Главная  >  Номера газеты  >  №64 (30415) 17—20 июня 2016 года  >  Этот спасительный берег детства

Этот спасительный берег детства

№64 (30415) 17—20 июня 2016 года
2 полоса
Автор: Николай ПИГАРЁВ.

Вот и снова приближаются к нам юбилейные даты первых сражений 1941 года. Чудовищная машина гитлеровского вермахта, в короткий срок овладевшая большинством стран Европы, всерьёз рассчитывала пройти подобным же победным маршем и по Советской земле. Вся страна поднялась тогда на «народную, священную войну». Вся страна от велика до мала ковала будущую нашу Победу. «От велика до мала» — в этом нет преувеличения. Свидетельством тому стала история одного ленинградского детского дома, эвакуированного в крошечный, затерянный в сибирской тайге посёлок Вертикос. История, с которой обратился в редакцию «Правды» ветеран журналистики Николай Николаевич Пигарёв, и в самом деле не может не волновать.

Двухпалубный пароход «Тихонов»

Посёлок Вертикос — это далеко. Даже в век нанотехноинновационного развития. А 75 лет назад это был и вовсе край света. До областного Томска по прямой почти 500 километров. Вот только прямой в тех местах нет. На этот остров посреди самых больших в мире Васюганских болот попасть можно было лишь по зимнику или летом по Оби. Но для 80 детей из ленинградского детского дома №82 это был не просто затерянный в тайге уголок Сибири, это была земля, в прямом смысле слова спасшая им жизнь. В августе 1942 года они плыли сюда по Оби на двухпалубном колёсном пароходе «Тихонов», чудом вырвавшись из большой братской могилы, в которую превращался несдающийся Ленинград с началом его блокады 8 сентября 1941 года.

То, что пережили тогда эти дети, — за гранью понимания современного человека, щекочущего себе нервы на фильмах про войну в 3D-кинотеатрах. К декабрю 1941 года в Ленинграде разворачивалась трагедия, какой ещё не видел мир, точнее, какой ещё не бывало в изощрённой истории истязаний одних людей другими. Блокированный со всех сторон немецкой и финской армиями при участии испанских добровольцев (!) Ленинград попросту умирал. Мучительная голодная смерть стала реальной перспективой для более чем трёх миллионов ленинградцев, которым некуда было деваться из западни германского вермахта. К началу войны в городе находились 400 тысяч детей.

До Вертикоса ленинградский детский дом №82 добирался месяц. 80 детей, от 7 до 14 лет, сначала плыли на пароходе через Ладожское озеро под непрекращающейся бомбёжкой, потом ехали на «полуторках» двести километров по лесной ухабистой дороге, затем в поезде, где в вагонах периодически раздавался возглас: «У вас все живы?» — и, наконец, по Оби.

Вот как вспоминают их прибытие в Вертикос очевидцы М.Н. Туркеева и А.М. Шевкунова:

«Это были настоящие дистрофики, ходячие тени. А подняться им надо было на крутой, высокий берег. И они, бедненькие, кто ползком на коленках, кто, поддерживая и подталкивая друг друга, взбирались на берег. Некоторых воспитатели и местные жители несли на руках. Только через месяц мы услышали их голоса...»

Первым делом их повели в столовую. Каждому дали по тарелке ароматного янтарного бульона с плавающими в нём кругляшками жира и маленьким кусочком рыбы. Это была уха из стерлядки, к которой прилагался ломоть только что испечённого хлеба. На всю жизнь ленинградские дети запомнили тот первый вертикосский обед.

На свежем воздухе и при усиленном питании (им полагался двойной паёк) блокадники потихоньку поправлялись. Старшие ребята помогали воспитателям выращивать на огороде овощи, заготавливать дрова и собирать дикоросы. Завели даже небольшую ферму с коровами, лошадью и свиньями.

Дети продолжали учиться в Вертикосской школе. Читая дневник директора школы, с новой силой осознаёшь, почему мы победили в той войне. Здесь, за четыре тысячи километров от линии фронта, едва не умершие от голода, лишившиеся самого дорогого, что только может быть у ребёнка, — родительской любви и самого дома, эти подранки воевали с Гитлером, а заодно и с половиной сытой, холёной цивилизованной Европы, воевали как могли, подпирая с тыла своими слабыми ручонками Красную Армию.

Из отчёта директора школы п. Вертикос 1941—1942 гг.:

«Активное участие принимали учащиеся в создании фонда обороны страны. Школой отправлено на фронт шесть посылок. Собрано 197 вещей для Красной Армии. Учащимися школы собрано из заработанных средств 455 рублей на строительство авиазвена «Нарымский комсомолец», 220 рублей на строительство танка «Таня». Осенью школьниками собрано и сдано 500 кг грибов».

Из воспоминаний воспитанницы детского дома №82 Елены Прясиной:

«Зимой 1944 года старшеклассники заготавливали в лесу дрова. Взрослые мужчины навалили деревьев, а потом организовали детей пилить их. День был замечательный, и вот кто-то пришёл в лес и сказал, что блокада Ленинграда снята! Это был самый радостный день! Ребятишки кричали «Ура!», плакали, обнимались, целовались. Это нужно было видеть!

Были и праздники. Ленинградцы привезли с собой костюмы кружка самодеятельности и ставили спектакли и концерты. Когда маленький, щупленький Вадик Федотов высоким, срывающимся голосом читал из Чехова: «Дедушка, родненький, забери меня отсюда», — рыдал весь зал».

«Мама Тася, приезжай!»

В тот пасмурный день пароход «Тихонов» гудел особенно долго. Река штормила, и причалить было невозможно. Капитан что-то кричал собравшимся на берегу, но те, как ни старались, расслышать слов не могли. Тогда с судна в воду полетели бутылки. Маленький Саша Венедиктов смог выловить одну из них. В ней была записка: «Директору ленинградского детского дома, всему коллективу. Сегодня, 9 мая, в 10 часов получено сообщение: ОКОНЧЕНА ВОЙНА. Поздравляю от всего коллектива парохода «Тихонов» с окончанием войны. Капитан Яков Гребнев».

Вскоре тот же «Тихонов» увозил детей обратно, в Ленинград. С берега им махали руками, утирая слёзы, вертикоссцы: воспитатели, учителя, просто жители — все, кто приютил и ухаживал за детдомовцами в эти годы, кто полюбил их как родных, кто голодал сам, но отдавал им последнее. Обливалась слезами и Анастасия Половинкина, 29-летняя учительница Колпашевской школы, встречавшая их на этой пристани три года назад и тащившая обессиленных детей на себе в гору. Она быстро стала для них мамой Тасей. Сама имея двух маленьких детей, она сутками пропадала в детском доме, понимая, что, кроме неё, у этих малышей, наивные глаза которых видели мучительную смерть своих родителей, больше никого нет на всём белом свете. И вот они уезжают. Навсегда. На пароходе тоже плакали и кричали: «Мама Тася, приезжай!»

Она действительно приедет 40 лет спустя в Ленинград на встречу «детей блокады» и с трудом будет узнавать в поседевших, немолодых людях своих Аликов, Настён и Ванечек. На груди у некоторых — награды. Саша Венедиктов, выловивший тогда, в 1945-м, бутылку с запиской об окончании войны, после учёбы в архитектурно-художественном училище стал резчиком по камню, получив известность при реставрации скульптур Летнего сада, Большого Петергофского дворца и Монплезира. Но самая главная его работа — дневник Тани Савичевой, выбитый на гранитном обелиске, что теперь стоит у Дороги жизни. Проявили себя и другие. Валя Макушина стала актрисой и играла в ленинградском театре.

Дорогая гостья

Через десятки лет после окончания войны в Вертикосе побывала бывшая воспитанница детского дома Зоя Николаенкова. Вожатая Вертикосской школы Галина Гардер помогла ей тогда отыскать место, где стоял детский дом. Когда пришли к яру, Зоя Афанасьевна без слов упала на землю, широко раскинув руки, и зарыдала.

Вечером в семье Гардер гостью решили накормить царским деликатесом: ухой из стерляди. И вновь Зоя Афанасьевна расплакалась. Рассказала, как именно такой ухой их кормили в день приезда в Вертикос.

Узнав, что это за гостья, проводить её вышли вертикоссцы, конечно, с гостинцами: рыба, цветы… Зоя Афанасьевна обнимала всех подряд и срывающимся голосом благодарила.

Теплоход отчалил. До поворота она стояла на палубе и махала оставшимся на пристани. Берег её детства медленно уплывал вдаль. Теперь уже точно — навсегда.

Просмотров: 931

Другие статьи номера

Награждается гарибальдиец…
В пятидесятых годах прошлого столетия мне, студенту заочного отделения Литературного института имени А.М. Горького, довелось слушать лекции доктора филологических наук, профессора Николая Алексеевича Трифонова. Меня тогда поразила глубина знаний этого, с доброй хитринкой в глазах, обаятельного человека. И лишь спустя почти сорок лет, вновь встретившись с профессором в Москве, я неожиданно узнал… Впрочем, не будем спешить. Всё по порядку.
Пальчики оближешь
Экскурс в историю советского мороженого поможет нам окунуться в ту незабываемую эпоху и вспомнить вкус обожаемого пломбира, фруктово-ягодного и многих других сортов этого лакомства.
Боль и долг нашей памяти

Раздумья перед скорбной датой

Стою перед скульптурной композицией «Разрушенный город» в голландском Роттердаме, а память переносит меня с берегов Атлантики на берега Волги, из 2016 года — в 1940-й. Тогда я ещё не ходил в школу, но ощущал тревогу взрослых. Врезались в память слова отца: «Разбомбили Роттердам, оккупировали Голландию. Немцы на этом не остановятся».

Призрак «пижамного договора»
16 апреля 1922 года в Рапалло, близ Генуи, стал реальностью договор между Советской Россией и Германией. Это соглашение означало прорыв политической и экономической блокады Западом молодого государства, построенного на социалистических принципах. После длительной подготовительной работы дипломатов церемония собственно подписания договора была проведена очень быстро: две делегации встретились глубокой ночью, когда тишайший городок Рапалло крепко спал. Журналисты распустили слух, что дипломаты явились на церемонию не в протокольных фраках, а в домашней одежде, чуть ли не в пижамах. Отсюда и жаргонный термин — «пижамный договор». Сейчас призрак нового сепаратного «пижамного соглашения» опять бродит по солидным дипломатическим резиденциям в западных государствах.
Без работы и надежды
Социально-экономическая ситуация в Киргизии продолжает ухудшаться. Промышленное производство стремительно сокращается, растёт безработица. В то же время система социальной помощи практически полностью уничтожена, что грозит республике новым витком политической нестабильности.
Пульс планеты
ЛОНДОН. Целая флотилия рыболовных судов поднялась по Темзе до британской столицы, чтобы агитировать за выход Соединённого Королевства из Евросоюза: рыбаки, являющиеся сторонниками «брексита», попытались объяснить своим оппонентам, что происходит с рыболовной отраслью страны. По данным моряков, 60% квоты Великобритании на вылов рыбы находится в руках иностранцев и 60% британского рыболовного флота в настоящее время стоит на приколе. Ситуацию может изменить только выход из ЕС. За неделю до референдума последние опросы общественного мнения свидетельствуют, что евроскептики опережают тех, кто хочет видеть туманный Альбион членом Евросоюза.
Натовцы не унимаются
На Адажском полигоне и прилегающих к нему территориях проводится латвийский этап международных военных учений Saber Strike, в которых участвуют свыше 2000 военнослужащих из США, Латвии, Литвы, Великобритании, Норвегии и Польши. Главная цель — отработать взаимодействие между подразделениями из разных стран в рамках боевых операций широкого спектра.
Возвращение в пещеры
Похоже, что украинской науке, все годы так называемой независимости финансировавшейся по остаточному принципу, теперь решили окончательно перекрыть кислород…
Катынская трагедия: истина под прицелом
В редакции «Правды» состоялся «круглый стол» с участием историков, исследователей, публицистов и общественных деятелей. На нём вновь была поднята тема, к которой газета в разные годы обращалась не раз. Это расстрел фашистскими оккупантами в урочище Козьи горы, что в Катынском лесу под Смоленском, пленных поляков. Разговор также коснулся и других, так или иначе связанных с этой трагедией больных вопросов, честного ответа на которые ждёт летопись нашей страны.
Неоткрытый монумент
Прочитала в №12 «Правды» за нынешний год статью «Цветок в Асуане, конфуз в Манеже» и была поражена. Ну как же это мог скульптор Эрнст Неизвестный приписать себе работу, авторство которой принадлежит совсем другим людям! Поскольку я хорошо знаю историю создания Монумента арабо-советской дружбы близ Асуанской высотной плотины в Египте (историю, которая, к сожалению, ещё не вполне закончилась!), хочу рассказать читателям «Правды», как это было.
Все статьи номера