Возмездие: конец 6-й армии Паулюса

Возмездие: конец 6-й армии Паулюса

№19 (30662) 22—26 февраля 2018 года
4 полоса
Автор: Алексей ШАХОВ.

К 75-летию разгрома немецко-фашистских войск на Волге

Ещё до начала советского контрнаступления фюрер приказал разработать проект ордена за Сталинград, который должен был быть готов к 25 ноября. Приказ был передан в 637-ю агитационно-пропагандистскую роту, командование которой поручило военному художнику Эрнсту Айгенеру разработать проект ордена. Он находился в войсках начиная с Польши, Франции и заканчивая Россией, теперь был в 6-й армии в Сталинграде. В центре ордена Эрнст Айгенер изобразил бункер с руинами волжского города, к которым обращено лицо мёртвого солдата. Каску солдата обвивала колючая проволока, а поперёк всего проекта прямыми буквами было написано: «Сталинград». Проект был отклонён ставкой фюрера. «Слишком деморализующе», — написано на краю проекта. Но что станет действительно «деморализующим» для Германии в битве за Сталинград, тогда всем ещё только предстояло узнать…

Если о событиях под Москвой, о контрнаступлении Красной Армии в декабре 1941 года власти нацистской Германии молчали или туманили немцам головы «выпрямлением линии фронта», то к сталинградскому концу они готовились как к неизбежному, запланированному. Секретными инструкциями для печати всё было занормировано так, чтобы немецкий народ поскорее забыл о гибели 6-й армии. Уже в начале февраля 1942 года в Германии нацистскими властями был поспешно объявлен общенациональный трёхдневный траур по погибшей на Волге 6-й армии. По радио играла лишь печальная торжественная музыка.

Самого Паулюса гитлеровская пропаганда объявила героически погибшим. В зале одной из берлинских ратуш был торжественно установлен роскошно отделанный пустой гроб с кайзеровским шлемом на крышке, символизирующий мученическую гибель немецкого военачальника. Но сам «героически погибший» фельдмаршал Паулюс спустя пару лет после пленения стал активно помогать Красной Армии в организации спецпропаганды. Широко известны его антинацистские обращения и листовки, в которых экс-фельдмаршал призывал немецкий народ к устранению Адольфа Гитлера и прекращению войны. А сразу после разгрома гитлеровской Германии именно Паулюс стал одним из основных свидетелей советского обвинения на Нюрнбергском процессе, ему самому никакие обвинения в военных преступлениях не предъявлялись.

«Страх перед русскими пронизал войска»

В первые дни контрнаступления советских войск из боязни прорыва противника с запада на восток по 6-й армии прокатилась первая волна уничтожения имущества. «В Калаче царила дикая неразбериха. Страх перед русскими пронизал войска, — отмечал В. Вертен. — В степи — растерзанные и растрёпанные колонны отступающих румын. По два всадника на лошади лицом к хвосту, спиной к ветру». Впереди шёл бой, а в армейском тылу армии Паулюса царил панический страх перед русскими. Тыловики уничтожали войсковое имущество. Взорван продовольственный склад в Суханове. На полевом аэродроме пламя пожара до самого неба — жёлтое, красное, голубое. Горят самолёты — транспортные, разведчики, пикирующие бомбардировщики. Русские! Ничто не должно попасть в их руки. Подожгли и запасы авиационного бензина. Взорвали склады с запасными частями. Скорее, скорее: русские наступают! Что значат двадцать самолётов перед страхом не выполнить приказ об уничтожении!

Луитпольд Штейдле, командир 767-го гренадерского полка 376-й пехотной дивизии 6-й армии, в своей книге «От Волги до Веймара» подчёркивает, что «происходила не перегруппировка и не перемещение, а настоящее бегство». Всё, что солдаты могли узнать за последние двое суток от офицеров или старослужащих вахмистров, — это что русские осуществили глубокий прорыв южнее Клетской и с танками преследуют немецкие войска. Необходимо одним броском отойти за Дон. За несколько часов марша откатывающиеся войска образовали большие интервалы, подразделения растянулись на многочисленные маршевые группы. Все устремились к мосту через Дон. Колонны наседали друг на друга. Образовался затор.

«Впереди, в радиусе одного километра, дикий беспорядок. Видны десятки сгоревших грузовых и легковых машин, валяющееся в грязи имущество, раздавленные лошади, — пишет в своих мемуарах Л. Штейдле. — Царит панический ужас. …Страшные картины сменяют одна другую. Нас окутывают удушливые облака дыма, воздух наполнен едким запахом тлеющей резины, жжёной кожи, сгоревшего лака. По обеим сторонам пути следования то и дело возникают новые пожары. В широкой лощине во всех углах горит, бурлит и дымит. Взрывы, треск рвущихся снарядов. …Всюду валяются документы, журналы боевых действий, совершенно секретные приказы. На фоне снежного ландшафта колонны петляют, извиваются, протискиваются между обрывами, опрокинутыми машинами, огибают очаги пожаров».

С одной из возвышенностей Штейдле видит, насколько хватает глаз, всюду столбы дыма, бесконечные грязно-серые полосы дорог, на них автомашины, повозки, солдаты. В местах пробок — сотни жестикулирующих обозлённых людей вокруг сбившихся в кучу грузовиков, тягачей, повозок… Крики, ругань, стоны покалеченных. Скорее, скорее за Дон!

В отступающих частях ещё никто не решается думать, а тем более говорить, что вся армия находится в гигантском кольце. Для них за Доном — надежды вплоть до смены и отдыха. Сапёры мотопилами срезают столбы для электропроводки и телефонной сети. Целые пучки проволоки валяются на дороге, наматываются на карданные валы машин. Но до этого никому нет дела. Каждый действует как может. Набрасываются на застрявшие автомашины, рассчитывая найти что-нибудь съедобное или годное из обмундирования. Рушат постройки, всё, что может гореть, растаскивается к кострам. Приходит конец всему живому: то здесь, то там разделывают свинью или корову. Повсюду бессмысленно и жадно обжираются. Сигарет нет. Все учатся делать самокрутки из газетной бумаги.

Очевидно, что для личного состава многочисленных немецких частей и подразделений всё случившееся было полной неожиданностью. Однако далеко не все потеряли голову от страха. Г. Тёпке пишет: «Во всех тыловых частях 6-й армии царил полнейший хаос. Всюду они были атакованы внезапно появившимися в степи русскими силами и защищались как могли. Где это было возможно, они, прихватив с собой большую часть имущества и скота, пробивались к своим дивизиям в Сталинград. Заслугой тыловых частей является то, что они не дали возможности русским прорваться в тыл дивизиям, стоявшим в Сталинграде».

Итак, 19—23 ноября под воздействием 65-й армии П.И. Батова (Донской фронт) отходили, а нередко панически бежали части 14-й танковой, 376-й, 44-й, 384-й пехотных дивизий, стремившихся уйти за Дон и присоединиться к основным силам армии Паулюса. Тем временем командующему 6-й армией, прибывшему на подготовленные зимние квартиры в Нижне-Чирскую, была вручена радиограмма Гитлера: «Командующий вместе со штабом отправляется в Сталинград. 6-я армия занимает круговую оборону и ждёт дальнейших приказов». Ночью в оперативный отдел штаба армии поступила ещё одна радиограмма: «Войсковое соединение 6-й армии, остающееся между Доном и Волгой, должно обозначаться как «Крепость Сталинград». В этот день верховное командование вермахта сделало следующее сообщение: «На Донском фронте румынские и немецкие войска ведут ожесточённые бои против мощных наступающих танковых и пехотных вражеских частей».

Стали доходить первые сообщения о предполагаемом наступлении немецких войск с целью деблокирования котла. Именно из них многие впервые узнали о серьёзности положения и о полном окружении 6-й армии. Даже командиры полков не были достаточно осведомлены о размерах катастрофы. Сравнительно больше осведомлены прибывающие из «тыла», что теперь означало — «из Сталинграда». Пришла весть и о том, что теперь войска отрезаны с севера и с запада от своих тыловых служб. Кончено было и с железнодорожным снабжением по одноколейной ветке.

24 ноября стало окончательно известно, что немецкие войска окружены. Мост под Калачом невредимым достался русским. Потребовалась неделя, пока всей 6-й армии стало ясно, что все они оказались в мешке. Тем охотнее воспринимались неожиданно распространившиеся слухи о предстоящей попытке прорыва извне. Мысль о прорыве, о том, чтобы вырваться из окружения, всё более овладевала умами. Перегруппировки войск в котёл истолковывались как доказательство подготовки ожидаемых перемен. Мысль о прорыве кольца одновременно снаружи и изнутри очень привлекала. Офицеры внушали солдатам (и самим себе), что теперь во главе с Манштейном можно быть уверенным: кольцо окружения будет разорвано. Одно имя фельдмаршала служило для солдат и офицеров окружённой армии порукой тому, что кризисная ситуация превратится в немецкую победу. В котле были забыты ужасные впечатления от начинавшейся дезорганизации. На произвол судьбы нас не бросят! Солдаты и офицеры 6-й армии в то время были убеждены, что в результате скорости переходов и сосредоточения вокруг Сталинграда большого числа немецких дивизий образуется боевая сила, неодолимая для прорвавшихся на флангах армии и в её тыл русских войск. Пусть армия окружена, но своей огромной огневой мощью она обескровит русских. Настроение у солдат поднялось. Снова появляется уверенность, доверие командованию. Эта вера в командование ещё больше укрепилась, когда Гитлер своими приказами гарантировал окружённым, что для своевременного деблокирования будет сделано всё необходимое. Снова обретена почва под ногами. Все отогрелись, поспали, в котелке порядочная порция макарон с мясом, есть сухие сигареты и хлеб, даже добавка рома в чай. На этом фоне родились и более «стратегические» слухи — деблокирование Сталинградского котла должно положить начало решающему исходу войны — поражению русских войск, участвовавших в окружении. Москва не повторится!

Прорыв 6-й армии из кольца окружения, созданного стремительным наступлением ударных группировок войск Красной Армии, был намечен на 25 ноября. Группа армий «Б» приказала произвести соответствующую перегруппировку. Армия издала свой приказ. Прорыв был разбит на три этапа. Все считали, что фюрер утвердит предложенный 23 ноября план прорыва 6-й армии. В тот момент в стане немецко-фашистских войск все помыслы были прикованы к предстоящему выходу из окружения. Не возникало сомнений в его успехе. К тому времени армия имела 130 исправных танков с необходимыми запасами горючего и почти столько же бронемашин и бронетранспортёров. Армия располагала и боеспособными моторизованными соединениями. На западном участке армии они приступили к подготовке исходной позиции. Все ждали как избавления сигнала к атаке.

Подготовка к прорыву из котла

Теперь в частях знали: прорываться будет вся армия. В дивизиях состоялись совещания командиров с уточнениями. Полкам уже отданы приказы. Планируется прорыв в общем направлении на Ростов, хотя карты есть только до Котельниково. Ввиду нехватки горючего приказано брать с собой только самую необходимую технику и оружие. Неисправные машины и оружие взрывать на месте, излишние боеприпасы также. Всю писанину, секретные документы сжечь. На обширном заснеженном пространстве между Доном и Волгой возникло много пожаров. После 23 ноября экипажи наших самолётов наблюдали в балках, на равнинах и холмах у Сталинграда, а также в самом городе бесчисленные огни. Это немецкие войска фанатично освобождались от излишнего груза. В сотнях и тысячах костров немцы сжигали вторые шинели, другое обмундирование, обувь, одеяла, бельё, многое другое. Поджигали даже склады с продовольствием, многотонные бурты с пшеницей.

Далеко окрест видно пламя. Пожары большие и малые. Облака дыма поднимаются в бесконечно простирающейся степи… Множество костров повсюду. А ещё вчера все остерегались неосторожным дымком выдать русским расположение своего блиндажа. Как боялись утраты хотя бы одного документа, которые теперь жгли пачками… Чем дальше на восток, тем больше костров и пожаров. Прямо на деревенских улицах, на высотках, в поле жгли документы, приказы, представления к наградам, уставы, карты… 6-я армия имела повышенную насыщенность эсэсовской прослойкой, чинами СД, абвера, командами специального назначения, полевой жандармерии, военно-полевых судов. Как и во всех войсковых штабах, в этих органах подчистую выгребались в огонь все бумаги, карты, схемы, архивы, опустошались офицерские портфели и планшетки. Ничего не должно было попасть в руки врага. В костёр летели акты военно-полевых судов, карты, архивы частей: выполнялся приказ командующего 6-й армией Паулюса уничтожить — сжечь или привести в негодность — весь «балласт». Танки, орудия, автомашины, имевшие неисправности или повреждения, подрывались или размораживались, а то и просто скатывались в непроходимые глубокие овраги. Уничтожалось инженерное имущество, разбивались пишущие машинки, ценные, но тяжёлые для транспортировки радиостанции, имущество связи, излишние орудия и боеприпасы.

Напряжение в котле достигло наивысшего предела. 24 ноября Паулюс шлёт радиограмму Гитлеру, в которой докладывает о тяжёлом положении армии и о необходимости прорыва. Казалось, что нет другого пути, как разрешить прорыв 6-й армии, но Геринг заверил фюрера в том, что военно-воздушные силы обеспечат снабжение окружённой армии. И Гитлер принял решение не давать приказа на отход.

А. Филиппи и Ф. Хайм в книге «Поход против Советской России» пишут: «Паулюс считал, что оборона котла возможна только лишь при условии хорошего снабжения. Одновременно он просил «свободы действий». Ещё ночью пришёл ответ Гитлера, который игнорировал взгляды 6-й армии на прорыв. Гитлер обещал приложить все усилия к тому, чтобы освободить «временно» окружённую 6-ю армию». Приказ Гитлера: «Держаться! Спасение придёт извне!» — стал словно взрывом бомбы на фоне тотального уничтожения имущества в связи с предполагаемым отводом армии. Целая армия должна была остаться на месте в тяжёлых зимних условиях в полном окружении противника. Вместо ранее предполагавшихся 80 тысяч человек в котле между Доном и Волгой оказались, по разным оценкам, свыше 300 тысяч человек. Г. Шрётер приводит подробный список соединений и частей, попавших в окружение под Сталинградом: четыре армейских корпуса, один танковый, 15 пехотных, три мотопехотных, три танковые дивизии, одна зенитная, две румынские дивизии, один хорватский полк, несколько различных полков, дивизионов, батальонов, строительные батальоны, прочие 129 самостоятельных подразделений. «Начался второй акт трагедии, — пишет Шрётер. — Дивизии вернулись обратно. Они заняли новые позиции».

Согласно приказу Гитлера, ежедневно в котёл должны были доставляться 300 тонн горючего, 30 тонн боеприпасов, а также продовольствие. Для этого было необходимо осуществлять неоднократные вылеты, быструю разгрузку самолётов. Примерно с 25 ноября, как отмечают немецкие авторы, «импровизация сменилась прочной организацией». Опытный командир 8-го авиакорпуса генерал Фибиг освобождался от боевых задач и занимался только вопросами снабжения 6-й армии по воздуху. Воздушный мост опирался на Питомник — аэродром снабжения 6-й армии. Это был целый город, добротно оборудованный среди снежных сугробов. Этот пункт, быстро выросший в степи, с высоты был заметен уже издали.

Подготовка группы армий к контрнаступлению с целью вывода 6-й армии из котла проходила в условиях нарастающих трудностей. Задержки со снабжением заставляли несколько раз переносить сроки наступления: 3, 8, 12 декабря. Условное название операции было «Зимняя гроза». Командовать наступающей группировкой должен был генерал Гот. Ему подчинялись 57-й танковый корпус, часть соединений группы «Холлидт» в составе 48-го корпуса должны были содействовать Готу, наступая на восток. 6-я армия, согласно замыслу операции «Зимняя гроза», должна была частью своих сил и всеми танками атаковать врага со своего юго-западного участка по приказу группы армий. Остальной фронт, по приказу Гитлера, 6-й армии необходимо было продолжать удерживать. Обстановка в эти дни в котле была сложной, но в целом терпимой. 29.11.1942 г. по 389-й пехотной дивизии было отдано распоряжение: «Установить следующие нормы выдачи продуктов: хлеб — 350 гр., мясо или конина — 120 гр., овощи — половина нормы, сахар — при наличии, табак — полнормы. В лазареты принимать только тяжело раненных. На аэродром Питомник отправлять только раненных в голову и больных глазами».

Утраченные надежды

В начале декабря обстановка в котле ухудшается. Идёт сильный снег. На аэродромах — гололёд. Продолжают прилетать только самолёты «Хейнкель». Потом начинает бушевать настоящая метель. Всё заметает. Не видно даже собственной ладони на расстоянии вытянутой руки. Из котла вылетают лишь отдельные машины. По докладам штаба 6-й армии, она могла продержаться ещё 12—16 дней.

Как пишут А. Филиппи и Ф. Хайм, 12 декабря армейская группа Гота с 57-м танковым корпусом, имея в общем 232 танка, и частями 4-й румынской армии перешла в наступление из района Котельниково. В ходе четырёхдневного наступления при поддержке 4-го воздушного флота удалось отбросить русских на северо-восток. Немцами были достигнуты переправы через реку Аксай. Но всё больше сил им приходилось выделять на оборону своего восточного фланга. Между тем обострилась обстановка в Нижнем Чире. 16 декабря началось наступление частей Красной Армии против румынских войск группы «Холлидт» и против 8-й итальянской армии. Были осуществлены глубокие прорывы.

18 декабря, на седьмой день наступления, 57-й танковый корпус вёл тяжёлые бои между Аксаем и Мышковой. Сражение продолжалось с прежним ожесточением. Окружённые из 6-й армии уже слышали грохот канонады на западе. Ночью далеко на юго-западе солдатам в котле были видны осветительные ракеты передовых отрядов Гота. Передовые танки Гота подошли к котлу на расстояние 62 километров. В Гумраке были приняты первые радиограммы от идущих на спасение немецких передовых отрядов: «Держитесь, мы идём! Соединение близко! Идите нам навстречу!»

Г. Зелле отмечает, что в качестве первой помощи для пополнения запасов 6-й армии непосредственно за атакующими частями Гота двигались транспортёры, на которых везли 700 тонн продовольствия, горючего, боеприпасов. Но 19 декабря звуки орудийной канонады стали стихать и, наконец, совсем смолкли. Пугала загадочная тишина, которая ночью в котле казалась ещё более угрожающей. Морозы усилились, пошёл снег. Ночи были настолько светлыми, что на передовой даже голодные солдаты боялись выходить из своих убежищ, чтобы добыть кусок падали: их поджидали русские снайперы. Наступал настоящий голод. В Сталинградский котёл пришло мрачное Рождество. Неплохой солдатский рацион в это время: два куска хлеба в день, порция супа, 2—3 кружки кофе или чая. Положение с ранеными было катастрофическое. Тех, кого удавалось переправлять через линию фронта, помещали в полевых лазаретах, не дальше линии Днепра, чтобы не допустить распространения слухов и известий о сталинградской трагедии в самой Германии.

На самом деле высшему командованию немецкой армии уже стало ясно, что 6-я армия обречена на гибель. После 20 декабря 1942 года командующий группой армий «Б» Манштейн знал, что Паулюс и его солдаты потеряны. Теперь нужно было дать 6-й армии надежду на спасение только затем, чтобы дело не дошло до её преждевременной капитуляции, которая позволила бы русским высвободить свои силы для нанесения более сильного удара по южному фронту.

Несмотря на всю очевидность надвигающейся гибели всей 6-й армии, её командование отклонило предложение Советского командования о капитуляции, сделанное в первую неделю января 1943 года. После этого начальник штаба армии генерал Шмидт приказал: «Парламентёров отгонять огнём!» Позднее Паулюс будет утверждать, что ничего не знал об этом приказе. 10 января в 10 часов началась советская артподготовка. Немецкие дивизии были готовы к тому, что противник начнёт наступать, но размах наступления, его сила ошеломили всех. Немцы сопротивлялись, переходили в контратаки. Проявляли дисциплину. В плен практически не сдавались. Но постепенно «немецкий солдатский дух» стал всё более заметно падать. Все стремились попасть в руины города, чтобы найти там спасение от холода. Раненые, а их на 24 января насчитывалось около 50 тысяч человек, заползали в подвалы, норы, руины зданий. Иногда доходило до драк, чтобы попасть в тепло. В землянках воздух был ужасным, всюду грязь, страдания. И даже эти места, где царило отчаяние, ещё прочёсывали спецкоманды, чтобы собрать «боеспособных» солдат для ведения боевых действий.

Агония 6-й армии ширилась. Дивизии отступали. Восстановить фронт было уже невозможно. Снабжение стало очень плохим. Не могло быть никакого сомнения в том, что армия была брошена на произвол судьбы. Положение день ото дня становилось всё более отчаянным. Армия обороняла теперь лишь свою могилу. Началось разложение войск. 23 января котёл был разбит на две части. В этот день с аэродрома Сталинградский поднялся последний немецкий самолёт. Раненых больше не вывозят. 24 января все оставшиеся немецкие части отошли в Сталинград. На случай рассечения армии на отдельные группы было приказано, чтобы эти группы продолжали бой до последних сил самостоятельно и поддерживали радиосвязь с группой армий и ОКХ. На 25 января в Сталинграде насчитывалось ещё примерно 150 тысяч немецких военных. Шмидт, отвечая на вопрос из 14-го танкового корпуса, чем обороняться, если нет боеприпасов, кричит: «Ножом, зубами!» Теснимые со всех сторон части северного фронта отступают к Тракторному заводу. По записям Паулюса, северная группа была отрезана 26, а центральная — 29 января. Контратаки, невзирая на приказы, уже не проводятся. Сам Паулюс изолирован в южной части города. 11-й и 8-й корпуса под командованием Штрекера и Хайтца находятся в северной индустриальной части города.

31 января сдались остатки 14-й танковой дивизии. Русские танки и ударные отряды приблизились к универмагу, где находился командующий 6-й армией. Паулюсу в ноябре 1942 года было присвоено звание генерал-полковника, а 31 января 1943 года, за два часа до капитуляции всего штаба 6-й армии, он получил сообщение о присвоении ему звания фельдмаршала. Паулюс, которому присвоили звание фельдмаршала, в первый раз решил не оказывать сопротивления. Ни Паулюс, ни Шмидт, ни другие сдавшиеся в плен генералы 6-й армии (24 человека) не стали стреляться. Приказ от 12 декабря ими самими не выполнен. Не было никакой борьбы до последнего патрона… Вместо этого была обычная капитуляция ради спасения своей жизни. Боевые действия в южной части котла закончились.

31 января на левом фланге на севере города находились остатки 16-й танковой дивизии и то, что осталось от 24-й танковой дивизии. Вокруг Тракторного завода сгруппировались остатки 76-й пехотной, 113-й и 60-й мотопехотных дивизий. Смерть косила оборонявшихся. В ночь на 2 февраля оставшиеся в живых офицеры 16-й танковой дивизии прибыли на КП. Их было 20 человек. В 11 часов русские начали бешеный обстрел Тракторного завода, где ещё находились остатки 15-й, 24-й танковых дивизий и 389-й пехотной дивизии. В ответ уже не стреляли. Штрекер согласился на капитуляцию лишь 2 февраля, когда танк Т-34 встал у входа в его бункер.

2 февраля на Сталинград стартовали 116 немецких самолётов, которые сбросили 98 тонн грузов. С самолётов наблюдали большие пожары и артиллерийский огонь. Экипажи самолётов, отправленных вечером в разведку, вернувшись в 21.30, доложили, что границ котла уже больше невозможно распознать. Вокруг старого котла ведётся сильный зенитный огонь. На земле наблюдается беспорядочная стрельба ракетами красного и белого цвета.

Это был конец. 6-й армии больше не существовало. Писавший по «горячим следам» Константин Симонов в одном из очерков своего «Сталинградского дневника» запечатлел, как он выразился, «особый звук Сталинграда», который «мы тогда услышали», — «хруст непоправимо подломившейся немецкой машины». Победа на Волге сломала хребет гитлеровской Германии. Сталинград стал переломной вехой. После него стратегическая инициатива сохранялась за Красной Армией до конца войны. Но до полной Победы было ещё три тяжёлых года…

Просмотров: 1134

Другие статьи номера

В ожидании
Товарищество собственников недвижимости «Серебрянка, 46» в подмосковном городе Пушкино жильцы создали только в прошлом году, хотя получать ключи от квартир и играть новоселья начали ещё в 2015-м. Два года копились претензии к управляющей компании «Град», а когда терпение лопнуло, люди просто собрались в подъезде своего дома и проголосовали. Безропотно сносить обман и равнодушное отношение к своим проблемам они больше не желали. Решили взять управление домом в свои руки. Но оказалось, что сделать это очень непросто.
Псков: боевое крещение
В ЯНВАРЕ — ФЕВРАЛЕ 1918 ГОДА на переговорах с Германией возглавлявший советскую делегацию Л.Д. Троцкий нарушил требование В.И. Ленина и выдвинул свой известный лозунг: «Ни мира, ни войны, а армию распустить». Это означало прекратить войну без признания немецких захватов формальным мирным договором. Председатель Совнаркома В.И. Ленин назвал это предательством. Создавшуюся обстановку решила использовать кайзеровская Германия, начав 18 февраля наступление по всему Восточному фронту на Ревель (Таллин), Нарву, Псков и Минск с угрозой Петрограду, а также наступление австро-германских войск на Украине.
Вооружённая сила революции
В отношении к дню рождения Красной, Советской Армии сказываются современные политическая конъюнктура и мифология. Цель известна: уничтожение советского наследия. Вычеркнуть и заставить забыть нельзя, но можно «перекодировать», впрыснуть другое содержание. Вот и объявляют 23 февраля Днём защитника Отечества. Не вдаваясь в подробности, какого защитника и какого отечества.
Олимпийский диалог под угрозой
Олимпийские игры в Пхёнчхане дали шанс урегулированию межкорейских отношений. Противниками сближения выступают Соединённые Штаты, пытающиеся столкнуть лбами Пхеньян и Сеул. В ЮАР об отставке объявил президент Джейкоб Зума. Событие стало следствием серьёзного кризиса, о завершении которого, однако, говорить пока рано.
Пульс планеты
ВАШИНГТОН. Лёжа прямо на асфальте перед зданием Белого дома с плакатами и американскими флагами в руках, десятки школьников из столичного округа Колумбия протестовали против политики свободного владения оружием. «Мы — следующие?» — спрашивали старшеклассники. Следующие за теми 17 подростками, погибшими в кровавой бойне в средней школе города Паркленда 14 февраля. По мнению манифестантов, в том, что в руках учинившего расправу 19-летнего Николаса Круза оказалось оружие, виноваты «бездействующие законодатели». Между тем Белый дом заявил, что Дональд Трамп начал обсуждение законопроекта об ужесточении проверок потенциальных владельцев оружия. Но ограничения его продажи эта законодательная инициатива едва ли коснётся.
Получат ли немцы «почтовое» правительство?

Как уже сообщалось, руководство СДПГ отдало на откуп рядовым членам партии социал-демократов решение о том, стоит ли вновь вступать в «большую коалицию» с партией Меркель для формирования в ФРГ правительства.

НАПОМНИМ, что переговоры руководителей предполагаемого альянса успешно завершились 7 февраля. Но лидеры СДПГ выдвинули тогда же консерваторам условие: коалиционный договор может быть окончательно подписан только в случае одобрения его большинством рядовых членов партии, каковых сейчас насчитывается в рядах социал-демократов свыше 460 тысяч человек.

Беспамятство
В Польше снесли памятник красноармейцам, расположенный в городе Лидзбарк-Варминьский (в 30 километрах от границы с Калининградской областью РФ), сообщает информагентство «Регнум». Мемориал представляет собой бетонную стелу и скульптурную композицию красноармейцев. Открыт он был в 1973 году.
Гордое звание — советский офицер

Приближается одна из самых знаменательных дат в нашей истории — 100-летие Красной Армии. Ветераны считают своим святым долгом вспоминать в эти дни о каждой достигнутой ею знаменательной победе.

НЕ ВСЕ ХАРЬКОВЧАНЕ знают, что первая столица Советской Украины сначала была освобождена от врага, который хозяйничал в городе год и три с половиной месяца, 16 февраля 1943 года.

Истоки Красной Армии

Партия большевиков и военное строительство

Большевизм как идейное течение и политическая партия, зародившись в 1903 году, с самого своего начала отличался нацеленностью на революционное действие и установление диктатуры пролетариата. В.И. Ленин всегда проявлял большой интерес к военному делу, подчёркивал, что великие вопросы политической свободы и классовой борьбы «решает, в последнем счёте, только сила, и мы должны заботиться о подготовке, организации этой силы и об активном, не только оборонительном, но и наступательном употреблении её». Вождь революции прекрасно понимал, что постоянное войско и полиция являются главными орудиями государственной власти и освобождение народа «невозможно не только без насильственной революции, но и без уничтожения того аппарата государственной власти, который господствующим классом создан».

Избиратели ждут перемен
20 февраля состоялось заседание фракции КПРФ в Госдуме. Его провёл Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов. Фракция приняла к рассмотрению пакет законопроектов, предложенный кандидатом в президенты от КПРФ и народно-патриотических сил России П.Н. Грудининым.
Все статьи номера