Главная  >  Номера газеты  >  №64 (30415) 17—20 июня 2016 года  >  День народного сплочения

День народного сплочения

№64 (30415) 17—20 июня 2016 года
3 полоса
Автор: Ольга ЖУКОВА. Кандидат исторических наук.

Кто-то из нынешних общественных деятелей и журналистов предложил отмечать 22 июня как день скорби. И это — через полтора месяца после праздника Победы, который — «радость со слезами на глазах». И вдруг 22 июня — только скорбь, то есть только слёзы?.. Но будто в ответ на это приглашение к унынию родилось шествие «Бессмертного полка» — с благодарностью ко всем защитникам Отечества, здравствующим и павшим, со светлой памятью о них. Шествие напомнило ветеранам о первом дне вероломного нападения, когда вещие слова Вячеслава Молотова: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!» сплотили в стремлении дать яростный отпор фашистскому агрессору миллионы людей, вооружили неиссякаемой верой в Победу.

НО РЬЯНЫЕ переписчики истории Великой Отечественной войны давно пытаются представить день вторжения в СССР гитлеровской армии, покорительницы европейских стран за дни-недели, как всеобщий ступор в СССР, переходивший в панику — от руководства страны и армии до гражданского населения, и прежде всего — «свободомыслящей» интеллигенции. Как широк разброс отношения к завоевателям среди народа: от «фанатичного патриотизма комсомольцев и коммунистов» до долгожданной радости «бывших» хозяев и их холуёв. «Свершилось! Немцы пришли!» — под таким названием вышел недавно сборник воспоминаний и дневников коллаборационистов и предателей. Но стоит беспристрастно изучить хронику того дня по архивным документам и доступным для всех газетам и мемуарам библиотечных фондов, как предстанет совсем другая картина.

…Только из выступления В.М. Молотова по радио в полдень огромная часть страны к востоку от западной государственной границы узнала, что началась война. Первый заместитель Председателя Советского правительства не призывал людей прерывать воскресный день и мчаться на рабочие места. Но после 12 часов вся страна, по свидетельству современников, пришла в движение. Центральные и местные газеты от 23—24 июня фиксируют феномен того дня: многие тысячи военнообязанных и добровольцев пришли в военкоматы, а рабочие, техники, инженеры и служащие — на промышленные предприятия и в учреждения, художественная интеллигенция — в редакции газет, журналов, на киностудии, в радиокомитеты, правления творческих союзов и обществ.

22 июня поэт Василий Лебедев-Кумач написал стихи, вдохновившие композитора Александра Александрова на музыку, удесятеряющую силы, вызывающую «ярость благородную», вооружавшую верой в непременную Победу. Художник Ираклий Тоидзе создал плакат с прекрасным женским лицом «Родина-Мать зовёт!» И он действительно звал — со стен домов, цехов, полевых станов, землянок, блиндажей, с огромных щитов на фронтовых дорогах, и, бывало, на них писали уходящие в бой воины: «Мы не подведём, мать!» Уже 24 июня издательство «Искусство» начало печатать срочно нарисованный Кукрыниксами плакат «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!»

Хроника первого дня войны фиксирует многолюдный митинг советских писателей, на котором выступили Александр Фадеев, Пётр Павленко, Всеволод Вишневский, Александр Жаров и др. Многие мастера слова выразили желание вступить в ряды Красной Армии: М. Шолохов, А. Твардовский, С. Михалков, А. Гайдар, А. Сурков, Е. Долматовский и другие. В Центральном комитете Союза работников искусств 22 июня обсуждается повестка завтрашнего расширенного пленума на тему: о культурном обслуживании частей действующей армии фронтовыми бригадами артистов эстрады, театра, кино, цирка и о срочном создании концертных бригад для выступлений на призывных пунктах. Уже 24 июня проходят первые такие концерты, на которых перед призывниками выступают народные артисты СССР В. Барсова, А. Тарасова, Н. Хмелёв и др.

Союз художников сообщает, что более пятидесяти его членов включились в работу по созданию политических плакатов. В центральных газетах печатаются в те первые дни вторжения страстные публицистические статьи, разъясняющие суть и цели фашизма: Алексея Толстого «Что мы защищаем», Ильи Эренбурга «Что несут фашисты».

Музеи и библиотеки повсеместно решают устраивать передвижные выставки книг, картин, экспонатов для просветительской работы в госпиталях и на предприятиях, где увеличился рабочий день. А кинематографисты на совещании поднимают вопрос о фильмокопиях и об увеличении производства кинопередвижек, чтобы знакомить людей с фильмами и в сельской глубинке, и на фронтах.

В тот же день начинается подготовка сокровищ музеев и картинных галерей к эвакуации. Директор Эрмитажа Б. Пиотровский вспоминает, что в связи с близостью Ленинграда к Финляндии, дружественной гитлеровской Германии, в подвалах ленинградских музеев хранились ящики, опилки, гвозди и первый эшелон упакованных в ящики шедевров Эрмитажа отправился из Ленинграда уже 1 июля.

Даже этот весьма краткий перечень культурных событий страны первого дня войны подтверждает слова Николая Черкасова, исполнителя роли победителя псов-рыцарей князя Александра Невского, сказанные на митинге мастеров искусств осенью 1942 года о первом дне нашествия: «Не страх и не смятение вызвали у нас первые разрывы бомб, а подъём духа и сплочение всего народа…» Хотя в тот первый день ещё никто не знал, что творится на западных границах страны.

В ту самую короткую ночь года первые смертоносные бомбы на юго-западных рубежах СССР в 3 часа 15 мин. сбросила не германская, а румынская авиация, но и она заплатила за это потерей 11 самолётов. А через несколько дней наша Дальняя авиация нанесла бомбовые удары по нефтеносному району Плоешти. Следом за румынами в то раннее утро германская армада со свастикой бомбила наши аэродромы, спящие города. Трагическую кинолетопись войны открывают кадры первых рушащихся домов в Минске, снятые кинооператором И. Вейнеровичем: падает стена дома, погребая спящих жителей, зависла между этажами опустевшая детская кроватка с зацепившейся за неё куклой… Но и для фашистских асов тот день омрачился трауром: победно бомбившая английские города эскадра «Эдельвейс» потеряла 15 машин. А всего советские лётчики сбили в тот день более 200 самолётов врага, из них 18 — сокрушительным воздушным тараном. Причём первый таран был совершён в 4.05 Дмитрием Кокоревым, оставшимся в живых. Второй — Иваном Ивановым в 4.25, умершим от ранения.

Война шла и на земле. В районе 4 часов утра на разных участках растянувшегося от Балтийского до Чёрного моря фронта моторизованная пехота и танки вермахта начали выполнять приказ: подавить все пограничные заставы согласно плану «Барбаросса» с установкой на блицкриг — всего за полчаса! Но встретили описанное не раз в мемуарах гитлеровских военачальников «упорное сопротивление», продолжавшееся днями, неделями. Героически сражались 11 суток, сдерживая большие силы врага, бойцы и командиры 13-й заставы 90-го Владимиро-Волынского отряда под командованием лейтенанта Л. Лопатина и политрука П. Гласова. Пограничники 17-й заставы Рава-Русского погранотряда, отбив пять атак врага, пошли в последний рукопашный бой под пение «Интернационала». 3-я застава 86-го Августовского отряда во главе с лейтенантом В. Усовым после 10 часов боёв отступила по приказу командования. 19 суток отбивала атаки группа воинов 80-го Кипранмякского погранотряда Каре-ло-Финского военного округа под командованием лейтенанта Н. Кайманова, ставшего Героем Советского Союза.

Во многих местах погранотряды не только выдерживали десятки атак, но и отбрасывали противника за Государственную границу СССР, как, например, 5-я застава Кагульского погранотряда, заставившая врага уйти восвояси, за реку Прут.

До 27 июня удерживал город Перемышль, выбив из него захватчиков, 92-й Перемышльский погранотряд совместно с 99-й стрелковой дивизией, отойдя лишь по приказу свыше. И, как известно, больше месяца сковывала большие силы врага героическая Брестская крепость.

С 23 июня и все первые дни вторжения центральные газеты сообщают о прошедших на предприятиях митингах и выдвинутых рабочими предложениях для помощи Красной Армии. На московском заводе «Фрезер» многие пожилые служащие предложили перейти на работу в цехи, чтобы заменить уходящих на фронт. Московский автозавод выдвинул лозунг «Каждый наш мотор — удар по врагу!» Бойцами первой линии объявили себя горняки и металлурги Донбасса. Коллективы Харьковского тракторного завода и машиностроительного «Серп и молот» в тот день значительно перевыполнили планы. И такие вести — со всех уголков огромной страны.

А начальник главного штаба сухопутных войск вермахта генерал Ф. Гальдер к концу первого дня нападения констатирует: «После первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешёл к активным действиям… Признаков же оперативного отхода нет и следа». Через два дня, 24 июня, старый прусский вояка даёт объективную оценку противнику: «Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен». И далее: «Характерно малое число пленных»… И, наконец, с явным разочарованием генерал на четвёртый день войны отмечает: «Средствами радиоразведки впервые установлено, что Москва непосредственно руководит боевыми действиями». То есть между воинскими частями и командованием фронтов и Генеральным штабом в Москве восстановлена порушенная диверсантами связь и начинается организованное сплочение военных сил.

Нет, не надо называть 22 июня днём скорби. Для нас — это день сплочения и благодарной памяти о нём, который мог бы стать, как в европейских странах, началом поражения, а стал началом трудного пути к Победе над самой сильной тогда армией мира.

Просмотров: 817

Другие статьи номера

Награждается гарибальдиец…
В пятидесятых годах прошлого столетия мне, студенту заочного отделения Литературного института имени А.М. Горького, довелось слушать лекции доктора филологических наук, профессора Николая Алексеевича Трифонова. Меня тогда поразила глубина знаний этого, с доброй хитринкой в глазах, обаятельного человека. И лишь спустя почти сорок лет, вновь встретившись с профессором в Москве, я неожиданно узнал… Впрочем, не будем спешить. Всё по порядку.
Пальчики оближешь
Экскурс в историю советского мороженого поможет нам окунуться в ту незабываемую эпоху и вспомнить вкус обожаемого пломбира, фруктово-ягодного и многих других сортов этого лакомства.
Боль и долг нашей памяти

Раздумья перед скорбной датой

Стою перед скульптурной композицией «Разрушенный город» в голландском Роттердаме, а память переносит меня с берегов Атлантики на берега Волги, из 2016 года — в 1940-й. Тогда я ещё не ходил в школу, но ощущал тревогу взрослых. Врезались в память слова отца: «Разбомбили Роттердам, оккупировали Голландию. Немцы на этом не остановятся».

Призрак «пижамного договора»
16 апреля 1922 года в Рапалло, близ Генуи, стал реальностью договор между Советской Россией и Германией. Это соглашение означало прорыв политической и экономической блокады Западом молодого государства, построенного на социалистических принципах. После длительной подготовительной работы дипломатов церемония собственно подписания договора была проведена очень быстро: две делегации встретились глубокой ночью, когда тишайший городок Рапалло крепко спал. Журналисты распустили слух, что дипломаты явились на церемонию не в протокольных фраках, а в домашней одежде, чуть ли не в пижамах. Отсюда и жаргонный термин — «пижамный договор». Сейчас призрак нового сепаратного «пижамного соглашения» опять бродит по солидным дипломатическим резиденциям в западных государствах.
Без работы и надежды
Социально-экономическая ситуация в Киргизии продолжает ухудшаться. Промышленное производство стремительно сокращается, растёт безработица. В то же время система социальной помощи практически полностью уничтожена, что грозит республике новым витком политической нестабильности.
Пульс планеты
ЛОНДОН. Целая флотилия рыболовных судов поднялась по Темзе до британской столицы, чтобы агитировать за выход Соединённого Королевства из Евросоюза: рыбаки, являющиеся сторонниками «брексита», попытались объяснить своим оппонентам, что происходит с рыболовной отраслью страны. По данным моряков, 60% квоты Великобритании на вылов рыбы находится в руках иностранцев и 60% британского рыболовного флота в настоящее время стоит на приколе. Ситуацию может изменить только выход из ЕС. За неделю до референдума последние опросы общественного мнения свидетельствуют, что евроскептики опережают тех, кто хочет видеть туманный Альбион членом Евросоюза.
Натовцы не унимаются
На Адажском полигоне и прилегающих к нему территориях проводится латвийский этап международных военных учений Saber Strike, в которых участвуют свыше 2000 военнослужащих из США, Латвии, Литвы, Великобритании, Норвегии и Польши. Главная цель — отработать взаимодействие между подразделениями из разных стран в рамках боевых операций широкого спектра.
Возвращение в пещеры
Похоже, что украинской науке, все годы так называемой независимости финансировавшейся по остаточному принципу, теперь решили окончательно перекрыть кислород…
Катынская трагедия: истина под прицелом
В редакции «Правды» состоялся «круглый стол» с участием историков, исследователей, публицистов и общественных деятелей. На нём вновь была поднята тема, к которой газета в разные годы обращалась не раз. Это расстрел фашистскими оккупантами в урочище Козьи горы, что в Катынском лесу под Смоленском, пленных поляков. Разговор также коснулся и других, так или иначе связанных с этой трагедией больных вопросов, честного ответа на которые ждёт летопись нашей страны.
Неоткрытый монумент
Прочитала в №12 «Правды» за нынешний год статью «Цветок в Асуане, конфуз в Манеже» и была поражена. Ну как же это мог скульптор Эрнст Неизвестный приписать себе работу, авторство которой принадлежит совсем другим людям! Поскольку я хорошо знаю историю создания Монумента арабо-советской дружбы близ Асуанской высотной плотины в Египте (историю, которая, к сожалению, ещё не вполне закончилась!), хочу рассказать читателям «Правды», как это было.
Все статьи номера