Главная  >  Номера газеты  >  №28 (30379) 18—21 марта 2016 года  >  Рецепты от бедности

Рецепты от бедности

№28 (30379) 18—21 марта 2016 года
3 полоса
Автор: Владимир ДЕКТЕРЁВ.

На днях состоялось заседание секции Московского экономического форума. Тема его при сегодняшней ситуации в стране — более чем актуальная: «Бедность и неравенство: рецепты излечения». Результатами своих исследований и предложениями поделились известные учёные, промышленники, общественные деятели.

Либеральные экономисты, будучи людьми примитивными, и о других судят очень примитивно. Они выдают бедность и неравенство, с одной стороны, за неизбежное зло, а с другой — за обязательное условие экономического прогресса, его главный стимул. С их точки зрения, бороться с ними не только бесполезно (всё равно ресурсов на всех не хватит), но и не нужно. Это основа капиталистического общества: так было и так будет всегда, утверждают они.

Те же учёные, которые всерьёз занимаются экономической наукой, не могут согласиться с таким примитивизмом и подходят к вопросу совсем иначе. Прежде всего они отделяют одно от другого. А главное, видят весь комплекс связанных с ними проблем, не сводя всё к «делёжке пирога».

Грани неравенства

Руководитель Национального агентства управления Андрей Веселков указал, что неравенство в определённых пределах необходимо и полезно для мотивации людей к самосовершенствованию, к эффективному труду. Поэтому неравенство нужно не лечить, а управлять им. Бедность же, безусловно, — это общественное зло, преступное разбазаривание человеческого капитала. С ним надо бороться, эту язву надо лечить. При этом бедность «лечится» не столько увеличением личных доходов, сколько доступностью социальных благ, таких, как здоровое питание, жильё, здравоохранение, образование и досуг. А заведующий лабораторией по изучению рыночной экономики экономического факультета МГУ Андрей Колганов уточняет, что различия в доходах должны быть основаны на разнице в трудовом вкладе, в интенсивности, в таланте.

Но для этой цели, во-первых, нет никакой необходимости в той ужасающей степени неравенства, которая существует в мире. И в России тоже. Для стимулирования людей к высокоэффективному труду достаточно 20-кратной разницы в их доходах. Нынешняя разница в тысячи и миллионы раз с этой позиции вообще бессмысленна.

Мало того, подавляющее большинство богачей ведёт паразитический образ жизни. И их доходы не имеют с точки зрения стимулирования труда никакого оправдания. Они лишь демотивируют людей, которые видят, что своим трудом они ничего не смогут добиться в этом обществе, а неустойчивых толкают на преступления. То есть чрезмерное социальное неравенство, существующее сегодня, не только бессмысленно, но и вредно для любой социальной общности.

Вредно оно и для экономики, так считает депутат Госдумы Оксана Дмитриева. Если доход более-менее равномерно распределён среди населения, то оно предъявляет гораздо больший платёжеспособный спрос. Если же у одной группы населения доход в 10 тысяч раз больше, чем у другой, то у неё не возникает в 10 тысяч раз большего спроса на молоко, хлеб, обувь и т.д., в то время как другая группа вынуждена себе отказывать во всём. Отсюда — проблемы с ограничением экономического роста.

Мало кто знает, отметила она, что в прошлом году рост прибыли в стране составил 150%. В некоторых отраслях прибыль выросла в 15 раз, например, в химической промышленности, которая работает в основном на экспорт, в 9 раз выросла прибыль в финансовом секторе. При этом реальные доходы населения уменьшились на 10% и уменьшился розничный товарооборот. Фактически ограничение денежных доходов граждан выступило мощнейшим фактором нынешнего экономического кризиса в России.

Социальный аспект

Для экономики социальные проблемы — это не что-то потустороннее или просто постороннее, а это центр, это сердце, отметил профессор МГУ им. Ломоносова Александр Бузгалин. Главный вопрос: насколько уважаем в нашей стране человек труда, тот, кто пашет, кто стоит у станка или у конвейера, инженер, учитель, врач, учёный...— те, кто по-настоящему работают?

Заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию Олег Смолин (фракция КПРФ) напомнил, что в то время как Россия безуспешно пыталась удвоить валовой внутренний продукт (об этом сейчас стараются не вспоминать), весь мир изменил систему ценностей. Вместо того, чтобы оценивать успехи или недостатки страны по уровню ВВП на душу населения, перешли к показателю индекса развития человеческого потенциала, который измеряется показателями благосостояния, долголетия и образования. Если в конце советского периода мы входили бы, по меньшей мере, в первую десятку по показателям развития человеческого потенциала, то уже в 1992 году мы скатились на 34-е место. В 1999 году мы были 55-ми, а при Путине доходили до 71-го места.

По данным Федерации независимых профсоюзов России, мы занимаем предпоследнее место в двадцатке по минимальной заработной плате. У нас она — 6204 рубля (около 80 долларов). Меньше — только в Индии (54 доллара). В Турции минимальная зарплата — 460 долларов, в Китае — 500, во Франции — 1400. По данным той же Федерации независимых профсоюзов России, зарплата половины работающего населения страны не позволяет ему нормально жить (так называемый рациональный потребительский бюджет составляет в среднем 25 тысяч рублей). Не говоря уж о том, что в стране с точки зрения ипотеки и цен лозунг «доступное жильё» звучит издевательски.

Директор Центра стратегических исследований Михаил Бочаров напомнил, что 7 мая 2012 года Путин подписал Указ № 596 о создании и модернизации 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году. Именно качественные рабочие места должны были стать локомотивом роста благосостояния граждан. При этом глава государства особо подчёркивал, что необходимо возродить инженерные школы и подготовку рабочих кадров.

Росстат не даёт данных о высокотехнологичных рабочих местах, но статистика публикует данные по подготовке квалифицированных рабочих и служащих. А она такова: если за первые девять лет реформ — 1991—1999 годы — было ликвидировано 435 образовательных учреждений в этой сфере, то за последние 15 лет — с 2000 по 2014 год — 2886.

На проблему кадровой деградации обратил внимание и заместитель председателя Межрегионального профсоюза водителей Алексей Цивенко. Сейчас заработали многие военные заводы, они получили заказы, позволяющие работать в три смены. Вот только работать некому. А если молодёжь приходит её научить некому, не найдут специалистов. Например, сверхприбыльное предприятие Таганрогский металлургический завод сейчас терпит убытки из-за того, что стали приходить рекламации, появился брак, начало ломаться оборудование. И всё потому, что не хватает хороших специалистов. А «хозяева» их третировали и увольняли, выгнав профсоюз с завода, который один только их и защищал.

Главный научный сотрудник Института социологии РАН Жан Тощенко обратил внимание собравшихся на то, что очень большая и всё возрастающая часть населения занимает нестабильное, негарантированное, неустойчивое социальное положение. Это люди с временной занятостью. Их 25—30% рабочей силы. Ещё 15—20% имеют неполную занятость и до 10% — сезонную или эпизодическую работу. Большое число людей сейчас вынуждены менять профессию, место работы и место жительства. Для многих из них нет социальных гарантий, медицинских услуг, подготовки к пенсионному обеспечению. И самое главное, перестают работать социальные лифты: человек не видит возможности продвинуться по социальной лестнице.

Руководитель центра Института экономики РАН Ирина Соболева сообщила, что у нас есть обширный сектор малого бизнеса, где без договорённости с хозяином невозможно получить отпуск, больничный и так далее. Как только начинается кризис, происходит сокращение бизнеса. При этом уволенные работники не могут претендовать ни на что: у них нет трудового стажа, их даже не берут на учёт в службе занятости. Как отметил М. Бочаров, даже вице-премьер Ольга Голодец вынуждена признать: «В России 86 миллионов человек трудоспособного возраста. В секторах, которые нам видны и понятны, заняты всего 48 миллионов. Все остальные непонятно где заняты, чем заняты, как заняты».

Бедность — порок капитализма

Перейдём ко второй части вопроса: неизбежна ли бедность, с одной стороны, и так ли она полезна для экономики — с другой, как утверждают либералы?

Что касается утверждений о неизбежности бедности, они предельно лукавые. Как отметил политический консультант Анатолий Вассерман, на рубеже тысячелетий практически одновременно появилось множество научных работ (одна из них даже удостоена Нобелевской премии по экономике), где разными путями доказано одно и то же. Уже тех технических и научных средств, какие были доступны в прошлом тысячелетии, достаточно для того, чтобы на протяжении, по крайней мере, ближайших пяти-шести веков обеспечивать уровень жизни, характерный для «золотого миллиарда», по меньшей мере 15—20 миллиардам человек.

Разумеется, речь шла не о запросах паразитической верхушки, у которых нет предела, а об уровне благосостояния основной массы населения развитых стран в конце ХХ века. Все нынешние причины бедности являются чисто политическими, не имеющими никакого отношения к технологическим и экономическим возможностям, которыми располагает человечество.

Во всех развитых странах существует система перераспределения доходов в пользу бедных, поэтому разрыв между богатыми и бедными в них не так велик, как в России, где 1% населения владеет 90% собственности. Это демотивирует граждан, не даёт молодым, талантливым людям стимулов к труду, указал сопредседатель Московского экономического форума Константин Бабкин.

Наша налоговая система, отметил он, работает в противоположном направлении, чем в развитых странах, перераспределяя доходы от бедных к богатым. Как известно, у нас основные олигархи — это люди, не сделавшие ничего полезного для страны, а просто назначенные сверху в процессе приватизации. Чубайс считал, что это задача не экономическая, а политическая: нужно якобы создать новую элиту. Проблема чудовищного социального расслоения в России имеет политическое происхождение и создана сознательно.

В качестве примера он привёл распределение государственной помощи сельскому хозяйству. В 18 крупнейших агрохолдингов закачивается 80% выделяемых дотаций. При этом многие хозяйства небольшого и среднего размера не видели государственной поддержки никогда и нисколько. В результате растёт расслоение, пустеют поля, обезлюдевают деревни.

Если же взглянуть на аграрную политику Евросоюза и многих развитых стран, там всё делается ровно наоборот: установлен максимальный размер господдержки на одно хозяйство — независимо от его размера. Например, в Польше субсидируется только производство первых 300 тонн зерна. То есть страны Евросоюза заботятся о социальном здоровье своего села. Да и города — тоже. В Германии благодаря господдержке более 50% ВВП производят малые предприятия. У нас же малые предприятия подавляются в первую очередь.

Увеличение общественного богатства действительно одна из проблем, отметил А. Бузгалин. Только надо понимать, что распределение пирога существенно влияет на его увеличение. Стимулы к тому, чтобы пирог становился больше, создаются его справедливым распределением. Если половина населения знает, что у них всё равно всё отнимут, то никаких стимулов проявлять энтузиазм или хотя бы честно работать не будет. Точно так же у верхнего 1% не будет никаких стимулов вкладывать деньги в экономику страны, если они будут знать, что можно паразитировать на ренте.

Поэтому вопрос заключается в том, отметил А. Колганов, чтобы перераспределить паразитические доходы на цели развития. То есть изымать не у тех, кто своим трудом создаёт богатство страны, а у тех, кто бессмысленно расходует добытые трудом других доходы. И эти средства нужно направлять на создание доступа каждому человеку к нормальному рабочему месту, к образованию, здравоохранению, нормальному жилью, культуре. Российский прожиточный минимум, заявил он, — это на самом деле не уровень бедности, а уровень самой настоящей нищеты. У нас около половины страны реально находится в состоянии бедности.

Рецепты для России

Что делать в такой ситуации? Необходимо формирование системы доходов таким образом, чтобы каждому гражданину Российской Федерации был обеспечен реальный социально гарантированный минимум, считает А. Колганов. Для этого даже не нужно каких-то дополнительных источников финансирования, отметил директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. Если гарантировать хотя бы прожиточный минимум, что решит проблему нищеты, то цена вопроса просто ничтожна: менее 800 миллиардов рублей в год, при том что в федеральном бюджете на 1 февраля без движения валяются 10,2 триллиона рублей. Вопрос не в деньгах, а в политике: российское руководство направляет деньги налогоплательщиков на обеспечение финансовой стабильности США, а не на решение проблем страны.

Введение прогрессивного налога с доходов физических лиц необходимо, считает М. Бочаров. Причём с общей суммы доходов: зарплаты, дивидендов, доходов от операций с акциями, сдачи в аренду земли, недвижимости, депозитов, доходов, полученных за рубежом. Ведь только на депозитах сегодня находится более 50 триллионов рублей, в том числе 23,5 триллиона — у физических лиц.

Как отметил О. Смолин, для коренного изменения ситуации в России ничего изобретать не надо: это грамотная денежно-финансовая политика, новая индустриализация с современным технологическим базисом, прогрессивные налоги на личное, особенно паразитическое, потребление (без такого перераспределения не обходится ни одна страна в мире), инвестиции в человека, включая реформу образования по принципу «лучшие отечественные традиции плюс новейшие технологии».

Заместитель председателя Комитета Госдумы по промышленности (фракция КПРФ) Павел Дорохин сообщил о том, что в Орле прошёл экономический форум, наш «красный Давос». На нём была выработана альтернатива либерально-монетаристскому курсу, который проводит правительство. Была предложена программа левого поворота в экономике из десяти пунктов.

Экономист Юрий Болдырев обратил также внимание на то, что зло имеет свойство рядиться под добро. Изъятие средств у населения и из государственных фондов под прикрытием социальной политики, но на самом деле в интересах финансовых спекулянтов — вещь известная. Это и так называемая накопительная пенсионная система, и взносы на капремонт, и субсидирование процентной ставки.

Кто против?

Причины нынешней ситуации в стране не только в том, что кто-то делает ошибки, отметил А. Бузгалин. Если мы зададим вопрос, кому принадлежит реальная экономика и политическая власть в нашей стране, то все понимают, что она принадлежит блоку коррумпированного высшего чиновничества и олигархического капитала. Именно их интересам соответствует экономическая политика, проводимая всеми ветвями власти, а не только правительством. Как подчеркнул К. Бабкин, эти люди находятся во власти уже четверть века.

Заместитель председателя Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Николай Коломейцев (фракция КПРФ) также обратил внимание на вопрос: кто сегодня находится на ключевых позициях в экономике и политике? Только не надо называть их монетаристами. Они делают прямо противоположное этой теории. Адепт монетарной политики Милтон Фридман в нобелевской речи сказал: «Если в стране монетизация экономики ниже 45%, говорить об этой стране вообще не стоит». В Российской Федерации она составляет 41%. А вот у японцев монетизация экономики — 285%, у немцев — 186%, у китайцев — 196%, у американцев никто даже не знает уровень монетизации (они 19 триллионов долларов напечатали только для обслуживания своих внешних долгов).

В России произошёл демонтаж реального сектора экономики, констатировал депутат-коммунист. В обрабатывающих отраслях осталось не более 10% от того, что было в 1991 году. А что творится в госкорпорациях! У нас сегодня 1836 акционерных обществ с участием государства. У них выручка за 2014 год составила 13 триллионов рублей, прибыль — менее триллиона. Зато четыре ведущие госкорпорации — Роснефть, Газпром, Транснефть и РЖД — в долг набрали 23 триллиона рублей. Они получают из госбюджета сотни миллиардов, не отчитываются за результат, топ-менеджмент платит себе колоссальные жалованья, при этом более 1000 из них не заплатили ни копейки дивидендов государству, возмущался депутат.

Когда четверть века назад ещё в рамках советской государственности вызревала государственность российская, отметил М. Делягин, её главная задача заключалась в разграблении советского наследства, вывозе награбленного из страны и легализации его в фешенебельных странах в качестве личных богатств. Естественно, она никем публично так не ставилась, но смысл так называемых либеральных реформ заключается именно в этом. Понятно, что в рамках данной парадигмы, которая сохраняется до сих пор, труд является несусветной глупостью, а основной функцией не просто государства, но общественной жизни является грабёж.

Просмотров: 1832

Другие статьи номера

11 дней календаря

21 марта

— 95 лет назад ВЦИК принял декрет «О замене продовольственной и сырьевой развёрстки натуральным налогом».

Быть достойными народной мечты
Полтора месяца назад информационное агентство «Блумберг» распространило информацию, в которой сообщалось: «Личная охрана безопасности Владимира Путина прочёсывает страну на предмет наиболее сильно пострадавших (от спада в экономике) мест, чтобы слегка помочь им — в меру щедрости Кремля. Федеральной службе безопасности (…) поручено присматривать за общественным недовольством в наиболее депрессивных регионах страны». Более того, в информации утверждалось, что «туда, где опросы общественного мнения говорят о недовольстве, немедленно прибывает специальная правительственная рабочая группа», при этом «ФСО является неотъемлемой частью группы». Что бы это значило? Похоже, в декабре, когда появилось данное сообщение, СМИ не сумели ответить на этот вопрос. Поэтому сенсационное по сути своей сообщение информационной бомбой не стало.
Китай: крутой маршрут
Некоторые весьма популярные на Западе синологи утверждают, что в Китае бушует яростная внутриполитическая борьба такого накала, какого не было со времён «банды четырёх». При этом авторы суждений подобного рода ссылаются на только что закончившуюся сессию Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП).
Пульс планеты
БРЮССЕЛЬ. Проблема миграции стала главной темой внепланового саммита ЕС — Турция, открывшегося в бельгийской столице. Лидеры европейских государств обсуждают требования Анкары, выдвинутые на прошлом форуме десять дней назад. Турция настаивает на 20 млрд. евро в качестве финансовой помощи для борьбы с нелегалами, а также ускорении введения безвизового режима и активизации переговоров по вступлению в Евросоюз. В ответ турецкие власти могут согласиться принимать обратно мигрантов, которых отказались впускать в ЕС.
Крестьяне требуют реформ
ПАРАГВАЙСКИЕ КРЕСТЬЯНЕ из трёх регионов страны встретились в столице Асунсьоне и провели массовую акцию протеста, требуя проведения земельной реформы и смены правительства.
Доказывать солидарность поступками!
Обратить внимание на запрет Коммунистической партии Казахстана призвали своих коллег члены Европарламента от Компартии Греции. Так депутаты откликнулись на принятие резолюции об ограничении свободы слова в центральноазиатской республике.
Закипает возмущение народа
Ещё 17 марта один из лучших памятников Ленину на Украине, в городе Запорожье, стоял на своём постаменте, несмотря на все усилия националистов на протяжении более двух суток демонтировать его.
Такие ответы мы получили

Приветствуем «Рабочий фронт»

Владимир КАРПЕНКО, первый секретарь Сальского райкома КПРФ, депутат Законодательного собрания Ростовской области, председатель областного совета трудовых коллективов:

Прочитать и совместно осмыслить
В читательской конференции по обсуждению статьи Ричарда Косолапова «Партия и рабочий класс: история трагического разлада» («Правда», № 123 за 6—9 ноября 2015 г.), состоявшейся во Дворце культуры им. Валерия Чкалова города Белая Калитва, приняли участие коммунисты Белокалитвинского, Красносулинского, Обливского, Морозовского, Милютинского районов Ростовской области.
Четыре вопроса о «Правде» и о вас

1. Какие материалы в «Правде» привлекли ваше внимание за последнее время и чем?

2. Что в газете вас не удовлетворяет и каковы ваши предложения?

Все статьи номера