Главная  >  Номера газеты  >  №64 (30415) 17—20 июня 2016 года  >  Награждается гарибальдиец…

Награждается гарибальдиец…

№64 (30415) 17—20 июня 2016 года
8 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ. Член Союза писателей России.

В пятидесятых годах прошлого столетия мне, студенту заочного отделения Литературного института имени А.М. Горького, довелось слушать лекции доктора филологических наук, профессора Николая Алексеевича Трифонова. Меня тогда поразила глубина знаний этого, с доброй хитринкой в глазах, обаятельного человека. И лишь спустя почти сорок лет, вновь встретившись с профессором в Москве, я неожиданно узнал… Впрочем, не будем спешить. Всё по порядку.

МЫ СИДИМ в небольшой московской квартире Николая Алексеевича, все стены которой занимают стеллажи с книгами. И этот, с той же неизменной хитринкой в глазах, более чем 90-летний человек рассказывает мне о том, чего мы не могли знать почти полвека назад, когда слушали его лекции в Литературном институте.

...Кандидатом филологических наук Николай Алексеевич стал в середине тридцатых годов. Работал доцентом литфака Московского государственного педагогического института имени В.И. Ленина. А когда грянула война, 35-летний учёный добровольцем записался в 5-ю Фрунзенскую дивизию Московского народного ополчения. Бои. Отступление. Окружение. Контузия. Плен. И неотступно сверлящая мысль: бежать, обязательно бежать! Несколько попыток закончились плачевно. Но — наконец удалось!

Николай Алексеевич расска-зывает:

— В составе большой группы военнопленных я попал в Италию, на строительные работы. В Болонье, благодаря помощи Флорио Бертини, владельца маленькой фруктовой лавочки на улице Сарагоцца, я и бежал из плена. Около двух недель скрывался в его квартире. Бертини и его семья, люто ненавидевшие фашизм, не только укрывали и кормили меня, переодев в штатское, но и помогли добраться до партизанской бригады имени Маттеотти — известного социалиста, убитого по приказу Муссолини.

В бригаду, к моей радости, чуть раньше влились полтора десятка соотечественников. Они бежали из плена во главе с сержантом Красной Армии Михаилом Найдёновым. Наша русская группа была включена в бригаду самостоятельным подразделением, командиром которой стал Найдёнов, а я, как старший по возрасту и имевший высшее образование, был назначен комиссаром отряда. Как видите, — блеснув глазами сквозь довольно толстые стёкла очков, продолжал свой рассказ профессор — мы и в Италии придерживались наших советских порядков в сравнительно небольшом армейском подразделении, вернее сказать, отделении...

Как рассказывал Николай Алексеевич, та бригада находилась в горной лесистой местности и наносила чувствительные удары по вражеским коммуникациям, вела упорные бои за освобождение от фашистов города Поретти. Мой собеседник, с присущей ему скромностью, не выпячивал собственную персону, а вот о товарищах по отряду говорил много и охотно. Он вспоминал, как белорусский юноша Алексей Киселёв, прикрывая во время боя перегруппировку партизан, был смертельно ранен, но продолжал сдерживать натиск врага до подхода подкрепления. Тяжёлое ранение получил и Михаил Найдёнов, но итальянский хирург поставил его на ноги. Сержант снова вернулся в строй.

Командиром бригады был 32-летний профессор Падуанского университета Антонио Джуриоло, который в партизанском движении Италии был известен под именем Тони.

— Тони, — продолжает рассказ Николай Алексеевич, — был литературоведом по образованию. Он немного говорил по-русски, я чуть-чуть — по-итальянски. И мы с ним в часы затишья беседовали о наших профессиональных делах, о русской литературе, которая его очень интересовала. Он мечтал побывать в Советском Союзе. Я, со своей стороны, неплохо знавший итальянскую литературу, в беседах с профессором, даже в условиях войны, с нескрываемой благодарностью пополнял свои знания, слушая восторженные монологи моего командира. Да, он мечтал побывать у меня на родине, но, к сожалению, капитан Тони не смог осуществить свою мечту. Он погиб в декабре сорок четвёртого на Монте-Бельведере, вынося из-под огня своего товарища. Тони посмертно удостоен высшей военной награды — Золотой медали за воинскую доблесть.

Незадолго до Дня Победы комиссар партизанского отряда Трифонов, попрощавшись со своими боевыми побратимами, прибыл через Неаполь, Дарданеллы и Босфор в Одессу. Ещё около года служил в армии. А в январе сорок шестого вернулся в Москву, в родной педагогический институт. Позднее он заведовал кафедрой литературы Московского библиотечного института, защитил диссертацию на соискание степени доктора филологических наук, более тридцати лет трудился в Институте мировой литературы имени A.M. Горького Академии наук СССР. В списке печатных работ ответственного секретаря «Литературного наследства» более 300 книг, статей, других публикаций...

Ну а Италия, где герою моих заметок в грозное военное время довелось сражаться? И об этом поведал мне Николай Алексеевич:

— В начале семидесятых годов в Советский комитет ветеранов войны на имя Героя Советского Союза Алексея Петровича Маресьева пришло письмо из Болоньи от областного комитета Национальной ассоциации партизан Италии. В нём была просьба прислать делегацию русских партизан на празднование очередной годовщины освобождения Италии от фашизма. Упоминалась в письме и моя фамилия — как активного участника итальянского движения Сопротивления. Меня приглашали приехать с женой.

Это, по оценке моего собеседника, была удивительно насыщенная поездка. В Болонье Трифонова встретили его боевые товарищи Луиджи Мари, Секондо Монтанари и Ферручио Пилла. Трогательной была встреча с семьёй Флорио Бертини, оказавшей бежавшему из плена русскому солдату неоценимую помощь. Побывал Трифонов и на родине Тони, где его встретил брат отважного капитана — адвокат Либеро Джуриоло. На могилу командира бригады в фамильном склепе легли цветы. И уже в Болонье состоялось торжественное шествие партизан по улицам города под восторженные приветствия тысяч итальянцев.

Николай Алексеевич показал мне Почётный диплом, подписанный Генеральным секретарём Итальянской компартии Алессандро Натта: «Награждается советский гарибальдиец Италии Трифонов Николай за доблестное участие в партизанской борьбе на службе Родине, во имя идеалов свободы, прогресса, мира».

* * *

Давно уже нет с нами видного литературоведа Николая Алексеевича Трифонова. Профессор ушёл на переломе двадцатого и двадцать первого веков. Ушёл с чувством горечи от разрушения Советского Союза, которому он был верен и в Москве, и в горах Италии. Он и там, далеко от Родины, защищал Советский Союз, защищал свой отчий дом.

Память о нём навсегда останется с нами.

Просмотров: 678

Другие статьи номера

Пальчики оближешь
Экскурс в историю советского мороженого поможет нам окунуться в ту незабываемую эпоху и вспомнить вкус обожаемого пломбира, фруктово-ягодного и многих других сортов этого лакомства.
Боль и долг нашей памяти

Раздумья перед скорбной датой

Стою перед скульптурной композицией «Разрушенный город» в голландском Роттердаме, а память переносит меня с берегов Атлантики на берега Волги, из 2016 года — в 1940-й. Тогда я ещё не ходил в школу, но ощущал тревогу взрослых. Врезались в память слова отца: «Разбомбили Роттердам, оккупировали Голландию. Немцы на этом не остановятся».

Призрак «пижамного договора»
16 апреля 1922 года в Рапалло, близ Генуи, стал реальностью договор между Советской Россией и Германией. Это соглашение означало прорыв политической и экономической блокады Западом молодого государства, построенного на социалистических принципах. После длительной подготовительной работы дипломатов церемония собственно подписания договора была проведена очень быстро: две делегации встретились глубокой ночью, когда тишайший городок Рапалло крепко спал. Журналисты распустили слух, что дипломаты явились на церемонию не в протокольных фраках, а в домашней одежде, чуть ли не в пижамах. Отсюда и жаргонный термин — «пижамный договор». Сейчас призрак нового сепаратного «пижамного соглашения» опять бродит по солидным дипломатическим резиденциям в западных государствах.
Без работы и надежды
Социально-экономическая ситуация в Киргизии продолжает ухудшаться. Промышленное производство стремительно сокращается, растёт безработица. В то же время система социальной помощи практически полностью уничтожена, что грозит республике новым витком политической нестабильности.
Пульс планеты
ЛОНДОН. Целая флотилия рыболовных судов поднялась по Темзе до британской столицы, чтобы агитировать за выход Соединённого Королевства из Евросоюза: рыбаки, являющиеся сторонниками «брексита», попытались объяснить своим оппонентам, что происходит с рыболовной отраслью страны. По данным моряков, 60% квоты Великобритании на вылов рыбы находится в руках иностранцев и 60% британского рыболовного флота в настоящее время стоит на приколе. Ситуацию может изменить только выход из ЕС. За неделю до референдума последние опросы общественного мнения свидетельствуют, что евроскептики опережают тех, кто хочет видеть туманный Альбион членом Евросоюза.
Натовцы не унимаются
На Адажском полигоне и прилегающих к нему территориях проводится латвийский этап международных военных учений Saber Strike, в которых участвуют свыше 2000 военнослужащих из США, Латвии, Литвы, Великобритании, Норвегии и Польши. Главная цель — отработать взаимодействие между подразделениями из разных стран в рамках боевых операций широкого спектра.
Возвращение в пещеры
Похоже, что украинской науке, все годы так называемой независимости финансировавшейся по остаточному принципу, теперь решили окончательно перекрыть кислород…
Катынская трагедия: истина под прицелом
В редакции «Правды» состоялся «круглый стол» с участием историков, исследователей, публицистов и общественных деятелей. На нём вновь была поднята тема, к которой газета в разные годы обращалась не раз. Это расстрел фашистскими оккупантами в урочище Козьи горы, что в Катынском лесу под Смоленском, пленных поляков. Разговор также коснулся и других, так или иначе связанных с этой трагедией больных вопросов, честного ответа на которые ждёт летопись нашей страны.
Неоткрытый монумент
Прочитала в №12 «Правды» за нынешний год статью «Цветок в Асуане, конфуз в Манеже» и была поражена. Ну как же это мог скульптор Эрнст Неизвестный приписать себе работу, авторство которой принадлежит совсем другим людям! Поскольку я хорошо знаю историю создания Монумента арабо-советской дружбы близ Асуанской высотной плотины в Египте (историю, которая, к сожалению, ещё не вполне закончилась!), хочу рассказать читателям «Правды», как это было.
Многие люди ему благодарны
Статья Виктора Кожемяко «Что значит брать на себя лишнее» («Правда» от 22—23 марта с.г.) весьма полезна и своевременна. Общество устало от пустопорожних лозунгов и призывов. Люди больше всего хотят единства слова и дела во имя подлинной справедливости. И тому, кто такое единство жизнью своей олицетворяет, для кого нет «лишних» забот и хлопот, когда связаны они с интересами далеко не только личными, но и других людей, как правило, многие искренне благодарны.
Все статьи номера