Отпор «импотентному либерализму»

Отпор «импотентному либерализму»

№38 (30681) 13—16 апреля 2018 года
2 полоса
Автор: Александр ДЬЯЧЕНКО.

В начале апреля состоялся ежегодный Московский экономический форум (МЭФ). В отличие от Гайдаровского форума (ГФ), где глаза разбегались от числа принявших в нём участие высокопоставленных чиновников, министров, губернаторов и бизнесменов-олигархов (см. статью «Реалити-форум «За стеклом», «Правда», №5, 2018), на МЭФ из названных категорий лиц нам не удалось встретить никого. За исключением разве что Сергея Глазьева — советника президента РФ, который, впрочем, к действующему правительству отношения не имеет. Весьма компетентные и ответственные экономисты и эксперты, выступавшие с докладами и сообщениями в здании Российской академии наук, «равноудалены» как от власти, так и от жирного бюджетного пирога, утоляющего аппетиты услужливых к запросам правительства завсегдатаев ГФ.

ТОНКИЙ ДЕНЕЖНЫЙ ручеёк, подпитывающий деятельность ВСЕЙ Российской академии наук, как признался её президент Александр Сергеев, составляет лишь четыре миллиарда рублей в год. Присутствовавший в президиуме пленарной дискуссии форума «Будущее России: вызовы, стратегии, механизмы достижения успеха» Павел Грудинин, узнав о таком финансировании науки, сильно удивился, ведь лишь на строительство школы и детсада в его совхозе потрачено почти столько же.

Основную тему форума сопредседатель МЭФ научный руководитель Института экономики РАН, член-корреспондент РАН Руслан Гринберг в одном из своих выступлений в качестве модератора сформулировал так:

— У российской интеллигенции, как известно, есть три сакраментальных вопроса: «Что делать?», «Кто виноват?» и «Куда делись мои очки?» Так попытаемся же ответить на первый из них, не затрагивая двух остальных.

Как мы все прекрасно помним, накануне президентских выборов Владимир Путин, выступая с Посланием Федеральному собранию 1 марта, пообещал, что ВВП на душу населения должен в ближайшие шесть лет вырасти в полтора раза. Что позволит снизить бедность в два раза (от неё, по мнению Путина, страдают 20 млн россиян). В результате Россия войдёт в первую пятёрку мировых экономик, добившись долгосрочного прорывного роста и средней продолжительности жизни в 80 лет.

Однако на МЭФ выяснилось, что обещанное президентом Путиным — не что иное, как ребус, который надо ещё разгадать! Отсюда и главный вопрос современности по Гринбергу (вполне сознательно позаимствованный у Чернышевского и Ленина): «Что делать?» Иными словами, как, за счёт чего, какими методами и средствами будет выполняться обещанное президентом? Да и вообще: ВОЗМОЖНО ЛИ В ПРИНЦИПЕ решить подобные сверхзадачи в условиях нынешней политической и экономической системы?

КАК НИ ПАРАДОКСАЛЬНО, наибольшим оптимистом оказался Павел Грудинин, который уверенно заявил, что в программе КПРФ, с которой он шёл на президентские выборы, есть все необходимые меры и средства для того, чтоб Россия начала ускоренное развитие. Необходимо вернуть социалистические методы управления страной и экономикой, или, как броско сформулировал Грудинин: «Назад — в будущее!» Кстати, отмечу, что просвещённая аудитория форума весьма позитивно, аплодисментами встречала самого Грудинина и его высказывания.

Однако основная часть экспертов не была настроена на смену политической формации, хотя в некоторые моменты безобидная, на первый взгляд, дискуссия грозила перерасти в оппозиционный митинг. А что остаётся делать, если проводимая в стране политика не оставляет никаких надежд не то что на выполнение очередных обещаний Путина, но даже на выживание предприятий и граждан.

Весьма показательны были выступления на конференции «Выборы прошли: что делать с экономикой?», прошедшей в рамках форума. Организаторы подготовились основательно, предложив участникам обсуждения своеобразные подсказки-тезисы для дискуссии, которые сами по себе есть перечень наиболее остро обсуждаемых сегодня вопросов:

— Как ускорить рост экономики и одновременно диверсифицировать её структуру?

— Что на этот счёт предлагает современная экономическая мысль?

— Какая промышленная политика нужна современной России: поддержка всех или выстраивание приоритетов?

— Является ли установка на пространственное развитие приоритетной задачей для будущего правительства?

Мы приведём лишь некоторые, наиболее яркие и острые высказывания и тезисы участников конференции. Со стороны могло показаться, что они сложились в весьма интригующую пьесу — с основными и второстепенными действующими лицами, с массовкой, зрителями и нарушителями общественного спокойствия, которые «рубят правду-матку».

Руслан ГРИНБЕРГ, сопредседатель МЭФ, научный руководитель Института экономики РАН:

— Если наша культурно-национальная особенность в том, что нет независимого суда и правоприменения, и от этого зависит развитие экономики, то надо сказать честно: данная проблема не решается за один день, она — поколенческая, требует десятков лет. А надо делать что-то уже сейчас… Моё общение с представителями малого и среднего бизнеса убедило в том, что предприниматели просто боятся что-то делать на долгую перспективу. Причём боятся даже те, у кого есть хорошая «крыша». Потому что знают: любая «крыша» ненадёжна. А если вы живёте одним днём, то невозможно говорить ни о каком развитии.

…Мы находимся в отчаянном положении. Такого не было никогда. Весь мир развивается быстрее нас в 2—3 и даже 4 раза. Это скандал! Наблюдаемый минимальный рост — лишь выход из стагнации и рецессии, которую мы сами устроили, что признал Владимир Путин, но не дал никаких объяснений. Не было ещё ни Крыма, ни Донбасса, ни санкций — ничего. А с 2013 года весь рост закончился. Я в одной газете прочитал такой вопрос: если Владимир Владимирович победит на выборах, то как же он будет исправлять ошибки предшественника? (смех в зале. — А.Д.). Про нехватку денег говорят… Но денег сколько хочешь. Их никто не желает брать. Если скажут, что отдавать кредиты не надо, тогда возьмут. А если нужно отдавать, то честному человеку отдать будет тяжело. Потому что непонятно, что с ними, с деньгами-то, делать…

Игорь НИКОЛАЕВ, партнёр компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты», директор Института стратегического анализа:

— Многие подумали, что кризис прошёл и у нас начался устойчивый экономический рост (1,5% в 2017 году). Я полагаю, что в предыдущие годы мы пережили структурный кризис, отягощённый внешними шоками в виде падения цен на нефть и санкционного давления. А если это так, то ничего не закончилось. В 2017 году был лишь отскок, коррекционный рост — не более того. Все структурные проблемы, из-за которых мы вошли в кризис с 2012 года, никуда не делись. У нас не изменилась сырьевая направленность экономики. Доля малого бизнеса не выросла с 20 до 40%, как было запланировано. Структурные диспропорции зреют годами, и быстро их исправить невозможно.

Важен не только вопрос «Что делать?», но и вопрос «Чего нельзя делать?». Нельзя повышать налоги. Тем временем обещания не повышать налоговую нагрузку не выполняются. В условиях стагнирующего или отстающего развития наша доля в мировом ВВП неуклонно снижается с 2008 года, и теперь она составляет 3,2%, что меньше, чем в 2000 году.

Говорят, что чудес в экономике не бывает. Успехи Китая — не чудеса, а результат умной, выверенной стратегической работы.

Можно делать много правильных вещей, принимать необходимые меры. Но они достаточны только при определённых условиях. И одно такое условие есть: требуется прекращение санкционного противостояния. Не надо тешить себя иллюзиями о том, что в условиях санкций можно добиться опережающих темпов роста экономики.

Жак САПИР, научный сотрудник Высшей школы социальных наук (EHESS), директор Центра исследований индустриализации CEMI-EHESS:

— Долгосрочный рост должен быть генерирован краткосрочным. Да, есть масса застарелых структурных проблем. Но они не так важны. Борьба с коррупцией очень важна. Коррупцию победили в Японии и Корее, после чего эти страны достигли их результатов. Как генерировать краткосрочный рост? Он сильно зависит от монетарной политики. Нынешняя монетарная политика в России является жёстким препятствием на пути любой попытки создать предпосылки для роста ВВП более чем на 2%. Уровень процентной ставки ЦБ и уровень кредитных ставок на рынке несопоставимы с уровнем инфляции. В таких условиях абсолютно невозможно добиться роста ВВП в 4%, о котором говорит правительство, в ближайшие годы. Монетарная политика должна быть изменена. Должна проводиться фискальная политика, стимулирующая такие виды деятельности, как транспорт, образование, наука, здравоохранение, строительство жилья и другие виды деятельности, связанные с обеспечением нужд человека. Так как такие виды деятельности генерируют позитивный внешний эффект, стимулирующий развитие других отраслей экономики.

Руслан ГРИНБЕРГ:

— Есть такая религия — буддизм. А у нас развито ещё одно её ответвление: «завтрабудизм»: завтра будет. Нам всё время что-то обещают. У нашей страны есть три потенциала на уровне мировых стандартов. Один из них — сырьё. Оно используется на все 100%, но плоды от использования распределяются скандально неприлично. Общество терпит: дитя не плачет — мать не разумеет. Второй потенциал — интеллектуальный. Советская власть создала много хороших брендов, в том числе «образование и наука». Теперь это уже «свет погасшей звезды», но она пока ещё горит, появляются высокоинтеллектуальные молодые люди, 20—30 вузов их создают. Однако когда они уезжают, то углубляется разрыв между Западом и Россией. Третий потенциал: пространственный, который абсолютно не используется — происходит превращение страны в безлюдное пространство. Жизнь теплится лишь в городах-миллионниках. Нужны пространственные мегапроекты, которые стягивают территорию.

Владимир ФИЛАТОВ, руководитель Центра инновационной экономики и промышленной политики Института экономики РАН:

— В ходе предвыборной дискуссии мы ничего толком не услышали от власти об экономической политике. А какой рост мы хотим иметь? Президент сказал: «Выше мирового». То есть 3,5% с плюсом. В Послании сказано о росте ВВП в полтора раза к окончанию его президентского срока. Тогда это будет в среднем 5,3% среднегодового роста. Но на пустом месте такое возникнуть не может: вчера 1,5, а завтра уже 5,3%. При наличии любой модели роста должен быть переходный период длиной 2—3 года, в течение которых создаются предпосылки. Таким образом, нам нужен ежегодный рост ВВП не меньше 6%. Тогда к 2035 году можно сократить разрыв в душевом ВВП с ФРГ. Но расчёт — лишь полдела. Надо наполнить экономический рост реальным содержанием: какую продукцию и для каких рынков производить? Ответа нет. Далее возникает вопрос: за счёт каких ресурсов обеспечивать рост?

Ещё важный аспект: экономические механизмы и институты для роста. И всё это должно быть увязано в некую модель. Приоритеты могут быть такими. Пространственное обустройство страны, понимаемое как решение жилищной проблемы. Не строительство небоскрёбов в городах-миллионниках, как сейчас. Надо строить одно-двух-этажные частные дома на территории, растянутой в пространстве страны: прежде всего необходимо заселять южный пояс Сибири, Транссиб. И по объёмам строительства здесь тоже есть ясность: у нас норма 20 метров на человека, в Европе — 40. Чтоб выйти на европейский уровень, требуется минимум вдвое увеличить объёмы строительства.

Есть и технологический аспект. Мы — энергетическая держава, а закупаем турбины у «Сименс». Оборудование для металлургии и химии, для промышленности — всё это мы когда-то производили сами, и надо возобновить производство. А мы сократили до ноля производство станков для лёгкой промышленности…

Ещё вопрос — диверсификация экспорта. В два раза экспорт сырья нарастить нельзя, чтобы поднять ВВП. Поэтому надо выходить с новой инновационной продукцией и захватывать рынки. На данном направлении «Сколково» пока занимается тем, что скупает наиболее перспективные разработки, которые вскоре перекочёвывают из России в какую-нибудь Силиконовую долину.

Сергей ХЕСТАНОВ, советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер»:

— В тактическом плане стоит повторить то, что уже однажды было сделано в СССР в период нэпа: дерегулирование и снижение налогового прессинга. На стратегическом горизонте давать рецепты сложнее: нужно предложить новую модель экономического роста в отличие от модели сырьевого восстановительного роста, на котором мы росли с момента развала СССР. Для такой экономики, как Россия, любой рост ниже 3% означает стагнацию или застой. Сегодня официальные показатели экономики плавно растут, а реальные показатели жизни снижаются.

Чтобы выйти на траекторию роста, надо выдвинуть новую экономическую модель. Какой она будет, пока серьёзных обсуждений не ведётся. Думаю, что к середине года профильные министры откроют дискуссию после формирования правительства.

Шота ХАБЕЛАШВИЛИ, генеральный директор АО «МОССТРОЙ-31»:

— Я скажу о «гуманитарном» отношении к населению. В стране свыше 2 млрд кв. м жилья нуждается в ремонте, из них 1 млрд — в срочном ремонте. Это касается 2/3 населения. Сегодня строительный комплекс ремонтирует в год 50 млн кв. м жилья, поэтому проблема усугубляется. Для срочного ремонта 1 млрд кв. м жилья необходимо 6 трлн рублей. Огромный объём работ, которые надо выполнять! И в то же самое время мы наблюдаем массовые банкротства строительных предприятий и производителей стройматериалов: около 30% таких предприятий либо уже банкроты, либо находятся в стадии банкротства. Это малые и средние предприятия. Их продукция и их услуги не находят сегодня сбыта. Такова реальность, такова денежно-кредитная и налоговая политика государства.

Олег ФАТЕЕВ, директор мебельной фабрики «Экспро»:

— Усиление налогового бремени, ужесточение кредитно-денежной политики, катастрофическое падение спроса привели к тому, что сегодня вообще невыгодно покупать станки. Занимаюсь производством с 1996 года. Ответственно заявляю: даже если мне предложат кредит под 1%, я его не возьму. Если такие кредиты предложат ряду секторов экономики, они тоже их брать не будут. Причина такова: стало невозможно осуществлять даже простое воспроизводство, не говоря уже о расширенном. Нужно срочно вводить инвестиционные льготы. И я на месте правительства сегодня говорил бы не о стратегии роста, а о первоочередных мерах, чтобы остановить скатывание экономики в пропасть (продолжительные аплодисменты. — А.Д.). Если невыгодно в реальном секторе покупать станки — мы как страна через два года окажемся по развитию на уровне Зимбабве.

Руслан ГРИНБЕРГ:

— Одна из экзистенциальных проблем состоит в том, что правительство наше не любит всякие льготы, потому что не знает, как отличить честных людей от нечестных. И поэтому всех считает нечестными. Мэр города Елабуга как-то показал мне предприятие, где слепые люди производили штепсели и розетки. У них была льгота по налогу на прибыль — как у предприятия, где половина коллектива — слепые. И вдруг отменили льготу. Мэр говорит: что теперь они будут делать — умирать под забором? Я спросил у тогдашнего министра экономики: а зачем вы отменили льготы? Ведь люди выживают, они работают, они нужны предприятиям. Он отвечает так: в среду мы ввели льготы для слепых, а в четверг — полстраны стало слепой. Я ему и говорю: а вы-то, правительство, зачем существуете? Вы существуете для того, чтобы отличать слепых от зрячих. А правительство сделало наоборот: теперь перед законом все равны — и слепые, и зрячие. Это я называю импотентным либерализмом. Правительству кажется, что только введи льготы — и тут же все начнут жульничать. Правда, надо признать, что здесь есть проблема…

…Покидая зал после окончания конференции, я всё никак не мог забыть риторический простой вопрос Руслана Гринберга: «Вы-то, правительство, зачем существуете?» А действительно, зачем? И нужно ли нам ТАКОЕ правительство, истово исповедующее «завтрабудизм» вперемешку с «импотентным либерализмом», неспособное отличить слепых от зрячих, честных от жуликов, партнёров от врагов?

Просмотров: 4074

Другие статьи номера

Кузбасские выселки
Город Киселёвск, что в Кемеровской области, расположен в южной части Кузнецкого угольного бассейна. Это один из сотен моногородов России — вся его экономика связана с добычей и обогащением угля. Так было в советское время, когда труд шахтёра высоко оплачивался и считался почётным. Сейчас же горняцкие семьи часто едва сводят концы с концами и теряют здоровье из-за ужасной экологической обстановки. В проблемах шахтёрского Киселёвска разбирался специальный корреспондент телеканала «Красная Линия» Андрей Дружинин.
Учебник по… отсебятине
По наивности думал, что все школьные учебники знакомят молодое поколение с окружающим миром, вооружают знаниями, чтобы повысить готовность к трудным жизненным ситуациям. Но открыл учебник «Обществознание» А.Ф Никитина и Т.И. Никитиной для седьмого класса, в котором учится мой внук, и стало не по себе. Рекомендации, выдаваемые подросткам авторами в разделе «Право на защиту», порой не соответствуют ни здравому смыслу, ни законам. Хотя призывы соблюдать их есть почти на каждой странице.
Самая везучая итальянка Туниса
Главный ковбой Голливуда Джон Уэйн называл её «сорванцом в юбке», а британский актёр Дэвид Нивен — «лучшим изобретением итальянцев после спагетти». Обворожительная Клаудия Кардинале появилась на киноэкране очень вовремя. В 50—60-х годах XX века важнейшее из искусств переживало бурный расцвет и, невзирая на обилие восходящих звёзд — Элизабет Тэйлор, Марлон Брандо, Мэрилин Монро, Ален Делон, Джина Лоллобриджида, Брижит Бардо, Софи Лорен, Пол Ньюман, Марчелло Мастроянни, Роми Шнайдер, Вирна Лизи, Урсула Андресс, Моника Витти, Мишель Мерсье, — постоянно нуждалось в новых кумирах.
Возвращение Каддафи
Выборы в Ливии под угрозой срыва. Разделившие страну силы не могут договориться о примирении. Нестабильность подогревается интригами иностранных государств, уже семь лет раздирающих Ливию на куски. Последнюю надежду многие связывают с сыном Муамара Каддафи.
Пульс планеты
БАКУ. Президент Азербайджана Ильхам Алиев переизбран на четвёртый срок. Согласно официальным данным, действующего главу государства поддержали более 86% избирателей. Выборы были внеочередными: в феврале президент внезапно объявил о назначении досрочного голосования без объяснения причин. Оппозиционный блок «Национальный совет демократических сил» бойкотировал выборы, назвав их сфальсифицированными. Всего Центр-избирком зарегистрировал восемь кандидатов. Алиев выдвигался от правящей партии «Новый Азербайджан». В соответствии с последней редакцией Конституции, его очередной президентский срок будет уже семилетним.
Вьетнам наращивает экспорт морепродуктов

Благоприятные климатические условия способствовали росту добычи рыбы и продукции аквакультуры в Социалистической Республике Вьетнам в первом квартале года.

ПО ДАННЫМ министерства сельского хозяйства и развития сельских районов (MARD), за этот период объём производства продукции аквакультуры составил около 611 тысяч тонн, что на 6 процентов больше, чем за аналогичный период 2017 года.

Высокий индекс счастья
Рождение вторых и последующих детей — приоритет семейной политики Белоруссии. Об этом заявила журналистам министр труда и социальной защиты Ирина Костевич в ходе Регионального симпозиума по вопросам разработки научно обоснованной семейной политики, передаёт корреспондент БЕЛТА.
Три вектора экономического роста

БОЛЕЕ 60 центров экономического роста может быть создано в регионах Белоруссии, сообщил министр экономики Владимир Зиновский во время XVIII Международной научной конференции «Проблемы прогнозирования и государственного регулирования социально-экономического развития», передаёт БЕЛТА.

Вывести профсоюзы из комы

На этой неделе, 11 апреля, делегация Компартии Украины во главе с первым секретарём ЦК КПУ Петром Симоненко принимала участие в работе ежегодной Европейской коммунистической встречи.

ЭТО ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЕ международное мероприятие, организатором которого выступила Компартия Греции, проходило в Брюсселе в здании Европарламента. Тема, которую обсуждали представители 32 партий из 28 стран Европы, была такой: «Работа в рабочем классе и в его профсоюзном движении как необходимая предпосылка для столкновения с ЕС, свержения варварского капиталистического строя и построения социализма».

Вызов и упрёк настоящего коммуниста
Память хранит ту полувековой давности встречу. В строгом костюме, подтянутый, он шёл к приёмной Могилёвского облисполкома. Явно не цивильную выправку дополняли протезы на обеих руках. Обл-исполком был расположен в Доме Советов — его построили по образцу и подобию минского Дома правительства незадолго до войны. Сюда, в Могилёв, собирались перенести столицу Белоруссии: Минск стоял почти у границы, слишком близко от наползавшей с запада фашистской угрозы. О чём, шагая по коридору монументального здания, думал он — один из тех, кто стал на пути этой угрозы ещё за четыре года до нападения гитлеровцев на Советский Союз?
Все статьи номера