«…Если не доживу — не важно. Лишь бы была Победа!»

«…Если не доживу — не важно. Лишь бы была Победа!»

№65 (30852) 21—24 июня 2019 года
6 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН, член Крымского рескома КПРФ.

Более четырёх десятков лет, из года в год, в апреле и мае, на сцене Крымского академического русского драматического театра им. М. Горького идёт спектакль «Они были актёрами». 2019 год, объявленный Годом театра в России, не стал исключением. На основной сцене одного из старейших театров страны мы вновь пережили эту драматическую и одновременно героическую, жизнеутверждающую историю. В дни показов спектакля зал был полон. Присутствовали молодые люди и дети. И когда в конце спектакля, на котором посчастливилось в очередной раз побывать, минутой молчания почтили светлую память актёров и работников театра, подпольщиков, расстрелянных фашистами 10 апреля 1944 года, всего за три дня до освобождения Симферополя, трудно было сдержать нахлынувшие чувства.

ПРОШЛО 75 лет, а подвиг актёров не забыт. Сегодняшние работники Крымского драматического театра им. М. Горького свято хранят память о своих героических предшественниках. Бережно ухаживают они и за братской могилой подпольщиков, находящейся на старом Симферопольском кладбище, давно закрытом и, к сожалению, находящемся в наше бессердечное время в жалком, заброшенном состоянии.

На сайте театра в описании спектакля присутствуют такие слова: «Своим спектаклем мы должны доказать, что герои гибли не зря, что мы никогда не забудем, на какой земле, обагрённой кровью наших коллег, стоит Русский академический театр». Принадлежат они режиссёру-постановщику, народному артисту УССР, многолетнему художественному руководителю театра А.Г. Новикову. Совсем недавно мастер ушёл в вечность. Но его спектакль, за который он и авторы сценария В.В. Орлов, Г.Г. Натансон, также ушедшие от нас, в 1977 году были удостоены Государственной премии СССР, продолжает жить.

В 1981 году на экраны страны вышел одноимённый фильм по сценарию тех же авторов и поставленный одним из них — Георгием Григорьевичем Натансоном. В этом фильме, посвящённом героическим подвигам партизан и подпольщиков Крыма, в главной роли примы Симферопольского театра и руководительницы подпольной организации «Сокол» Александры Фёдоровны Перегонец выступила народная артистка РСФСР блистательная Зинаида Михайловна Кириенко. Великой русской советской артистке удалось показать массовому зрителю свою легендарную героиню предельно откровенно, во всей человеческой красе и величии её как актрисы, гражданина, бойца и руководителя организации сопротивления.

Тогда, в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого века, о подвиге работников Симферопольского театра узнала вся огромная страна. Из невольного забытья вернулось нам и имя Александры Фёдоровны Перегонец, которую в наши дни на родной сцене героини прекрасно играет заслуженная артистка Украины Людмила Фёдорова.

В Год театра и 75-летия освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков хотелось бы рассказать об этой удивительной женщине, о её борьбе за свободу Родины. Александра Фёдоровна Перегонец всей своей жизнью и героической смертью заслужила того, чтобы о ней помнили…

ЖИЗНЕННЫЙ путь Александры Перегонец, начавшийся в конце позапрошлого века, к счастью, известен достаточно полно и обстоятельно.

Большую работу, продолжительностью в тридцать лет, по изучению её жизни и творчества провела исследователь Симона Густавовна Ландау, жившая некоторое время в послевоенном Симферополе, изучившая массу документов, воспоминаний, писем, повстречавшаяся и бывшая в переписке с десятками современников, коллег, учеников, очевидцев подпольной деятельности А. Перегонец. Результатом этого огромного труда стало написание книги «Александра Перегонец», вышедшей в московском издательстве «Искусство» в 1990 году. К ссылкам на это авторитетное издание мы ещё вернёмся, так как на сегодняшний день оно является единственным наиболее обширным исследованием жизни А.Ф. Перегонец. Естественно, речь же будем в основном вести о крымском периоде жизни артистки и легендарной подпольщицы.

В Крым Александра Перегонец, уроженка г. Кузнецка, исколесив до того всю Россию и сыграв сотни ролей во многих знаменитых театрах малых форм и на прославленных сценах, попала в самом начале 1930-х годов. Первым местом её службы на полуострове стал театр Севастополя. Но по-настоящему прославиться суждено ей было всё же на симферопольской сцене. Тринадцать лет отдаст Александра Фёдоровна Симферопольскому драматическому театру. На симферопольской земле она найдёт и своё последнее, вечное пристанище.

Перегонец как актриса опередила своё время. Её актёрский талант был заметен ещё во времена учёбы в трёхгодичной Школе сценического мастерства в Петербурге под руководством прославленного актёра, режиссёра и педагога А.П. Петровского, назвавшего молодую Александру «второй Комиссаржевской». Она была мастером тонкой психологической игры, понимала назначение театра как могучего явления культуры и в актёре видела прежде всего самобытного художника, а не фотографа, способного показать лишь копию, но никак не художественный замысел произведения.

Театральные критики отмечали её манеру держаться на сцене, пластику, мелодику речи, способность передачи всей совокупности деталей, позволяющих зрителю представить тот или иной сценический образ. При этом она умела не просто убедить, но порой и переубедить своего зрителя. Её работа над ролью, а ей пришлось сыграть множество героинь разных эпох, характеров, национальностей, сословий, всегда привносила новые краски. Она не любила повторов и подражаний. Как подлинный и талантливый мастер сценического перевоплощения, она стремилась, пускай даже в условиях провинциальной сцены, привнести своё, новое, неповторимое, колоритное в, казалось бы, давно известные образы.

В КОНЦЕ октября 1941 года Симферопольскому драмтеатру поступило категорическое распоряжение облисполкома: прекратить работу и немедленно эвакуироваться. Артисты пытались покинуть Крым морем с пристани Ялты. Осуществиться этим намерениям было не суждено.

С приходом фашистов в Симферополь начались жестокие расправы с партийными и советскими руководителями и активистами, обыски и грабежи, аресты и казни. Работники театра были вынуждены пройти установленную оккупационными властями обязательную регистрацию на бирже труда. И всё же они пытались, ожидая скорого возвращения Советской власти, как можно дольше по времени затягивать процесс выхода на сцену. Играть на потребу фашистам они себе не представляли возможным.

30 января 1942 года по доносу артиста Фрике, сразу переметнувшегося в стан врага, был арестован муж Александры Фёдоровны — заслуженный артист РСФСР Анатолий Иванович Добкевич, известный своими патриотическими взглядами и активным участием в общественной жизни города, исполнением ведущих героико-патриотических ролей. Однако фашистские власти не спешили его физически устранять. Им он был интересен как возможный сторонник оккупационного режима. Рассматривали они его и на должность бургомистра Симферополя.

Перегонец, долгое время о судьбе мужа ничего не знавшая, столкнулась с тем, что ей предложили написать ему письмо и порекомендовать сотрудничество с властями. Прекрасно понимая, что судьба мужа висит на волоске, она тем не менее такое письмо писать отказалась. Именно тогда она и сделала свой выбор. Тогда же она принесла во имя борьбы самую страшную для неё как для любящей и любимой женщины жертву.

Анатолий Добкевич не был членом партии, хотя в его преданности советскому строю и Коммунистической партии сомневаться не приходится, и мученическая смерть его служит тому неопровержимым свидетельством. За отказ подчиниться врагу и стать на путь предательства ему выколют глаза, отрежут язык, будут долго терзать и издеваться…

Гибель мужа Александра Фёдоровна переживала тяжело. Тогда она практически потеряла интерес и к собственной жизни. Фашисты же требовали от артистов немедленного восстановления творческого процесса. Перегонец была среди тех актёров, кто отказывался играть для них.

Переубедить актрису, а по существу вдохновить её на борьбу, ставшую смыслом её существования на поруганной врагом земле, удалось Николаю Андреевичу Барышеву, художнику театра. Обратимся к тексту С.Г. Ландау:

«…И Барышев искал выход сам, один, тщательно подбирая соратников, на свой риск принимая те или иные решения. Одним из таких решений и была студия. Мне кажется, что нет надобности, как делалось неоднократно в печати, доказывать, «кто был первым», чья именно тут инициатива — Перегонец или Барышева? Барышев прекрасно понимал, что без Перегонец в данном случае ему не обойтись. Поэтому — детище их обоих».

Николай Андреевич Барышев, вступивший в ВКП(б) незадолго до войны, ушедший сразу же добровольцем в армию и отозванный из неё в августе 1941-го по состоянию здоровья, будучи человеком деятельным, верившим в неминуемую Победу и необходимость организованного сопротивления, принял решение действовать самостоятельно, так как в начале оккупации организованной подпольной деятельности в Симферополе ещё не было. По воспоминаниям бывшего секретаря Крымского обкома партии, историка И. Чирвы, в то время подпольная работа состояла «из накопления патриотических сил, пропаганды и агитации, отдельных диверсий и сбора разведданных», и действовали подпольщики «разрозненно, так как руководства движением со стороны партийного центра не было».

Справедливости ради необходимо подчеркнуть: трактовка о том, что подпольная группа в театре начала работать с осени 1943 года, примерно со времени назначения в октябре того же года Ивана Андреевича Козлова секретарём Симферопольского подпольного горкома партии, по сути неверна. Она основывалась на воспоминаниях самого Козлова, изложенных буквально по свежим впечатлениям, в книге «В крымском подполье», удостоенной в 1948 году Сталинской премии. Но в действительности Николай Барышев и его сподвижники начали свою борьбу на полтора года раньше, чем следует из описаний И.А. Козлова.

Так, весной 1942 года начала свою работу студия при театре под руководством А. Перегонец. Первыми, узнав об открытии студии через объявление в газете и по радио, стали приходить те, у кого были повестки на сборный пункт для отправки в Германию. Были набраны две группы. Для почти полусотни молодых юношей и девушек начиналась их учёба актёрской профессии, спасшая от трагической участи. По воспоминаниям очевидцев, в группу для установления связи центра с крымским подпольем и партизанами после проведения основного приёма была зачислена направленная с Большой земли с фальшивыми документами радистка-шифровальщица, которой в действительности была Татьяна Овсюг. Никто и подумать не мог, что хрупкая девчушка, репетирующая весёлые сценки, была советской разведчицей-радисткой. Работали в группе и другие молодые люди, связанные с симферопольским подпольем.

ЖИЗНЬ ЖЕ самой Перегонец вновь начинает приобретать определённый смысл. Все силы она отдаёт работе в студии, несмотря на ограниченность возможности преподнесения предмета без нацистских идеологических клише, старается учить студийцев по системе Станиславского, в советском духе, на лучших примерах русского классического и советского художественных театров. Внешне ведёт себя спокойно, независимо, не привлекая внимания к своей деятельности. Хотя и ненависти к врагу от своих воспитанников она тоже особо не скрывала.

Тем не менее участие в подпольной деятельности научит её, некогда такую открытую, жизнерадостную, весёлую, предельной собранности, осторожности, сдержанности в проявлении чувств. Но вся эта вынужденная закрытость будет даваться крайне тяжело. Единственным духовным стремлением станет вера в Победу. «Победа! Это единственное на свете, что мне теперь нужно. Тот кусочек счастья, который я ещё способна испытать… счастья пополам со слезами. Этим живу… Увидеть бы только первого советского солдата. Дотронуться бы до его шинели — и всё. Больше ничего, — скажет как-то, незадолго до своего ареста, Александра Фёдоровна хозяйке дома Е.В. Богданович, в котором жила последние полгода. — И потому, если не доживу, — не важно. Лишь бы была Победа!»

В конце лета 1942 года театр открыл двери для посетителей. Играли музыкальные спектакли и русскую классику. Перегонец в их показах занята не была. Но долго так продолжаться не могло. Как пишет С.Г. Ландау: «Скрепя сердце с осени включилась в работу, остановив свой выбор на ранней комедии Гольдони «Хитрая вдовушка и её четыре поклонника».

Кто же был вместе с Н. Барышевым и А. Перегонец в подпольной группе «Сокол»? Практически изначально в работу включилась актёрская чета: Дмитрий Константинович Добромыслов и Зоя Павловна Яковлева. Затем, один за другим, присоединились костюмер Илья Никитич Озеров, машинист сцены Павел Игнатьевич Чечёткин, уборщица Прасковья Тарасовна Ефимова, ученик художника Олег Алексеевич Савватеев, которому было всего пятнадцать лет. Были и другие, чудом избежавшие жестокой расправы. Александра Фёдоровна среди всех была самой старшей, хотя ей не исполнилось и пятидесяти. Николаю Андреевичу Барышеву на момент гибели было всего тридцать шесть…

О подпольной деятельности группы «Сокол» Симферопольского театра при немецком оккупационном режиме известно немного. Сказываются тут и законы конспирации, да и сама обстановка, в которой работали подпольщики. Естественно и то, что какой-либо отчётной документации они не вели. Поэтому об их деятельности мы знаем из воспоминаний участников, свидетелей, их родственников, из книг Ивана Козлова, Ивана Чирвы, Георгия Северского. Но даже по этим немногочисленным источникам можно проследить некоторые эпизоды их героической работы в симферопольском подполье.

Известно, что подпольщики распространяли рукописные листовки, сводки Совинформбюро. Д. Добромыслов и З. Яковлева пытались привлекать к этому опасному делу и Александру Фёдоровну. Она включилась в него без промедлений. Но Н. Барышев, понимая то, что А. Перегонец нужна для других целей, в том числе и для прикрытия всей группы, запретил ей заниматься этим направлением деятельности.

Александре Фёдоровне поручают сбор лекарств и перевязочных средств для направления их партизанам в горы и леса Крыма. Николай Андреевич не ошибся: авторитет Перегонец среди населения, врачей, работников аптек способствовал этой работе. «Много сил и энергии отдавала сбору медикаментов и перевязочного материала руководительница подпольного Красного Креста засл. арт. РСФСР А.Ф. Перегонец», — напишет Иван Сергеевич Чирва в книге «Крым в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». Была ли Александра Фёдоровна именно руководительницей? Наверное, такой должности вообще не существовало. Тем не менее и историк так написал не случайно: в партизанском лесу Перегонец действительно с благодарностью называли «наш Красный Крест».

СТРЕМИТЕЛЬНОЕ наступление советских войск и приближение их к рубежам Перекопа заставило оккупантов к осени 1943 года сменить тактику. Начался насильственный вывоз представителей советской интеллигенции, наиболее ценного оборудования и имущества. Постигла эта участь и работников театра. Однако Перегонец, так как на её руках была больная мать, эвакуации избежала. Но факт расставания с близкими и дорогими людьми стал для неё очередным ударом. Театр опустел, пришлось из его стен выехать и Александре Фёдоровне. Неоправданный риск был недопустим, подпольщики понимали: здание театра фашисты могут в любое время взорвать. Что, кстати, они и попытаются сделать в последние часы перед своим бегством из нашего города. Здание было заминировано, крайне озлобленные захватчики подожгли книжный магазин, находившийся там же, и пожар успел перекинуться в театр, в котором никого тогда не было.

К великой радости, злой замысел военных преступников провалился. Пожар тушили пробравшиеся со двора театра (фашисты охраняли театр с улицы) оставшиеся на свободе подпольщики А.С. Карлов и Е.Я. Кучеренко, рабочий сцены Я. Бугаенко. Театр спасли в буквальном смысле его же работники. Подпольная группа «Сокол», выполняя боевую задачу Симферопольского горкома ВКП(б) по недопущению разрушения и разграбления одного из старейших и красивейших театров России, предприняла все возможные действия для этого. Тревожась за судьбу театра, понимая, на что способны фашистские палачи, подпольная группа потому и не ушла в лес к партизанам даже тогда, когда в Симферополе, в середине марта 1944 года, прошли аресты видных подпольщиков. Потому-то и сохранился благодаря подпольной группе Барышева — Перегонец для потомков величественный и прекрасный Крымский драматический театр им. М. Горького.

Театр работал. Властям были необходимы развлечения. На пределе возможностей, морально истощённая, надломленная, выполняя поручения подпольного центра, Александра Фёдоровна выходила на сцену. Приходилось, что переносить ей было практически невыносимо, участвовать в увеселительных мероприятиях и банкетах для немецких и румынских офицеров. На последние она шла как на казнь. Только чувство долга перед товарищами, боязнь за них заставляли эту маленькую и хрупкую женщину терпеть такие пытки.

А между тем встречи эти были необычайно важны. Высшие чины, приглашавшие только Александру Фёдоровну, всеми признанную примадонну театра, были разговорчивы. Многие важные сведения благодаря Перегонец удалось разузнать тогда подпольщикам. Барышеву же удалось составить карту дислокации военных объектов города. Подготовил он при участии товарищей и план минирования города. Передать его подпольному горкому партии художник не успел. Но чудом попавший по назначению один из трёх им подготовленных экземпляров сохранил жизнь горожан и объекты жизнедеятельности Симферополя.

Александру Фёдоровну арестовали 18 марта 1944 года. Укрываться от ареста она и не пыталась. Практически в то же время были арестованы и другие члены подпольной группы. Почти месяц она подвергалась нещадным пыткам и мучениям, находясь вместе с товарищами в тюремных подвалах гестапо.

О трагическом завершении жизни подпольной группы проникновенно, изучив множество источников, рассказала С.Г. Ландау:

«Десятого апреля, едва начало светать, по городу прогромыхала крытая брезентом машина. Сзади верх был откинут. Стояли автоматчики. Кто-то — так говорят — успел заметить среди узников всем знакомое лицо Перегонец. Она слабо махнула рукой. Даже послышалось её «прощайте!..» И машина исчезла.

Их повезли по Севастопольскому шоссе, по которому накануне войны они ехали вместе с Добкевичем на гастроли. Сейчас красных маков ещё не было. Но зелёная травка уже вылезла. И молоденькие дубки набухали почками. Была та ранняя, лёгкая весна, которая всегда — обещание, всегда — предвестие, всегда — надежда. С полей тянуло запахом влажной земли… Бремя «продажности» спало наконец с её души… Где-то с севера, из-за Джанкоя, глухо ухала артиллерия. Шёл бой. Близко уже. Дождались. Вот она — Победа!

Гитлеровцы торопились. Они вытолкнули узников из машины. У мужчин руки были скручены алюминиевой проволокой. На некоторых не было обуви и верхней одежды — одно нижнее бельё. Перегонец идти не могла: ноги её, чёрные, словно обугленные в костре, были искалечены пытками. Её поддерживали Ефимова и Яковлева. Подвели к большим ямам, вырытым для зенитных батарей. Их было тут несколько. И многие — уже доверху заполненные телами убитых. Стреляли в затылок. Только одному Добромыслову, который, видно, обернулся и крикнул что-то в лицо врагам, пуля вошла спереди и раздробила челюсть. А Барышев успел вырвать руки из проволоки, чтобы в последнюю секунду обнять и прижать к себе Савватеева. Как боролись, так и погибли — вместе.

<…> Наконец 13 апреля в Симферополь ворвались первые советские танки и за ними — наша пехота и партизаны. А через несколько дней были извлечены и опознаны трупы погибших работников театра. Это вызвало в городе глубокое горе. Похороны их, назначенные на 23 апреля в воскресенье, превратились в манифестацию».

Гробы с телами членов подпольной группы были установлены в небольшом садике на улице Карла Маркса, рядом с сегодняшним Государственным Советом Республики Крым и небольшим парком, в котором установлен танк-освободитель, первым ворвавшийся в город в апреле 1944 года. Людское море заполонило тогда центр Симферополя. Все хотели проститься с героями. Особые чувства горожане испытывали к своей любимице — Александре Фёдоровне Перегонец. Для симферопольцев, в большинстве своём не догадывавшихся о её подпольной деятельности, она стала легендой.

НА ЭТОМ, пожалуй, можно и завершить рассказ об Александре Перегонец и её товарищах по подполью, мужественно принявших смерть, но оставшихся несломленными и непобеждёнными. Память о них жива, она передаётся новым поколениям, и прошедшие весной на родной сцене героини спектакли тому подтверждение. Но на достаточном ли уровне признаны их заслуги государством?

Весной 2016 года известный крымский общественно-политический деятель, депутат-коммунист Верховного Совета Крыма трёх созывов В.Р. Захаров внёс предложение о присвоении А.Ф. Перегонец, А.И. Добкевичу, Н.А. Барышеву звания «Герой России» (посмертно) и награждении других членов подпольной группы «Сокол» орденом Мужества (посмертно). Инициативу поддержало Крымское республиканское отделение КПРФ, направив наградные документы в Совет министров Республики Крым. Автор этих строк совместно с ветераном комсомола и партии, министром образования Крыма в 1998—2002 гг. В.Г. Левиной помогали тогда В.Р. Захарову в подготовке необходимой документации и отстаивании существа вопроса в правительстве республики. И при том, что руководство Совета министров эту инициативу не отвергло и даже направило соответствующее письмо на имя министра обороны РФ С.К. Шойгу, вопрос о награждении героев положительно решён не был. Как и бывает в подобных случаях, бюрократическая казуистика оказалась сильнее: наградные документы не прошли установленной процедуры рассмотрения…

Просмотров: 650

Другие статьи номера

10 дней Календаря

21 июня

— 210 лет назад родился Вильгельм Вольф (1809—1864) — немецкий публицист, друг К. Маркса и Ф. Энгельса. Один из основателей Союза коммунистов, член его ЦК. Маркс называл Вольфа «передовым бойцом пролетариата» и посвятил ему 1-й том «Капитала».

Пишем книгу о себе
13 июня ветераны Кинешемской общественной организации «Дети войны» (КОО) совместно с ветеранской организацией «Волжанка» и учащимися Кинешемского колледжа индустрии и питания собрались в его музее, чтобы обсудить дальнейшее написание книги о детях военного времени.
Генерал Власов как синоним предательства

Он происходил из беднейших крестьян, стал офицером Красной Армии, служил военным советником в Китае. Но его имя для русских людей стало синонимом предательства. Это генерал А.А. Власов.

БЕЗУСЛОВНО, сомнительные лавры наиболее известного, хоть и далеко не первого предателя принадлежат Иуде вместе с его 30 сребрениками. В христианской мифологии он утвердился в этом статусе навсегда. И ни один деятель церкви, от приходского священника до вселенского патриарха или папы римского, не поднимет вопроса о пересмотре взглядов на Иуду.

Пробуждение «арабской улицы»
США отказали Палестине в праве на существование и дали «зелёный свет» аннексии её земель. Остановить агрессивный блок американской администрации и крайне правых сил Израиля может объединение здоровых сил — причём как на мировой арене, так и внутри страны.
Немцы не умеют... читать и писать
В общей сложности 6,2 миллиона взрослых жителей Германии испытывают трудности с пониманием текстов на немецком языке. При этом для более чем половины из них немецкий является родным, сообщает газета «Вельт» со ссылкой на исследование, проведённое при поддержке министерства образования ФРГ.
Авто из Вьетнама
«Никто не верил, что вьетнамская компания сможет производить автомобили, но мы сделали это», — заявил на днях премьер-министр СРВ Нгуен Суан Фук на церемонии открытия в Хайфоне первого в стране автозавода компании VinFast полного цикла. Такое сообщение появилось на интернет-портале BaoDatViet.vn.
Пульс планеты
ЛОНДОН. Экс-глава британского МИД и бывший мэр столицы Соединённого Королевства Борис Джонсон укрепил лидерство в борьбе за пост председателя Консервативной партии и премьер-министра по итогам третьего тура внутрипартийных выборов. В следующий раунд также вышли: его основной соперник — нынешний руководитель внешнеполитического ведомства Джереми Хант, министр окружающей среды Майкл Гоув и глава МВД Саджид Джавид. Двое фаворитов избирательной кампании определятся в конце недели. Победителя выявит голосование по почте, в котором примут участие все 160 тысяч членов Консервативной партии. Имя преемника Терезы Мэй на посту лидера тори станет известно в конце июля.
Помогут молодые медики
В учреждения здравоохранения Брестской области Белоруссии в нынешнем году направят 785 молодых специалистов, 40% из них будут трудиться врачами, сообщил начальник главного управления по здравоохранению облисполкома Виктор Михаловский.
«Этот день мы приближали как могли»

Фотодокументальная выставка под таким названием, подготовленная к 75-летию освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков, открылась в Минске 18 июня в галерее «Атриум» Национальной библиотеки.

ОНА СТАЛА продолжением юбилейного проекта «Навстречу Победе», первая его часть была представлена книжной и художественной экспозициями. Организатором этого масштабного проекта является Национальная библиотека совместно с Национальным архивом и Государственным музеем военной истории.

С девизом «От войны к миру»

Представители Компартии Украины 19 июня подали в ЦИК документы для регистрации кандидатов в народные депутаты от КПУ.

ПРИ ФОРМИРОВАНИИ списка учитывались предложения местных партийных комитетов и собраний граждан. В него вошли те, кто, несмотря на угрозы и преследования со стороны правящего режима и вооружённых банд фашиствующих молодчиков, не сдались, не пали духом, проявили себя стойкими борцами за права и свободы трудовых классов страны против буржуазно-нацистского произвола.

Все статьи номера