Как Москва подыгрывает Варшаве - газета Правда
Как Москва подыгрывает Варшаве

Как Москва подыгрывает Варшаве

№22 (30665) 2—5 марта 2018 года
4 полоса
Автор: Олег СТЕПАНЕНКО. (Соб. корр. «Правды»). г. Минск.

Похоже, российское руководство начинает новый виток торговой войны внутри Союзного государства. Россельхознадзор объявил о запрете с 26 февраля на ввоз из Белоруссии некоторых молочных продуктов.

ПРОТИВ произвольного, без всяких оснований, запрета 1 марта выступил президент Белоруссии Александр Лукашенко: «Хочу сказать, что без ответа такие вещи не останутся. Мы просто терпеть это не будем. Потому что меня спецслужбы информируют, что завезли из Новой Зеландии или откуда-то сухое молоко (это их дело), появились излишки, и они начинают нас придерживать, пока реализуют то молоко по высоким ценам. Поэтому им не нравится дешёвое молоко». Представители соответствующих белорусских ведомств убеждены, что «Россельхознадзор грубо нарушил положение, утверждённое Советом Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Согласно ему, ограничение поставок продукции со всей территории Белоруссии допускается исключительно при ухудшении эпизоотической ситуации по особо опасным и карантинным болезням, общим для человека и животных. Таких оснований не имеется, поэтому не имеется причин для ограничения на ввоз продукции с территории всей страны. Никто не имеет права игнорировать решение Совета комиссии», — заявил член коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу ЕЭК Сергей Сидорский.

Позиция ЕЭК была изложена в телеграмме, направленной заинтересованным должностным лицам двух стран: «ограничения на поставки указанной продукции с 26 февраля не вводить». Однако решение о запрете ввоза значительной части «молочки» из Белоруссии Россельхознадзор не отменил — лишь перенёс дату запрета на 6 марта.

Такие же противоправные методы были использованы и при развязывании прежних мясомолочных, нефтегазовых и прочих войн против Белоруссии — об этом не раз писала «Правда». Все эти войны — лишь часть узла, который затягивают на Белоруссии определённые силы. Не только с российской стороны.

Казалось бы, что особенного — вышла в свет книга о Белоруссии, точнее, о событиях, происходивших в её западных областях, когда те были в составе Польши. Но почему так оживились белорусские «демократы»? Ещё до выхода книги, озаглавленной «Мяжа (граница. — О.С.) была пад Мiнскам. 1921—1941 гг.», стали восторженно рассказывать в своих СМИ о её замысле и содержании. А интернет-портал TUT.BY организовал путешествие по «маршруту, проложенному автором». Чем же вызван ажиотаж, созданный «демократическим сообществом» вокруг книги, анонсы и презентации которой проходили под рубрикой «Историческая правда»?

Маршрут в историческое беспамятство

С первых страниц перед читателем разворачиваются эпизоды из жизни польского корпуса пограничной охраны (КОП). Корпус противостоит проникновению «большевистской заразы» из БССР во «всходне кресы» — в восточные районы (западнобелорусские области, оккупированные Польшей. — О.С.) и проводит гуманистические акции, вызывающие благодарность местного населения — именно такой благородной, по трактовке автора книги, известного в «демократических» кругах историка Игоря Мельникова, была миссия КОП.

Белорусы, старается доказать он, жили на землях, которые Польша «вернула в своё лоно», «заможна» (богато). Для них «пограничники строили школы и клубы, где проводились торжественные мероприятия, читались лекции или организовывались народные гулянья». А в городе Столбцы солдатский театр корпуса поставил «мини-спектакль, который имел неизменный успех у местных жителей и военнослужащих гарнизона Войска Польского». В гарнизонных столовых, пишет автор, питались дети из бедных крестьянских семей, а среди офицеров устраивался сбор средств на покупку одежды для наименее имущих жителей Западной Белоруссии.

Откуда при «заможнам жыццi» (богатой жизни) голодные дети, автор не сообщает. А не мешало бы. «Уже в первые месяцы своей жизни крестьянский ребёнок испытывает чувство голода. Усталая от работы и изголодавшаяся мать быстро теряет молоко. Лишь только прорезываются у ребёнка первые зубы, картофель начинает служить ему единственной пищей, даже сухой хлеб является роскошью, — писала в 1938 году о положении во «всходних кресах» польская газета «Роботник». — Вследствие недоедания, ужасающей грязи и кошмарных жилищных условий среди деревенской детворы распространены туберкулёз, трахома, скарлатина, дифтерит и тиф».

Что менялось со сбором средств среди офицеров на покупку одежды «для наименее имущих жителей Западной Белоруссии»? Вот свидетельство депутата британского парламента Беккета после поездки по «кресам всходним»: «Я знаю Индию, и вы, конечно, также слышали о чудовищной нищете в индусских деревнях. Но никогда я ещё не имел возможности видеть столь ужасающую и подавляющую нищету, как здесь». Даже помещичья (!) газета «Слово» в номере от 9.11.1936 года сообщала: «И в этом году деревня начала голодать с наступлением первых холодов. В связи с голодом на Полесье свирепствует голодный тиф».

Среднегодовое потребление мяса в Западной Белоруссии было вдвое меньше, чем у жителей центральной Польши, втрое меньше — сахара, в полтора раза — керосина и в десять раз — железа. За более продолжительный рабочий день (12—14 часов) во «всходних кресах» платили наполовину меньше, чем в Кракове или Варшаве. Основа жизни — промышленность и сельское хозяйство на западнобелорусских землях были разрушены. Земли эти составляли четверть территории Польши, здесь жило 13 процентов населения, а удельный вес промышленного производства к концу польской оккупации не превышал трёх, выработка электроэнергии — двух процентов, урожаи были вдвое ниже, чем в центральной Польше.

А что скрывалось за кулисами «мини-спектакля»? Панские власти за двадцать лет своего господства не допустили создания в Западной Белоруссии ни одного театра. А благостное сообщение, что пограничники строили для местных жителей школы и клубы, вдрызг разбивается о реальность: во «всходних кресах» были ликвидированы почти все белорусские школы. Вдобавок из 27 белорусских газет и журналов оставили только восемь, и то под жесточайшей цензурой.

То был по сути геноцид национального меньшинства, замешенный на панском гоноре — синдроме «шляхетского» превосходства. Естественное своё проявление он нашёл в призыве варшавского публициста тех лет Адольфа Невчинского на страницах газеты «Слово»: разговор с белорусами нужно вести «языком виселиц, и только виселиц». В открытом письме Белорусского рабоче-крестьянского клуба (белорусских депутатов польского сейма) к белорусским рабочим и крестьянам Америки в ноябре 1928 года говорилось, что «пришло новое крепостничество, ещё более страшное, чем старое, давнее, под знаком мести трудящимся массам, под знаком их сознательного уничтожения».

Любой студент, изучающий историю, а тем более кандидат исторических наук, коим числится автор восторженно встреченной «демократами» книги, должен знать это. Как и то, что белорусы ни на день не прекращали борьбу против панско-буржуазного национального гнёта. И не только рабочие, всеобщая забастовка которых в Белостоке была жестоко подавлена, но и крестьяне. За участие в забастовке четырёх тысяч крестьян, работавших на лесных промыслах Беловежской пущи, военно-полицейские карательные отряды в 1934 году разрушили их жильё, уничтожили имущество и устроили массовые экзекуции жителей в деревнях Залесье, Загорье, Русаково, Стеневичи, Мирония и Заверша Слонимского повета. Это называлось пацификацией (латинское pacificatio — умиротворение, замирение, успокоение, усмирение).

В следующем году так же «пацифицировали» почти весь Брестский округ. Только в Пружанском районе забрали и уничтожили в крестьянских хатах семидесяти деревень всё, вплоть до последней тряпки, сорвали с хат крыши, избили даже детей и женщин.

Уже в 1937 году национально-освободительное движение охватило почти 80 процентов всего крестьянства Западной Белоруссии, а около четырёх тысяч деревенских жителей участвовали в вооружённых столкновениях с польской полицией.

Народ «всходних кресов» тянулся к своей родине, к БССР, к Советской стране, вместе с коммунистами, вынужденными работать в подполье, под красными флагами и антипанскими лозунгами отмечал ежегодно День Октябрьской революции. «Наиболее важной и оживлённой кампанией, проводившейся коммунистическими организациями за отчётный период, явилась кампания, посвящённая 10-й годовщине русской революции», — зафиксировало, к примеру, в 1927 году министерство внутренних дел Польши.

Население Западной Белоруссии встречало воинов Красной Армии как своих избавителей от польского ига. Очевидец тех сентябрьских событий 1939 года народный поэт Белоруссии Максим Танк спустя полвека напишет, что «никаким сводкам, реляциям, более поздним свидетельствам историков не под силу передать тот энтузиазм и ту радость, с какими трудящиеся Западной Белоруссии встречали весть о воссоединении».

Обо всём этом автор «исторически правдивой книги» умалчивает. Зато, исходя злобой, пишет о партизанском отряде легендарного Кирилла Орловского, прославившегося позже борьбой против немецко-фашистских захватчиков и успехами колхоза, который возглавил после тяжёлого ранения (он стал прототипом героя фильма «Председатель»). Отряд этот, как и другие партизанские отряды, укомплектованный, по сведениям польской полиции, жителями тех поветов, где он дислоцировался, наносил удары по панским оккупантам в самых неожиданных местах.

Прославляя действия корпуса пограничной охраны, который защищал строй «нового крепостничества» и боролся против таких партизанских отрядов, историк от «демократии» пытается навязать читателю маршрут в историческое беспамятство.

Не стоило бы, конечно, уделять этой провокационной акции столько внимания, будь она единичной.

Здесь панский дух

Увы! «Трудов», прославляющих «заможнае, шчаслiвае жыццё» (богатую, счастливую жизнь) белорусов под властью Польши, великое множество. И в белорусских печатных изданиях, и в интернете. Причём все опираются, по заверению авторов, на исторические факты, известные, мол, с далёких времён.

Читаешь и диву даёшься. Оказывается, белорус — вовсе не белорус, а этнический балт. «Новую» концепцию, поднятую на щит «демократами» при развале Советского Союза, в действительности разработали западные историографы в прошлых столетиях. «Балтские костыли» они приделали белорусу, чтобы проще было оторвать его от России и затянуть под Запад. Сначала — под Польшу. «Научная основа» для этого уже была. В ХIХ веке польские этнографы создали теорию, согласно которой белорусы не принадлежат к восточнославянским народам, а представляют ответвление поляков, и даже предложили заменить название «белорусы» названием «белоляхи».

Об этом «Правда» уже писала (статья «Мина под белоруса» в № от 15—18 января 2016 г.). Как и о том, что прилавки некоторых книжных магазинов в Белоруссии забиты литературой об извечной вражде русских и белорусов, которых надо считать литвинами, об их «золотом веке» в составе Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Хотя в «золотом веке» предки нынешних белорусов были низведены до положения рабов. Ни в одной из стран Западной Европы, как и в России, закон не разрешал феодалу приговаривать своих крепостных к смертной казни. И только статусом Великого княжества Литовского и постановлением сейма Речи Посполитой это людоедское право было юридически закреплено за польско-литовскими помещиками. Они могли убить крестьянина и без приговора, заплатив потом штраф 3 рубля 25 копеек.

«Жизнь хлопа (холопа-крепостного. — О.С.) ценилась так низко, как нигде не ценится жизнь негра, обращённого в рабочий скот, — так низко, что собака часто стоила дороже», — писал белорусский историк ХIХ века Михаил Коялович. Известно распоряжение князя Григория Потёмкина: «Все находящиеся в польском имении у князя Любомирского виселицы предписываю тотчас же сломать, не оставляя и знаку оных».

Вот с каких пор ясновельможное панство стало вести с белорусами «разговор на языке виселиц»! И потому не стихала борьба народа против польского ига. В имениях князя Иеронима Радзивилла, например, где восстание, продолжавшееся четыре года, было подавлено с помощью королевских войск Речи Посполитой, «многих мужиков, — сообщал очевидец, — поймав, за рёбра на кручьё, по деревьям перевешано».

Но литературы о «богатой жизни» белорусов под властью Польши только прибавляется. И по-прежнему Национальный академический драматический театр имени Максима Горького ставит уже несколько лет не сходящий со сцены спектакль «Пане Коханку» («Господин Любимый»), в котором превозносит польского магната ХVIII века Карла Радзивилла, владельца Несвижских земель (сейчас — часть Минской области. — О.С.), как истинного белоруса, служившего своему народу. Хотя был он, по свидетельству современников, представителем «дурных панов, безудержная власть которых над крестьянами» и «бессовестный и бесстрашный» грабёж довели тех до окончательной нищеты.

По-прежнему Национальный академический театр имени Янки Купалы — Купаловский театр ставит пьесу «Пан Тадеуш», восхваляющую польскую шляхту как радетельницу о белорусах. А в Минске несколько магазинов и кафе переименованы в «Радзивилловские» и, как в Могилёве, красуются названия улиц Льва Сапеги — польского магната, воевавшего против России.

Одним из пособий для изучающих белорусскую историю остаются материалы «круглого стола» «Проблемы генеалогического рода Радзивиллов XVI—XXI веков», проведённого 17 сентября 2015 года в Национальном историко-культурном музее-заповеднике «Несвиж». Священная дата 17 сентября, символизирующая воссоединение белорусского народа в 1939 году, выбрана для того, чтобы подобострастно рассказать о генеалогии жесточайших угнетателей и поработителей белорусов. Стало уже привычным, что западные потомки Радзивиллов, владевших замками в здешних местах, кочуют в качестве почётных гостей по экранам белорусского телевидения, которое стелется ниже травы перед их «спрадвечным высакародствам» (извечным благородством).

Всё это не может не вызвать тревоги. Ведь вскоре после развала Советского Союза в журнале «Жолнеж польски» («Польский воин») — органе министерства обороны Польши — напечатали карты, включающие к началу ХХI века в зону Варшавского военного округа Гродно, Брест вместе с обширными территориями западно-белорусских областей. Польша встроилась в доктрину США, разработанную главным геостратегом Вашингтона Збигневом Бжезинским. Согласно ей, Польская Республика должна играть геополитическую роль более важную, чем Россия, из которой Вашингтон решил сделать «чисто национальное государство» — загнать его в рамки Древней Руси или Московского княжества.

Была бы отмашка хозяев — так уже в мае 2006 года польский премьер-министр Казимеж Марцинкевич объявил о начале выполнения программы строительства очередной, Четвёртой Речи Посполитой. По той же, что и у Вашингтона, схеме: Польша должна стать региональной сверхдержавой, в зону прямого влияния которой войдут прибалтийские страны, Украина, Белоруссия и Молдавия. Кроме того, не исключаются и обширные территориальные приобретения на востоке — об этом не раз заявлял один из идейных отцов Речи Посполитой ХХI века, бывший вице-президент Европарламента Марек Сивец.

Ещё откровеннее высказался на страницах правительственной газеты «Речь Посполита» один из представителей экспертного сообщества Польши, к которому прислушивается её руководство, профессор Института истории Варшавского университета Павел Вечоркевич: «Мы могли бы найти место на стороне рейха почти такое же, как Италия, и наверняка лучшее, чем Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз Смиглы (в 1939 году — военный министр Польши. — О.С.) принимали бы парад победоносных польско-германских войск».

В сентябре 2009 года сейм принял резолюцию, осудившую освободительный поход Красной Армии, в результате которого Белоруссии и Украине были возвращены земли, занятые Польшей с помощью Запада, и тем самым фактически заявил о претензиях на эти земли. Многие польские чиновники стали тайно проникать в Гродненскую и Брестскую области, чтобы вести пропаганду против конституционного строя «лукашенковской республики». За что, кстати, получил пинком под место, где спина теряет своё название, депутат сейма (впоследствии — премьер-министр Польши, затем — председатель Европейского совета) Дональд Туск.

Дошло до того, что весной 2012 года на специальной конференции с участием представителей Еврокомиссии, Всемирного банка, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в Варшаве был устроен делёж Белоруссии. По пилотному проекту приватизации её имущество должно перейти крупным иностранным инвесторам. Ну а Польше, естественно, в итоге достанется вожделенный «кусок», права на который постоянно заявляют её правители.

Что это неизменная политическая линия польских верхов, подтвердил, выступая перед сеймом в октябре 2015 года, президент Анджей Дуда: «Я призываю всех граждан Польской Республики быть готовыми к борьбе за возвращение бывших польских земель, где наши соотечественники продолжают подвергаться гонениям и унижению со стороны уже нового украинского руководства. Если современная Украина осуждает действия СССР, а она их осуждает, то это государство должно добровольно вернуть земли Польши, принадлежавшие ей до 1939 года. Мы уже проводим определённую работу по возвращению Полесья, Галиции и Волыни и нам необходима поддержка всего населения Польской Республики. Каждый житель страны должен быть готов к праведной борьбе за возвращение польских территорий, на которых проживает огромное число этнических поляков…»

К таким территориям польское руководство относит и западные области Белоруссии. Разница в том, что она, в отличие от Украины, — субъект Союзного государства, вместе с Россией, а та ясновельможному панству, как и Западу, пока не по зубам. И по отношению к Белоруссии избрана, как называют её специалисты, тактика ползучей опольщинизации — проникновения в идеологию государства и в сознание общества, особенно молодёжи, идеологии польщизны — того, что привлекает белорусов к Польше и отталкивает от России, мешает созданию Союзного государства. Уже сегодня многие уверены, что недооценивать эту опасность было бы ошибкой. Но, пожалуй, ещё опаснее, что достижению одной из главных целей Польши и Запада — оттолкнуть Белоруссию от России и не допустить их интеграции, воссоединения в Союзном государстве — способствует сила, разрушительные возможности которой трудно переоценить.

Сильнее любого тарана

Через полтора года после развала Советского Союза Россия вышла из единой рублёвой зоны. Руководство её без предупреждения объявило о замене денег на новые. В то время Белоруссия поставляла на российский рынок множество товаров — от тракторов, автомобилей до трикотажных изделий и продуктов питания, всё это оплачивалось советскими деньгами. Продукция белорусских предприятий оказалась в России, а Белоруссия осталась с горой пустых бумажек. Она была сборочным цехом Союза и две трети произведённого отправляла россиянам. Ущерб измерялся десятками миллиардов рублей. Это было вопиющее мошенничество, грабёж средь бела дня, государственный бандитизм капиталистического правительства.

Только что вылупившийся российский капитализм показал своё хищническое нутро. Высветилось оно и потом, после создания Сообщества (1996 год), а затем Союза (1997 год) Белоруссии и России. Хотя были подписаны соглашения о равных ценах и тарифах для хозяйствующих субъектов двух стран, разница на газ, к примеру, на электроэнергию, на услуги транспорта и связи оставалась почти двукратной.

Российское руководство, ставшее комитетом по управлению делами буржуазии, не изменило себе и после создания Союзного государства. Не прошло и пяти месяцев с того июньского дня 2002 года, когда Путин принародно отрёкся от самой идеи его строительства, как Белоруссия снова оказалась под ударом. «Без всяких на то оснований «Газпром» сокращает подачу газа на 50 процентов. Мол, не хватает для поставок в Германию, Данию и т.д. Это политическое решение Кремля», — сообщил на экстренном совещании 6 ноября 2002 года Александр Лукашенко. Пора, добавил он, сказать правду: давление осуществлялось неимоверное, в том числе на него. «Прямо было заявлено: не отдашь собственность — разговор будет иной».

В общем-то, умысел руководства России, обслуживающего капитал, разваливший её экономику, не скрывали сами либерал-реформаторы. «Российский бизнес», вещал один из их представителей Борис Фёдоров, будет скупать лишь те предприятия, на которых выпускается самая конкурентоспособная продукция, — «белорусские пищекомбинаты и некоторые машиностроительные заводы». И непременно — нефтехимические. Об этом, как и о намерении прибрать лакомые куски из других отраслей экономики своего союзника, не раз в порывах откровения говорили российские министры. А в документе об интеграционной стратегии России в СНГ, принятом во время президентства Д. Медведева, Белоруссия и вовсе была упомянута одной фразой: «Скупать акции белорусских предприятий».

Чтобы жертва была покладистее, по ней наносили удар за ударом. Сначала — циничным перекрытием газовой трубы, которое Александр Лукашенко оценил так же, как и большинство белорусов: «Я считаю, что это акт терроризма на самом высоком уровне, когда в 20-градусный мороз страну — не чужой народ, население, у половины которого течёт русская кровь, — лишают природного газа, при том что Беларусь стопроцентно рассчитывается за этот газ. Так Россия (имеется в виду российское руководство. — О.С.) не поступала в отношении ни одной из стран, которые годами берут газ и за него не платят». Затем — односторонним, вопреки Союзному договору, повышением цены на газ и нефть.

Расчёты показывали: рентабельность газа, поставляемого Белоруссии, доходит до 130 процентов и превышает для «Газпрома» его рентабельность при поставках в Германию. К тому же она в восемь раз выше, чем во всей российской промышленности. «За такую прибыль жадный человек удавиться может», — резонно заметил белорусский вице-премьер Владимир Семашко. А эксперты-экономисты вынесли свой вердикт: налицо попытка нажиться за счёт союзника.

Российский капитализм перенял «цивилизованный» подход «цивилизованного» капитализма, ограбившего и продолжающего грабить добрую половину мира. Однако даже тот, сдирая со своих жертв по девять шкур (см. статью «Козырная карта капитализма», «Правда» от 1—4 сентября 2017 г.), щадит союзников и выполняет договоры с ними.

Во время очередной «газовой войны» Лукашенко вынужден был заявить: «Если бы в Кремле думали об интеграции, то не разрушали бы того, что уже было создано. И если бы Владимир Владимирович хотел сплотить славянский мир, то, по-моему, не действовал бы таким образом. И уж, по крайней мере, ни за что не нарушил бы святую заповедь наших предков: тому роду нет переводу, где брат за брата — в огонь и воду».

К сожалению, действовать другим образом Владимир Владимирович не хотел, да и вряд ли мог. Причина, как доходчиво объяснили крупнейшие российские учёные, например, профессор Ф.Н. Клоцвог, и научные центры, вроде Института национальной стратегии, была проста. Кремлёвские мудрецы, изначально рассматривавшие интеграцию с Белоруссией и другими странами СНГ «исключительно как дополнение к процессу интеграции в «большую Европу», бросили её на откуп рыночной стихии, под ноги капиталу, и тем самым пошли «на окончательное разрушение постсоветского пространства». Попытка объединиться «с ЕС не увенчалась успехом, зато вполне успешно торпедировала постсоветский интеграционный проект» (взятое в кавычки — выдержки из их научных исследований. — О.С.).

Удары по ядру этого проекта — Союзному государству — следовали один за другим. Нефтегазовые, сахарная, мясо-молочные войны велись в интересах российских бизнесменов, отбросивших экономику в далёкое прошлое. Их продукция, произведённая на оборудовании и по технологиям полувековой давности, уступала по качеству и цене белорусской, изготовленной на модернизированных предприятиях.

Большинство белорусов не могли спокойно смотреть на то, как российский капитал пытается перемолоть в олигархических жерновах своего союзника. Как сырьевые магнаты под руководством властей предержащих гнули свою линию, не думая даже о последствиях для их собственной страны: ведь удар приходился и по российским предприятиям, завязанным производственной цепочкой с белорусскими. А на таких предприятиях работало больше десяти миллионов человек.

Главное в нефтегазовом конфликте выглядело зловеще: Россия вышла из Союзного договора, экономическую основу которого составляют равные условия хозяйствования, значит, равные цены, исключительно важные в сфере природных энергоресурсов — основного дефицита Белоруссии. При этом кремлёвское руководство походя растоптало остальные, уже достигнутые договоры и соглашения, даже ратифицированный обеими странами ещё в 1995 году и действовавший одиннадцать лет протокол о введении режима свободной торговли без изъятий и ограничений. Были нарушены ранее принятые экономические соглашения по созданию Таможенного союза, унификации единой системы тарифного и нетарифного регулирования, обеспечению равных условий хозяйствования.

Фундамент строящегося Союзного государства разлетелся под ударами кремлёвско-олигархической власти на куски.

Об этом «Правда» писала не раз. Но чтобы понять, что происходит сегодня, необходимо вспомнить те события: ведь настоящего не бывает без прошлого — именно там, в прошлом, сокрыты его корни. И к ним, корням этим, следует присмотреться внимательнее.

Фантастическая синхронность

В феврале 2004 года газета «Белорусская нива» опубликовала статью под коротким заголовком «Месть!». Она расценила «акт терроризма на самом высоком уровне» как месть российского капитала Белоруссии. За что — ясно опять-таки из слов Лукашенко: «Мы просто шли своим путём, который привёл к тому, что на территории нашей страны, в сердцах, душах, мозгах наших людей мы сохранили всё то святое, что было присуще восточноевропейской цивилизации».

Против этих святынь — принципов коллективизма и социальной справедливости, за раздел народного достояния между самыми изворотистыми, пробойными и нахрапистыми поднялась российская власть, обслуживающая буржуазию. Не самостоятельно. И не в одиночку. «События последних, «путинских» лет показали незыблемую закономерность: как только США начинают очередное наступление на Беларусь, к нему сразу же подключается Кремль», — отметила газета «Мы и время».

«Подключение» было фантастически синхронным. Стоило конгрессу США через пять месяцев после подписания белорусско-российского Союзного договора в специальной резолюции объявить его незаконным и потребовать «дальнейшей интеграции» Белоруссии «в трансатлантическое содружество наций», а также «призвать президента Соединённых Штатов подготовить и представить в конгресс отчёт… о мерах, принимаемых Соединёнными Штатами и направленных на то, чтобы убедить правительство Российской Федерации прекратить поддержку белорусского режима Лукашенко» (то есть не допустить равных экономических условий и равенства цен, при которых возможна, как и предусмотрено Союзным договором, интеграция), — и в России была поднята очередная мутная волна против Белоруссии. Нападки на «лукашенковский режим» истерическими митингами и шествиями поддержала «тутэйшая» (местная) оппозиция.

Эмиссар Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Вольфганг Берендт, направленный в Минск, доложил своему руководству, что «на фронте борьбы против белорусско-российского Союза» объединились и «впервые выступили вместе с ведущими представителями демократической оппозиции Белоруссии российские реформаторы».

Не случайно в Кремль накануне цугом тянулись высшие чиновники США, первые и вторые лица ведущих западноевропейских стран, а Запад открыто усилил нажим на Белоруссию. Вашингтон обвинил Лукашенко даже «за жёсткую реакцию (цитирую из доклада госдепа США. — О.С.) сил охраны порядка на протест митингующих украинских националистов». Речь идёт о своре фашиствующих бандитов УНА—УНСО, приехавших с Украины на помощь «белорусской демократии» и учинивших погром на улицах Минска. Российское руководство не выступило против провокационного обвинения Вашингтоном своего союзника — оно занято было другим. На ведущих телеканалах вовсю поддерживали бандеровцев — «мужественных борцов против коммунизма, за независимость Украины», крушивших памятники героической советской эпохи. Вал антисоветизма — утробного близнеца русофобии, подпитывали главные рупоры Кремля. А ещё заняты были правители России подготовкой новых ударов по Союзному договору.

«Братская интеграция лопнула, когда Путин назвал кошку кошкой», — поделился радостью с минской, до кончика ногтей прозападной газетой «Народная воля» один из типичных российских либерал-демократов Леонид Радзиховский. Хотя после путинских откровений и шагов лопнула не просто братская, а вообще нормальная интеграция, потому что без равных условий хозяйствования она — пустой звук.

Как всегда, глубинную суть происходящего выдала пропагандистская челядь кремлёвских хозяев. «Белоруссия не может ни интегрироваться с Россией, ни вообще выжить без массовой приватизации», — заявил бывший председатель Президиума Российского совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов, экспертные заключения которого, по данным СМИ, зачастую ложились в основу официальных документов Кремля. «Мы прекрасно понимаем, что если вы не пойдёте по тому пути, по которому идёт вся Европа, то рано или поздно будет очень плохо», — сказал он в интервью всё той же «Народной воле».

Классовый интерес российской олигархии совпал с классовым интересом олигархии западной. Они подрывали российско-белорусский объединительный процесс двойной тягой. Конгресс США в 2004 году готовил «Акт о демократии», направленный против Белоруссии, — команда Путина устраивала против неё террористическую газовую атаку, а «тутэйшая» демократическая оппозиция, которой отвели роль пристяжных, — бучу на минских улицах. В конце 2006 года американские власти продлили «Акт» — российское руководство подняло цены на газ и нефть для белорусов и фактически вышло из Союзного договора, а прозападная демоппозиция, закрепляя «успех», снова выкатилась на улицу.

Главная роль в атаках на Белоруссию была отведена Кремлю. Финансовый удар в пять миллиардов долларов, нанесённый ей путинским решением 2006 года, превысил сумму, выделенную Бушем для подрыва Белоруссии, согласно пресловутому «Акту», в 125 раз. Вдобавок к этому российское руководство не допустило белорусов к добыче нефти на тех условиях, на которых были допущены западные компании.

Запад не скрывал, что расправляется с Белоруссией, а значит, и с Союзным государством руками российских правителей. «Мы, — летом 2007 года от имени руководства США сообщил активу незарегистрированной оппозиционной организации «Малады фронт» советник посольства США в Минске Джонатан Мур, — примем важное решение… введём экономические санкции против Белоруссии. Когда она ослабнет под экономическим давлением, особенно со стороны России, это будет иметь значительный результат». Какой — дипломат пояснил на примере «своей профессиональной практики»: когда он работал в Югославии, против неё были введены экономические санкции. И результатом стал «коллапс правительства Милошевича». А в день выборов президента Белоруссии, 19 декабря 2010 года, один из экономических экспертов Евросоюза сообщил по телеканалу «Евроньюс»: «Чтобы избавиться от Лукашенко, Россия нам поможет организовать экономический обвал в Белоруссии, чтобы режим Лукашенко рухнул».

Своими войнами — нефтегазовыми, мясо-молочными, сахарными — российское руководство не просто отталкивало Белоруссию, выталкивало её из недостроенного Союзного государства. Словом, выполняло ту же задачу, что и Запад вместе с управляемым из Вашингтона руководством Польши. «На кого сработала кремлёвская кампания, здесь, в Белоруссии, понимают все, — прокомментировал подоплёку острого мясо-молочного конфликта в 2009 году главный канал местного национального телевидения. — Российская элита с успехом сыграла в четыре руки с белорусской оппозицией. С той разницей, что оппозиционерам долгие годы не удавалось переориентировать страну в западном направлении. С помощью чиновников с востока (читай: из России) эта задача уже не выглядит невыполнимой».

Помощь российских «реформаторов», оказанная ими Западу и белорусским политбомжам в борьбе против Союзного государства, была беспредельной. На торможение воссоединительного процесса работал весь их пропагандистский аппарат. Империя российских демСМИ, как точно подметил подлинно русский писатель Пётр Проскурин, по-пёсьи выслуживаясь перед своими истинными хозяевами — мировым капитализмом и сионизмом, ежечасно и ежеминутно лгала, занималась в отношении Белоруссии и её президента самой чёрной дезинформацией с шизофреническим уклоном. Телеэкраны ведущих каналов услужливо распахивались для самых оголтелых русофобов, врагов нашего единства, начиная с Позняка.

Многие тогда ломали голову, кто под чью дудку танцует: Путин под олигархическую или олигархи под путинскую. «В конце концов, это не суть важно, — писала «Белорусская нива». — Важнее всего, что они танцуют один танец. В интересах Вашингтона. Под дудку вашингтонского обкома единой капиталистической партии».

Напомнить об этом следует потому, что экономический фундамент Союзного государства, как добивался Запад, так и не создан: равных условий хозяйствования нет до сих пор. И потому ещё, что время высветило истинную суть многих событий, происходивших на российско-белорусском интеграционном поле.

Просмотров: 1150

Другие статьи номера

Бездомный мир
Сколько в современной России людей без определённого места жительства? Официальная статистика не даёт ответа на этот вопрос, а представители общественных организаций называют только приблизительную цифру: около 4 миллионов человек. Только в Москве число так называемых бомжей достигает в отдельные месяцы ста тысяч. Эти люди бродяжничают, приезжают на электричках зимой, уезжают в тёплые края летом, попрошайничают, болеют, страдают, умирают… И почти никто не может самостоятельно вернуться к нормальной жизни. Государственные организации в этом практически не помогают — соответствующей статьи в федеральном бюджете нет и ввести её никто пока не додумался.
Великий сын России

28 марта — 150 лет со дня рождения Максима Горького

Среди самых выдающихся исторических дат, которые мы призваны достойно отметить в нынешнем году, безусловно, 150-летие со дня рождения классика русской, советской и мировой литературы Максима Горького.

Как Москва подыгрывает Варшаве

Лучший в мире детектор лжи

Вспомните, сколько сказано «реформаторами» об ущербе, который наносят России ценовые «скидки» и «льготы» на нефть и газ для Белоруссии! Ещё двадцать с лишним лет назад, когда был создан Союз двух стран, их гуру Егор Гайдар объявил по телевидению, что российские шахтёры и учителя не получают зарплату из-за белорусов. Циничнее заявления трудно представить. Особенно из уст того, кто ограбил российский народ, пустил по миру и экономику, и людей, добывающих на жизнь своим трудом. После таких словоизвержений многие просили напомнить ему сказку М.Е. Салтыкова-Щедрина «Пропала совесть».

Пороховая бочка Ближнего Востока
События в Сирии приобретают всё больше черт международного конфликта, в который втянуты региональные и мировые державы. США и их союзники пытаются расчленить страну. Москва ведёт собственную игру, далеко не всегда соответствующую интересам как Дамаска, так и России.
Детей обрекали на смерть
В лечебнице Маммольсхёэ в немецком городе Кёнигштайн в 1940-е годы несколько детей погибли при тестировании медикаментов, сообщает немецкое издание «Франкфуртер рундшау». Доктор Вернер Катель проводил здесь тестирование на детях запрещённого в то время препарата против туберкулёза под названием TB I 698 (тиосемикарбазон).
Терминал вне конкуренции
В ШАНХАЕ официально открыт контейнерный терминал четвёртой очереди глубоководного порта Яншань, оборудованный семью контейнерными причалами протяжённостью 2350 метров. Площадка терминала практически безлюдна, ведь в настоящее время это крупнейший в мире автоматизированный контейнерный терминал.
Приговор с отсрочкой

Клайпедский окружной суд вынес приговор в отношении трёх граждан Литвы, которых обвиняли в антигосударственной деятельности, в попытке госпереворота.

УГОЛОВНОЕ ДЕЛО против граждан республики начали по требованию спецслужб, которые были недовольны антинатовскими листовками и введением евро в Литве. Представители спецслужб и прокуратуры стремились доказать, что листовки якобы разжигают ненависть.

Пульс планеты
ВАРШАВА. Правительство Польши направило в сейм проект закона о разжаловании до рядовых генералов, получивших звания во времена Польской Народной Республики (официальное название страны с 1952 по 1989 год), заявил польский премьер Матеуш Моравецкий. Как ожидается, документ коснётся членов Военного совета национального спасения, действовавшего в 1981 — 1982 годах. В числе генералов, которых может затронуть закон, — бывший президент ПНР Войцех Ярузельский. Примечательно: польские власти занялись законопроектом именно 1 марта, когда в республике отмечается Национальный день памяти «проклятых солдат» — участников антисоветских и антикоммунистических подпольных организаций в Польше на поздних этапах Второй мировой войны, а также после её завершения.
Классика не стареет
В столице Вьетнама Ханое прошла международная научно-практическая конференция, посвящённая 170-летию «Манифеста Коммунистической партии». Участие в её работе принял заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков.
Слепые и прозревшие
Современная украинская литература не подарила мировой культуре гениев уровня Пушкина или Шекспира. А во всём виноваты «проклятые москали», которые, по мнению одной из нынешних признанных в Киеве медиаперсон Ларисы Ницой, просто душат здесь всё украинское.
Все статьи номера