Главная  >  Номера газеты  >  №29 (30380) 22—23 марта 2016 года   >  Там, где бежит Тумнин

Там, где бежит Тумнин

№29 (30380) 22—23 марта 2016 года
4 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ. Член Союза писателей и Союза журналистов России.

Скатываясь с северных отрогов Сихотэ-Алиня, начинает свой бег до озноба колючая река. Сначала она едва угадывается в траве. Но чем ближе к морю, тем вольготнее ей живётся, тем шире она расправляет свои плечи, покачивая на волнах юркие оморочки. В одном из распадков в стремительный Тумнин вливается горный ключ Худями, по прозрачности не уступающий утренним росам.

Сюда-то давным-давно и перекочевали орочи — «лесные люди», как назвал их знаменитый исследователь Дальнего Востока Владимир Клавдиевич Арсеньев. Они жили отдельными родами в маленьких бухточках Татарского пролива. Шалаши из лиственничной коры да юкольники, на коих до поздней осени вялилась на вешалах рыба, да зимняя охота — вот всё, что знали тогда эти обречённые на вымирание люди.

А вымирали орочи целыми родами. Косила оспа, медленно подтачивал туберкулёз, а то вдруг наваливалась холера — и навсегда гасли родовые очаги. Оставшихся в живых царёвы скупщики спаивали «огненной водой», на яркие безделушки выменивая собольи и лисьи шкурки…

Обо всём этом и много ещё о чём рассказал мне уже в шестидесятых годах прошлого столетия, когда попутный ветер занёс меня на берега горного Тумнина, русский советский человек, более чем на треть века связавший свою судьбу с людьми, поселившимися на берегах стремительной реки.

ИТАК, на одной шестой части земного шара начинались тридцатые созидательные годы минувшего века. В Уську-Орочскую приехали ещё сравнительно молодые учителя — Николай Павлович Сидоров и его супруга Валентина Фёдоровна.

До Советской Гавани добирались они морем. В портовом городке их встречал заведующий районным отделом народного образования. Не прошло и двух месяцев, как он же проводил обратно на Большую землю двух учителей, не проработавших и полгода в Уська-Орочской школе: слишком трудно им там пришлось. «Удержатся ли в глухомани новые учителя?» — свербила в голове коварная мыслишка. И неожиданно для себя он выпалил:

— Может быть, вы на первых порах поработаете у нас, в Совгавани, а потом...

— Нет, милый человек, — не дослушав до конца заведующего, сказал Николай Павлович. — Мы с Валентиной Фёдоровной недавно прочитали удивительные рассказы Арсеньева. Они-то и заронили в нас желание ехать именно в Уську-Орочскую — село, куда Советская власть собирает этих доверчивых «лесных людей». Поэтому не отговаривайте...

Работнику наробраза не оставалось ничего иного, как пожелать Сидоровым успешных деяний на новом месте.

А встретили их в таёжном краю поначалу настороженно. На уроки пришло лишь несколько учеников. Тогда среди взрослых орочей не было ни одного грамотного. «Не в этом ли кроется причина неприязни к школе? — размышлял Сидоров, советуясь с женой. — Не начать ли нам со взрослых?»

И Сидоровы пригласили в школу старых орочей. Угостили их чаем, показали кукольный спектакль. Те потешались над жадным купцом, которого перехитрил Иванушка, сочувствовали Золушке, одобрительно встретили Илью Муромца…

После спектакля рядом с импровизированной сценой появилась доска. Учитель чертил на ней мелом буквы тех слов, что произносил с женой во время спектакля, просил запомнить.

— Это полезно и нашим детям, — постепенно соглашались взрослые, направляя своих ребят в школу. И сами садились за парты.

Слух о «бегающих куклах», показанных учителем в школьном классе, достиг и тех родовых семей орочей, которые продолжали ещё жить в шалашах. «Однако, это очень интересно», — говорили они меж собой.

Сидоров и их пригласил в школу. И они, познакомившись с кукольным спектаклем, благодарили учителей, а ближе к зиме три семьи перебрались в недавно отстроенные в селе дома…

О Николае Павловиче Сидорове, с которым мы ходили к реке порыбачить и у пылающего костра поговорить, хочется сказать особо. Высокий, ещё достаточно стройный в свои шестьдесят семь лет, он относился к той части русской советской интеллигенции, для которой не существует понятия конца деятельности. И как снежные горные вершины питают Тумнин свежей водой, так и постоянный труд в школе среди шумной детворы приносил новые силы этому неуёмному человеку, рано познавшему радость созидания.

— У меня и у Валентины Фёдоровны, когда мы приехали сюда, — подбрасывая в костёр охапку хвороста, говорит Николай Павлович, — не было вопроса: что делать? И обживать новые места мы начали с ремонта школы. Я сложил печку, благо в детстве научился этому от отца. Затопил. Орочи пришли посмотреть. Тепло. «Холосо, однако, тут у вас», — говорят. Потом уже в свободное время клал печи в домах орочей, учил их этому дивному ремеслу...

А ВРЕМЯ двигалось вперёд. Как-то весной Валентина Фёдоровна вывела своих питомцев во двор новой, недавно отстроенной колхозом школы:

— Будем сажать картошку.

Впервые в жизни интернатские ребята с приездом учителей отведали это блюдо. Их родители тоже пробовали, но говорили:

— Рыба, однако, много лучше.

Сидоровы понимали: привычка. Кормила река, а не земля. И вот теперь настало время доказать на деле, что пищу можно не только ловить, но и выращивать. Всё село смотрело, как ребята копались на огороде.

— Однако пустая это затея, — поговаривали некоторые.

Но Валентина Фёдоровна и ученики не отступали: поливали грядки, подкармливали капусту, окучивали картошку.

Наступила золотая дальневосточная осень. Вспыхнула и всеми красками заиграла тайга, извечная кормилица «лесных людей». Горящие листья падали в студёные воды Тумнина, река их подхватывала и несла в море. А над всем этим великолепием — глубокое, чуть подкрашенное синькой небо, в котором купается уже прохладное солнце.

В один из таких дней и провели первый в Уське праздник урожая. Дружно, всей школой, убирали огород. Сварили картошку. Разложили овощи. Ребята угощали взрослых:

— Это морковка, ешьте.

— Репу попробуйте...

Сочная, она особенно понравилась.

— А ведь много добра даёт земля, — поглядывая на бурты овощей и картофеля, говорили старики.

Вскоре овощи стали выращивать жители села, куда, покидая свои становища в тайге, переселялись всё новые и новые семьи орочей. Уська-Орочская, как и Москва для страны, становилась их маленькой столицей. На берегах быстрого Тумнина стали косить травы, которые для орочей недавно были только подстилкой на время сна. Оно и понятно: появилось колхозное стадо дойных коров, о которых в прошлом орочи и не знали.

И долголетие становилось теперь уделом орочей. Борису Фёдоровичу Акунки и Фёдору Григорьевичу Мулинки по восемь десятков лет, но оба они работают в колхозе. Рыбачат. Ходят за соболем. Не уступают порой молодым да резвым.

А смертность? За десять лет здесь зарегистрирован единственный случай детской смертности. И это среди народности, которая в полном смысле была обречена на вымирание!

В Уське с благодарностью говорили о семье украинцев, прибывших на берега Тумнина во второй половине тридцатых годов, — враче Петре Степановиче Шараки и его жене-фельдшере Александре Матвеевне. Встреча медиков вылилась для орочей в праздник. Медицинский пункт был открыт чуть раньше прибытия врачей, а это позволило им, что называется, с колёс приступить к своему профес-сиональному делу…

В СОВЕТСКИЕ годы, попривыкнув ко многому хорошему, что дарили нам жизнь и работа, мы всё меньше и меньше стали удивляться происходившим на наших глазах переменам, в том числе и особенно на дальних окраинах страны. А зря. Перемены эти были разительными!

Ну разве потомственный рыбак Лукьян Ауканка думал, что его дочь Надежда станет завучем Уська-Орочской школы? Мог ли предполагать Борис Акунка, что наследница его, Галина, будет лечить людей? Или мечтал ли Фёдор Мулинка о кругосветном путешествии? А вот сын его Александр обогнул земной шар на пароходе.

Во многих странах побывал Мулинка. Великая Отечественная застала его в Архангельске. Попросился на фронт. На Карельском перешейке, в перерыве между штурмовыми боями, приняли красноармейца-ороча в партию коммунистов. О радостном том дне написал родителям, учителям и врачам.

Потом, после войны, Александр Фёдорович стал работать механизатором в родном колхозе «Ороч».

Когда я приехал сюда, уже второй десяток лет учительствовала в Уськинской школе дочь местного охотника Дарья Филипповна Намунка. На почте меня встретила круглолицая девушка с густыми чёрными ресницами. Это Марина Тиктамунка — начальник почтового отделения. Рядом с ней работала эвенка Галина Батум, сестра героически погибшего снайпера Кирилла Батума. В своём письме к воину на фронт писатель Илья Эренбург назвал его «подлинным рыцарем». Погиб Кирилл в сорок третьем году на Украине. Учителя и ученики оборудовали в небольшой комнате школы музей боевой и трудовой славы. Там есть портрет Батума, рассказ о его подвиге. Есть немало и других интересных экспонатов.

Здесь я не могу не повторить, что со всеми моими героями этих записок я встречался в осенние дни далёкого шестьдесят второго года. Неподкупной искренностью веяло каждое их слово во время наших бесед. О своей новой жизни рассказывали они с неописуемым восторгом. И как же высоко ценили своих наставников и врачевателей, можно сказать, спасших самую малочисленную народность Советского Союза!

Советская Родина высоко оценила заслуги здешних учителей и врачей. Николай Павлович был удостоен орденов Ленина и Трудового Красного Знамени. Ему было присвоено звание «Заслуженный учитель РСФСР». Орденами награждены и Валентина Фёдоровна, и Пётр Степанович, и Александра Матвеевна.

МОЖЕТ ЛИ нынешняя Россия, имеет ли право забывать о них, подлинных героях и подвижниках советского времени? Нет и ещё раз нет!

…Бежит Тумнин, пляшет на перекатах, полируя камни, перетирая их в зернистый песок. Бежит к морю. И люди, живущие на берегах реки, обязаны своей жизнью советской эпохе.

В редакцию «Правды» обратилась блокадница Ленинграда, почётный житель Кавалеровского района Приморского края Валентина Петровна Самойлова. Дело в том, что 23 марта исполняется 93 года участнику Сталинградской битвы писателю Игорю Григорьевичу Гребцову, и она попросила опубликовать своё поздравление ему:

«Дорогой Игорь Григорьевич! От всей души, сердечно поздравляю Вас с днём рождения! Вы перешагнули 90-летний рубеж. Немало. Но впереди — продолжение жизненной дороги… Я всегда с волнением и интересом читаю в моей любимой «Правде» Ваши публикации. Пусть ещё долго длится Ваше творчество. Желаю здоровья крепкого, такого, как наша гранитная скала «Дерсу Узала». Счастья Вам, любви, заботы близких Вам людей, друзей, товарищей!»

Просмотров: 626

Другие статьи номера

Что значит брать на себя лишнее
Хочу поделиться с читателями большой радостью: вышло новое издание книги «Зоя Космодемьянская. Правда против лжи». Причём значительно увеличенным тиражом и, что особенно важно, с приложением обширной фотолетописи «Путь в бессмертие». Многочисленные снимки, ставшие историческими, наглядно представляют истоки личности любимой советской героини, страницы её жизни и подвига, а также лица тех, кто был рядом с ней или внёс свой вклад в сохранение священной памяти о Зое.
Пульс планеты

ГАВАНА. Президент США Барак Обама прибыл на Кубу. Официальный визит главы Белого дома стал первым почти за 90 лет. Американский лидер намерен встретиться как со своим коллегой Раулем Кастро, так и с целым рядом бизнесменов и диссидентов острова. Центральным событием двухдневной поездки станет выступление Обамы перед тысячами кубинцев в Большом театре Гаваны.

Коммунист, интеллектуал, поэт
В Институте Сервантеса в Москве состоялся вечер памяти Володи (Валентина) Тейтельбойма Волоски — видного чилийского политического деятеля, в прошлом Генерального секретаря Коммунистической партии Чили, известного поэта и писателя. 17 марта 2016 года исполнилось 100 лет со дня его рождения.
Предопределённый конфликт
На киргизско-узбекской границе обострилась обстановка. Узбекистан разместил на спорном участке военную технику и перекрыл движение по автодороге, связывающей два района Киргизии. В ответ Бишкек также стал стягивать к границе дополнительные силы.
Парламентский расклад как по нотам
В Казахстане подводят итоги парламентских выборов. Согласно предварительным результатам, сколько-нибудь существенного перераспределения мест в законодательном органе не произойдёт. Проходной барьер преодолели те же три партии, что составляли парламент последнего созыва.
Стачка до победного конца
Если судить по зарплате учителей, то в правительстве Литвы одни мстительные двоечники. Ситуация с образованием в Литве ещё никогда не была такой плачевной за весь период независимости. На образование выделяется только 4,2% ВВП, тогда как прежде, даже в кризис, расходы на образование не опускались ниже 5%. Зарплата педагогов сегодня самая маленькая в Евросоюзе. Работники просвещения пришли к выводу, что это негативно отражается на учебном и воспитательном процессах, и решили свои права отстаивать бессрочной забастовкой. Сегодня можно утверждать: забастовка переросла в войну до победного конца.
Сговор цивилизованных циников
В минувший четверг на полях саммита Евросоюза в Брюсселе состоялась встреча канцлера ФРГ Ангелы Меркель, президента Франции Франсуа Олланда и президента Украины Петра Порошенко.
Советскому Союзу — быть!
В Воронеже, на площади В.И. Ленина, КПРФ провела 19 марта массовую акцию, посвящённую двум событиям: 25-летию референдума 17 марта 1991 года о сохранении СССР и 5-летию со дня смерти председателя движения «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки», депутата Государственной думы В.И. Илюхина.
Какая музыка звучит?
В день празднования второй годовщины присоединения Крыма к России федеральные парламентарии сфокусировали своё внимание на вопросах власти, точнее её качества. Получилось по незабвенному Черномырдину: «Принципы, которые были принципиальны, были непринципиальны».
Возродим социалистическую Родину
17 марта у памятника Ленину на центральной улице донской столицы собрались жители, права которых были нарушены нынешней властью.
Все статьи номера