Не дать принизить горьковскую высоту!

Не дать принизить горьковскую высоту!

№27 (30670) 20—21 марта 2018 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Доктор филологических наук, профессор Лидия СПИРИДОНОВА в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Всё ближе полуторавековой юбилей Максима Горького. Недавно (в номере от 2—5 марта) «Правда» опубликовала статью об этом классике русской, советской и мировой литературы под заголовком «Великий сын России». А сегодня предлагаем вниманию наших читателей беседу с её автором — Лидией Алексеевной Спиридоновой, одним из крупнейших современных исследователей жизни и творчества нынешнего юбиляра.

Напомним, что она, доктор филологических наук и профессор, уже более двадцати лет возглавляет отдел изучения и издания горьковского творчества в Институте мировой литературы имени А.М. Горького Российской академии наук.

Ожидания были немалые

— Лидия Алексеевна, очень значимая дата грядёт. Личность колоссальная, а значит, соответственно, и дата — тоже. Но что-то не чувствуется в Отечестве нашем её приближения, нет, на мой взгляд, никаких особых признаков подготовки к ней. А как видится это вам? Что думаете на сей счёт?

— Мы, горьковеды ИМЛИ, более пятидесяти лет занимающиеся изданием академического Собрания сочинений М. Горького, очень обрадовались, когда в июле 2015 года узнали, что президент страны В.В. Путин подписал указ о праздновании 150-летия великого писателя. Не секрет, что отношение к Горькому, особенно со времени так называемой перестройки и «лихих 90-х», мягко говоря, неоднозначное. А если говорить по совести, топтали его в грязь все, кто хотел и кому не лень.

— Да что там, хамское по несправедливости воцарилось отношение, гнусное! Это я от себя могу сказать.

— Вы правы. Развенчивали все идеалы марксизма, социализма, нашего советского прошлого, а Горький, как известно, был не только великим русским, но и великим советским писателем, который верил в идеи социализма.

— Основоположником советской литературы и наставником чуть ли не всех первых советских писателей!

— Абсолютно верно. Поэтому ему и доставалось. А он сам говорил, что любит вмешиваться «в число драки». Всегда был на переднем крае острой идеологической борьбы, и вот здесь же, то есть на переднем крае, оказался в конце 80-х годов прошлого века, когда его вовсю стали ниспровергать.

Но я подчеркну: расправа над Горьким продолжается и до сегодняшнего времени! Его стараются просто выбросить из литературы, как ни дико это звучит. Вы же помните, скажем, нашумевшую статью Виктора Ерофеева в «Литературной газете»?

— Да, конечно. С многозначительным заголовком «Поминки по советской литературе».

— Ну вот, а Горький, во многом олицетворяющий советскую литературу, — это фигура гигантская, и если выбросить его, то можно и поминки начинать…

Словом, на фоне всего пережитого наша радость в связи с президентским указом о 150-летии Максима Горького была особенно большой. Стало быть, понимает глава государства значение этой личности. А я-то прекрасно помню, как широко и на каком уровне отмечалось горьковское 100-летие в советское время.

— Торжественное заседание в Кремлёвском Дворце съездов…

— И в Большом театре чествовали Горького, я сама там была.

— Но теперь главные сцены государства не для великих писателей. Вот «Газпром» на днях своё 25-летие бурно отпраздновал в Кремлёвском Дворце — это да. И какой-нибудь Киркоров или Басков там вовсю резвятся. А что ныне по сравнению с ними Горький? Карлики заняли место гигантов.

— И всё-таки, если честно признаться, я думала, что будут какие-то крупные мероприятия, которые и обозначат подготовку к этой славной годовщине Горького. Однако всё оказалось совсем не так.

А как на деле оказалось?

— Расскажите, пожалуйста, что же последовало за президентским указом о горьковском юбилее.

— Поскольку в указе были обозначены обязанности правительства, его переслали Д. Медведеву. И здесь создали организационный комитет по подготовке и проведению празднования. Создали его фактически при министерстве культуры, а во главе — зам. министра Манилова, ведающая… туризмом. В комитет не включили никого из горьковедов, в основном — начальники, чиновники.

Среди его членов меня особенно поразило присутствие Швыдкого. Поразило потому, что отношение этого деятеля к Горькому известно. Ведь это, например, в его телепередаче некий Пётр Алешковский кричал на всю страну, что у Горького руки по локоть в крови, а господин Швыдкой ни словечком не опроверг столь чудовищной лжи.

Чего можно было ждать от комитета в таком составе? Мои надежды стали быстро таять. И они уж почти совсем растаяли, когда я узнала, какую акцию провернул в ЮНЕСКО упомянутый господин Швыдкой, официально представляющий интересы нашей отечественной культуры за рубежом. Оказывается, он предложил и добился в этой высокой международной инстанции по делам культуры, чтобы 2018-й был объявлен Годом Солженицына, а не Годом Горького.

— Потрясающе. Хотя для меня, да и для многих, я уверен, нет никакой неожиданности в том, что Швыдкой поступил именно так. Суть в другом: он же не лично от себя продвигал Солженицына вместо Горького — при этом он представлял руководство страны. Значит, у государственного руководства России такое предпочтение. В нынешнем году судьба фатально свела два этих юбилея: в марте — Горький, а в декабре — 100-летие Солженицына. Идейные антиподы… А писатели разве одного уровня?

— Что вы, для меня эти две фигуры в литературе — несопоставимые. У Солженицына только одно, с позволения сказать, преимущество: он лауреат Нобелевской премии, а Горький — нет. Но ведь Лев Толстой тоже не был нобелевским лауреатом, и это, кстати, говорит кое-что о данной премии.

Кроме явной разномасштабности двух писателей, о чём мы говорим, надо отметить, что именно Солженицын фактически начал травлю Горького, которая так широко затем пошла. Это же он, Солженицын, заявил: «Сталин зря убивал его — воспел бы и 37-й год».

Говорю ответственно, что в этой маленькой фразе — сразу две большие лжи. Во-первых, Сталин не убивал Горького, и это неопровержимо доказано (могу, в частности, рекомендовать нашу коллективную книгу «Тайна смерти Горького», которая, по-моему, есть в продаже). А вторая ложь Солженицына — что Горький воспел бы 37-й год. Это заявляет человек, выдающий себя за историка, но, судя по всему, совершенно не знающий документально последних лет жизни Горького.

— Что имеете в виду?

— Огромная часть горьковской переписки, которую мы начали публиковать с 1990-х годов, свидетельствует, что он активно выступал в защиту многих, кто попадал под огонь несправедливой критики или под репрессии. Это, например, переписка Горького с Ягодой, которую нам передали из ФСБ, а мы подготовили к печати и опубликовали. Издана переписка Алексея Максимовича со Сталиным. И проведённые нами исследования убедительно доказывают, что не был Горький «творцом культа личности», в чём его на все лады обвиняют, называя «придворным певцом», «рабом» и т.п.

Осознать колоссальный его масштаб

— Вы-то во многом доказали правду о Горьком, но клевета продолжается.

— Да потому, что не читают изданное.

— Или не хотят читать?

— Наверное, это точнее. Но мы свою работу продолжаем, и вот совсем недавно издана горьковская переписка с В.М. Молотовым. Был он в это время Председателем Совнаркома, то есть возглавлял Советское правительство.

— Я прочитал эту переписку. Очень интересно. И, как всегда, думалось о том, откуда у Горького брались силы, чтобы, наряду с невероятно интенсивной творческой работой, писать такое огромное количество писем. Не формальных, а вникая досконально в тысячи дел, судеб, литературных изданий и рукописей. Его письма молодым писателям — это же (почти каждое!) развёрнутые и обстоятельные рецензии, то есть кропотливая и мудрая литературная учёба…

— Да, это всегда поражает. Горький сам говорил, что написал 20 тысяч писем. Известно на сегодня около 15 тысяч. В академическом Собрании сочинений, над которым мы работаем, треть писем публикуется впервые.

— А сколько ещё успевал он делать, даже в последние годы, когда был серьёзно болен! Создавал новые журналы, издательства и серии книг, Союз писателей и другие творческие организации, институты и так далее. Причём это за короткий срок. Всего себя отдавал строительству новой, социалистической страны и её культуры.

— Советской цивилизации.

— Откуда силы?

— Это многих и тогда поражало. Давайте вспомним человека, которого все либералы очень любят, — Бориса Пастернака. Он сказал, что Горький — «океанический человек». И пояснил: «Он крупен своим сердцем и своим истинным патриотизмом». Вот почему сегодня не вспоминают это?

— Да, не вспоминал Солженицын, не вспоминает Швыдкой…

— А всё потому, что это тенденция, это политика, это антисоветизм и русофобия. Ведь если так, то можно и закрыть глаза на исполинскую личность, которой под силу оказалось невозможное. Прожил всего 68 лет — и создал более 80 томов сочинений, те же 20 тысяч писем и столько ещё всего, что трудно даже умом охватить.

Он действительно буревестник революции. Начал ещё с народничества и раннего марксизма в России, а кончил членом ЦИК Советского Союза. И при этом оставался независимым художником, говоря в лицо, если надо, неприятную правду вождям. Следует заметить, что Сталин всегда очень внимательно прислушивался к нему и считался с его мнением.

— Феноменальным остаётся факт, что человек из самых низов народных поднялся до высот мировой культуры и сумел столько сделать в ней.

— Это продолжает удивлять, и у одного современного исследователя даже возник неожиданный образ: а может быть, Горький был инопланетянин? Нет, просто гениальный русский человек. И недаром с ним переписывались чуть ли не все крупнейшие писатели, учёные и общественно-политические деятели мира. Вы можете себе представить, двадцать лет с ним переписывался Ромен Роллан. А стал бы он переписываться, если бы это ему было не интересно? Значит, уровень культуры Горького был таким высоким, а мысль настолько глубокой, что он притягивал к себе людей самого большого масштаба, поистине олицетворявших эпоху.

«Да он, Горький, вообще никому не нужен!..»

— Вернёмся, Лидия Алексеевна, к делам предъюбилейным. Что ещё о них можете сказать?

— Насколько я знаю, после путинского указа было единственное заседание оргкомитета, когда утверждался план работы. Это, наверное, где-то в начале 2016 года. И, конечно, мы в Институте мировой литературы подошли к составлению того плана очень серьёзно, представив в итоге обширные и обоснованные свои предложения.

Прежде всего я считала, что надо издать самого Горького, полное академическое Собрание сочинений которого постоянно откладывают, а потому оно очень плохо движется. В издательстве «Наука» теперь на первом плане совсем не Горький и другие русские классики, а коммерческие проекты.

— Так почти везде. Капитализм есть капитализм…

— Я вижу это. Но всё же произведения Горького необходимо издать, хотя бы запустить очередные тома, которые у нас опять завязли. Вот уже кончается подготовка к юбилею, а из двух запланированных томов, которые должны были выйти ещё год назад (!), мы с таким большим запозданием имеем сейчас лишь один.

— Это серия писем?

— Да, причём пошло самое интересное: тридцатые годы. Кстати, тома эти и продаются хорошо, хотя каждый стоит 1200 рублей. Повторюсь: в каждом томе треть писем публикуется впервые, и вскоре эти книги уже станут библиографической редкостью. Во всяком случае в киоске нашего института их уже нет.

— А тираж какой?

— О, это вопрос насущный. Сначала скажу, что первая серия этого Собрания сочинений — художественные произведения — издавалась с 60-х до 80-х годов прошлого века. Вышло 25 томов горьковских произведений и 12 томов — варианты к ним. Мы давали полные варианты, даже к эпопее «Жизнь Клима Самгина». Так вот, тираж основных томов был тогда 300 тысяч экземпляров.

— Всё шло при вашем личном участии?

— Да, я с 1964 года над этим Собранием сочинений начала работать. И вот 300 тысяч каждого тома расходились по всем библиотекам Советского Союза, а также находили своих покупателей в магазинах. Не осталось ни одного экземпляра.

— Хороший показатель!

— Ещё бы. А в 1995 году я стала заведовать отделом, и с 1997-го начала выходить вторая серия — письма Горького. Наверное, вы не поверите, но для первого тома издательство установило тираж… 500 экземпляров! Я сказала: «Да вы что?!» А мне в ответ: «Если хотите больше, берите распространение на себя».

Вот этого нам только и не хватало. Мы ведь и так делаем теперь почти всё сами, вплоть до электронных макетов — издательству остаётся чисто техническая работа. Но ещё и распространять, когда в нашем отделе всего двенадцать человек…

— Ну и что дальше?

— А дальше я заметила: тираж вообще перестали указывать, но, по моим наблюдениям, тома наши в магазинах «Академкниги» довольно хорошо продаются. Значит, не такие уж они неинтересные. Но ведь нам всё время твердили: «Да кому нужны сегодня письма Горького? Да он, Горький, вообще никому не нужен!..»

Ужасно, что это внушили, пожалуй, половине населения страны, если не больше. Мне и сейчас говорят: «Вот кончится юбилей, и про Горького забудут». Но знаете, не забудут.

— Не забудут никогда. Впрочем, ради этого надо работать.

— Мы и стараемся.

Мировое признание и отечественное пренебрежение

— Что на очереди у вас перед юбилеем?

— Международная научная конференция в нашем институте. Я всё ждала, когда же какое-нибудь большое начальство возьмётся наконец за организацию чего-то очень значительного к горьковскому юбилею. Как в советское время. Но — нет! Молчание, хотя оргкомитет существует уже третий год.

Я слышала, что на местах кое-где вроде бы кое-что делается, но вот московским чиновникам Горький точно, в полном смысле слова, не нужен. И знаете, как было решено? Перенести празднование в Нижний Новгород, чтобы в Москве совсем не суетиться.

— Что ж, это опять давняя идея всемогущего Швыдкого: отмечать знаменательные даты великих, но не любимых им деятелей русской и советской культуры не в столице, а по месту их рождения и жительства. Так сказать, в местном, а не во всероссийском масштабе. Шолохова чествовать на Дону, Тургенева — в Орле, а вот Горького соответственно в Нижнем…

— Именно так. И все наши предложения, отмечу, в оргкомитете задвинули куда-то подальше. Например, я предлагала обязательно издать ряд книг о Горьком. В частности, уже пять лет лежит подготовленная в нашем отделе книжка для школьников и студентов о «Жизни Клима Самгина». Ручаюсь: очень интересная и полезная. Однако никто не берётся издавать, и вот снова только что нам ответили отказом. Может, если вы это опубликуете, кто-нибудь возьмётся.

— В общем, всё идёт по знакомому лозунгу премьера Медведева: «Денег нет, но вы держитесь».

— Денег действительно у нас нет. Не дали ни копейки на нашу Международную конференцию. Ни копейки! Мы уж к чему-то и привыкли: скажем, на ежегодных конференциях, чтобы докладчиков чаем угостить, собираем из собственных карманов. Но теперь-то всё-таки большой юбилей — событие неординарное.

И вдруг ко мне прибегают и говорят: «А знаете, Лидия Алексеевна, вы не волнуйтесь. Юбилей решили перенести на осень». Как это на осень?! Почему? «Да тогда, говорят, деньги будут, а в марте их не будет точно».

В ответ заявляю, что свою конференцию мы будем проводить вовремя при любых условиях. Ведь я уже рассылала приглашения во многие страны и была уверена, что учёные-горьковеды откликнутся на возможность почтить память великого писателя на его Родине.

— Достойный ответ и единственно правильный.

— Да, но когда поняли, что я всё-таки дело своё делаю, приходит ко мне следующая дама и говорит: «Лидия Алексеевна, садитесь, а то упадёте. Сказали, что в марте вас не будет в Москве». Почему?! «Потому что вы поедете в Париж».

— Ничего себе сюрприз. Кто придумал?

— А вот послушайте. Тому драгоценному оргкомитету, о котором мы с вами говорили, конечно же, деньги на юбилей выделили. И этими деньгами там, насколько я понимаю, очень хорошо распорядились. Прибегала от них дама и заставляла нас подготовить программу «Маршруты Горького». То есть сами они даже не знают, куда и когда Горький ездил.

Ну вот, с нашей помощью программа такая была составлена. И за эти два с половиной года московские чиновники, начальство разных уровней с удовольствием прокатились по Италии, по Франции, в том числе в Париж ездили.

— То есть можно предположить?

— Да я точно знаю! Маршруты Горького предполагают ещё поездку в Америку. Вот уж не знаю, успеют ли они за последний месяц.

— Интереснейший поворот!

— О чём и речь. На издания Горького ни копейки не даём, на труды о нём — тоже, на Горьковскую конференцию научную денег нет, а вот проехаться «по маршрутам Горького» — это пожалуйста.

— Для хороших людей хорошая идея.

— Но ещё одна любопытная подробность. Когда они ездили в Париж, то побывали в ЮНЕСКО. Однако книг наших туда не повезли. Во всяком случае знаю точно, что мою книгу не брали: а вдруг в Париже узнают из неё «что-нибудь не то».

Зато гордо сообщили нам, что в ЮНЕСКО им было обещано организовать выставку в честь юбилея.

— Её и без их визита организовали бы.

— Уверена. Вот в Сорренто сейчас открыли памятник Горькому.

— На Капри память о Горьком увековечена ведь давно.

— Да, а теперь и памятник в Сорренто. То есть заграница память Горького чтит, а у нас... Сколько лет мы бились, чтобы вернули памятник к Белорусскому вокзалу. Добились в конце концов. Но они ведь его даже не открыли торжественно! Поставили — и молчок. Тоже демонстрация отношения.

— Ну а как с конференцией вашей?

— Пришло более ста заявок со всего мира. Даже из Алжира вот на днях пришла. Приедут два американца, три француза, шестеро итальянцев, четыре китайца и так далее.

Дело в том, что у нас-то Горького топтали, а там — нет. Изучали, издавали, пьесы ставили и ставят в театрах. У меня за пятьдесят лет работы установились добрые отношения с горьковедами в разных странах, и они, естественно, откликаются. А весь наш немногочисленный отдел с большим энтузиазмом (не побоюсь громкого слова) трудится сейчас в поте лица, чтобы достойно гостей встретить и работу провести. Ведь буквально всё на нас, начиная с виз...

Если верх берёт не любовь, а ненависть

— Лидия Алексеевна, в нашем телефонном разговоре вы сказали мне, что накануне горьковского юбилея есть у вас огорчения и в связи с некоторыми вышедшими изданиями. Назвали даже книгу своего ученика, бывшего аспиранта, изданную в Нижнем Новгороде. А что в ней так огорчило?

— Тенденция. Та же солженицынская тенденция — во всём искать у Горького только плохое. И вот у меня действительно оказался такой ученик, ныне кандидат филологических наук. Если бы я писала рецензию на труд Евгения Николаевича Никитина «Семь жизней Горького», то начала бы с того, что эта книга написана горьковедом, который ненавидит Горького. Да можно сказать, что книга даже не о Горьком, а о Пешкове, который очень любит женщин и вообще погряз в быту. Концепция эмигранта Осоргина: «Большой художник, но маленький, мелкий человек».

Прочитав всё это, я сказала автору: «Как же не стыдно было такое написать? Ведь вы любите Пастернака и знаете его отзыв о Горьком: «океанический человек», «крупен своим сердцем». А вы пишете: мелок». Ответ: «Ну, это моё мнение, Лидия Алексеевна».

— Понимает, на что сегодня особый спрос и что хорошо оплачивается?

— Конечно. И его книгу будут везде продавать, а моей «Настоящий Горький» нигде нет. Задурили людям головы до невозможности и продолжают дурить.

— Знаете, я ехал сейчас к вам в автобусе и листал вашу книгу. А стоявший сзади человек заглянул и понял, что книга о Горьком. И спрашивает: «Опять поганят Алексея Максимовича?» Сочувственно спрашивает! Многим из тех, кто искренне любит и уважает Горького, видимо, даже не верится, что могут быть сегодня книги о нём, которые его не поганят.

— Увы! Если уж на то пошло, я вам тоже про один житейский случай скажу. Тоже, по-моему, очень характерный. Мужу моему недавно сделали операцию, а внучка в благодарность хирургу повезла мою книгу. И когда её вручила, муж спросил врача, человека средних лет: «А вы знаете, кто такой Горький?» Ответ сразил: «Конечно, знаю. Большая сволочь».

Вот до какой степени оболванили народ. Даже вроде бы культурные люди (а этот врач, безусловно, очень хороший специалист) знают о Горьком одно: что он — сволочь.

— Большая сволочь!

— Это утвердили в общественном сознании, в значительной части его. Казалось бы, юбилей Горького должен кардинально способствовать изменению такого абсолютно ненормального положения. Но ведь ничего подобного не происходит.

— Как вы подытожите свою оценку подготовки к 150-летию Максима Горького в нашей стране?

— Прошло без малого три года со дня подписания президентского указа на сей счёт, но фактически для его выполнения почти ничего не сделано. Во всяком случае, мы, работающие в Горьковском отделе академического института, этого не видим и не чувствуем.

Просмотров: 2026

Другие статьи номера

Атака на Белоруссию провалилась
Новый виток «молочной» войны внутри Союзного государства остановлен. Как ни силился Россельхознадзор ввести запрет на поставку некоторых видов «молочки» из Белоруссии, как ни цеплялся за своё решение, несколько раз перенося начало действия санкций против братской россиянам республики, всё-таки вынужден был их отменить.
Налицо признаки «наркогосударства»
«В ГОЛЛАНДИИ наблюдаются многие признаки «наркогосударства». Мелкие наркопреступники превращаются в состоятельных предпринимателей в гостиничном бизнесе, на рынке недвижимости и в индустрии отдыха. Наркотрафик ширится, а при имеющейся численности личного состава правоохранителей возможно задержать лишь одну из девяти преступных групп в секторе», — цитирует испанская газета «Паис» доклад Национального профсоюза полиции, который поступил в парламент этой страны.
СРВ: прогноз — отличный
Премьер-министр Социалистической Республики Вьетнам Нгуен Сюань Фук предсказывает рост экономики страны на 7,41% по итогам первого квартала 2018 года благодаря устойчивому развитию экспорта и туристического сектора, говорится в заявлении, опубликованном на правительственном сайте.
Пульс планеты
ПАРИЖ. Забастовка — не самоцель, а средство побудить правительство Франции начать переговоры по реформе Государственной железнодорожной компании (ГЖК). Так объяснили свои действия четыре профсоюза, объявившие о продолжительной стачке. Не согласные с намерением исполнительной власти преобразовать ГЖК с помощью указов будут бастовать с начала апреля по два рабочих дня из пяти каждую неделю в течение трёх месяцев. Правительство обосновывает необходимость срочных реформ с помощью указов тем, что в их отсутствие долг госкомпании, составляющий сегодня 46,6 млрд евро, через 10 лет вырастет на треть. Два главных требования профсоюзов — отказаться от намерений открыть сектор для конкуренции и не трогать привилегированный статус железнодорожника.
Наплевали на международное право

Утратив остатки приличия, киевские власти грубо нарушили ключевые международные нормы, не пустив россиян на выборы президента в российские дипломатические миссии на Украине.

КОГДА ВО ЛЬВОВЕ перед зданием генерального консульства России собрались первые желающие проголосовать, здание оказалось оцеплено нацгвардией Украины.
С призраком наперевес
Чем ближе столетие Белорусской Народной Республики (БНР), создание которой было объявлено группой антироссийски настроенных «демократов» 25 марта 1918 года, тем активнее здешняя оппозиция готовится к празднованию «знакового» юбилея. Как ни странно, она находит поддержку в кругах, близких к руководству республики.
11дней календаря

21 марта

— 135 лет назад родился В.А. Антонов-Овсеенко (1883—1938) — советский политический и государственный деятель. Во время Октябрьской революции секретарь Петроградского военно-революционного комитета. Руководил взятием Зимнего дворца и арестом членов Временного правительства. Один из организаторов Красной Армии.

Власть лелеет бедность и неравенство
Ближайшая первоочередная задача и российского общества, и государства — снизить вопиющие социальное неравенство и нищету. Сегодня именно Россия лидирует в списке экономик мир с наибольшим неравенством. Консалтинговая компания New World Wealth подсчитала, что в РФ почти две трети (62%) благосостояния находится в распоряжении долларовых миллионеров, более четверти (26%) — у нескольких десятков миллиардеров. По экспертным оценкам, это худший результат среди основных экономик мира. Специалисты швейцарского банка «Креди Суис» тоже присудили России первое место в рейтинге наиболее неравномерных экономик мира. По их подсчётам, 1% населения РФ владеет 74,5% благосостояния страны. На втором месте — Индия, где в руках 1% жителей находится 58,4% богатства страны, на третьем стоит Таиланд — 58%.
Холодное новоселье

НА ПИКЕТ в Комсомольске-на-Амуре вышли жильцы нового трёхэтажного дома, построенного на улице Пионерской. В него они переехали из развалившегося в прошлом году барака.

По словам владелицы одной из квартир Татьяны Волковой, в новостройке очень холодно и сыро, по стенам пополз грибок. Роспотребнадзор добавил: в доме повышенная влажность и проблемы с вентиляцией.

Голосование на свалке

В ВОЛОКОЛАМСКОМ районе Подмосковья в день выборов президента страны прошёл очередной митинг, участники которого требовали остановить работу мусорного полигона «Ядрово». Активисты устроили «панихиду по экологии» и организовали собственный избирательный участок на свалке.

Все статьи номера