Главная  >  Номера газеты  >  №32 (27994) 25 марта 1999 года  >  Эпоха безумия и позора

Эпоха безумия и позора

№32 (27994) 25 марта 1999 года
1 полоса
Автор: Олег ЕГОРОВ. Кандидат философских наук. г. Электроугли, Московская область.

Французский писатель Э. Золя назвал время правления Наполеона III «нелепой эпохой безумия и позора». Подобное состояние переживает ныне и Россия.

Роль интеллигенции в приходе к власти августовского режима неоспорима. Эта тема давно муссируется в прессе на разные лады. Публицисты и политологи левой ориентации ломают голову над тем, как могла советская, народная по своей природе интеллигенция предать взрастивший ее строй.

Вопрос этот настолько же современный, насколько и исторический. На заре новой эры, 80 лет назад,

А. Блок писал в петроградской газете: «Интеллигенция всегда была революционна». Прозвучавшие на всю страну слова поэта невольно стали своего рода манифестом.

Но всякая революция в зародыше несет и свое отрицание. И когда ей угрожает смертельная опасность, враждебные силы предвосхищают контрреволюцию своими манифестами. Так случилось и в 1993 году.

В февральском номере «Нового мира» за тот печальной памяти год было опубликовано открытое письмо академика Д. С. Лихачева. Тогда Лихачев в представлении многих был этаким патриархом либерального крыла интеллигенции, на что ему давали право «заслуги» прошлого: «сидел» в 20-е годы (ореол «мученичества»), не сотрудничал с «тоталитарной» властью, занимался культурными древностями — словом, имел классический послужной список демократа старого закала, более авторитетного, чем «шестидесятники». В силу этого его публичные высказывания расценивались не как мнение частного лица, а как выступление от имени конкретной общности, интеллигенции в ее особом понимании. И данное письмо в свете последующих событий может рассматриваться как исторический документ, равноценный политическому манифесту.

Суть письма, написанного вялым и блеклым языком, не обнаруживающим в его авторе академика филологии и, конечно же, не идущим ни в какое сравнение с выразительностью и образным богатством революционных статей А. Блока, сводится к тому, что «человек должен иметь право менять свои убеждения по серьезным причинам нравственного порядка. Если он меняет убеждения по соображениям выгодности,— это высшая безнравственность. Если интеллигентный человек по размышлении приходит к другим мыслям, чувствуя свою неправоту, особенно в вопросах, связанных с моралью,— это его не может уронить».

За приглаженными, обтекаемыми и «по-интеллигентски» двусмысленными фразами, сдобренными набором избитых исторических фактов, скрыто поистине фарисейское коварство. Где та лакмусовая бумажка, которая определит: по соображениям выгоды или морали изменил человек свои убеждения? Да и что такое мораль в устах проповедника отступничества? Если мои прежние убеждения были безнравственны и я от них отказываюсь, то какие основания считать новые нравственно безупречными?

Так станет рассуждать каждый, следуя логике. Но для Лихачева важна была не логика, а повод уйти от ответственности за предательство. «Я убежден,— пишет академик,— что можно быть и несвободным от раз и навсегда принятых принципов. Это касается людей «с лобной психикой», отстаивающих свои старые, когда-то ими высказанные или даже проведенные в жизнь мысли, которые сами для себя сковывают свободу». Вот, оказывается, где собака зарыта! Дело не в принципах, в том числе и моральных,— потому что если принципы вообще меняются, то, выходит, изменчивы и моральные принципы,— а в свободе от них. Если свободу устраивают данные принципы, то их следует исповедовать, если же нет, то надо от них отказываться. Так выглядит доведенная до логического конца интеллигентская теория Лихачева. Но, повторяю, в письме ее зерно скрыто под шелухой различных исторических экскурсов — от Рюрика и Владимира Мономаха до Горького.

Несмотря на внешне сдержанный характер письма и оговорку о субъективности мнения, в целом и в частности оно отличается духом непримиримой враждебности и поучающим тоном. Задает этот тон стремление отделить овец от козлищ, то есть выдать свидетельство патентованному, якобы истинному интеллигенту и заклеймить «образованцев-оборванцев». Именно так обыгрывает академик изящной словесности изобретенный Солженицыным термин.

Если рассуждать исторически, а не с точки зрения лихачевской маркировки, то, действительно, русская и советская интеллигенция никогда не была однородна. Параллельно процессу формирования в начале XIX века происходило ее идеологическое и социальное расслоение, следствием которого стал непримиримый конфликт между двумя группами интеллигенции в кризисные для страны эпохи.

В советское время наряду с такими понятиями, как «рабочий класс» и «колхозное крестьянство», существовало выражение «трудовая интеллигенция». Данный термин имел не столько идеологический, сколько конкретно-исторический смысл, в 70-е и в начале 80-х годов основательно забытый или не осознававшийся большей частью людей. На заре Советской власти под трудовой интеллигенцией подразумевалась та часть, которая либо вышла из других классов, прежде всего из рабочих и крестьян, либо после революции перешла на сторону Советской власти и стала служить интересам рабоче-крестьянского государства. К последней категории в основном принадлежали инженеры, врачи, учителя, аграрии-землеустроители, то есть слой образованных людей, в которых особенно нуждалась отсталая российская экономика как до, так и после революции. Некоторое время их называли «спецами». Абсолютное большинство людей этой прослойки с дореволюционным образованием честно и самоотверженно трудилось в тяжелые 20-е и 30-е годы, и в значительной степени их усилиями страна быстро вышла на передовые рубежи. Об этом имеются многочисленные свидетельства литературы той и последующих эпох, от «Цемента» Ф. Гладкова (1921 г.) до «Костра» К. Федина (60-е гг.). Жизненный уровень этой категории интеллигенции не был высок ни при царизме, ни при Советской власти. Но это была именно трудовая интеллигенция, которая, помимо высокого профессионализма, обладала высоким сознанием нравственного долга перед многомиллионной народной массой, пребывавшей в нищете и невежестве. В представлении этой интеллигенции профессиональный труд отождествлялся со служением народу и стране. Множество примеров этого мы находим как в литературе, так и в реальной действительности. Широко известен гражданский подвиг профессора Московского университета С. Рачинского, оставившего кафедру и уехавшего в глухую смоленскую деревню учить детей в сельской школе. В советскую эпоху его повторил композитор Д. Кабалевский, который, будучи семидесятилетним старцем, пошел в общеобразовательную школу учителем музыки и семь лет вел класс.

Историческое размежевание интеллигенции в XIX веке породило в ее рядах и другой слой, который можно назвать паразитическим. Отношение к нему народа всегда было подозрительным, так как этот слой, в его представлении, ближе стоял к барам. Но амбиции у этой части интеллигенции всегда были большие. К ней относились артистическая и писательская богема, различные философы и эстетики, вроде чеховского профессора Серебрякова, «аблакаты» и чиновники разных мастей.

При европейском образовании и ориентации на Запад они скептически относились к русскому мужику и к своей Родине. Именно из этого сословия вышли те, для кого Россия, а впоследствии и СССР всегда были «этой страной». Их идеологическим манифестом еще в XIX веке стали писания П. Я. Чаадаева.

Третьестепенный публицист, срочно произведенный в великие люди во время «перестройки», он был автором восьми писем, написанных на французском языке (даже здесь сказалось пренебрежение ко всему русскому), три из которых были опубликованы.

Смысл их сводится к тому, что у России и ее народа нет истории: «Окиньте взглядом все прожитые нами века, все занимаемое нами пространство,— вы не найдете ни одного привлекательного воспоминания, ни одного печатного памятника, который властно говорил бы вам о прошлом... Где наши мудрецы, наши мыслители?.. Мы не обладаем ни одним из достоинств, отличающих народы зрелые и культурные».

Мысли Чаадаева были буквально повторены (не как цитата, а как собственное убеждение) бывшим ректором Высшей партийной школы, политическим перевертышем В. Шостаковским на одном из «демократических» митингов в 1992 году. Помнится, этот оратор, возражая незримому оппоненту, витийствовал: говорят об СССР как о великой державе; что в нем было великого — огромность пространства?

Паразитическая интеллигенция создала для себя особую культурную среду. Существовавшая система социально-экономических отношений давала ей возможность заниматься интеллектуальной деятельностью, которая была недоступна абсолютному большинству народа. Эта интеллигенция не была связана обязательствами перед классами, чей физический труд она в сущности эксплуатировала. Такое состояние она воспринимала как «интеллектуальную свободу» и независимость от «принуждений экономических» (выражаясь словами Лихачева). Она была органически неспособна к регулярной, черновой интеллигентной работе по своей специальности и искала способы избежать ее.

Так, писатель М. Булгаков, один из кумиров нынешней «демократической» интеллигенции, до начала своей писательской карьеры был земским врачом в Смоленской губернии. Там он нравственно сломался, быстро сделался наркоманом и, не выдержав жизненных тягот и изнурительного труда, бежал в родной Киев.

Совершенно другую картину представляет семилетняя клиническая практика писателя В. Вересаева и описанная в его знаменитой книге «Записки врача», работа рядовых земских врачей — представителей трудовой интеллигенции, самоотверженно выполнявших свой профессиональный и гражданский долг. А еще раньше — опыт доктора А. Чехова.

(Окончание следует).

Просмотров: 550

Другие статьи номера

Пульс планеты

Совет НАТО принял решение начать военную операцию против Югославии. Генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана отдал соответствующее распоряжение главнокомандующему силами НАТО в Европе генералу Уэсли Кларку. Будут задействованы более 400 боевых самолетов и корабли НАТО в Адриатическом море. О начале ракетно-бомбовых ударов может быть сообщено уже в ближайшее время.

Голливуд: «Оскар» простился с XX столетием
Пышная церемония вручения высших наград Американской академии киноискусств (ААК), состоявшаяся в Лос-Анджелесе, не являлась юбилейной — свое семидесятилетие главное голливудское торжество отметило в прошлом году. Однако и нынешнее вручение заветных «оскаровских» статуэток нельзя считать ординарным событием: ведь оно — последнее в XX веке. Возможно, именно поэтому праздник на «фабрике грез» не обошелся без сюрпризов.
Сломанная Вертикаль

Я позволил себе некоторую вольность в переводе заголовка статьи о России, опубликованной в парижской газете «Интернэшнл геральд трибюн». Но смысл, ручаюсь, передал верно. Американский журналист Дэвид Хоффман, автор этой статьи, пришел к выводу, что главная беда нашего многострадального Отечества — это «несостоятельное государство». Под этим, уточняет он, следует понимать даже не его развал, как это случилось с Советским Союзом в 1991 году, а «просто прекращение функционирования государства, как и полноценного федерального правительства».

Из «калашного» ряда
В Абу-Даби, мировом оружейном салоне, закончилась выставка IDEX-99. В павильоне России наибольшим успехом пользовалась продукция известного на весь мир объединения «Ижмаш». Французская газета «Либерасьон» назвала автомат Калашникова в числе 36 выдающихся достижений двадцатого столетия. Сегодня около семидесяти миллионов «калашей» находится на вооружении армий 55 стран.
Встречи в Японии
По приглашению МИД Японии в этой стране находились заместитель руководителя фракции КПРФ в Государственной думе, первый заместитель председателя ЦК КПРФ Валентин Купцов и член Комитета Государственной думы по международным делам Александр Шабанов.
День Земли

Год назад в Москве впервые звонил Колокол Мира. На днях в Международном центре Рерихов эта акция проводилась вновь. И так будет ежегодно: в день весеннего равноденствия на всей планете уже более четверти века отмечается День Земли.

Дума, семь раз отмерь

Что стоит за отказом США от запрещения ПРО

Начало года ознаменовалось крупномасштабной акцией США, в корне подрывающей стратегическую стабильность. Вашингтон заявил о предстоящем отказе от советско-американского Договора 1972 года по ПРО, который бессрочно, по существу навсегда, запрещал обеим странам создавать противоракетную оборону национальной территории.

Арифметика, понятная всем
Аграрная партия России провела свой седьмой съезд (первый состоялся 26 февраля 1993 года). На нем избран новый состав руководящих органов (председателем правления вновь стал М. Лапшин, в помощниках у него теперь девять заместителей). Принята делегатами съезда резолюция о том, что АПР намерена идти на предстоящие парламентские выборы самостоятельно.
«Зеленый друг» не подкачает

Помню, одно из напутствий, когда меня утвердили собкором «Правды» по Карелии и Мурманской области: не забывать иногда писать о Малой карельской лесной академии, в которой детей сызмальства приучают бережно и грамотно относиться к родной природе, приумножать ее богатства. О добрых делах академии известно всей стране. Там воспитывают настоящих хозяев...

Закат «рыбного дня»
На днях состоялось расширенное заседание президиума Координационного совета отечественных товаропроизводителей (КСОТ) под председательством Н. И. Рыжкова. Рассматривался острый вопрос о состоянии рыбной отрасли России и мерах по выводу ее из кризиса.
Все статьи номера