Главная  >  Номера газеты  >  №53 (30404) 20—23 мая 2016 года  >  Левиафан Вытегорского уезда

Левиафан Вытегорского уезда

№53 (30404) 20—23 мая 2016 года
5 полоса
Автор: Анатолий СТЕРЛИКОВ. Вологодская область.

«Правда» не раз публиковала материалы, в которых сообщалось о том, как чудесный уголок страны — вологодское Прионежье — превращается в зону экологического бедствия. В апреле наш автор Анатолий Стерликов принимал участие в работе комиссии в деревне Курвошский Погост, созданной после запроса депутата Государственной думы С.М. Сокола в Генеральную прокуратуру. О том, что происходит сегодня в Прионежье, новый очерк писателя.

УЧЁНЫЕ-ЭКОЛОГИ мрачно шутят: «Земля — могила человечества». Если есть правда в этих словах, то можно сказать, что в деревне Курвошский Погост (15 км к югу от Онежского озера) уже роют эту могилу. Здесь «на законных основаниях» ОАО «Дорстройнеруд» и дорожно-строительная компания ВАД («Высококачественные автодороги») разбабахали промышленный карьер «Оштинское месторождение». Судя по последнему ответу, который мы получили от сотрудников различных ведомств, призванных охранять природу, означенная горная выработка не вызывает у них особых претензий.

Между тем протесты дачников и жителей деревни в виде коллективных писем и телеграмм (плюс публикации автора этих строк) начались много лет назад, когда здесь добывали песок и гравий без разрешительных документов. На хапок брали, выражаясь народным языком. Чиновники это обстоятельство учли, и вологодский «Дорстройнеруд» в 2009 году без каких-либо затруднений получил лицензию, действие которой затем было продлено. Добыча песка и гравия, правда, на несколько лет приостанавливалась, но в начале 2015 года возобновилась в огромных объёмах с ужасающими грядущими экологическими последствиями для всех нас.

Несколько слов о самой деревне, раскинувшейся в изложине холмов Оштинской долины, покрытых лесами, сказочно живописными осенью. Родники исторгаются из напластований четвертичного периода, но есть источники и каменноугольных отложений. Этим и объясняется, что температура воды в реке Оште всегда холодная, на 5—6 градусов ниже, чем в Свири, например. Кстати, именно это и создаёт благоприятные условия для нереста форели и хариуса, занесённых в Красную книгу. В летние месяцы пороги шумят, искрятся, играют радугой, омуты же и песчаные перекаты становятся абсолютно прозрачными, можно наблюдать форель под стволом топлины, дремлющую или, напротив, подстерегающую добычу.

В окрестностях деревни, на ближайшей ягодной корбе (замшелое место в лесу), глухаря иной раз вспугнёшь, а в полях, среди высоких трав, тетерева токуют. А то и садятся на дорогу в самой деревне, чтобы наглотаться камешков, необходимых для перетирания пищи. Случалось, в деревню забредали и медведи, чтобы полакомиться яблоками. Не однажды ломали заборы. Правда, это было до массового истребления медведей в Оштинской долине, когда у предпринимателей-лесозаготовителей ещё не было скорострельного оружия с ночной оптикой…

Так вот, живая деревня Курвошский Погост росчерком пера корыстолюбивых чиновников превратилась в промзону. Карьерными ямами изъязвлены и деревня с её окрестностями, и урочища Оштинской долины. Но если раньше всё же нам удавалось вытеснять непрошенных гостей, то теперь чиновники утвердили полное беззаконие. И никто никогда меня не убедит, что за просто так это делалось. Нынче любая закорючка чиновника тоже товар, о чём в своё время, не стесняясь, говорил ельцинский мэр Москвы Гавриил Попов.

Мы, конечно, продолжаем бомбардировать письмами приёмную губернатора, высокие правительственные инстанции, вплоть до президента РФ. Иногда письма сопровождаются депутатскими запросами — нам в этом помогают депутат-коммунист Святослав Михайлович Сокол и его неутомимая энергичная помощница Татьяна Александровна Дьячкова. В ответ из разных инстанций снова получаем пустые отписки. Круговорот бумаг в природе!

Например, просим губернатора Вологодской области (Позгалёва, а потом и Кувшинникова) спасти деревню, в которой есть все условия не только для выращивания отличной, вкусной картошки. Нынче и молодые люди не выдерживают изнурительного темпа современной жизни, приезжают в лесную деревеньку, где их мобильники перестают выпевать ненавистные, без конца повторяемые мелодии, и здесь они избавляются от неврозов. Да и безопаснее тут, чем где-либо… Короче говоря, в деревне как бы всё сфокусировалось: и полноценный безопасный отдых, и пресловутое импортозамещение, и призывы В.В. Путина (услышал предложения Зюганова, кормилец!) вернуть в сельскохозяйственный оборот миллионы гектаров заброшенной или не по назначению используемой земли…

Пишем обо всём этом и получаем потрясающий ответ В.В. Рябишина, вице-губернатора: «Земли в урочище Курвоши… не являются ценными пахотными угодьями».

Воодушевлённые этой, мягко говоря, очевидной неправдой, пишем новое письмо. «Деревня Курвошский Погост — не урочище! Посмотрите на карту, господин хороший!..» — пытаемся восполнить географический пробел чиновника, управляющего огромным регионом России, при этом предлагаем изучить архив находившегося здесь колхоза «Большевик», чтобы получить представление о ценности сельхозугодий.

И снова получаем ответ, достойный пера Салтыкова-Щедрина… Правда, не так давно чиновники любезно сообщили А.Е. Стрельникову (то есть мне, А.Е. Стерликову), что ОАО «Дорстройнеруд», владелец промышленного карьера, переоформило разрешительные документы; указано даже наличие горного отвода. (Таким образом, живая деревня как бы превратилась в территорию горняцкого производства). При этом нам сообщили: «Выдана лицензия ВОЛ80094ТЭ с соблюдением установленного Порядка (именно так — с большой буквы! — А.С.)… Расчёты показывают, что загрязнение окружающей среды при разработке карьера отсутствует».

О каком «Порядке» речь? И где же «расчёты»? Одни голословные утверждения.

Между тем некоторые сотрудники прокуратуры, поняв, наконец, что они, потакая открытию промышленного карьера, оказались в осином гнезде, эти фальшивые утверждения опровергают. Прокурор В.В. Селифанов (Волжская межрегиональная прокуратура): «Установлено, что ОАО «Дорстройнеруд» осуществляет добычу… ископаемых в отсутствие горного отвода». Указывается и на другие грубые нарушения природо-охранного законодательства во время добычи стройматериала в деревне Курвошский Погост. Отлично! В таком случае возникает логичный вопрос: почему означенная Волжская (межрегиональная) прокуратура не аннулирует (не отзывает) фальсификат-лицензию?

В письмах чиновникам, в материалах на полях интернет-пространства мы, насельники лесной деревни, вопием, криком кричим, простирая руки в сторону карьера: «Нынешняя въездная дорога проходит в 1—1,5 м от края карьера, который осыпается. Очень опасно!!!»

Отвечают: «Дорога отгрейдирована… Прилегающая к дороге стена карьера затянулась травой... Грунт с дороги не осыпается в отвал карьера… У обочины карьера стоит предупредительный знак «Карьер»…»

Истинно так, уважаемые читатели, — грунт с дороги не осыпается в отвал, всё же целый метр до края карьерной пропасти. Что же до «грейдера» и «предупредительного знака», то «отгрейдировали» дорогу сами селяне. Надо же было как-то ездить в деревню из села Ошта — и отгрейдировали. А «знак» — вовсе не знак, а баннер, на котором чётко обозначено: «СТОП КАРЬЕР!» Плакат ясно указывает на наше отношение к промышленному карьеру. Наконец, откровенное враньё: «Экологическая обстановка в Оштинской долине не нарушена и остаётся стабильной… Санитарно-защитная зона для промышленных объектов (карьеров) при добыче песка размером 100 метров соблюдена».

Между тем мы видим стабильную деградацию природы Оштинской долины. Это может подтвердить и заместитель прокурора Е.В. Иванов из Череповца, побывавший в деревне с комиссией. Он тщательно измерил расстояние между отвалами карьерного грунта и обрывистым берегом деревенского Сепручья, которым мы пользуемся; в некоторых местах оно не превышает и 15 метров. А это — нарушение даже и либерально-буржуазного нынешнего законодательства: есть опасность заиливания Сепручья, притока реки Ошты, впадающей в Онегу — место нереста форели и хариуса.

И госэкспертизу умудрились обойти. Мой старинный друг Николай Васильевич Трунин, всю жизнь работавший в геологии, не может поверить: «Промышленный карьер без госэкспертизы?! Преступление! Куда же смотрит прокуратура?»

Неопровержимый факт: строительная коммерческая компания ВАД, которой владелец карьера «Дорстройнеруд» продал право добычи песка и гравия, вскрыла водоносные пласты и родниковые жилы, что, в свою очередь, неизбежно ведёт к деградации, исчезновению родников в деревне. Можем оказаться без питьевой воды, а других источников водоснабжения у нас нет! Мы не однажды говорили об этом главе сельской администрации Н.М. Васильевой, но она отвечала, что экология — не её компетенция.

Надо иметь в виду, что карьер угрожает и здоровью Онежского озера. Ибо известно: все водоносные пласты в указанном районе имеют наклон в сторону Онеги. Это может подтвердить любой грамотный геолог или гидрогеолог, знающий район, примыкающий к Онежскому озеру с юга. В том числе и специалисты из областного департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды, готовившие разрешительные документы.

Советские геологи думали о жизни людей грядущих поколений, они нигде не указывают на возможность разработки карьера в деревне Курвошский Погост и вообще в Оштинской долине. Истины ради надо отметить, что специалисты из природоохранного департамента во время нашего жёсткого разговора на словах всё же признавали, что вскрытие родниковых жил и водоносных пластов недопустимо. «У нас тут всё предусмотрено и рассчитано», — заверяла некая М.П. Шлома, похлопывая рукой по папке с чертежами. Между тем никаких гидрогеологических или даже просто гидрологических изысканий в деревне не проводилось.

И ещё такая немаловажная подробность: в своих отписках чиновная рать постоянно подчёркивает, что песок и гравий, добываемые в деревне, необходимы для реконструкции участка Вытегорского тракта. Дескать, социально значимый проект. На самом же деле значительные объёмы песка и гравия, вычерпанные в деревне, были израсходованы для строительства и ремонта «технологической» (то есть лесовозной) дороги «Онегалеспрома», который вкупе с так называемыми индивидуальными предпринимателями (малый бизнес!), аффилированными с ним, разграбил леса Оштинской долины. И продолжает грабить поистине заповедные леса Шимозерья, а это, как известно, родина вепсов, лесного народа.

Я не случайно включил в заголовок статьи редкое библейское название, которое, возможно, вызовет ассоциации с популярным фильмом Андрея Звягинцева, в первых кадрах которого мы видим панораму суровой, почти первобытной природы, местами изборождённой зубьями экскаваторного ковша. А в конце фильма ковш экскаватора вторгается в жилище человека на берегу моря. Дом, из которого не успели убрать даже запасы продуктов, вещи и пожитки, рушится под ударами стальной махины, управляемой и направляемой бездушными людьми. Впечатляющие кадры!

Так вот: наша деревня Курвошский Погост рушится под ударами подобной стальной махины, только ещё более внушительной, чем в кино. И управляется и направляется эта машина жадными бесчеловечными бонзами, подобными мэру, мастерски, рельефно вылепленному в фильме артистом Р. Мадяновым. Правда, у нас в Оште — милая, обходительная в беседах с посетителями Надежда Михайловна, присылающая нам забавные отписки. А до неё главой сельской администрации была Г.И. Мишина. Во всём, что связано с карьером, проявляла редкую энергию и деловитость, шла напролом. Без тени смущения врала мне, когда я интересовался, правда ли, что «Дорстройнеруду» продают деревню и её окрестности. Может, потому, что среди владельцев паёв в деревне Курвошский Погост «совершенно случайно» оказался её сын Мишин?

Ссылки же департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды на метод измерения расстояния «от центра месторождения» просто смехотворны. Здесь мы видим банальную подмену понятий. Потому и требуем: коли указано в лицензии «0,5 км восточнее пос. Курвошский Погост» — будьте любезны отступить на указанное расстояние от заборов деревенских подворий, в том числе и от дома по адресу: Лесная, 2, из окна которого автор этого очерка любуется свежими отвалами карьера и маркировочными столбами и вешками, указывающими на его границы.

Вроде бы тихо и мирно в деревне, не гнобят людей, как в «Левиафане». (Ну иногда иной чиновник «писаку, всё вынюхивающего с блокнотом», «приласкает» на каком-нибудь совещании). Живёт деревенька! Но ненасытный Левиафан подступает к жилищам, к ручьям, уничтожает редкую по экологическим условиям жилую среду. Чудище обло, стозевно готово проглотить и дома с жителями и дачниками, и Онегу с её стратегическими запасами превосходной пресной воды, которая, заметим, становится самым дорогим жизненным ресурсом человечества.

Мы, конечно же, в очередной раз обратились в прокуратуру с просьбой тщательно исследовать все разрешительные документы, послужившие юридическим основанием для выдачи фальсификат-лицензии, уничтожения сельхозугодий и открытия бесчеловечного проекта «Оштинское месторождение». И получили пачку отписок чиновников: «…Работы по добыче песчано-гравийной смеси в настоящее время не осуществляются, строительная техника отсутствует, работы за границами горного отвода не проводились. Нарушение требований земельного законодательства не установлено…» Формально всё так и есть: время проверки удачно выбрано, когда «работы не осуществляются» и «строительная техника отсутствует»; да ведь карьерные работы производятся по мере производственной или коммерческой необходимости. Хотя бы потрудились объяснить, каким же образом возникли новые «кратеры» (и даже водоёмы!)? Всё больше убеждаюсь, что достоверная информация в РФ становится проблемой государственной безопасности.

И почему не отозвана лицензия? Не пора ли решиться закрыть карьер, поскольку он, будучи горной выработкой, имеет свойство постоянно расширяться и углубляться, то есть может работать, только разрушая благоприятную среду обитания, вроде бы гарантированную каждому гражданину России Конституцией РФ. Неужели трудно понять, что карьерные выработки неотвратимо превращают деревню и её окрестности (а также и всю Оштинскую долину) в зону экологического бедствия? Экскаватор и карьерные самосвалы, как мы видели не раз, могут появиться внезапно, в любое время года. И появляются!

Спросите, а где же добывать строительный материал для ремонта постоянно разрушающейся лесовозной дороги и Вытегорского тракта, который также разрушается всё теми же чудовищными лесовозами с прицепами? На это с исчерпывающей ясностью отвечают сотрудники Волжской прокуратуры: «Кроме указанного месторождения на территории Оштинского сельского поселения Вытегорского района имеются 5 месторождений песка и песчано-гравийного материала, а также 16 перспективных площадей запасов полезных ископаемых». Ценная информация! К сожалению, сотрудники прокуратуры почему-то не «подсказали» менеджерам ОАО «Дор-стройнеруд» и дорожно-строительной компании ВАД, что, имея такой выбор, нехорошо устраивать лунные кратеры и «пруды» в живой деревне, вскрывать водоносные горизонты, питающие Онегу. Короче говоря, фальсификат-лицензию не отозвали, не аннулировали…

И нетрудно догадаться, почему «Дорстройнеруд» присосался к деревне. Хотя и руководители этого ОАО отлично знают все указанные «месторождения песка и песчано-гравийного материала», «перспективные площади». Но надо же дорогу прокладывать по захламлённым хищническим вырубкам, заросшим густыми чащобами осинника, надо заболоченные участки бутить-гатить… Расходы немалые чаемую прибыль умаляют.

Налицо — ничем не ограниченное стремление к максимальной прибыли, к наживе, грабительский капитализм в самом гнусном виде. Под завывания либералов про «лагерную пыль сталинщины» живые деревни, с их плодородными нивами, с пожнями, питавшими многие поколения русских людей, превращают в самую обычную пыль, в прах и тлен бесплодный.

И последнее. У меня сложилось стойкое убеждение, что Вологодчина — край непуганых чиновников. Не о них ли однажды сказал Г.А. Зюганов: «Вместо сердца кирпич, вместо глаз — доллары»?

Просмотров: 795

Другие статьи номера

11 дней календаря

21 мая

— День полярника. В этот день в 1937 г. начала работу научно-исследовательская экспедиция первой советской полярной дрейфующей станции «Северный полюс-1».

— 95 лет со дня рождения Валентины Караваевой (1921—1997) — советской актрисы театра и кино. За исполнение заглавной роли в знаменитом фильме «Машенька» была удостоена Сталинской премии в 1943 г.

Всё начинается с человека
Кинорежиссёр, педагог, общественный деятель — таков был род занятий этого необыкновенного человека. А ещё он оставался драматургом, публицистом, актёром, до конца дней готовым к реализации всех своих талантов, к самоотдаче. Художник до мозга костей, неутомимый труженик, он считал работу лучшим средством в борьбе с житейскими проблемами, интригами, форс-мажорными обстоятельствами, не говоря уж о душевном кризисе, болезни и старости. Его оптимизм был неотъемлем от душевного здоровья, веры в жизнь, творчество и своего ближнего — соотечественника, современника, соучастника в общем деле. Он прямо говорил, что таким делом считает коллективный труд во имя построения справедливого общества, основанного на марксистско-ленинской идеологии. Герасимов был коммунистом. И потому с полной искренностью и уверенностью связал своё искусство с советской идеологией.
Купировать происки оккупантов
В 1999 году, когда войска НАТО уничтожали Югославию, в Белграде были особенно популярны два лозунга: первый — «Гестапо — 1939, НАТО — 1999»; второй — «Я — мишень», нагрудная лента с десятком концентрических кругов. Сейчас в Румынии готовится размещение американских ракет «Томагавк», тех самых, которыми разрушали Белград. На очереди — создание аналогичной базы в Польше, откуда «Томагавкам» до России, как говорится, рукой подать. Увеличенный эффект югославского варианта становится реальностью.
Пульс планеты
ВЕНЕЦИЯ. Региональный совет итальянской области Венето принял резолюцию, призывающую признать фактический статус Крыма и отменить санкции против России. Никаких практических последствий документ не несёт: технически это лишь призыв к созданию соответствующей комиссии в рамках правительства. «Регион Венето понёс большие потери из-за санкций против РФ. Наши экспортные товары стали объектами эмбарго. Этим голосованием мы шлём сигнал правительству Италии и всему ЕС изменить политику в отношении России и вернуться к обсуждению», — заявил представитель правящей в Венето «Лиги Севера».
Смертная казнь для культуры
Легендарный театр имени В.В. Маяковского, который называют островком русскоязычной культуры Таджикистана, доживает последние дни. Его здание будет снесено по решению столичных властей, считающих, что советская архитектура «не вписывается» в новый облик Душанбе.
Есть новые рабочие места!
В первом квартале нынешнего года около 950 человек получили место работы за счёт создания новых предприятий и производств в Витебской области, рассказала корреспонденту БЕЛТА заместитель начальника отдела комитета по труду, занятости и социальной защите облисполкома Татьяна Овчинникова.
Компартия Китая верна марксизму
Председатель КНР Си Цзиньпин, который является также Генеральным секретарём Коммунистической партии Китая, выступая на совещании по работе в области философии и общественных наук, подчеркнул, что марксизм остаётся руководящей теорией в философии и в общественных науках в Китае.
Саботаж и мошенничество вместо переговоров
О ситуации вокруг республик Донбасса в эти дни вновь раздался ряд громких заявлений, свидетельствующих, что у виноватых всегда невинный виноват...
Долголетие заслужил неустанным трудом

Советский министр Александр ЕЖЕВСКИЙ, отметивший своё 100-летие, в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Признаюсь, к этой встрече готовился с необыкновенным интересом. Ведь о значении Великой Октябрьской социалистической революции мне предстояло говорить на сей раз с человеком, который родился за два года до неё, то есть ещё в царской России. А какая жизнь! Трудовой стаж у Александра Александровича Ежевского (работающего, кстати сказать, до сих пор) превысил 85 лет, и 26 из них он был членом Советского правительства.

Пора покончить с либеральными догмами
Недавно стало известно, что правительство РФ пытается получить право принимать отдельные решения без созыва заседаний. Законопроект был разработан в минюсте. Если он будет принят, то общественность начнёт узнавать о «необязательных вопросах» лишь после того, как решения по ним будут приняты. Это позволит узкому кругу в кабмине засекретить обсуждение самых острых вопросов: о приватизации, госсубсидиях и госзаимствованиях. Сложившуюся ситуацию в беседе с корреспондентом «Правды» комментирует доктор экономических наук, заведующий кафедрой политэкономии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова Руслан ДЗАРАСОВ.
Все статьи номера