Главная  >  Номера газеты  >  №65 (30416) 21—22 июня 2016 года  >  Сталин призвал к готовности биться за Родину

Сталин призвал к готовности биться за Родину

№65 (30416) 21—22 июня 2016 года
4 полоса
Автор: Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ.

По мере того как уходит время, отдаляющее нас от 1941 года, всё более настоятельной становится необходимость очищать общественное сознание от искажений правды о тех трагических событиях. Это следует делать потому, что, несмотря на разоблачение их лживости, некоторые из широко распространённых вымыслов о Великой Отечественной войне до сих пор используются в материалах средств массовой информации.

ОДНО из подобных сочинений было изложено Н.С. Хрущёвым 60 с лишним лет назад в докладе на закрытом заседании ХХ съезда КПСС. Говоря о первых днях войны, он заявил: «Было бы неправильным забывать, что после первых серьёзных неудач и поражений на фронте Сталин думал, что наступил конец. В одной из своих речей, произнесённых в те дни, он сказал: «Всё, что создал Ленин, мы потеряли навсегда». После этого в течение долгого времени Сталин фактически не руководил военными действиями, прекратив делать что-либо вообще».

Однако публикация тетради, в которой записывали всех лиц, посещавших сталинский кабинет в Кремле, убедительно засвидетельствовала, что с первых дней войны, когда наши войска терпели поражения и отступали — с 22 июня по 28 июня, — И.В. Сталин каждый день подолгу напряжённо работал над разработкой срочных мер для отражения вероломного нападения гитлеровской Германии и её союзников.

Лишь 29 и 30 июня (а не в течение «долгого времени») Сталина не было в Кремле. Однако и в эти дни Сталин не прекращал руководить организацией отпора захватчикам. В воскресенье, 29 июня, Сталин работал на своей даче над рядом важнейших документов, в том числе над «Директивой Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей». Также известно, что в этот день Сталин дважды приезжал в Наркомат обороны и там остро критиковал наркома Тимошенко и начальника Генштаба Жукова за плохую информированность и утрату контроля над ходом боевых действий. Свидетелями этих визитов Сталина в наркомат, последний из которых состоялся поздно вечером 29 июня, были Молотов, Микоян, Жуков.

Из воспоминаний этих людей известно, что визиты Сталина в Наркомат обороны были вызваны тяжёлым положением на фронте. Тогда Сталин выразил крайнее недовольство действиями руководства Вооружённых Сил и говорил о том, что они могут иметь катастрофические последствия для страны. Однако всё это Сталин высказал не в публичной речи, а в разговоре с несколькими высшими руководителями государства и Красной Армии.

Для резких слов Сталина были основания. В течение недели немецко-фашистские войска стремительно продвигались по советской земле. Они уже оккупировали Литву, вели бои в Латвии и на Западной Украине, а 27 июня взяли Минск. Вести об успехах вермахта позволили Гитлеру заявить 29 июня своим приближённым: «Через четыре недели мы будем в Москве, и она будет перепахана».

Хрущёв уверял, что в этой обстановке растерялся лишь Сталин, но не его коллеги. В своём докладе Хрущёв говорил, что Сталин «вернулся к активному руководству только после того, как несколько членов Политбюро посетили его и сказали, что необходимо немедленно предпринять определённые шаги, чтобы улучшить положение на фронте».

Аналогичным образом излагал в своих воспоминаниях ход событий тех дней единомышленник Н.С. Хрущёва А.И. Микоян. Рассказав о посещении Сталиным и другими Наркомата обороны 29 июня, Микоян писал: «Через день-два около четырёх часов у меня в кабинете был Вознесенский. Вдруг звонят от Молотова и просят нас зайти к нему. У Молотова уже были Маленков, Ворошилов, Берия. Мы их застали за беседой. Берия сказал, что необходимо создать Государственный Комитет Обороны, которому отдать всю полноту власти в стране. Передать ему функции Правительства, Верховного Совета и ЦК партии. Мы с Вознесенским с этим согласились».

Как утверждал Микоян, «Молотов… сказал, что Сталин в последние два дня в такой прострации, что ничем не интересуется, не проявляет никакой инициативы, находится в плохом состоянии. Тогда Вознесенский, возмущённый всем услышанным, сказал: «Вячеслав, веди вперёд, мы за тобой пойдём», — то есть в том смысле, если Сталин будет себя так вести и дальше, то Молотов должен вести нас и мы пойдём за ним».

Микоян не упомянул времени принятия решения о Государственном Комитете Обороны (ГКО). На самом деле это произошло 30 июня, то есть через несколько часов после описанного им визита Сталина и других в Наркомат обороны, а не через «один-два дня». Не могло пройти и «два дня», в течение которых Сталин якобы находился в прострации. Говорить о том, что Сталин пару дней бездействовал и был «в прострации», — значит существенно искажать картину быстро развивавшихся драматических событий того времени.

Разумеется, после вечера 29 июня не только Сталин, но также Молотов и другие высшие лица страны, посетившие Наркомат обороны, стали продумывать меры для преодоления тяжёлого положения. Неудивительно, что Молотов, будучи первым заместителем председателя Совнаркома, провёл совещание, участники которого предложили создать ГКО. С этим предложением они отправились к Сталину, который оставался на даче.

Микоян был единственным, кто описал визит членов и кандидатов в члены Политбюро на сталинскую дачу 30 июня. В его книге говорится: «Приехали на дачу к Сталину. Застали его в малой столовой сидящим в кресле. Увидев нас, он как бы вжался в кресло и вопросительно посмотрел на нас. Потом спросил: «Зачем приехали?» Вид у него был настороженный, какой-то странный, не менее странным был и заданный им вопрос. Ведь, по сути дела, он сам должен был нас созвать. У меня не было сомнений: он решил, что мы приехали его арестовать».

Точность слов Микояна никто не решался оспаривать до выхода в свет в 2015 году книги Олега Хлевнюка «Сталин. Жизнь одного вождя». Хотя предвзятое и негативное отношение данного автора к Сталину и советскому времени очевидно, Хлевнюк, как историк, привыкший к аккуратному обращению с архивными документами, был, видимо, возмущён обнаруженным им фактом грубой фальсификации. В своей книге Хлевнюк пишет: «Публикация мемуаров Микояна в 1999 г., подготовленная его сыном С.А. Микояном, в данном фрагменте содержит многочисленные изменения и вписывания в первоначальный текст, сохранившийся в архиве. С.А. Микоян явно старался создать впечатление об испуге Сталина. С этой целью в оригинальные диктовки А.И. Микояна были вписаны такие фразы: «Увидев нас, он (Сталин. — О.Х.) как бы вжался в кресло!; «у меня (Микояна. — О.Х.) не было сомнений: он решил, что мы приехали его арестовывать». Однако важно помнить, что эти акценты добавлены позднее и не принадлежат Микояну».

Почему Серго Микоян не только поддержал искажённую версию реальных событий, но ещё и усилил её лживость? Можно предположить, что сын Микояна испытывал глубокую личную неприязнь к Сталину. Задолго до того, как он стал доктором исторических наук, Серго Микоян, будучи подростком, был арестован в 1943 году, и автор этой статьи был свидетелем того, как в 1960-х годах в речах на различных мероприятиях Серго именовали жертвой «культа личности» и говорили о том, что он «томился в сталинских лагерях». При этом ораторы умалчивали, почему сын члена Политбюро был репрессирован.

Лишь после выхода в свет книги племянника Сталина Владимира Аллилуева «Хроника одной семьи» стало известно, что Серго Микоян вместе с братом Вано был арестован за участие в тайной организации «Четвёртый рейх». Её члены использовали нацистские понятия и титулы. Это можно было бы рассматривать как игру подростков. Однако и ныне «игры» с использованием фашистской атрибутики вызывают всеобщее осуждение, как это показала недавняя реакция британской общественности на появление фотографий наследника престола Генри с нацистской нарукавной повязкой, которую он нацепил во время какого-то маскарада. Нет нужды говорить, что в нашей стране в разгар Великой Отечественной войны мимо подобных «игр» не могли пройти спокойно.

Кроме братьев Микоянов, членами организации «Четвёртый рейх» были дети видных советских деятелей: сын наркома авиационной промышленности А.И. Шахурина Владимир, брат Владимира Аллилуева Леонид, Артём Хмельницкий — сын генерал-майора Р.П. Хмельницкого, Леонид Барабанов — сын помощника А.И. Микояна. Все они учились в одной школе. Поскольку дети Микояна имели доступ к огнестрельному оружию, Вано Микоян передал пистолет системы «вальтер» Владимиру Шахурину, который в это время был влюблён в дочь советского дипломата Нину Уманскую. В разгар ссоры между влюблёнными Шахурин застрелил девушку, а затем сам застрелился из этого оружия. Всё это произошло весной 1943 года.

По словам В. Аллилуева, «этот «вальтер», да ещё дневник Володи (Владимира Шахурина. — Прим. авт.) одно время лежали у нас в буфете (на даче в Зубалово. — Прим. авт.). Моя мать этот дневник нашла и тотчас отдала С.М. Вовси, матери Володи… Из этого дневника следовало, что Володя Шахурин был «фюрером» подпольной организации». В дневнике были названы и другие члены «Четвёртого рейха».

Аллилуев писал: «Софья Мироновна, получив от моей матери дневник сына, через некоторое время передала его Л.П. Берия, снабдив своими комментариями. В результате все эти 13—15-летние подростки оказались во внутренней тюрьме на Лубянке». Вероятно, дети высокопоставленных отцов рассчитывали на то, что их быстро отпустят, но этого не произошло. Аллилуев вспоминал: «Следствие длилось около полугода, а затем ребят выслали в разные места: кого в Омск, как Леонида, кого в Томск, а Вано Микояна по просьбе отца — на фронт, обслуживать самолёты, на которых летали братья». Серго был выслан за пределы Москвы на год. Возможно, что в своих несчастьях он винил и Сталина, который не вступился за него и его друзей.

Однако ни судимость, ни пребывание в рядах «Четвёртого рейха» не помешали С.А. Микояну поступить в 1952 году в МГИМО и, успешно окончив институт, работать в различных академических учреждениях Москвы и редакциях их журналов. В то же время опыт работы в научных институтах не научил Серго Микояна тому, как надо обращаться с архивными источниками, и он прибег к их фальсификации.

Впрочем, Серго Микоян лишь усилил искажения исторической правды, которая изначально присутствовала в мемуарах его отца. А.И. Микоян создавал впечатление, будто он и другие советские руководители решили использовать якобы погружённого в прострацию Сталина как символическую фигуру, назначив его Председателем ГКО. Объясняя, почему участники совещания в Кремле «договорились во главе ГКО поставить Сталина», А.И. Микоян писал: «Мы считали, что само имя Сталина настолько большая сила для сознания, чувств и веры народа, что это облегчит нам мобилизацию и руководство всеми военными действиями».

Однако даже из воспоминаний Микояна следует, что в ходе встречи с группой советских руководителей 30 июня Сталин вёл себя не как безвольная пешка в руках будущих членов ГКО. Сталин принял активное участие в разработке предложений о новом органе управления, ставя перед ним конкретные задачи по руководству обороной страны.

Очевидно, что Сталин увидел в ГКО тот орган власти, который позволит воплотить в жизнь «Директиву Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей», над которой он работал накануне 29 июня. А через три дня в своём первом публичном выступлении после начала войны Сталин изложил содержание этой «Директивы», порой цитируя дословно этот документ.

В своей речи 3 июля Сталин не скрывал тяжёлого положения страны, но не заявлял о том, что всё, что «создал Ленин… потеряно навсегда». Напротив, в своей речи Сталин призвал покончить с проявлениями трусости и паникёрства. Сталин заявил: «Великий Ленин, создавший наше государство, говорил, что основным качеством советских людей должна быть храбрость, отвага, незнание страха в борьбе, готовность биться вместе с народом против врагов нашей Родины. Необходимо, чтобы это великолепное качество большевика стало достоянием миллионов и миллионов Красной Армии, нашего Красного Флота и всех народов Советского Союза». Он говорил: «все народы нашей страны… видят, что наше дело правое, что враг будет разбит, что мы должны победить».

Сталин убеждал слушателей, что ситуация находится под контролем, когда он объявлял: «В целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу Родину, создан Государственный Комитет Обороны, в руках которого теперь сосредоточена вся полнота власти в государстве». Он призывал «весь народ сплотиться вокруг партии Ленина—Сталина, вокруг Советского правительства для самоотверженной поддержки Красной Армии и Красного Флота, для разгрома врага, для победы». Сталин заверял слушателей в том, что «наши силы неисчислимы. Зазнавшийся враг должен скоро убедиться в этом». Он объявлял, что «в этой освободительной войне мы не будем одинокими... Мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки», и с благодарностью отметил «историческое выступление премьера Великобритании господина Черчилля о помощи Советскому Союзу», а также декларацию «правительства США о готовности оказать помощь нашей стране». Он венчал свою речь боевыми призывами: «Все наши силы — на поддержку героической Красной Армии, нашего славного Красного Флота! Все силы народа — на разгром врага! Вперёд, за нашу победу!»

Призыв Сталина к упорной борьбе был воспринят миллионами советских людей как чёткий приказ к действию и неоспоримое доказательство его выполнимости.

Просмотров: 1181

Другие статьи номера

10 дней календаря

21 июня

— 75 лет назад в СССР была принята на вооружение Красной Армией реактивная артиллерия — пусковые установки БМ-13 «Катюша». В годы Великой Отечественной войны было изготовлено более 30 тыс. установок БМ-13 и её модификаций.

Постыдились бы, господа!
КАКОЕ омерзительное, кощунственное, безнравственное зрелище случайно — в 2 ночи! — могли лицезреть недавно телезрители канала НТВ, наткнувшись на передачу «Место встречи». Её организовали телеведущие Ольга Белова и Андрей Норкин, не отказавшие себе в удовольствии опять вынести на обсуждение общественности истасканный демшизой, но до сих пор не дающий ей покоя вопрос о «перезахоронении В.И. Ленина». Вряд ли является секретом то, как готовятся данные передачи, как целенаправленно определяется круг лиц, которые создают фон и определяют результаты голосования
Партизанская встреча
Ежегодно в первое воскресенье июня в урочище Нижний Кок-Асан Белогорского района проходит партизанская встреча. Почтить память павших товарищей приезжают бывшие партизаны, участники боевых действий и подпольщики, вместе с ними — семьи и молодёжь Восточного Крыма, представители общественных организаций и политических партий, жители полуострова. Пионеры, комсомольцы и коммунисты Нижнегорского и Белогорского районов всегда принимают активное участие в партизанской встрече.
Литва готовится воевать. Против кого?
Жители республики наконец-то вздохнули с облегчением: закончился второй этап международных тактических учений «Iron Wolf 2016» («Железный волк 2016»), в котором были задействованы военнослужащие из союзных с Литвой стран НАТО.
«Раздавим фашистскую гадину»

Выставка газет-плакатов 1941—1945 гг. под таким названием открылась в Гомельском дворце-музее Румянцевых и Паскевичей.

ОДНОИМЁННАЯ газета-плакат, мирным продолжением которой стал известный журнал «Вожык», была очень популярным изданием в годы Великой Отечественной войны и предназначалась главным образом для распространения среди белорусских партизан и населения республики, временно попавшего под иго немецко-фашистских оккупантов. Она разоблачала, высмеивала планы фашистского командования и клеймила позором пособников врагов, воспитывала ненависть к оккупантам, призывала к беспощадной борьбе с захватчиками.

Пульс планеты
ОАХАКА. Как минимум шесть человек погибли и ещё 53 получили ранения в штате Оахака на юге Мексики в результате столкновений с полицией учителей, выступающих против реформы образования. По словам стражей порядка, они открыли стрельбу после того, как активисты стали кидать в них зажигательные бомбы. В большинстве своём пострадали протестовавшие.
Акул защитят

МОРСКОЙ заповедник на Галапагосских островах, который будет обеспечивать защиту акул, создаёт Эквадор. Более пятнадцати тысяч квадратных миль (площадь, равная территории Бельгии) предполагается полностью закрыть для рыболовства. В числе угроз акулам как виду океанской фауны исследователи называют глобальное потепление, вторжение промышленных траулеров и незаконную охоту на животных. Сейчас у берегов этих островов обитают более тридцати видов акул. В целом же в мире, сообщает британская газета «Гардиан», их число неуклонно сокращается.

Богатства недр — на пользу народу
БОЛЕЕ 112 миллионов долларов намечено направить в нынешнем году на развитие горнодобывающей промышленности Кубы. Средства будут почерпнуты горнорудной группой Geominsal из фондов государства и предпринимателей иностранных компаний. Об этом объявило руководство министерства энергетики и горнорудной промышленности.
«Тяньхэ-3» обгонит всех
Самый мощный компьютер в мире, способный совершать более миллиарда операций в секунду, намечено сдать в эксплуатацию к 2020 году. Эту новость обнародовал Национальный университет оборонных технологий.
Афера под депутатским прикрытием
В Таджикистане разрешена «временная приватизация» государственных объектов. Принятый закон уже вызвал множество вопросов и споров. Коммунистическая партия заявляет, что документ противоречит Конституции республики.
Все статьи номера