Главная  >  Номера газеты  >  №23 (30520) 7—9 марта 2017 года  >  Очарованная душа

Очарованная душа

№23 (30520) 7—9 марта 2017 года
4 полоса
Автор: Лариса ЯГУНКОВА.

Повесть о золотом веке Большого театра

Время неумолимо. Чем дальше уходит в историю ХХ век, тем вернее стирается в сознании живущих его образ, тем неизбежнее подвергается сомнению его значение для всего человечества. Вот почему так важно каждое свидетельство тех, кто не понаслышке знает о главном его событии — о созидании первого в мире социалистического государства и о свершениях советской эпохи.

КНИГА Татьяны Маршковой «Гении русской музыкальной сцены» вышла недавно в издательстве «Вече». Это название скорее подошло бы для целой серии. Оно слишком широко и общо для поставленной автором задачи. Перед нами очерки творчества солистов Большого театра, составивших славу и гордость советского искусства. Конечно, их небывалое одновременное явление было бы немыслимо без высочайшего подъёма советской музыкальной культуры, без серьёзного и пристального внимания государства и всего общества к развитию художественных дарований и талантов, к формированию творческой среды. «Наша великая в то время держава была заинтересована в подъёме культуры народа, — пишет Татьяна Маршкова. — Во всех сферах — литературы, музыки, кинематографа, театрального искусства — наблюдался самый настоящий расцвет. Культура как неотъемлемая составляющая развитого государства формировала человека и поддерживала его на всех этапах жизни».

Россия богата одарёнными людьми. Но для того, чтобы один стал подлинным художником, тысячи его сверстников должны пробовать свои силы в творчестве. Питательная среда нужна творцу на протяжении всей его жизни, какой бы сложившейся и самодостаточной она ни казалась. Большой театр, вплоть до новейших времён, был для артиста не только охранной территорией его таланта, но и гарантом его роста и развития, его дальнейшего совершенствования в своём искусстве. Отсюда и прекрасная творческая форма, и завидное долголетие его тружеников, в какой бы сфере они ни служили своему театру.

Большой театр был крепостью, устоявшей в годы тяжёлых испытаний, не утратившей своего значения величайшего культурного центра ни в годы революционных перемен, ни в годы вражеского нашествия. Подчеркнём: русского культурного центра. Потому-то его до сих пор называют визитной карточкой России и Москвы. В самом деле, если есть понятия неразрывные, так это Москва и Большой театр. Так уж сложилось исторически. Строительство и открытие этого театра было знаменательным событием, поднимавшим статус великого древнего города. Отсюда и повелось: Москва немыслима без Большого, а Большой — без Москвы.

Книга Татьяны Маршковой возвращает нас к славным временам, когда в одну и ту же эпоху на одной сцене выступали Иван Козловский, Сергей Лемешев, Валерия Барсова, Александр Пирогов, Иван Петров, Галина Уланова, Майя Плисецкая, Владимир Атлантов, Ирина Архипова, Тамара Милашкина, Елена Образцова, Александр Ведерников, Марис Лиепа, Юрий Гуляев и многие другие гении русского музыкального искусства. Большой театр 1950—1970-х годов — это целая плеяда выдающихся артистов. Когда они вчетвером-впятером сходились в одном спектакле, театр ломился от публики. Любимых артистов знал весь народ — по фильмам, по широким концертным выступлениям, по радиотрансляциям оперных спектаклей и, конечно, по непременным посещениям Большого театра. С давних времён, когда билеты продавались во всех театральных кассах по доступным ценам, возникли семейные традиции — ходить на Лемешева, на Уланову, на Пирогова.

Сегодня их называли бы «звёздами», «национальным достоянием». Тогда не существовало таких превосходных степеней. Они носили звание «народные». Это означало, что их искусство — ещё недавно элитарное, рафинированное, рассчитанное на утончённое восприятие — было понято и принято народом. Каким образом оно шагнуло в народ, стало необходимым массам? Почему оно оказалось на слуху у миллионов советских людей? Прежде всего потому, что это было русское национальное искусство. К каким бы источникам ни обращались художники, какой бы культурный пласт мирового значения ни поднимали, они твёрдо стояли на своей родной почве. Их питали великая русская культура, её основы и традиции. Русское искусство — прежде всего гуманистическое, сердечное. Его посыл навстречу человеку, его душе и сердцу очевиден. Дегуманизация искусства, всячески насаждавшаяся на Западе в ХХ веке, не коснулась СССР, потому что на страже многонациональной культуры стояла Советская власть. Таким образом, был спасён и Большой театр. Спасён от шатаний и раздоров во имя ничем не замутнённого творчества. Именно в созидательной, творческой атмосфере и вызревали замечательные мастера музыкального искусства, которым посвящена книга.

Но прежде чем вместе с автором пережить восторг воспоминаний, невольно обращаешься к реалиям нынешнего дня. Большой театр существует на прежнем месте. Всё так же возносится над Театральной площадью на восьми колоннах его величественный портик. Всё так же устремлена над ним ввысь божественная квадрига. Театр пережил громадную реконструкцию и вроде бы остался прежним. Не без потерь, конечно. Нарушена была уникальная акустика — этот главнейший элемент восприятия музыки. Даже аплодисменты звучат сегодня иначе, чем двадцать лет назад. А что же говорить о звучании оркестра, хора и солистов! Знаменитая Анна Нетребко, впервые выйдя на прославленную сцену, пришла в ужас от акустики. Вряд ли она ещё вернётся сюда.

Но это не самое страшное. Акустику можно, в конце концов, довести до кондиции, даже если на это потребуется несколько лет. Гораздо хуже и опаснее другое. Театр изменился в корне. Точнее сказать, оторвался от корня. Театр полностью ориентирован на Запад. В репертуарном календаре 241-го сезона очень редко встречаются имена российских музыкантов. Ставка делается на приглашённые знаменитости: дирижёров, режиссёров, солистов.

Впрочем, такие ли уж это знаменитости? Поди-ка проверь. Главное, они готовы экспериментировать безо всякой оглядки на традиции театра и вообще на сущность русского национального искусства. И что им до наших вкусов, до нашего менталитета? У них своя культура, свои приоритеты и свои амбиции. Наши традиции считаются архаичными, мешающими развитию современного искусства. Театр не ориентируется на рядового, обычного человека. Да и не по карману ему сегодня билет в Большой.

Тем более если покупать его с рук, у «жирных котов». Так и не справилась администрация театра с этими наглыми торговцами. Но кому из руководителей и патронов театра они мешают?

По убеждению «продвинутых» критиков, Большой театр сегодня — это живой, развивающийся коллектив современного уровня. В заслугу ему ставится европейский образ мысли. Мол, перед нами «нормальный мировой театр по стилю, духу, по сути репертуарной политики, по качеству продукта и менеджмента», современный театр, который «не кичится своей ограниченностью» и не оправдывает её национальными интересами. Вот когда, по мнению этих «знатоков», открывается упущенная возможность для открытия новых репертуарных пластов — от итальянского бельканто до немецкого экспрессионизма.

Как будто наше музыкальное искусство пренебрегало этим раньше! Как будто миланские и венские газеты не восхищались бельканто наших гастролёров! Но, конечно, в прежние времена на первом месте был русский и советский репертуар — и это естественно: именно на этом репертуаре, близком сердцу, вырастали великие исполнители, покорявшие потом вершины мировой классики. Сегодня русский репертуар или забыт, или нивелирован в «общеевропейском» понимании искусства.

Но все упрёки театру в пренебрежении русской классикой отметаются с ходу. Разве не реставрирован «Борис Годунов» в постановке 1948 года? Даже легендарную белую лошадь вывели на сцену точно так же, как тогда. Разве в последние годы не поставил театр «Евгения Онегина», «Князя Игоря», «Чародейку», «Руслана и Людмилу»? Правда, все эти спектакли провалились, вызвав возмущение публики.

Безусловным достижением удалось объявить только «Евгения Онегина» в постановке Дмитрия Чернякова. Спектакль был немедленно вывезен на Запад. А Дмитрий Черняков назван чуть ли не лучшим европейским режиссёром. Но, по чести говоря, что замечательного или, по крайней мере, оригинального в этом спектакле? То, что действие разворачивается преимущественно вокруг огромного стола? Но это уже было в опередившей его венской постановке, столь же далёкой от глубокого задушевного прочтения романа Пушкина и партитуры Чайковского, от богатства русской натуры, сколь и упомянутая доморощенная версия. Перефразируя великого русского критика, можно прибавить, что народность заключается отнюдь не в тулупе и не в русских сапогах.

Если балетная труппа при новой репертуарной политике сохранила своё лицо исключительно благодаря возвращению в театр Юрия Григоровича, не убоявшегося «архаичных» М. Петипа, Л. Иванова, А. Горского и возобновившего свои старые спектакли, бережно сохранившие каноническое наследие прошлого, то оперная труппа переживает кризис: нет в ней личностей-явлений, голосов-событий. Отсюда и разговоры, что вокальное искусство в России находится в процессе становления. Россия, мол, только-только начинает отвечать международным критериям — за счёт нового поколения тридцатилетних (которые, естественно, поют на Западе).

Как будто не было на мировом небосводе Елены Образцовой, Владимира Атлантова, Ивана Петрова, Ирины Архиповой, Евгения Нестеренко! Советская вокальная школа была на высочайшем уровне. Такой и остаётся по сей день. Отсюда и победы наших вокалистов на международных конкурсах. В труппе Большого театра несколько «золотых голосов», но они чувствуют себя невостребованными, хотя вроде бы и заняты в текущем репертуаре. Дело в том, что «развивающийся театр современного уровня» обязан постоянно обновлять репертуар. Одна премьера непрерывно следует за другой, спектаклей столько, что их просто затруднительно дважды или трижды показать в один сезон. Отсюда простои певцов, невозможность их творческого роста. Да и откуда ему быть, когда попираются традиции русского национального искусства и обезличивается главная сцена страны.

Вот почему так поучительна, так нужна сегодня книга Татьяны Маршковой. В ней создан образ прекрасной творческой эпохи, открывавшей широкие перспективы и творцам, и любителям искусства. На фоне этой эпохи, как часть её, предстаёт художник, единственный и неповторимый в своём таланте. Как складывается его судьба? Что определяет его успех? Чем вдохновляется он на протяжении всей своей жизни? Любовью к музыке и любовью к Родине.

В начале начал — это глубочайшее уважение ко всему, что было до него в русском и советском музыкальном театре и, по сути говоря, подвигло к поискам своего пути в искусстве. С этого начинается большинство очерков. Затем — и это очень важно — та поддержка, которую оказывает им сначала ближайшее окружение, а потом и всё общество на пути к поставленной цели. Именно так складывались судьбы Ивана Козловского, Сергея Лемешева, Ивана Петрова, Ирины Архиповой, Александра Ведерникова и многих других героев книги. Примечательно, что большинство из них — выходцы из самых глубин народных. Или же из актёрских семей. Настойчивый и упорный труд стал для них основой жизни. Они изначально были готовы к той миссии, которую возложили на себя. Без собранности, без умения каждодневно трудиться прирождённый талант сходит на нет. Овладеть мастерством, достичь максимального результата — с этим идут они в профессию не ради славы, а во имя искусства. Все они фанатично преданы сцене.

Кажется, между ними так много общего, что и все очерки в книге должны быть похожи друг на друга. Но у каждого артиста свой неповторимый мир, свой путь, своя биография. Все они самобытны и неповторимы творчески — и это отражено в очерках. Определённая перекличка судеб позволяет воспринимать всю книгу в целом как повесть о золотом веке Большого театра, о творческом партнёрстве, основанном на родстве душ.

Татьяна Маршкова досконально знает своих героев, их личную и творческую судьбу. Она создаёт глубокое и точное представление о каждом через его репертуар, подробнейше останавливается на лучших ролях. Многое из сказанного рождается непосредственно из личных наблюдений, интервью и бесед с любимыми артистами. Все они дороги ей, обо всех она пишет увлечённо. Но особенно тепло и пристрастно — о кумирах своей юности, звёздах балета, составивших потрясающие дуэты: Михаиле Лавровском и Наталии Бессмертновой, Владимире Васильеве и Екатерине Максимовой.

И тут из повествования встаёт ещё одна знаковая фигура, без которой не может быть книги о Большом театре. Это балетмейстер Юрий Григорович, сыгравший огромную роль и в жизни театра, и в судьбе каждого из артистов. Такие фигуры постоянно возникают в книге: дирижёр Александр Мелик-Пашаев, балетмейстер Леонид Лавровский, педагог-репетитор Алексей Ермолаев.

Но, основываясь на собственных впечатлениях, автор в курсе всего, что говорилось и писалось о героях книги на протяжении многих лет. И к месту цитирует других критиков и журналистов. А отзывы иностранной прессы? Их много, и они превосходны. Татьяна Ивановна проделала большую исследовательскую работу, собрав и обобщив весь этот материал. Но мало того, она упоминает все телеспектакли, в которых участвовали герои книги, все фильмы, посвящённые им, все их концертные программы и грамзаписи. Удивляешься огромному объёму знаний, необычайной активности и — есть такое профессиональное словцо — «насмотренности» автора.

Татьяне Маршковой повезло: все репертуарные спектакли она видела по многу раз и с разными составами. Театр с детства был её родным домом: мама работала врачом в поликлинике Большого. По роду своих обязанностей ей полагалось время от времени дежурить во время спектакля, а дежурному врачу отводилось место в партере. И персональное кресло часто занимала дочка — очарованная душа, родившаяся в этом золотом зрительном зале. Это очарование она пронесла через всю жизнь и передала нам.

Просмотров: 806

Другие статьи номера

Пострадали учителя
Принятый в Болгарии новый закон «Об образовании», как оказалось, существенно ударил по учителям страны, большинство из которых — женщины. Об этом сообщает местная газета «Сега» («Сейчас»).
На разных полюсах

В Литве опубликованы данные, которые многим показались неожиданными. Так, в 2016-м 20 наёмных работников заработали свыше 6,8 миллиона евро в год — 28,5 тысячи евро в месяц.

САМАЯ большая месячная зарплата в республике составляет 730 минимальных. В 2015 году она превышала 714 минимальных, значит, за год разница между самой низкой и самой весомой зарплатой увеличилась.

Особенности работорговли в XXI веке
ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ и рабство за последние десять лет приняли новые формы и масштабы. Такой вывод содержится в докладе Управления ООН по наркотикам и преступности. На основании этого документа Совбез ООН принял резолюцию, решительно осуждающую все формы торговли людьми и угрожающую санкциями любым организациям, прямо или косвенно вовлечённым в этот процесс, сообщает агентство «Рейтер».
Все розы мира
В ХАНОЙСКОМ парке Тхонг Нхат в преддверии Международного женского дня начинается крупнейший во Вьетнаме фестиваль роз, на котором будет представлено более 300 видов благоухающих цветов со всего мира. В организации мероприятия социалистической республике помогла Болгария, известная как страна роз.
Рыночные эксперименты бьют по интересам граждан
Очередную пенсионную реформу предлагают провести в Казахстане. Инициатива руководства Национального банка предусматривает воссоздание частных накопительных фондов, в том числе под управлением иностранных компаний. В случае реализации реформы стране грозит повторение старых ошибок.
Дамы, под ружьё!
В ФИНЛЯНДИИ 1126 женщин в нынешнем году подали заявления о приёме на добровольную военную службу, сообщает национальная телерадиокомпания Yle. В 2016 году женщин-добровольцев было 842, в 2015-м — порядка 800. В штабе Сухопутных войск считают, что всплеск интереса к службе среди жительниц Финляндии вызван широким освещением вопросов обороны в СМИ.
Женщины на боевых вертолётах
СЕГОДНЯ в армии Японии и так уже примерно 13 тысяч военнослужащих женского пола, однако к 2030 году их численность планируется увеличить до 20 тысяч, сообщают местные СМИ. Представительницы прекрасного пола проходят службу в качестве медицинского персонала, а также во вспомогательных подразделениях, некоторые получают лицензию пилота, которая позволяет летать на транспортных и патрульных самолётах, где испытываемые перегрузки не столь высоки, как на истребителях.
Пульс планеты
ВАШИНГТОН. Белый дом обратился к конгрессу с требованием провести расследование, чтобы выяснить, имело ли место превышение полномочий исполнительной власти во время президентства Барака Обамы. Речь идёт о предположительной прослушке телефона Дональда Трампа во время предвыборной гонки. Действующий глава государства на своей странице в «Твиттере» написал, что администрация Обамы прослушивала разговоры в здании Трамп-тауэр в Нью-Йорке, где располагался его избирательный штаб. Доказательств Трамп пока не привёл, а представитель Обамы назвал его заявление ложным.
Сто лет на страже порядка

В Минске прошли торжественное собрание и парад, посвящённые столетию белорусской милиции.

ДНЁМ ЕЁ РОЖДЕНИЯ считается 4 марта 1917 года, когда гражданским комендантом Минска был подписан приказ о назначении Михаила Александровича Михайлова (псевдоним Михаила Васильевича Фрунзе) временным начальником минской милиции. Под его руководством отряды боевых дружин рабочих и солдат в ночь на 5 марта разоружили полицию города, захватили полицейское управление, а также архивное и сыскное отделения, взяли под охрану важнейшие государственные учреждения, почту и телеграф. Белорусская народная милиция, которую возглавил большевик Фрунзе, стала предтечей советской милиции, созданной 10 ноября 1917 года.

Всегда брать ответственность на себя
Особым авторитетом у коммунистов Черниговской области пользуется член обкома и бюро Прилукского горкома Компартии Украины, председатель горрайонной организации профсоюза работников агропромышленного комплекса Виктория Викторовна Коротя.
Все статьи номера