После Сирии

№31 (30382) 25—28 марта 2016 года
7 полоса
Автор: Александр ДРАБКИН. Политический обозреватель «Правды».

Много лет пограничные сооружения Германской Демократической Республики, которые, с подачи шпрингеровской прессы, стали именоваться «Берлинской стеной», пропагандировались как коммунистический символ «холодной войны». Многочисленные публикации в западных газетах и журналах, фильмы и уличные граффити нагнетали нешуточную напряжённость вокруг этой «стены». А применение пограничниками оружия против нарушителей рубежей ГДР подавалось как ужасы коммунизма. При этом в идеологической тени оставались подобные погранрайоны во многих других частях света — например, вблизи городка Вагах на границе Индии и Пакистана.

«Берлинская стена Азии»

Пограничный пункт Вагах между пакистанским Лахором и индийским Армитсаром обрёл своеобразную мрачную известность в 1947 году. Именно там после раздела англичанами единой Индии произошли страшные кровопролитные столкновения между мусульманами с одной стороны и объединёнными толпами индуистов и сикхов — с другой. Когда напряжение спало, у Вагаха были подняты флаги двух стран. Теперь там постоянно проходит ежедневная церемония спуска национальных полотнищ, символизирующая патриотические настроения жителей обеих стран.

В 2014 году в районе Вагаха против пакистанских участников церемонии был совершён беспрецедентный теракт. Стоящая за ним группировка талибов «Техрик-и-Талибан Пакистан Джамаат Ахрар» (ТТП-ДА) позиционирует себя как врага сразу двух государств — Пакистана и Индии. Один из лидеров ТТП-ДА Эхсанулла Эхсан заявил агентству «Рейтер»: «Я уже предупредил Моди (премьер-министра Индии. — А.Д.), что наши смертники могут без труда совершать нападения по ту сторону границы с Индией». Его организация называет свою войну против Индии «частью глобального джихада, в котором должны принять участие выходцы со всего мира, включая Запад и арабские государства». Как считают аналитики, действия радикальных исламистов на индо-пакистанском направлении представляют собой всеобщую угрозу. Они могут привести к расширению ещё одной дуги нестабильности, в центре которой находятся две ядерные державы — Индия и Пакистан.

Мира в этом районе не было изначально после раздела единой Индии: обе страны обвиняли друг друга в «трансграничном терроризме». Эти обвинения нередко перерастали в более или менее крупные боестолкновения.

Ситуация особенно обострилась после того, как в мае 2014 года на парламентских выборах в Индии победила «Бхарата джаната парти», которую многие считают националистической. Её лидер Нарендра Моди стал премьер-министром Индии. Ранее он возглавлял штат Гуджарат, где происходили кровопролитные межрелигиозные столкновения. После выборов обвинения Моди как «палача мусульман» отошли в Индии на задний план. Однако в ТТП-ДА его до сих пор именуют «убийцей сотен мусульман в Кашмире и Гуджарате» — пакистанские талибы готовы перенести джихад на территорию Индии.

Исламисты в Южной Азии очень опасны. У них огромный боевой опыт борьбы против «неверных». Сейчас, когда так называемое «Исламское государство» распространило своё влияние на огромную территорию — от Северной Африки до Индонезии, когда лишившаяся воли и мужества Европа корчится в террористических тисках, опасность смертоносного джихада усиливается многократно.

Мир, затаив дыхание, следит за действиями великих держав. И прежде всего Соединённых Штатов, которые, спровоцировав цепь «цветных революций», демонстрируют готовность тушить пожар керосином всюду, где возникает опасность терроризма.

Проект «Косово»

В 1999 году именно США, раздавив Югославию, создали так называемое независимое государство Косово. Сейчас они построили там крупнейшую военную базу «Бондстил». Сооружали её в обстановке глубочайшей секретности — в этом районе были запрещены любые авиационные перелёты, по периметру стройка охранялась многорядными заграждениями как стратегический боевой объект. На самую чёрную работу местные жители отбирались с необыкновенной тщательностью. Платили им огромную, по здешним меркам, заработную плату. А особо отличившимся обещали даже американскую гринкарту, то есть вид на жительство в США.

Сейчас, когда возведение базы в основном закончено, стало ясно её предназначение. Конечно, она усиливает ракетно-космический контроль за Южной Европой, Северной Африкой, Ближним Востоком и Черноморско-Каспийским регионом. Но есть у американцев в Косове и другая цель: приём радикальных исламистов, которые отныне будут совершенно легально приезжать из Турции в Европу. Перепуганный Евросоюз предоставил Турции право самой отбирать этих людей из трёх миллионов переселенцев, ютящихся ныне в стране Эрдогана. Сколько среди них отберут будущих боевиков-подпольщиков, знают только турецкие спецслужбы. Компетентные люди на конкретные вопросы журналистов отвечают, усмехаясь: сколько нужно будет для исламизации Европы, столько и отберут. В Косове они пройдут соответствующую подготовку, будут снабжены оружием и техникой связи. В результате нынешние кошмары Парижа и Брюсселя станут повседневной европейской реальностью.

При этом теоретики джихада не забывают и о других направлениях войны, в частности о Центральной Азии. Вероятно, там в ближайшем будущем ситуация обострится до крайности. А новая обстановка в мире может потребовать и новых решений. Полугодовая операция в Сирии показала всему миру, что Россия обладает ныне высокотехничной мобильной армией, способной мгновенно реагировать на опасность в любой точке земного шара. Аналитики обратили внимание на хорошие отношения, которые сложились между индийским премьер-министром Нарендрой Моди и российским руководством. И если завтра для усиления борьбы с терроризмом Индии потребуется помощь России, мало кто сомневается, что такая помощь будет оказана. Это будет эффективнейшая помощь — сирийский опыт тому подтверждение. Правда, на линии огня окажутся уже три ядерные державы. А с учётом возможных китайских заинтересованностей — четыре.

Но, как бы то ни было, мир уже никогда не будет таким, как вчера. Последние события в Бельгии свидетельствуют: джихадисты объявили войну всему человечеству. Они взяли Брюссель — столицу Европы: город парализован, король и королева сбежали из монаршей резиденции и эвакуировались в безопасное место. Исход короля из столицы издавна считался в Европе символом капитуляции: власть бросала подданных на милость победителей.

Опять Карабах?

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил: «Турция сделает всё возможное, чтобы оккупированные территории Азербайджана были освобождены». Политологи расценили это как оповещение о готовности Анкары использовать свои вооружённые силы для поддержки Баку в споре с Ереваном из-за Нагорного Карабаха (хотя прямо этого сказано не было). В нынешних условиях вряд ли может идти речь о каком-то другом воздействии на «замороженный» конфликт: граница между Азербайджаном и Арменией закрыта, дипломатические отношения разорваны. Остаётся одна форма вмешательства — война.

Когда же глава Азербайджана Ильхам Алиев недавно прилетел в Анкару для участия в заседании Совета стратегического сотрудничества высшего уровня двух стран, вопрос о Карабахе обсуждался прямо, без недомолвок.

В то же время, как сообщает пресса, Азербайджан многократно нарастил свои военные расходы, широко развернул перевооружение армии. Причём значительное количество оружия и боевой техники он приобретает в России, что очень беспокоит Ереван — союзника Москвы и партнёра РФ по ОДКБ.

Похоже, что в Баку, определяя ориентиры в российско-турецкой напряжённости, склонны выбрать позицию Анкары. И исходят при этом азербайджанские лидеры из стремления потрафить Вашингтону, всячески стремящемуся осложнить внешнеполитическое положение России.

В Москве в связи с этим предупреждают, что значительные военно-технические связи с Азербайджаном до сих пор строились на условиях, весьма выгодных для закавказской республики. Однако ничто не вечно под Луной — ситуация может и измениться.

Ориентация же на Вашингтон исключительно недальновидна. Как подсчитал известный американский политолог Уильям Блум, после окончания Второй мировой войны Соединённые Штаты свергли (или сместили) правительства более чем в 50 странах, попытались убить 50 иностранных лидеров, бомбили 30 государств, вмешались в ход выборов в 30 странах, были причастны к совершению большего количества военных преступлений, чем кто-либо в мире. Причём среди жертв этой агрессивной политики были те, кого в Вашингтоне ещё накануне уничтожения называли своими друзьями. Принцип прост: в политике друзей нет, есть только те или иные интересы. У Азербайджана отсутствует гарантия защищённости от такого развития событий.

Тем более что в самом Азербайджане внутреннее положение отнюдь нельзя назвать незыблемо устойчивым. Конечно, сейчас в стране более спокойная ситуация, нежели была сразу после разрушения СССР. Но ядовитые корни национализма существуют. И время от времени дают опасные всходы.

Население Азербайджана состоит из двух крупных этнических групп: потомков древнеиранских племён и потомков тюркских пришельцев из Центральной Азии. Почва для конфликта между ними есть. А желающие обострить ситуацию, сменить власть найдутся — в этом я убедился воочию.

В 1991 году меня отправили в командировку в Баку — провести вместе с американским корреспондентом интервью с Муталибовым, тогда — первым секретарём ЦК Компартии Азербайджана. Он в то время готовился стать президентом этой страны.

Город встретил нас огромными предвыборными плакатами. На них на зелёном фоне в халате и с ярко выкрашенной хной рыжей бородой был запечатлён кандидат в президенты. В разговоре с корреспондентами он держался на редкость радушно, хотя и говорил несколько витиевато — по-восточному. Во время беседы в кабинет вошёл небольшого роста человек, в котором с первого взгляда угадывался высокопоставленный сотрудник спецслужб. Он положил перед патроном лист бумаги и неспешно удалился. Муталибов прочитал и рассмеялся: «Гейдар Алиевич Алиев выехал из деревни, где мирно жил на пенсии, и движется к Баку. Его тепло встречает народ».

Американец внимательно посмотрел на Муталибова и спросил коротко: «Это проблема?» Муталибов мягко улыбнулся: «Нет, конечно. Мы разберёмся в намерениях Гейдара Алиевича».

А вскоре Гейдар Алиевич сам при поддержке народа разбирался с делами своего предшественника, который так и не стал президентом.

Думается, прав был легендарный красноармеец товарищ Сухов: «Восток — дело тонкое». И от острых ситуаций там лучше держаться подальше.

Просмотров: 850

Другие статьи номера

Квадрокоптер обыскивает лес

ШВЕЙЦАРСКИЕ робототехники научили беспилотные квадрокоптеры передвигаться по лесным тропинкам на высоте человеческого роста, сообщает агентство «Регнум» со ссылкой на статью, опубликованную в издании IEEE Robotics and Automation Letters.

Бостон-2016: «золотой» дождь не прогнозируется
С 28 марта по 3 апреля Бостон, столица американского штата Массачусетс, впервые примет чемпионат мира по фигурному катанию. Главный турнир года, завершающий второй сезон олимпийского цикла, пройдёт под сводами знаменитой спортивной арены «Гарден», служащей площадкой для хоккейных баталий команд НХЛ, баскетбольных игр НБА и ряда других престижных соревнований.
Бал правит английская классика
«Ни сезона без ярких премьер!» — этому девизу традиционно остаются верны МХАТ им. М. Горького и его поистине выдающийся руководитель — народная артистка СССР Татьяна Доронина. Вот и в последние месяцы театр порадовал своих поклонников чередой новых постановок, причём, как обычно, уделил внимание не только русской, но и зарубежной классике, сделав своеобразный акцент на английской драматургии, обратившись к бессмертным произведениям двух выдающихся уроженцев туманного Альбиона — «Пигмалиону» Бернарда Шоу и «Укрощению строптивой» Уильяма Шекспира.
Самая высокая сосна
СОТРУДНИКИ Центра управления государственными лесами Эстонии обнаружили в Пылваском уезде республики сосну Pinus sylvestris, оказавшуюся самой высокой на планете — 46,6 метра, сообщил национальный телеканал ETV. Её возраст оценивают в 214 лет. Ранее первое место занимала сосна, растущая в Польше, — 45,3 метра. В Эстонии также есть ель, устремлённая ввысь на 48,6 метра и возрастом 202 года. Деревья занесены в Книгу рекордов Гиннесса.
Пульс планеты

БРЮССЕЛЬ. В Бельгии растут опасения по поводу безопасности АЭС страны — «Тианж» и «Дуль». Персонал, чьё присутствие не является остро необходимым, отпустили по домам сразу после терактов 22 марта. Работу станций, на которых размещены военные, поддерживают сокращённые смены. Однако ответственные лица выражают опасения, что к объектам могут иметь доступ лица, не прошедшие достаточной проверки. Так, осенью 2014 года выяснилось, что на «Дуле» три года работал и имел доступ в любые помещения исламист, уехавший затем воевать в Сирию.

Вода всем и каждому
Правительство Боливии старается делать всё возможное, чтобы обеспечить людям доступ к питьевой воде по всей стране, помогая развитию отдалённых общин, заявила на днях министр окружающей среды Александра Морейра.
Парижане рвутся в полицейские
Во Франции зафиксировано рекордное количество заявок от желающих поступить на работу в полицию — большинство претендентов приняли такое решение после парижских терактов, пишет Анаис Джинори в итальянской газете «Репубблика».
Итог: превращение в колонию
Акции протеста становятся в центре украинской столицы перманентным явлением. Так, днём 23 марта «чернобыльцы» перекрыли движение по ул. Грушевского в Киеве возле здания правительства.
Журналисты за решёткой

Свобода слова с «коричневым» оттенком

7 февраля исполнился год, как был арестован известный журналист из Ивано-Франковска Руслан Коцаба, публично выступивший против войны в Донбассе и проведения на Украине мобилизации. Он обосновывал свою позицию тем, что в стране не было введено военное положение. Ему предъявлено обвинение в… «государственной измене» и «воспрепятствовании деятельности вооружённых сил». Это по совокупности грозит лишением свободы до 23 лет. Чтобы понять, что это значит, надо знать, что в августе человеку исполнится 50 лет, что он раньше уже перенёс инсульт и у него больное сердце. У Руслана две дочери, старшая из которых скоро достигнет совершеннолетия, а вот младшей всего лишь 8 годков.

Серьёзные риски дипломатического гостеприимства
Туркмения превращается в объект соперничества региональных и мировых держав. Играя на геополитических противоречиях, власти республики пытаются извлечь максимальную для себя выгоду, при этом забывая об опасностях подобной неразборчивости в связях.
Все статьи номера