Главная  >  Номера газеты  >  №35 (30386) 5—6 апреля 2016 года   >  «Я люблю простую и ясную жизнь»

«Я люблю простую и ясную жизнь»

№35 (30386) 5—6 апреля 2016 года
4 полоса
Автор: Николай МУСИЕНКО. г. Можайск, Московская область.

Буду откровенным: я уже не надеялся когда-либо вновь переступить порог этого замечательного дома, в котором почти полвека жил и творил великий русский и советский художник Сергей Васильевич Герасимов. Ведь в наше свободное от сантиментов время возможно всё, тем более продажа в частные руки драгоценного кусочка земли на высоком берегу Москвы-реки, откуда на многие вёрсты видны заречные дали, а по соседству белеют стены и башни древнего Лужецкого монастыря, сверкают золотом церковные купола, по православным праздникам и воскресеньям в небе плывёт, гудит колокольный звон. Долго, очень долго, шесть с лишним лет, приезжая в Можайск, я неизменно утыкался в высоченный забор без каких бы то ни было объявлений-объяснений на нём. И вот наконец-то радость: реставрация Дома-музея аккурат к 130-летию со дня рождения художника закончена, калитка в заборе распахнута, помолодевшая от свежей краски на стенах обитель «маэстро» живописи опять ждёт гостей!

«МОЯ РОДИНА — МОЖАЙСК, — сообщает в своей автобиографии Сергей Васильевич. — В мою молодость — небольшой провинциальный город с торговой площадью, пыльными улицами, с исправником, базарами, ярмаркой, рядами лавок, городским парком, добровольной пожарной командой. Там я провёл детство на окраине города, на берегу Москвы-реки. Совсем близко от нас стояла мельница с омутом и прудом, с вечным шумом воды, с крупорушками и сукновальнями. Мимо нашего дома проходил большак, по которому всегда двигались подводы, ехали на базар мужики, возили кладь в военный лагерь, гоняли арестантов в кандалах, с конвоем, проезжала тройка гуськом с кибитками, пролетали весёлые крестьянские свадьбы».

Как вспоминал, уже будучи известным художником, Сергей Герасимов, «жили небогато и, пожалуй, сурово. Чинно садились за стол обедать, шуметь и шутить за столом не полагалось. Крошки хлеба со стола ни в коем случае ронять было нельзя. Вообще слово «хлеб» произносилось с уважением». И дальше: «Как ни странно, но вспоминаю, что среди нужды, забот, хлопот в семье была какая-то атмосфера интереса к искусству; видимо, она исходила от отца, человека начитанного, хотя учившегося у местного дьячка всего три-четыре месяца. В семье выписывалась «Нива», она не сходила со стола в осенние и зимние вечера. Все сидели за большой лампой, кто работал, кто готовил уроки, кто рисовал. Мы все, нас было четыре брата, рисовали. Синий карандаш и какая-то акварель в деревянных ящичках почти никогда не переводились. Рисовали воинов, лунные ночи, рыцарей и солдат…»

«Мы жили в каком-то ожидании чудесного, — продолжал делиться сокровенным художник. — Нам казалось, что жизнь, которой мы живём, не настоящая, а настоящая ещё должна прийти, что-то должно свершиться в нашу пользу, и мы вдруг сделаемся обладателями невероятных сокровищ; будем играть какие-то совершенно другие жизненные роли. И это всё чудо, этот другой мир должны были, по нашему убеждению, открыться нам именно на пригорке, где теперь мой дом, в лесу. Здесь мы должны были поселиться в высоком замке с башнями, откуда видно далеко вокруг».

Детская мечта, пусть не очень скоро, стала-таки явью. «Довольно, довольно, хватит, хватит, идите на улицу, пишите самостоятельно людей, животных, солнце и всё, всё, что вас поразит в жизни», — произнёс однажды Константин Коровин, известный художник, первый русский импрессионист, преподаватель Московского училища живописи, ваяния и зодчества, выпроваживая своего любимого ученика из учебной мастерской на «свет Божий». И Герасимов отправляется в дорогой его сердцу Можайск, строит на месте обветшавшего родительского дома новый — светлый, просторный, с мастерской в мезонине, с террасой и высоким крыльцом, откуда ступеньки спускаются прямо в обширный сад. Дом, в котором ему с таким упоением работалось, куда он неизменно возвращался из творческих командировок по Советской стране, из зарубежных путешествий. Бывало, летним утром распахнёт в комнате настежь окна, откинет прозрачные кисейные занавески, чтобы не надувались ветром, и смотрит, никак не насмотрится на змейкой убегающую вдаль блёкло-голубую ленту Москвы-реки, на цветущий куст сирени под окном, на гуляющих по прибрежной луговине женщин в пёстрых нарядах. А налюбовавшись вволю, берёт в руки кисть, палитру и набрасывает на холст всю эту красоту, чтобы и другие могли её увидеть-оценить!

Раньше, до реставрации, в Доме-музее С.В. Герасимова целиком сохранялась обстановка, окружавшая Сергея Васильевича при его жизни, — от обеденного стола и венских стульев в столовой до любимого дивана в спальне. Теперь личных вещей тут минимум. Разве что мольберт, на котором стоит портрет Александры Гавриловны Герасимовой, жены художника, да несколько кистей, разложенных на палитре с пятнами засохших красок. Зато здесь тесно от картин и рисунков, дающих полное представление о всех гранях герасимовского таланта, — портреты земляков, пейзажи (не только родные можайские, но и новгородские, кисловодские и даже венецианские), натюрморты с цветами, книжные иллюстрации к пушкинской повести «Капитанская дочка», к некрасовской поэме «Кому на Руси жить хорошо», к горьковскому роману «Дело Артамоновых», эскизы жанровых картин, в том числе его знаменитого, брызжущего радостью и оптимизмом «Колхозного праздника» и не менее известной, написанной в суровом 1943-м «Матери партизана».

«Мои «дяди Вани» и «дяди Васильи» — это всё крестьяне и колхозники, живущие или жившие около Можайска, где я проводил вёсны, зимы и лета... Я люблю простую и ясную жизнь, я люблю простое и ясное искусство, наполненное богатством человеческого содержания и потому красочное и трепетное...» — так однажды выразил своё творческое кредо художник.

Но Сергей Герасимов, конечно, не мог обойти своим вниманием и грандиозное историческое событие, которое произошло вблизи Можайска, — Бородинскую битву. В его доме хранится эскиз к большой картине «М.И. Кутузов при Бородине». Полководец изображён на командном пункте у деревни Горки в момент, когда он даёт распоряжение казачьему атаману Матвею Платову и кавалерийскому генералу Фёдору Уварову нанести удар во французский тыл. Кутузов у Герасимова не грузный, усталый, сидящий «на покрытой ковром лавке», как у Льва Толстого в «Войне и мире», а энергичный, решительный, держащий в своей вытянутой вперёд руке все нити сражения, в котором решалась судьба России.

А вот и сам художник. Точнее, его «Автопортрет в синей блузе». Фигура живописца в распахнутой блузе на оливковом фоне исполнена силы, строгости и одновременно доброты. Наряд Сергея Васильевича своим цветом вызывает ассоциацию с синими полевыми колокольчиками, которые он так трогательно и нежно любил, которые так часто рисовал...

Просмотров: 730

Другие статьи номера

Чаще всего зрителю не везёт
Планируя мероприятия, посвящённые Году кино, оргкомитет ожидал настоящего бума кинопроизводства. Поднять престиж кинематографа, указать на подобающее ему место в жизни общества можно, только опираясь на конкретные деяния. Однако кино давно потеряло свою монополию в области визуальной культуры: из повседневной жизни его активно вытесняет Интернет. В связи с этим огромное значение для пропаганды киноискусства и возвращения зрителей в кинозалы имело бы появление новых выдающихся фильмов, как теперь говорят, «фильмов-событий».
Где ты ходишь, третья квота?
Завершившийся в Бостоне чемпионат мира по фигурному катанию, негласно считавшийся своеобразным подведением промежуточных итогов первой половины олимпийского цикла, как и прогнозировалось, не стал для россиян чем-то из ряда вон выходящим с точки зрения завоёванных медалей: их оказалось ровно столько, сколько и на предыдущем первенстве планеты в Шанхае. Причём вновь отличились наши девушки, повторившие достижения годичной давности, выиграв «золото» и «бронзу». Однако мизерное количество наград — это не главное разочарование турнира в столице американского штата Массачусетс. Куда досаднее то, что россияне остались несолоно хлебавши в одной из своих коронных дисциплин — парном катании, а также не сумели обрести вожделенную третью квоту в танцах и мужском одиночном разряде.
Медицине требуется хирург
ИЗ-ЗА НЫНЕШНИХ ПРОБЛЕМ в системе здравоохранения Латвии финансирование отрасли должно быть кардинально увеличено, ему не помогут даже сотни миллионов евро — такое мнение высказал экс-министр здравоохранения республики, а ныне руководитель Кулдигской больницы Ивар Эглитис в интервью телеканалу ЛНТ. Второй вариант — государство должно официально признать, что неспособно обеспечить весь обещанный объём медицинских услуг, и перестать оплачивать ряд из них, отдав эту функцию частному страхованию.
Школьная дискриминация

ПОЛИТИКА нынешних литовских властей не отвечает интересам национальных меньшинств, проживающих в республике, что особенно проявляется в сфере просвещения. Процесс ассимиляции детей из русских семей ускоряется.

Призыв коммунистов обществом воспринят

Декларация о принципе незыблемости суверенитета, независимости и постоянного нейтралитета Республики Молдова принята парламентом страны

Уже не в первый раз молдавское общество ставится перед осознанием критического положения государственности республики, её суверенитета и даже самого существования. Приходит к пониманию того, что в стране есть мощные силы, поддерживаемые великодержавными амбициями соседней Румынии, готовые ликвидировать Молдавию как независимое государство под видом «слияния» (как здесь говорят — «унири») с Румынией, что страна живёт буквально над пропастью.

Избавить столицу от пробок

ВЛАСТИ ПЕКИНА опубликовали план развития транспортной инфраструктуры города, главной целью которого является избавление столицы Китая от пробок. Прежде всего речь идёт об ускоренном развитии сети метрополитена.

При высокой активности избирателей

МОЛОДОЙ лаосский парламентаризм сделал новый шаг в своём развитии. 20 марта состоялись выборы в Национальное собрание Лаосской Народно-Демократической Республики восьмого созыва, итоги которых были на днях обнародованы во Вьентьяне.

Пульс планеты
МИТИЛИНИ — ДИКИЛИ. В соответствии с соглашением между Анкарой и Брюсселем 4 апреля первые суда с мигрантами начали покидать греческие острова Лесбос и Хиос по направлению турецкого порта Дикили в провинции Измир. Речь идёт о нелегалах, прибывших не из зон боевых действий, а в поисках лучшей доли из таких стран, как Пакистан, Бангладеш или Марокко. Противоречивый договор между Турцией и ЕС, заключённый 18 марта, предусматривает вывоз мигрантов, высадившихся на греческой территории после 20 марта — это не менее 6000 человек. Взамен Брюссель примет беженцев, покинувших дома из-за войны.
Оппозиция на скамье подсудимых
В Таджикистане продолжаются репрессии против активистов запрещённой Партии исламского возрождения. Руководителей организации судят в закрытом режиме, уголовные дела заводятся даже на их адвокатов. На фоне подавления оппозиции доводится до абсурда культ личности президента Эмомали Рахмона.
Кровавый шантаж
Целый десант наиболее активных «украинских патриотов» высадился в крупнейших городах Нидерландов для проведения агитации за то, чтобы голландцы проголосовали на референдуме, который состоится в этой стране 6 апреля, в поддержку соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом.
Все статьи номера