Истоки «молочной войны»

Истоки «молочной войны»

№61 (30704) 15—18 июня 2018 года
3 полоса
Автор: Олег СТЕПАНЕНКО. (Соб. корр. «Правды»). г. Минск.

Не прошло и четырёх месяцев после очередной вспышки российско-белорусской «молочной войны», как всё повторилось. Россельхознадзор объявил о временных ограничениях на поставки из Белоруссии в Россию молока и некоторых видов молочной продукции, поступающей как на переработку (сырьё), так и в потребительской таре объёмом свыше 2,5 литра. Как и во время прежних торговых войн против союзной республики, шаг этот надзорное ведомство обосновало необходимостью защитить россиян. «По результатам проведённого в Россельхознадзоре совещания и обсуждения необходимости принятия мер в связи с продолжающимся поступлением небезопасной молочной продукции из Республики Беларусь в Российскую Федерацию, — говорилось в официальном сообщении, — Россельхознадзор до урегулирования ситуации с обеспечением безопасности белорусской продукции с 6 июня 2018 года вынужден ввести временные ограничения на поставки в Россию продукции, в которой выявлялось наибольшее количество нарушений».

Что же в действительности скрывается за очередной вспышкой «молочной войны»?

«Идёт выбивание с рынка»

Начнём с пугающей формулировки о продолжении поставок небезопасной продукции из Белоруссии. После того как в образцах «молочки» российские эксперты обнаружили превышение нормы антибиотиков, она прошла тщательные проверки в белорусских лабораториях.

— Превышений не выявлено. Мы ждали положительного решения Россельхознадзора, но пока так и не дождались, — сообщил министр сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Леонид Заяц.

Не дождались, хотя всё очевидно. Остатков антибиотиков в поставляемой из республики продукции — об этом заявляли руководители её минсельхоза и это хорошо знали в Россельхознадзоре — нет и не может быть. Потому что молоко подвергается тщательному контролю как при поступлении из хозяйств на переработку, так и в процессе переработки. А при отгрузке готовой продукции каждая партия исследуется в лабораториях.

— В нынешнем году, — с сожалением заметил Л. Заяц, — мы наблюдаем неадекватные действия со стороны Россельхознадзора в отношении предприятий Белоруссии — решения необъективные и необоснованные ничем.

Новый выпад он назвал очередным протекционистским шагом:

— Идёт выбивание наших предприятий с рынка.

О неправомерности действий российской стороны заявила коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) — органа, решения которого должны исполнять все участники Евразийского экономического союза (ЕАЭС). «Нет ни у кого права останавливать целые отрасли и подотрасли», — напомнил член коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу Сергей Сидорский. Это — одно из главных требований договора об Экономическом союзе. Более того, недавно подписаны документы и «дорожная карта» по регулированию возникших проблем. «Хотя Белоруссия свою часть свято выполняет, в России, — констатировал С. Сидорский, — большая часть обязательств не выполняется».

Вопрос о нарушении Российской Федерацией условий договора о ЕАЭС был вынесен на внеочередное заседание коллегии. Введение ограничений, отметила коллегия, имеет признаки нарушения пункта 8 статьи 58 раздела XI Договора о Евразийском экономическом союзе, согласно которому государства — члены ЕАЭС имеют право вводить временные ветеринарные (ветеринарно-санитарные) меры только в случаях, представляющих угрозу и опасность для эпизоотического благополучия территорий стран Союза. Такой угрозы и опасности не было. Значит, ограничения введены незаконно.

Что хочу, то и ворочу

Ничего удивительного. Новые санкции Россельхознадзора против Белоруссии — лишь продолжение его политики, оформившейся более десяти лет назад. Истинная цель её стала ясна уже с первых витков «молочной войны». С экранов и газет прокремлёвских СМИ обрушилась тогда лавина сообщений о «недоброкачественной» и «опасной для здоровья» продукции, поступающей из Белоруссии. Её специалисты, вынужденные выезжать на проверку «вопиющих фактов», обнаружили, что пробы проводятся с нарушением сроков, а за белорусские выдаются продукты, произведённые российскими фирмами.

В общем, обычная схема элементарного обмана, граничащего с мошенничеством. Она продолжает действовать по сей день. Вот лишь один из недавних примеров. Россельхознадзор запретил с 9 марта поставки в Россию продукции Несвижского завода детского питания «из-за повторного выявления сухого молока в питьевом ультрапастеризованном молоке». Но завод не использует сухое молоко при производстве ультрапастеризованного. Технологии, применяемые на предприятии, сообщил его директор, полностью исключают такую возможность.

Когда это стало известно широкой общественности, Россельхознадзор отменил запрет. Не извинившись перед белорусами и не пояснив, как было сфабриковано «выявление» несуществующего сухого молока, какие «исследования» и с чьей продукцией проводили эксперты.

«Правда» уже отмечала, как, желая оправдать свои действия, Россельхознадзор постоянно взрывает информационное поле очередными сенсациями. Вроде обвинения в преступных махинациях: «Белоруссия возобновила мошеннические схемы поставок сухого молока». Мол, экспортирует в Россию то, что произведено в Македонии, Сан-Марино, Иране и Китае. Но молочные продукты там Белоруссия не закупала — это подтверждают данные и Белстата, и специалистов самого Россельхознадзора.

Так что никакого «мошеннического» молока не было. Да и зачем оно Белоруссии, если «давят» свои излишки и для сбыта их она ищет рынки по всему миру? Трудно избавиться от мысли, что это очередная, отработанная во время прошлых «войн» провокация. Тогда обнаружилось, что ввозом в Россию «санкционки» занимаются российские бизнесмены. И как не согласиться с директором российской экспертной группы Veta Дмитрием Жарским — после анализа ситуации он пришёл к выводу, что запрет скорее всего «связан с фальсификатом, который выдают за белорусский товар: проверить страну происхождения сложно, а белорусским производителям ехать в Россию и судиться с фальсификаторами нерентабельно».

Эксперты, руководители перерабатывающих предприятий и минсельхозпрода республики, оказавшейся под колесом россельхознадзоровских санкций, уже много лет высказывают тревогу в связи с тем, что образцы молочной, как и мясной, продукции отбираются и исследования проводятся в российских лабораториях, с выводами которых зачастую невозможно согласиться. И требуют создания независимой лаборатории. А пока суд да дело, СМИ заполняет информация о некачественной и опасной продукции из Белоруссии. На днях известный учёный-экономист Андрей Козлович прочитал мне по телефону последнее сенсационное сообщение Россельхознадзора: «В белорусском молоке обнаружены следы экскрементов мамонта». Шутка, конечно. Но появилась-то она не случайно.

Похоже, солидное надзорное ведомство, неадекватные действия которого мы наблюдаем, охвачено маниакальным стремлением доказать: мол, зловредные белорусы исподтишка травят доверчивых россиян продукцией, которую те покупают по простоте своей. И, как видно, «по барабану» руководителям этого ведомства, что ничего вредного и опасного в белорусском молоке ни разу не нашли члены ЕАЭС — Казахстан и Армения. Не нашли в 45 странах, куда поступает оно из Белоруссии.

Прежние три попытки Россельхознадзора ввести массовый запрет на отдельные виды белорусской «молочки» позорно провалились по причине их полного беззакония. Но, как говорят в народе, пустился Никитка на волокитку. И совершил противоправное действо в четвёртый раз. Причём если раньше он развязывал очередные «молочные войны» с интервалом в несколько лет, то сейчас — через три месяца с небольшим. К тому же, как сообщили в минсельхозпроде Белоруссии, в обоих случаях без объяснения конкретных причин.

Поневоле задаёшься вопросом: почему Россельхознадзор действует так нагло и нахраписто?

Откуда ноги растут

Ответ, в общем-то, известен. «Правда» уже писала, что «зелёный свет» всем этим нарушениям был открыт высшей российской властью. Не кто иной, как Владимир Путин, объявил неприемлемым, по сути — растоптал, Союзный договор и отказался от создания Союзного государства. Это была политическая установка, полностью совпадавшая с политической установкой конгресса США. С той поры преград для нарушения остальных договоров и соглашений, вытекающих из базового, не осталось. Крушить их первыми начали нефтегазовые магнаты. На памяти многих, как под руководством Путина, устроившего два долгоиграющих телешоу, было обосновано проведённое, вопреки Союзному договору, одностороннее увеличение для Белоруссии цен на газ, разрушившее экономический фундамент Союзного государства, создать которое можно лишь при равных условиях для хозяйствующих субъектов двух сторон.

А вскоре дождался своего часа и Россельхознадзор. Отмашку на массовый запрет поставок молока и молокопродуктов из Белоруссии дал ему тоже Путин. В пятницу, 5 июня 2009 года, на совещании в Белгородской области губернаторы пожаловались ему: Белоруссия продаёт россиянам дешёвое молоко. Не волнуйтесь, примем меры, успокоил Владимир Владимирович. И уже на следующий день (в субботу, не дождавшись начала рабочей недели!) Россельхознадзор ввёл массовый запрет на поставки молочной продукции предприятий союзной республики.

Одним махом были нарушены обязательства по вопросам свободной торговли, создания Таможенного союза, унификации и создания единой системы тарифного и нетарифного регулирования, обеспечения равных условий хозяйствования. Обязательства, содержащиеся в договорах и соглашениях, которые по статусу своему являются международными и для подписавшей их страны — приоритетными: они имеют, выражаясь юридическим языком, преобладающее, главенствующее значение по отношению к любым внутренним нормативным актам. Было перечёркнуто всё, что две стороны наработали и приняли на разных уровнях — от правительственного до министерских и ведомственных.

Путь к беззаконию и произволу был открыт. И самым естественным образом вписался в общую ситуацию «новой» капиталистической России. Руководству её хотелось скрыть от народа провал своей аграрной политики. Скрыть, что Белоруссия, не разрушившая колхозы и совхозы, не располосовавшая земли сельскохозяйственного назначения и не отдавшая их частникам, на прочной советской основе почти втрое обогнала Россию по производству молока на душу населения. И что она продаёт больше половины своей молочно-мясной продукции, а уничтожившая колхозы, реформированная под частника и располосовавшая земли Россия — почти половину закупает.

На недавно проведённой международной выставке «Белагро» заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко привёл характерные цифры. В 1990—1991 годы в сельхозпроизводстве республики работали 1 068 тысяч человек. В прошлом году — 272 тысячи, то есть в четыре раза меньше, но при этом произвели продукции в два раза больше. В том числе молочной — в 1,7, мясной — в 1,3 раза. Разве может российская власть смириться на фоне скудных показателей своего сельского хозяйства, не достигшего по производству животноводческой продукции советского рубежа 28-летней давности, с таким поразительным ростом эффективности труда у союзника?

К тому, чтобы перекрывать белорусам воздух на продуктовом рынке, подталкивало ещё одно исключительной важности обстоятельство. Его с предельной точностью охарактеризовал доктор юридических наук Алексей Бинецкий: «Фактически речь идёт о гигантском отмывании денег через продовольственные контракты. И белорусские товары ввиду своего действительно высокого качества и низкой стоимости стали представлять угрозу для всего конгломерата, если не сказать — продовольственной мафии. Белорусские товары блокируются потому, что они дешевле, они качественнее. И самое главное — через Белоруссию невозможно отмывать деньги. Поставлять из Бразилии или Колумбии бананы гораздо интереснее, чем хорошую колбасу, тушёнку из Белоруссии». Интереснее, как показала жизнь, поставлять из дальних стран и сухое молоко, и прочую животноводческую продукцию.

Словом, действия Россельхознадзора логично встроились в криминально прогнившую систему нынешней капиталистической России. Иначе, в общем-то, и не могло быть: политика ведомства — продолжение политики государства. И вполне закономерно, что на обоснование этой политики поднялись Россельхознадзор и аграрные ведомства с их научными подразделениями.

Эквилибристы от экономики

«Ограничение импорта белорусской продукции должно привести к росту цены на молоко, отчего выиграют российские производители и переработчики», — с удовлетворением поддерживают санкции Россельхознадзора в московском Центре изучения молочного рынка. А в минсельхозе РФ заверяют, что это положительно скажется на потребительских ценах. Но даже российским специалистам, из числа неангажированных, понятна несостоятельность подобной аргументации. «Игры с закрытием поставок по длинной цепочке, — говорит исполнительный директор Молочного союза России Людмила Маницкая, — приведут сначала к резкому росту стоимости сырья, потом готовой продукции и падению потребления, и уже обратно возвращаются в качестве резкого снижения закупочной цены на сырое молоко. В конечном итоге пострадают отечественные производители».

И это понятно. Из-за ценовой недоступности для миллионов россиян уже сейчас сокращается потребление молока и молокопродуктов (в пересчёте на молоко). Если в 2015 году оно составляло 239 килограммов на человека, то в 2017 году — 233 килограмма. Резкий рост цен на молоко (а он неизбежен при сокращении поставок) ещё больше снизит потребление. И вся отрасль окажется на грани краха. И тогда единственный выход — уменьшение закупочных цен на молоко нанесёт непоправимый удар по производителям и переработчикам.

Вопреки заверениям минсельхоза, в ходе «игр с закрытием поставок» пострадают и потребители — из-за первоначального резкого роста цен, которые впоследствии, даже при снижении, не уменьшатся до прежнего уровня.

Трудно удержаться и не сделать одно отступление. В Советской России среднедушевое потребление молока (данные за 1986 год) составляло 355,5 килограмма, в «новой» России — втрое меньше. По оценке организации ООН в области сельского хозяйства и продовольствия (ФАО), СССР в середине 1980-х годов входил в десятку стран с наилучшим типом питания. И сейчас, когда молочное хозяйство доведено российскими руководителями-банкротами до ручки, их опасные и безнадёжные «игры» с «молочкой» иначе как преступными не назовёшь.

И что поразительно: в минсельхозе России говорят о насыщенности своего рынка отечественной продукцией и обещают в ближайшем будущем полностью обеспечить потребление молока за счёт собственных ресурсов. А из высоких кабинетов министерства уже зазвучали требования: пусть белорусы ищут другие рынки сбыта, мы, мол, самодостаточны. Но вот данные Евразийской экономической комиссии, тщательно анализирующей процессы, происходящие в странах ЕАЭС. Даже в условиях сокращения потребительского спроса дефицит сырого молока в России составляет около 7 миллионов тонн. А чтобы обеспечить его потребление по рекомендуемым минздравом РФ рациональным нормам (325 килограммов на человека), производство товарного молока необходимо нарастить более чем в два раза — с 21 миллиона до 48 миллионов тонн. На это, по расчётам специалистов, уйдёт не одно десятилетие.

Доля Белоруссии в поставках на российский рынок сухой сыворотки, сухого обезжиренного и сухого цельного молока в последние два года превысила 80 процентов, доля импорта творога — 99, кисломолочной продукции — 94, а питьевого молока и сливок — 92 процента. Белорусские молочные продукты постоянно потребляют почти 70 миллионов россиян. Обещание восполнить всё это за счёт подорванного молочного хозяйства России в ближайшие годы — либо маниловские фантазии, либо элементарный, как принято называть нынче, фейк, то бишь обман.

Коль уж в таком стратегическом вопросе инициаторы молочных санкций прибегают к подобным приёмам, что говорить о вопросах более мелких. О недавнем запрете, допустим, на поставки из Белоруссии сухого молока по заниженным ценам, которые подрезают конкурентоспособность российской продукции. Достаточно опять-таки познакомиться с данными ЕЭК, чтобы всё стало понятно:

«Неблагоприятное воздействие на российский рынок в первую очередь оказывают закупки российскими переработчиками сухого молока за пределами ЕАЭС, которые ежегодно составляют более 40 тысяч тонн. В 2017 году среднегодовая контрактная цена импорта сухого цельного молока в Россию из третьих стран составила 3097 долларов за тонну, цена сухого обезжиренного молока —2265 долларов. Цены производителей сухого молока в России были выше: сухого цельного — 4080 долларов за тонну, обезжиренного — 2481 доллар. В этих условиях цена белорусского сухого молока (сухое цельное — 3397 долларов за тонну, обезжиренное — 2422 доллара) находится в промежуточном диапазоне и является для российского рынка вполне конкурентоспособной. Откажись Россия от импорта из-за пределов союза, все споры будут урегулированы».

Да и сам Евразийский экономический союз, как и Союзное государство, создан для того, чтобы развивать внутреннее производство и наполнять общий рынок отечественными товарами. Что и делают белорусы. К тому же они по мере сил и возможностей помогают россиянам повысить конкурентоспособность их животноводческой отрасли. Поставляют племенной скот, адаптированный к климатическим условиям России, принимают участие в строительстве современных молочных комплексов, дают технику для уборки кормов, предлагают помощь в искоренении лейкоза, которым инфицировано более трети российских стад. Но инициаторы и исполнители «игр с закрытием поставок» при «научной» поддержке эквилибристов от экономики, видать по всему, не оставляют надежду вытолкнуть Белоруссию с российского рынка.

Если смотреть в корень

В свою очередь белорусы надеются, что новое руководство минсельхоза России уйдёт от курса, подрывающего Союзное государство и ЕАЭС. Надежды эти, похоже, разделяют и в Евразийской экономической комиссии. «Ожидаем, что в ближайшее время новое руководство (минсельхоза. — О. С.) тоже (как и Белоруссия. — О. С.) будет следовать существующим договорённостям», — сказал в интервью журналистам Сергей Сидорский. И предположил, что принятое российской стороной решение о запрете поставок — «это мнение одного-двух человек, которые в Россельхознадзоре проводят собственную политику».

Но многие считают, что ожидания преувеличены. Новый министр сельского хозяйства России Дмитрий Патрушев на первых переговорах со своим белорусским коллегой Леонидом Зайцем, оценив характер сотрудничества обеих стран, в том числе на молочном рынке, как партнёрский (ничего себе партнёрство!), заявил: «Нас объединяет единое экономическое пространство, что способствует повышенному интересу к взаимной торговле сельхозпродукцией». Но единого экономического пространства в Союзном государстве нет и не может быть при несчётном числе барьеров, ограничений и изъятий в торговле, которые введены российской стороной. Нет его и в ЕАЭС. И новый министр использует союзную риторику, которой руководство России прикрывает свою антисоюзную деятельность.

Да и может ли он, министр, пойти против политической установки президента Путина о неприемлемости Союзного договора, а значит, и создания Союзного государства? О многом говорит и тот факт, что за противозаконные действия и ущерб, нанесённый не только Белоруссии, но и России, их интеграции, никто из руководителей Россельхознадзора не привлечён к ответственности. Даже глава его Данкверт.

А корень зла, конечно, не в ведомствах. Истоки «молочной войны» находятся в Кремле.

Просмотров: 1084

Другие статьи номера

«Заря» председателя Петрова
На просёлочной дороге — тракторы, экскаваторы, бульдозеры. Новый путь до деревни Верхний Мост в Порховском районе Псковской области прокладывают уже несколько дней. Съёмочная группа телеканала «Красная Линия» приехала сюда после того, как журналисты узнали: псковские дорожники путь в Верхний Мост не достроили, и теперь их недоделки приходится устранять местными силами.
Вокруг чемпионата мира — 2018

Бутсы и санкции

Совершенно удивительное событие произошло буквально за считанные дни до первого матча иранской сборной на чемпионате мира по футболу в России: официальный экипировщик команды — компания «Найк»… отказалась предоставить футболистам Ирана бутсы своего производства.

Национальный проект с гнильцой
Солнечный летний день 1954 года. Мы с отцом идём по Приморскому парку Победы в Ленинграде к стадиону имени Сергея Мироновича Кирова смотреть футбольный матч ленинградского «Зенита» с куйбышевской командой «Крылья Советов». Название-то какое — Крылья Советов! Красивое, поднимающее вверх, становится радостно на душе. Кругом родные, трудовые лица спешащих на стадион ленинградцев, которые вместе со всем городом после войны построили этот красивейший стадион и разбили прекрасный парк, названный в память о Великой Отечественной войне Приморским парком Победы, которым все ленинградцы гордились. Мои родители несколько лет по воскресеньям (суббота была рабочим днём) трудились на строительстве стадиона. Это был наш, ленинградский, подарок всей стране, который все любили. С высоты стадиона, расположившегося в виде стоящей на холме чаши, можно было видеть Финский залив, зелёный массив парка, в котором был даже лебединый пруд. Красотища!
Мёртвая хватка Империализма
Борьба Вашингтона и местного капитала против прогрессивных сил Латинской Америки приобретает форму открытого террора. В Колумбии почти каждый день происходят убийства социальных активистов. Венесуэле грозят вторжением и пытаются спровоцировать военный переворот.
По сообщениям зарубежной печати

Подозрения без последствий

КАК ПОКАЗАЛО РАССЛЕДОВАНИЕ, проведённое в ФРГ телерадиокомпанией земель Бранденбург и Берлин (RBB), в ведомстве по делам иностранцев в Берлине на протяжении нескольких лет закрывали глаза на поддельные документы и обман при выдаче карт пребывания на территории Евросоюза, сообщает немецкое издание «Фокус».

Станут журналистами?

Летняя школа медиаграмотности «МедиаГид» открылась в Гродно. Об этом корреспонденту БЕЛТА сообщил директор КУП «Телерадиовещательный канал «Гродно Плюс» Сергей Мазайло.

ШКОЛА будет работать в филиале кафедры журналистики факультета истории, коммуникации и туризма Гродненского государственного университета имени Янки Купалы. Посещать её станут ученики 7—8-х классов гимназии №10.

Пульс планеты
СКОПЬЕ. Соглашение о переименовании бывшей югославской республики Македония заблокировал президент страны Георгий Иванов. Он отказался ставить подпись под документом, согласованным премьер-министром Зораном Заевым с его греческим коллегой Алексисом Ципрасом. По мнению Иванова, текст этого договора — поражение для республики Македония, поскольку «предусматривает не только изменение конституционного наименования, но и поправки в преамбулу и во все статьи Основного Закона, в которых появляются понятия и названия, происходящие от наименования «Македония».
Память и памятники

Мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс активно поддерживает войну против монументального советского наследия.

СОЗДАННАЯ им комиссия из 16 человек, определяющих судьбу памятников работы лучших литовских скульпторов и архитекторов, в разные годы установленных в столице республики, приняла решение: в городе не будет и бронзового памятника пролетарскому писателю Пятрасу Цвирке. Его решено убрать из одноимённого сквера. Председатель комиссии Пауле Кузмицкене заявила следующее: «Цвирка является символом советской идеологии, негативно оценивается его политическая деятельность, а не писательская».

На урожай рассчитывать не приходится

Два слова, поставленные вместе — «засуха» и «Украина», моментально вызывают не очень приятные ассоциации.

ДИКАЯ жара установилась на Украине практически с начала мая. Националистическая общественность по этому поводу как в рот воды набрала. Да не той, которой сейчас не хватает на полях. Легко безнаказанно и голословно обвинять в произволе коммунистов, якобы заморивших Украину голодом во время коллективизации. О том, что ныне село вымирает куда более высокими темпами, чем в начале 1930-х, вслух лучше не вспоминать. Массовую варварскую вырубку лесопосадок, созданных при «кровавом диктаторе» Сталине, которая идёт по всей Украине, лучше не замечать. Кое-кому из патриотических начальников от них перепадает далеко не маленькая копейка.

За память о жертвах фашистских зверств
Смотрю на траурную обложку новой книги, где из-за толщи прошедших десятилетий пронзительно открываются уже неведомые многим живущим ныне трагические фотосвидетельства жутких фашистских злодеяний, учинённых на временно захваченной нашей советской, российской земле. И глубоко чёрный фон прямоугольника в центре обложки, будто памятный обелиск, выделяет эти слова, которые, как мне думалось, никого не должны оставить равнодушными: «СОЖЖЁННЫЕ ЗАЖИВО ВЗЫВАЮТ К НАМ».
Все статьи номера