Главная  >  Номера газеты  >  №4 (30501) 17—18 января 2017 года  >  Свет далёкой звезды

Свет далёкой звезды

№4 (30501) 17—18 января 2017 года
4 полоса
Автор: Лариса ЯГУНКОВА.

Есть актёры поистине эпохальные, чьё творчество в высшей мере отвечает проблемам времени, совпавшего со становлением и развитием их таланта. Имена Бориса Щукина, Николая Черкасова, Михаила Астангова, Николая Мордвинова, Бориса Бабочкина, Веры Марецкой и многих других выдающихся мастеров театра и кино навсегда вошли в историю нашего искусства. Кого бы ни доводилось им играть на сцене или на экране, они всегда стремились через отображение одной-единственной личности выйти на уровень больших художественных обобщений. Можно ли поставить рядом с этими выдающимися актёрами, на счету которых десятки крупных творческих открытий, артистку, сыгравшую на своём веку в театре всего одну поистине эпохальную роль Вассы Железновой, а в кино так и оставшуюся исполнительницей эпизодов? Вопрос не праздный.

ВОТ что отвечает на этот вопрос нынешний зритель: «Нина Афанасьевна Сазонова — выдающаяся русская актриса. Помним, любим её, с удовольствием смотрим старые фильмы с её участием. В памяти и театральные роли, в которых она показывала величайшие творческие возможности. Никто ещё с такой проникновенностью не раскрыл тему женщины-матери, опоры семьи, души дома. Эта душевность, надёжность, ответственность за свою семью перед миром нам импонирует. Сейчас нет таких матерей ни на сцене, ни на экране, нет актрис, способных воплотить в искусстве глубокие, чистые человеческие чувства. Нынешняя боль и надежда наших матерей не находят воплощения. С Ниной Афанасьевной Сазоновой ушла целая эпоха».

А вот ещё одно письмо:

«Нина Сазонова навсегда осталась для нас своей, близкой. В самой жизни подсмотрела она своих героинь. Вот это и есть наша настоящая родня. А как греют людей её песни! Уж если она споёт, то как на душу положит. Ведь понимаешь, что есть у этих песен авторы, а чувствуешь будто их сложил при её участии сам народ».

Вот такие письма появились в Интернете в связи со 100-летием со дня рождения народной артистки СССР Нины Афанасьевны Сазоновой.

Она родилась в самое Рождество и стала пятым ребёнком в обыкновенной крестьянской семье. Вскоре после её рождения Сазоновы перебрались в город Кимры, что в верховьях Волги. Семья была дружная, трудолюбивая и, что очень важно, певческая. Все в ней освоили самые разные инструменты — баян, балалайку, гитару и даже скрипку. На скрипке хорошо играла мама, Матрёна Семёновна. Повезло и с первой учительницей — Анна Михайловна Курятникова учила не только читать, писать и считать, но и петь. Она первая отметила исключительные способности своей ученицы и всячески помогала их развитию. Вот как вспоминала об этом сама Нина Афанасьевна: «Мы с ней перепели все русские песни и романсы. Переиграли все сказки и всех там зверушек. Первая моя роль была Колобок. Эта замечательная роль досталась мне по праву: была я сбитая, юркая девчонка…»

Путь в искусство у этой девчонки оказался прямой, как стрела: в школьные годы — драматический кружок при фабрике «Красный обувщик», а сразу после школы — студия при Центральном театре Красной Армии в Москве. Набирал студийцев выдающийся режиссёр Алексей Дмитриевич Попов. Конкурс был громадный. Безоговорочно приняли только троих, в том числе Ниночку из Кимр — так все её и называли: ей было всего 16 лет. В этом театре, ставшем потом Центральным театром Советской, а в новейшие времена Российской Армии, она проработала всю жизнь. С перерывом на войну.

Уже в первый день мобилизации она с подругами выступала перед новобранцами на площади Белорусского вокзала. С фронтовыми актёрскими бригадами прошла долгими дорогами войны — на счету у неё было 3000 концертов, часто даваемых чуть ли не на передовой, с риском для жизни. Когда через несколько лет она вернулась в свой театр, вахтёр не хотел её пропускать, позвал администратора. Но и тот её не узнал.

Нина Афанасьевна не любила вспоминать о войне. И кто бы, глядя на неё, такую уютную, домашнюю и на экране, и в жизни, мог догадаться, что ей довелось пережить. Однажды, переходя вместе с сопровождающим из части в часть близ передовой, она наступила на противотанковую мину. Целый час ей пришлось простоять неподвижно, пока сопровождающий не привёл минёра. Но это мелочь по сравнению с тем, что она пережила, попав в 1942 году вместе с нашими воинскими частями в окружение под Харьковом. Фашисты застигли её вместе с несколькими бойцами и полковником на деревенском подворье. Бойцы приняли бой, а хозяйка спрятала её и полковника в стогу сена. Дорвавшись до этого стога, фашисты вооружились вилами. Они вытащили полковника и растерзали его тут же, чуть ли не на глазах у Нины. А её вилы чудом миновали. Было от чего сойти с ума. Потом она в деревенских обносках, с хворостиной в руках, не помня себя, пробиралась к линии фронта — будто бы искала корову. Много раз встречала немцев — они не обращали на неё внимания, даже сторонились. Она была похожа на безумную. На ничейной полосе на неё наткнулись наши разведчики-особисты из Смерша. Они спасли ей жизнь.

Понятно, почему Нина Афанасьевна избегала участия в военных фильмах. Только много лет спустя, в канун 30-летия Победы, она сыграла женщину, вынесшую всю тяжесть войны, в спектакле «Снеги пали» по пьесе Р. Феденёва. Там прозвучала песня «Возвращение солдата», вырвавшаяся у неё криком боли и отчаяния: «Будьте прокляты, дороги наших бедствий, // вы не смеете вернуться к нам опять…» И всё-таки военная тема сыграла большую роль в её творческой жизни: благодаря этой теме в кино пришла актриса, совершенно необходимая экрану.

МАЛО КТО ЗНАЕТ, что Сазонову открыл для кинематографа замечательный режиссёр Александр Петрович Довженко. Он увидел её в театре и пригласил сыграть небольшой эпизод в фильме «Поэма о море». Речь шла о Степаниде — матери семи сыновей, погибших на войне. Роль была трудная, возрастная, да к тому же не верилось Нине Афанасьевне, что она, актриса характерная, сможет воплотить этот трагический образ. Кроме того, смущало её, что она никогда ещё до своих сорока лет не снималась в кино. «Не бойтесь показаться скованной, — подбадривал её Александр Петрович. — Зрителю всё скажут ваши глаза. Это — кинематограф…»

Да, у кино свои законы выразительности. Один-единственный крупный план, позволяющий заглянуть в глаза исполнителю, стоит иногда больше целого театрального акта. На этой выразительности строился образ, созданный вскоре Сазоновой в фильме П. Любимова «Тётка с фиалками». Поначалу она казалась смешной, эта провинциальная тётка с пучком матерчатых фиалок на шляпке, случайно оказавшаяся попутчицей молодых ребят-туристов. Смешна была её навязчивая забота о долговязом бородатом студенте Володе, смешна манера поучать и одновременно удивляться привычным для её спутников вещам и отношениям. Но за этим комизмом всё время чувствуется некая затаённая печаль, граничащая с подлинным глубоким чувством. В глазах её, тех самых глазах, что когда-то поразили Довженко, как тени облаков, проходит отражение каких-то высоких дум. Боль минувших лет, горечь несостоявшегося материнства словно говорят её глазами.

Тема материнства становится одной из главных в творчестве актрисы. В фильме В. Пронина «Наш дом» она сыграла пожилую женщину, поглощённую заботами о своём большом семействе: четверо сыновей, и у каждого, даже у самого младшего, своя жизнь, свои заботы, свои планы. Драматург Е. Григорьев не дал ей ни одной развёрнутой сцены с сыновьями. Поразмыслив, актриса так истолковала себе авторский замысел: взрослые сыновья вроде бы уже не привязаны к матери, но они понимают, что без неё нет ни семьи, ни дома. Замысел этот лежал в подтексте. Так что понадобился весь драматический талант актрисы, чтобы встать вровень с мастерски написанным и блестяще сыгранным А. Папановым отцом. На наших глазах почти бессловесная, проходная роль перерастает в центральную, в дуэте с Папановым актриса обретает голос и находит проникновенные слова, которых не было в сценарии.

Сазонова входит во вкус работы в кино. От приглашений нет отбоя — зритель успел отличить и полюбить её. Только бы оправдать это доверие! «У меня появился некоторый опыт работы с драматургом, — рассказывала Нина Афанасьевна. — В Ленинграде на съёмках фильма Татьяны Лиозновой «Рано утром» я попросила писательницу Веру Панову домыслить и дописать предложенную мне роль кассирши, влюблённой в своего постоянного покупателя, овдовевшего отца двоих детей. Сначала эта затея всем понравилась, но в процессе съёмок Татьяна Михайловна уговорила меня отказаться от этого замысла. Моя героиня начинала требовать к себе значительного внимания, с ней входила в фильм совершенно новая тема — извечная тема женской неустроенности и жажды счастья. Жалко было наших наработок, но пришлось подчиниться».

А вот Василий Шукшин не побоялся довериться актрисе, приглашённой на эпизод, сделал ставку на тематическое богатство своей первой картины «Живёт такой парень» — и выиграл. Вот как вспоминает об этом она сама: «Пригласил меня Василий Макарович сыграть тётку Анисью без проб. Дал заглянуть в сценарий со словами: «Надо нам тут двух старичков поженить». А я прочитала, да и говорю: скучно старичков-то сватать. Тётка Анисья ещё хоть куда. Давайте маленько их подмолодим, а то получится, что она годится только самовар ставить. Он засмеялся: «Правда ваша!» И тут же показала я ему эту тётку Анисью — как она по дому порхает: «Счас огурчиков вам порежу, капустки…» — а сама всё поглядываю на Шукшина, то есть на жениха, на Кондрата. Он говорит: «Вот так и делайте». А на съёмке рядом с Кондратом, артистом Балаковым — такой чуткий был партнёр, — я и вовсе разошлась. И легко, с подъёмом разыграли мы втроём с Лёней Куравлёвым эту сцену».

БОГАТСТВО комедийных интонаций не исключало настоящего большого драматизма жизни, в которой от смешного до печального порой только шаг. Актриса всегда стремилась донести до зрителя ощущение сложности и непредсказуемости бытия. Её Катя Беднова из фильма П. Любимова «Женщины» проявила человеческую слабость, запретив сыну жениться на неприкаянной девчонке с ребёнком на руках. Человек крупного, социально значимого масштаба, в частной жизни она оказалась не на высоте. Разве такого не бывает? Ответом на этот вопрос был нескончаемый поток писем: люди писали актрисе как близкому человеку, спрашивали совета, делились собственным опытом. И никто не подозревал, что сама актриса оказалась в точно такой же житейской ситуации: проявила непреклонный характер и… разбила семью собственного сына.

Да, отнюдь не безоблачной была жизнь народной любимицы. Но смотришь на её тётю Пашу в первом отечественном телесериале «День за днём», рассказывающем о жизни двух семей, породнившихся в коммунальной квартире, и возникает такое непреложное ощущение прочности, надёжности, теплоты человеческого существования. А за этой теплотой — опять-таки невысказанная грусть, сполна прозвучавшая в песне «Стою на полустаночке», ставшей популярной после этого первого исполнения. Да, песни у неё всегда с грустинкой, что «Вальс расставания» в «Женщинах», что «Ромашки спрятались» в «Моей улице». Но было в них ещё какое-то непокорство, некий вызов судьбе. «Да как же это вышло-то, что всё шелками вышито судьбы моей простое полотно», — звучало с экрана. «Какими ещё шелками? Слезами выткано…» — говаривала бывало Нина Афанасьевна. Но пела так, как положено, в своих многочисленных концертах. И делала это от души. Потому что главное было — поддержать в людях веру в жизнь. В справедливость, в свою страну, способную защитить народ от войны, нищеты и преступности. Это и было самое главное. А сделать всех счастливыми невозможно — тут многое зависит от самого человека. Да ведь и счастье каждый понимает по-своему.

Ей очень нравилась популярная в те годы пьеса испанского драматурга А. Касоны «Деревья умирают стоя», позднее поставленная и в её театре. Там речь шла о некоем фантастическом учреждении, которое существовало на деньги мецената, чтобы исполнять заветные человеческие желания: осчастливливать людей. Но к финалу выходило, что счастье заключается в самом человеке, в его душе и сердце, в способности чувствовать и мыслить, верить и любить. Вот о чём всегда говорила она людям с экрана и со сцены и была благодарна судьбе за возможность такого простого, непосредственного обращения к зрителям.

Но сколько бы она ни снималась в кино и на телевидении, театр всегда был главным делом её жизни. Театр помог ей устоять после войны, в очень тяжёлое время, когда все профессиональные навыки пришлось восстанавливать заново, вновь начинать с маленьких ролей. В театре она встретила свою по-настоящему большую любовь — режиссёра Виктора Белявского. Он умер в 33 года, навсегда оставив её безутешной. Но благодаря ему возродилась её вера в себя, в своё призвание.

Белявский ставил спектакль «Повесть о настоящем человеке» по знаменитой книге Б. Полевого. Сазонова должна была играть медсестру. Они с Белявским понимали друг друга с полуслова: оба прошли через войну. Но не стало верного друга, и другой режиссёр, доводивший до выпуска эту постановку, вскоре ввёл в спектакль другую исполнительницу.

Не гнушаясь никакой работой, шла она к своим ярким, знаменитым ролям. Всех поразила её Эмма в спектакле «Господин Пунтила и его слуга Матти» по пьесе Б. Брехта, поставленном группой молодых режиссёров. Она была одной из равных в «хоре» — непременном участнике действия почти всех пьес этого драматурга, но выделялась и голосом, и характером персонажа, и той особой актёрской выразительностью, которая притягивала внимание зала.

Потом были десятки ярких ролей: сваха Фёкла Ивановна в «Женитьбе», генеральша Епанчина в «Идиоте», Гурмыжская в «Лесе», бабушка в «Игроке». Гоголь, Достоевский, Островский и снова Достоевский стали её настольными книгами. Она готова была сыграть все возрастные роли в пьесах Островского, как в детстве переиграла всех зверюшек в русских сказках.

Судьба подарила ей Вассу Железнову, крупнейшую роль советского репертуара, и Сазонова решила этот образ в традиции именно советского театра: без оглядки на первый дореволюционный вариант. «Мыслью семейной», заложенной в первом варианте, столь симпатичной режиссёру А. Бурдонскому и близкой именно её индивидуальности, она пожертвовала ради того, чтобы обнажить нутро капитализма как социального и нравственного зла.

Но времена изменились. «Васса Железнова» выпала из репертуара. А за ней — и другие спектакли, объявленные «просоветскими», идеологически тенденциозными. Кино рухнуло под натиском рынка, и к театрам тоже подбирались какие-то дельцы. Зарплата обесценивалась, инфляция съедала сбережения. Академический театр Российской армии был в лучшем положении, сотрудники не так бедствовали. Армия всегда представлялась Нине Афанасьевне оплотом законности и порядка. Но когда началась чеченская война, она была потрясена. Масштабы этой трагедии открылись ей, едва она начала выступать перед ранеными в госпиталях. Снова довелось ей ступить на проклятую дорогу народных бедствий. Казалось, невозможно это пережить — держала только работа. Так больно было за страну, так жалко было людей — хотелось дать им хоть глоток чистого воздуха.

С особенным чувством играла она свою любимую донью Эухению в спектакле «Деревья умирают стоя», поставленном А. Бурдонским специально для неё и для её давнего партнёра — замечательного Владимира Михайловича Зельдина. Их дуэт в этой испанской пьесе стал настоящим событием в театральной жизни. Сам же спектакль и по содержанию, и по воплощению главных ролей мастерами сцены звучал гимном человеческой стойкости, веры в очистительную силу жизни. А песня «Кукушка», исполненная этим чудесным дуэтом ветеранов — они ещё и танцевали фламенко с непременными кастаньетами, — прямо со сцены ушла в ту неподвластную времени область сознания, которая называется памятью сердца.

«Светите светом далёкой звезды, дорогая Нина Афанасьевна, — говорит сегодня один из её почитателей в Интернете. — Светите вечно. Мы будем помнить о вас всегда».

Просмотров: 981

Другие статьи номера

Адресовано пропагандистам

Коллективным подписчикам рассылается очередной выпуск (№1 (96) журнала Коммунистической партии Российской Федерации «Политическое просвещение».

НОМЕР открывается материалами документального характера. В последнее время в Москве стали отмечать годовщину парада 7 ноября 1941 года, когда бойцы Красной Армии с Красной площади уходили прямо на передовую. Но Мавзолей В.И. Ленина драпируют, парад проводят в формате шоу. Ни слова о том, что парад был в честь 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Журнал публикует речь на этом параде Председателя ГКО, Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

Встречи на дне

Навсегда, кажется, забытые картины 90-х под названием «пенсионеры на помойке» начинают возвращаться.

МОЖНО ГОВОРИТЬ много красивых слов, но существует лучший экономический индикатор того, достигли ли мы дна или продолжаем дальнейшее падение — жизнь наших стариков. Давненько я не видела столь печального зрелища: позади популярного недорогого сетевого магазина к мусорке ежедневно, несмотря на стужу, подтягиваются местные пенсионеры. С каждым днём их всё больше. Новички ещё робко, а старожилы вполне уверенно роются в баках, выуживая оттуда всякую снедь. Нет, это не бомжи и местные алкоголики, как было ещё несколько лет назад, это прилично одетые бабушки, дедушки, а порой и молодые женщины с детишками.

Пульс планеты
ВАШИНГТОН. Нижняя палата конгресса США проголосовала за отмену реформы медицинского страхования, так называемой Обамакэа, которую провёл президент Барак Обама, покидающий свой пост 20 января. Как заявили представители республиканцев, они предложат взамен более удачную систему страхования. Между тем, по данным уходящей администрации, 20 млн. человек смогли получить медстраховку благодаря Обамакэа, причём большинство из них — в тех штатах, где победил Дональд Трамп, обещавший отменить реформу.
Вероисповедание — не повод
НЕЖЕЛАНИЕ мигрантов-мусульман адаптироваться в не столь обременённое религиозными догмами европейское общество в очередной раз стало поводом для судебного разбирательства.
Преступники получают премии
Литва отметила 26-ю годовщину трагических событий 13 января 1991 года, когда её жители, спонтанно следуя провокационным призывам антисоветских элементов, ставших у руководства республикой, пострадали и понесли жертвы.
По накатанной лыжне
МИНСКАЯ лыжная трасса — одна из самых популярных в Белоруссии. Здесь можно увидеть как профессионалов, учащихся детско-юношеских спортивных школ, так и любителей. Об этом рассказал корреспонденту БЕЛТА начальник городской лыжероллерной трассы Константин Калиновский.
Клуб многодетных мам
В БРЕСТЕ появится клуб помощи многодетным мамам, сообщила корреспонденту БЕЛТА руководитель проекта, специалист отделения социальной адаптации и реабилитации территориального центра социального обслуживания населения (ТЦСОН) Ленинского района города Екатерина Брусевич.
Хвалебными одами процветания не добиться
В Таджикистане продолжают укреплять культ президента, доводя его до абсурда. Новые законы фактически превращают Эмомали Рахмона в пожизненного монарха. Кроме того, в стране уже раздаются призывы выдвинуть президента на соискание Нобелевской премии мира.
Запугивают «гибридной войной»

НЕМЕЦКАЯ газета «Бильд» сообщает о намерении властей Польши создать до 2019 года ряд новых военизированных подразделений общей численностью 53 тысячи человек.

Как пояснил министр обороны Польши Антоний Мацеревич, речь идёт о добровольцах из гражданских лиц, которые пройдут соответствующее военное обучение. На эти цели в ближайшие три года будет выделено 800 миллионов евро.

Воздух станет чище
Национальное метеорологическое бюро Китая 16 января повысило уровень общественной опасности до предпоследней «оранжевой» отметки сразу в нескольких провинциях страны в связи с ухудшением экологической обстановки. Наиболее сложная ситуация наблюдается в Пекине, Тяньцзине, провинциях Хэбэй, Шаньси, Хэнань и Шэньси.
Все статьи номера