За что банкир Смоленский любит Ельцина?

За что банкир Смоленский любит Ельцина?

№43 (28005) 20—21 апрель 1999 года
1 полоса
Автор: Игорь МЕЛЬНИКОВ. (Соб. корр. «Правды»). г. Вена.

Такой вопрос задает австрийская пресса

В давние уже годы, работая в «Комсомолке», мне довелось брать интервью у одного из «последних могикан» дореволюционной РСДРП. Рассказывая о большевичке Розалии Землячке, долгие годы руководившей органами партийного и советского контроля, седой ветеран так оценил одно из ее качеств: «Кого полюбит — для тех землячка, кого не взлюбит — для тех болячка».

Нечто подобное, несмотря на всю условность сравнения, происходит с солидными австрийскими журналами «Профиль» и «Формат», а еще ранее с «Виртшафтс-вохе» («Экономическая неделя»). Эти издания последовательно проводят линию откровенной неприязни к российскому банкиру Александру Смоленскому и его детищу, носящему горделивое, однако страдающее длиннотой название «Столичный банк сбережений-Агро». Минувшие недели ознаменовались массированной журналистской канонадой, избравшей целью виллу в престижном венском районе Хитцинг и ее обитателя, укрывающегося от пристального внимания Генеральной прокуратуры России.

Впрочем, предоставим слово неутомимым австрийским репортерам, идущим по следу банкира.

Под номером 22 на венской улочке Браун-гассе красуется внушительных размеров вилла, выстроенная в стиле эпохи грюндерства (период массового, лихорадочного открытия банков, акционерных обществ, страховых компаний, сопровождаемого биржевыми спекуляциями, созданием дутых предприятий.— И. М.), говорится в репортаже «Профиля». В ее покоях никого не заметно, и только смотритель, стригущий зеленый газон размером в три тысячи квадратных метров, оживляет пейзаж. Житель соседнего дома на наш вопрос отвечает, что дом принадлежит вроде бы одной семье из России, но, может быть, также посольству или консульству. Точно не знает никто.

Однако уже в следующем абзаце репортер «Профиля» уточняет с помощью данных криминальной полиции Вены: сомнений нет, перед нами вилла Смоленского. Кто-кто, а полиция вполне компетентна, поскольку уже пять лет держит под наблюдением этот респектабельный дом. Следит безрезультатно. А почему?

Смоленский, человек с австрийскими корнями (мать его выехала из Вены в середине 30-х годов, спасаясь от политических и этнических гонений), как раз и есть тот самый банкир, который в начале 1996 года выделил деньги на предвыборную кампанию Бориса Ельцина. До последнего времени он задавал тон в так называемой олигархической семерке.

Эстафету «Профиля» на исходе марта подхватил журнал «Формат». В этой вилле, сообщает репортер, две недели назад затаился человек, которого уже не радует роскошь его 70-миллионной недвижимости. Александр Смоленский, 48 лет, отнюдь не испытывает сейчас прилива радости: московские газеты сообщили, что шеф банковской группы «СБС-Агро», один из богатейших людей России, пустился в бега. Против него возбуждено следствие по подозрению в присвоении крупных денежных сумм. Сообщается, что по возвращении из Австрии его могут даже арестовать.

Какие же моменты из истории оказавшегося в бегах банкира привлекают внимание австрийского журнала? Первый — обозначен как «уголовное дело 81.684». В начале прошлой недели в министерство юстиции Австрии поступили детальные запросы, касающиеся Смоленского. Российские коллеги из следственного управления просили помочь в поисках информации «по уголовному делу номер 81.684».

До прошлогоднего финансового кризиса 17 августа многие важнейшие финансовые дела в России решались при участии этого человека. Сын жительницы Вены, волею судеб осевшей в Москве, пользовался личным покровительством Ельцина. Он говаривал: я горд тем, что в моих жилах течет австрийская кровь. Принадлежал к кругу избранных российских олигархов наряду с Березовским, Ходорковским, Потаниным, Гусинским — тех, кто три года назад щедро профинансировал предвыборную кампанию Ельцина. Его повторное избрание обеспечивалось, в частности, через позитивное освещение ельцинских деяний в газетах и на телеканалах, информационной империи «банкирской семерки».

Второй момент отмечен девизом «Я люблю Ельцина». Основанный в 1989 году, его банк стал первым частным в России. Похвал было не счесть. Ельцин лично вручал орден Смоленскому. Но уже пять лет спустя венская полиция заподозрила, что «Столичный» занимается отмыванием грязных денег. Тем не менее один из австрийских прокуроров в апреле 1995 года вынужден был прекратить расследование, поскольку на официальный запрос Вены из российского МВД поступил ответ, отрицающий какую-либо виновность московского банкира. Ликующий Александр Смоленский громогласно заявлял: «Я люблю Ельцина и поддерживаю его с того времени, когда он светил еще совсем маленьким огоньком. Политически же мотивированные обвинения целиком лежат на совести консервативных коммунистов».

Именно к тому безоблачному периоду относится нашумевшая пресс-конференция шефа «Столичного» в венском отеле «Хилтон». Именно там Смоленский «великодушно» заявил о том, что отозвал судебный иск к газете австрийских деловых кругов «Штандарт» за порочащие его репутацию обвинения.

Мне довелось быть на этой пресс-конференции. Самонадеянность банкира, казалось, не имела границ. Заняв центральное место на подиуме, он широким жестом указал на пустующий рядом стул и добавил, что тот приготовлен для... министра внутренних дел Австрии Франца Лешнака, не соизволившего появиться на пресс-конференции. Апофеозом выступления ельцинского любимчика явилось заявление о том, что уже на будущей неделе официально будет передана заявка «Столичного» на открытие в Вене филиала. Если это был продуманный ход, писали тогда местные газеты, то следует признать: лучшего способа устроить широковещательную, притом бесплатную рекламу «новорожденному» отделению банка трудно было придумать.

Впрочем, воинственная наступательность Смоленского оказалась игрой в оловянные солдатики. Нервы у Вены не дрогнули, и с тех пор неделя, отделявшая «неразумных» венцев от массового ликования по случаю заявки «Столичного» на открытие филиала, так до сих пор и тянется.

Но вернемся к публикации австрийского журнала. Прошло четыре года, констатирует «Формат», и могущественный олигарх пребывает в агонии. После августовского кризиса он должен практически объявить банкротом свою третью в России по величине банковскую группу. Правда, младший коллега Смоленского Краснянский успокаивает миллион обманутых вкладчиков: «Мы еще живы».

Наконец, третий момент, отмеченный журналом: Смоленский, ранее защищенный президентской индульгенцией, теперь открыт для обстрела. Ждать первых прицельных выстрелов пришлось недолго. Минувшей осенью в один прекрасный день на стол советника министерства юстиции Австрии Герта Фельзенштайна лег прокурорский запрос из Киева: Смоленский обвинялся в подделке финансовых документов и контрабанде. В декабре в Вену внезапно пожаловал вице-шеф московского отделения Интерпола Алексей Абрамов с целью проверки упорных слухов, согласно которым Смоленский в канун августовского кризиса перевел на банковские счета в Вену миллиардные суммы.

Еще через несколько дней последовал запрос из Москвы по «уголовному делу 81.684» против обвиняемого Льва Нахмановича. Следствие предъявляло обвинение шефу «СБС-Агро» в сокрытии перевода 25 миллионов долларов. Эти деньги переводились венской фирме Александра Смоленского бывшим директором торгового банка казахстанского города Джамбул Львом Нахмановичем. Сам Нахманович, являвшийся закулисным руководителем операции, был арестован в Швейцарии и выслан в Москву, где уже коротает почти год в тюремном изоляторе.

В заключение журнал «Формат» не без издевки пишет о том, что австрийский следователь Петер Седа, направивший материалы в венский районный суд, был обвинен людьми Смоленского в подготовке «нового кульминационного пика коммунистических интриг». Сам герой лихо закрученного криминала отклонил интервью с австрийскими журналистами под предлогом недомогания. А его уже упомянутый сподвижник Краснянский разразился гневной тирадой: «Мы не позволим леворадикальным силам порочить нас. Мы подадим в суд на тех, кто попытается односторонними заявлениями порочить наш авторитет».

Что можно сказать по этому поводу? Если уж четыре года назад Вена не испугалась судебного иска «самого» Александра Смоленского, то сегодня она тем более не оробеет перед его сподвижником Краснянским.

Не случайно, надо полагать, венские журналы «Формат» и «Профиль» сопровождают свои расследования-репортажи крупными фотографиями с непременным присутствием на них фигуры Ельцина. В первом случае российский президент, излучающий отеческую улыбку, стоит рядом со Смоленским. Во втором — президент приветствует ухмыляющихся Чубайса и Смоленского.

И хотя сегодня Чубайс уже далек от президентского фавора, а шеф «СБС-Агро» старается держаться «далеко от Москвы», вывод напрашивается один: каков поп, таков и приход. Приход куда как разнообразный по манерам и рангу: от Смоленского до Краснянского и Нахмановича. Их высокого покровителя подстерегает импичмент, а героев страниц «Профиля» и «Формата», не исключено, места, не столь отдаленные и, кстати, уже обживаемые Нахмановичем. На сухом сленге уголовного кодекса основание для этого даже «демократические» российские телеканалы определили следующим образом: «Легализация и отмывание средств, приобретенных незаконным путем».

Чем закончится скандал вокруг Александра Смоленского? — этим вопросом сейчас задаются многие. Впрочем, журнал «Формат», обычно отражающий мнение деловых кругов Австрии, уже дал свой ответ. «Агония олигарха» — так названа его статья.

Просмотров: 31

Другие статьи номера

Кому не покорился Рихтер

В Великую субботу утром встретил я старого приятеля, и он меня первым делом спросил:

— Видел вчера по телевидению фильм о Рихтере? Какие-то иностранцы, англичане, что ли, смастачили. Назвали: «Рихтер, непокоренный».

— Как же! До часа ночи не спал.

Свобода — это жить по совести

Недавно в Центральном Доме литераторов прошла встреча московских критиков с писателем Валентином Распутиным. Первая за многие годы, я бы сказал, — прямая, с глазу на глаз, встреча.

Картины приобщить к делу

Группа художников, составивших объединение «Русский пожар», провела свою очередную выставку в Государственной думе. Здесь, в холле второго этажа, что называется, на самом ходу, развернулась экспозиция, отнюдь не ласкающая взгляд многим завсегдатаям этого учреждения. Кое-кто на наших глазах ускорял шаг, а то и вовсе отворачивался, проходя мимо; кое-кто с откровенным пренебрежением пялился на картины, демонстративно жуя резинку.

Последний парад века

Со смешанными чувствами обновления и грусти прощаются пекинцы с многочисленными переулками, торговыми рядами, мастерскими, мелкими ателье.

«Запомните: сильный духом народ не сломить!»

Предраг МИЛИЧЕВИЧ, член ЦК Новой Компартии Югославии

Пионеров сменили гагаринцы

На Смоленщине отметило первую годовщину своей деятельности общественно-патриотическое движение «Гагаринцы».

Недра России хранят сокровища

Это не обычное газетное интервью. Это запись беседы академика РАЕН Б. М. Ребрика с министром природных ресурсов Российской Федерации академиком РАЕН В. П. Орловым. Полагаем, что беседа двух крупных специалистов по животрепещущей проблеме представляет особый интерес для читателей «Правды».

Кто хозяин в опорном крае державы?

Свердловская областная организация КПРФ сегодня насчитывает 114 первичных, где состоит на учете 2224 человека. Какими проблемами занимались коммунисты в течение последних двух лет? Что мешает сплочению сил, работе единомышленников? Какие задачи они должны решать в трудовых коллективах, по месту жительства? За счет чего можно увеличить потенциал, боеспособность парторганизации? Об этом шел разговор на состоявшейся в Екатеринбурге отчетно-выборной конференции коммунистов Среднего Урала.

«Правое дело» в Кузбассе — дохлое дело

Официальные власти Кемеровской области — губернатор А. Тулеев и Законодательное собрание — жестко осудили агрессию НАТО против Югославии.

Утро после победы

Варварство, чинимое США и НАТО в Югославии, не только не ослабило интерес на Украине к предстоящим президентским выборам, но во многом помогает присмотреться к патриотическому выражению лиц основных претендентов и сделать вывод: тень какой политической силы падает на чело соискателей высшего поста в государстве. Любопытно и то, что особую активность проявляют те, кто засомневался в законности нажитого за годы независимости состояния и хотел бы не только его сохранить, но и избежать ответственности за вероломно «схваченное». Они жадно ищут того (или тех), кто способен все оставить как есть, ну, может, чуть-чуть припудрить и облагородить...

Все статьи номера