Главная  >  Номера газеты  >  №64 (30415) 17—20 июня 2016 года  >  Боль и долг нашей памяти

Боль и долг нашей памяти

№64 (30415) 17—20 июня 2016 года
8 полоса
Автор: Леонард КРАЙНОВ. Ветеран «Правды», член редколлегии международного журнала «Форум». Роттердам—Москва.

Раздумья перед скорбной датой

Стою перед скульптурной композицией «Разрушенный город» в голландском Роттердаме, а память переносит меня с берегов Атлантики на берега Волги, из 2016 года — в 1940-й. Тогда я ещё не ходил в школу, но ощущал тревогу взрослых. Врезались в память слова отца: «Разбомбили Роттердам, оккупировали Голландию. Немцы на этом не остановятся».

МЫ ШЛИ С ОТЦОМ по Волжскому Откосу. Зазеленели липы над Волгой. Река в это весеннее половодье широко разлилась, затопив заволжские луга, и казалась нам морем. Такая мирная картина, а отец — в тревоге. Да, шёл 1940 год. Через год, 22 июня, не объявляя войны, фашисты сбросили бомбы на советские города. А 23 июня повестки из военкомата принесли отцу и двум моим дядям. Третий дядя, военный лётчик, уже воевал где-то на Украине. Все мальчишки и девчонки нашего дома и всех домов Советской страны оказались вдруг «детьми войны», хотя так называть нас стали уже в старости, когда всё меньше остаётся тех, кто сражался на фронтах Великой Отечественной.

Называют ли сегодня «детьми войны» моих ровесников в Голландии и в других европейских странах? Такой вопрос я решил задать пожилому человеку, подошедшему с мальчиком, видимо, внуком, к памятнику «Разрушенный город».

— Да, — отвечал голландец, — я был малышом, когда наш город разрушили немцы и оккупировали всю страну, но я не слышал, чтобы кто-то называл нас «детьми войны». В ту страшную бомбардировку погибла моя бабушка.

И голландцы, и другие европейцы несли потери во Второй мировой войне. Но они несоизмеримы с потерями советских людей. В первый день войны под городом Гродно погиб отец моей жены — пограничник Павел Румянцев. Осенью 1944 года под Тарту фашистская пуля настигла моего отца, освобождавшего Советскую Эстонию. За четыре года войны в нашем классе половина ребят потеряли своих отцов. Чудом уцелела на оккупированной территории маленькая девочка Галя, будущая моя жена. Её мать фашисты в первые же дни войны отправили в концлагерь Равенсбрюк. И лишь в 1946-м больная женщина, выжившая в фашистской неволе, разыскала свою дочь.

…Мы с голландцем продолжали разговаривать о войне. Его внук играл с другими ребятами. Мой собеседник сейчас на пенсии. В прошлом работал учителем истории.

— Знали ли ваши ученики о потерях советского народа, о разрушенных городах и о победах Красной Армии, которые привели к разгрому гитлеровской Германии?

— О войне я рассказывал на своих уроках, рассказывал о Сталинграде. Теперь, к сожалению, многое забывается. Сейчас другие реалии.

— Да нет, — возразил я учителю, — сейчас те же реалии или очень похожие. Духовные наследники нацистов не успокаиваются. Их остановят только общее согласие и решительные действия всех европейцев. Вспомните 1933 год, когда Гитлер пришёл к власти, вспомните Мюнхенский сговор. В Европе надеялись, что фашисты двинутся только на восток, советские предложения о совместном противодействии Гитлеру были отвергнуты. В результате 14 мая 1940 года бомбы упали на ваш Роттердам, и теперь мы с вами стоим перед памятником с трагическим названием «Разрушенный город».

— Вы правы. Всё, что мы помним, должны знать наши внуки.

Тут мальчик позвал своего деда, и старый учитель стал прощаться. Перед уходом не-ожиданно добавил: «Внук спрашивает меня, почему в Европу двинулись беженцы. Приходится объяснять».

* * *

Я не знаю, как объясняет голландский учитель про беженцев, не знаю, как он проголосовал на референдуме о приёме Украины в Евросоюз, но интуитивно почувствовал, что голландского деда, как и меня, волнует будущее наших внуков. Уже сам факт, что учитель привёл внука к памятнику «Разрушенный город», говорит о многом. И меня не оставляет беспокойная мысль: всё ли я сделал, чтобы донести до ребят правду о Великой Отечественной войне? Ещё не все мои внуки побывали в эстонском посёлке Пуурмани, который освобождал от фашистов мой отец и здесь же 20 сентября 1944 года погиб. Я перечитываю внукам письмо заместителя командира роты: «Ваш отец старший лейтенант Крайнов А.Д., находясь впереди своей роты, пал смертью храбрых при освобождении эстонского посёлка Пуурмани».

В советское время меня тепло встречали в эстонском Пуурмани, показывали в школе стенд с фотографиями освободителей. Там был и портрет моего отца. Мы вместе с эстонцами возлагали цветы к памятнику, возведённому над братской могилой освободителей. Теперь одному из моих внуков пришлось оформлять шенгенскую визу, чтобы побывать на могиле своего прадеда. Могилу он с трудом нашёл. Памятник и останки перенесли из центра посёлка за несколько километров на кладбище. Как бы я хотел ещё не раз услышать по телефону слова, которые взволнованно произнёс мой внук Дмитрий: «Дедушка, я положил гвоздики к памятнику на гранитную плиту, на которой выбиты слова: «Старший лейтенант Крайнов Александр Дмитриевич».

Надеюсь, что мои внуки и правнуки побывают и в немецком Равенсбрюке, где четыре года страдала их прабабушка, и в белорусском Гродно, где погиб в первый день войны их прадед Павел Румянцев. Могила его неизвестна, но пусть постоят ребята у Вечного огня, увидят места, где одним из первых отражал их прадед фашистское нашествие.

С нами остаётся память о подвиге дедов, прадедов, желание внуков вникнуть в историю своей семьи, а значит, и в новейшую историю страны. Наши внуки гордятся дедами, спасшими своё Отечество и освободившими Европу от фашистской нечисти. И тщетны попытки русофобов переписать историю. Памятник «Разрушенный город» в голландском Роттердаме, как и девочка на руках советского солдата в берлинском Трептов-парке, как и парижская площадь, носящая имя Сталинграда, и многие другие памятные места и обелиски святы для благодарного потомства.

Ну а то, что происходит на Украине, в Польше, в Прибалтике, подогревается из-за океана людьми, не испытавшими ужасов войны. Снисходительное и даже благожелательное отношение к русофобам и носителям фашистской идеологии приветствуется в США, которые претендуют на свою исключительность.

* * *

Но времена меняются. За своё краткое пребывание в Нидерландах я успел почувствовать сдвиги в общественном сознании. Нежелание большинства голландцев открыть Украине двери в Евросоюз — это не только забота о своей экономике, которой не нужна излишняя нагрузка. В событиях на Украине начинают разбираться без американской подсказки. Что такое нацистская идеология, голландцы испытали во время Второй мировой войны. Как быстро можно зомбировать население, голландцы убедились на примере соседней Германии, превратившейся в 30-е годы прошлого века в фашистское агрессивное государство. «Разрушенный город» напоминает. Вот почему у большинства жителей Нидерландов свой взгляд на события на Украине.

«Дети войны» стали стариками. Но мы ничего не забыли и обо всём пережитом обязаны рассказать детям и внукам. Я помню, как на мой родной город Горький осенью 1941-го падали бомбы, когда немцы стояли у стен Москвы. Фашисты старались разрушить в Горьком военные заводы. Но чаще бомбы попадали не туда, куда целился враг. Одна из бомб упала в центре города, недалеко от нашего дома. Погиб мой одноклассник. Наутро в нашем 2«Б» плакала наша учительница. И мы плакали. Я это запомнил. Я думаю, и голландский учитель истории не забывает свою бабушку. Его родной Роттердам был разрушен полностью. Предостеречь тех, кто сеет раздор и ненависть, — святой долг наш, «детей войны».

Просмотров: 674

Другие статьи номера

Награждается гарибальдиец…
В пятидесятых годах прошлого столетия мне, студенту заочного отделения Литературного института имени А.М. Горького, довелось слушать лекции доктора филологических наук, профессора Николая Алексеевича Трифонова. Меня тогда поразила глубина знаний этого, с доброй хитринкой в глазах, обаятельного человека. И лишь спустя почти сорок лет, вновь встретившись с профессором в Москве, я неожиданно узнал… Впрочем, не будем спешить. Всё по порядку.
Пальчики оближешь
Экскурс в историю советского мороженого поможет нам окунуться в ту незабываемую эпоху и вспомнить вкус обожаемого пломбира, фруктово-ягодного и многих других сортов этого лакомства.
Призрак «пижамного договора»
16 апреля 1922 года в Рапалло, близ Генуи, стал реальностью договор между Советской Россией и Германией. Это соглашение означало прорыв политической и экономической блокады Западом молодого государства, построенного на социалистических принципах. После длительной подготовительной работы дипломатов церемония собственно подписания договора была проведена очень быстро: две делегации встретились глубокой ночью, когда тишайший городок Рапалло крепко спал. Журналисты распустили слух, что дипломаты явились на церемонию не в протокольных фраках, а в домашней одежде, чуть ли не в пижамах. Отсюда и жаргонный термин — «пижамный договор». Сейчас призрак нового сепаратного «пижамного соглашения» опять бродит по солидным дипломатическим резиденциям в западных государствах.
Без работы и надежды
Социально-экономическая ситуация в Киргизии продолжает ухудшаться. Промышленное производство стремительно сокращается, растёт безработица. В то же время система социальной помощи практически полностью уничтожена, что грозит республике новым витком политической нестабильности.
Пульс планеты
ЛОНДОН. Целая флотилия рыболовных судов поднялась по Темзе до британской столицы, чтобы агитировать за выход Соединённого Королевства из Евросоюза: рыбаки, являющиеся сторонниками «брексита», попытались объяснить своим оппонентам, что происходит с рыболовной отраслью страны. По данным моряков, 60% квоты Великобритании на вылов рыбы находится в руках иностранцев и 60% британского рыболовного флота в настоящее время стоит на приколе. Ситуацию может изменить только выход из ЕС. За неделю до референдума последние опросы общественного мнения свидетельствуют, что евроскептики опережают тех, кто хочет видеть туманный Альбион членом Евросоюза.
Натовцы не унимаются
На Адажском полигоне и прилегающих к нему территориях проводится латвийский этап международных военных учений Saber Strike, в которых участвуют свыше 2000 военнослужащих из США, Латвии, Литвы, Великобритании, Норвегии и Польши. Главная цель — отработать взаимодействие между подразделениями из разных стран в рамках боевых операций широкого спектра.
Возвращение в пещеры
Похоже, что украинской науке, все годы так называемой независимости финансировавшейся по остаточному принципу, теперь решили окончательно перекрыть кислород…
Катынская трагедия: истина под прицелом
В редакции «Правды» состоялся «круглый стол» с участием историков, исследователей, публицистов и общественных деятелей. На нём вновь была поднята тема, к которой газета в разные годы обращалась не раз. Это расстрел фашистскими оккупантами в урочище Козьи горы, что в Катынском лесу под Смоленском, пленных поляков. Разговор также коснулся и других, так или иначе связанных с этой трагедией больных вопросов, честного ответа на которые ждёт летопись нашей страны.
Неоткрытый монумент
Прочитала в №12 «Правды» за нынешний год статью «Цветок в Асуане, конфуз в Манеже» и была поражена. Ну как же это мог скульптор Эрнст Неизвестный приписать себе работу, авторство которой принадлежит совсем другим людям! Поскольку я хорошо знаю историю создания Монумента арабо-советской дружбы близ Асуанской высотной плотины в Египте (историю, которая, к сожалению, ещё не вполне закончилась!), хочу рассказать читателям «Правды», как это было.
Многие люди ему благодарны
Статья Виктора Кожемяко «Что значит брать на себя лишнее» («Правда» от 22—23 марта с.г.) весьма полезна и своевременна. Общество устало от пустопорожних лозунгов и призывов. Люди больше всего хотят единства слова и дела во имя подлинной справедливости. И тому, кто такое единство жизнью своей олицетворяет, для кого нет «лишних» забот и хлопот, когда связаны они с интересами далеко не только личными, но и других людей, как правило, многие искренне благодарны.
Все статьи номера