. Анализ передвижения работников в кризисные годы», представленном недавно в Риме на конференции специалистов по работе с кадрами, сообщает информагентство ANSA.
Трудиться будут только автоматы?

УЧЁНЫЕ ИЗ ВЕЛИКОБРИТАНИИ назвали сроки, когда искусственный интеллект превзойдёт человеческие возможности, сообщает интернет-сайт arxiv.org.

По их словам, к 2024 году искусственный интеллект сможет заменить человека при переводе текстов с одного языка на другой. К 2026-му он научится самостоятельно писать эссе, а к 2027-му — даже рулить грузовиком. К 2031 году он заменит человека в области розничной торговли. К 2049-му окажутся ненужными писатели, специализирующиеся на беллетристике. А профессия хирурга якобы потеряет свою актуальность к 2053 году.

Коммунисты слышат голос масс
Движение вьетнамского общества по пути рыночных реформ, начатое по инициативе Коммунистической партии три десятилетия назад, породило немало коллизий в отношениях между государственными органами, бизнесом и рядовыми гражданами СРВ. Коммунисты Вьетнама ищут и находят пути разрешения социальных конфликтов.
Киевский режим благославляет войну
На минувшей неделе верхушку киевского режима чрезмерно возбуждал «судьбоносный» и самый «мощный», как ожидалось, визит украинского президента в Вашингтон. Но в итоге всё обернулось всего лишь фотосессией в Овальном кабинете.
Китайские автомобильные предприятия в России выходят из спячки
Под эгидой инициативы «Одного пояса — одного пути» китайские автомобильные предприятия ускоряют своё развитие в странах вдоль «Пояса и пути», активно осваивая зарубежные рынки и переходя от «экспорта продукции» к «экспорту производственных мощностей». В настоящее время автоиндустрия КНР переживает период регулирования, и «Один пояс — один путь» — важный шанс в этом процессе и развитии всей автомобильной промышленности. Потенциал рынков вдоль «Пояса и пути» неизмерим.
Все статьи номера