Уничтожающий взрыв на Тверском бульваре

Уничтожающий взрыв на Тверском бульваре

№17 (30804) 15—18 февраля 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Будет ли жить великий русский театр?

Сразу уточню для несведущих. На Тверском бульваре в центре российской столицы находится один из самых известных (может быть, даже самый известный и знаменитый в мире) театров нашего Отечества — МХАТ, а если полностью, то Московский Художественный академический театр имени М. Горького. И вот о преднамеренном взрыве, который осуществлён был в этом храме русского искусства в начале минувшего декабря, об огромной тревоге за последствия происшедшего пойдёт речь.

Конечно, для постоянных читателей «Правды» обращение к данной теме новостью не будет, поскольку в нашей газете уже четыре публикации (см. номера 134 за 2018 год и 5, 8, 14 за 2019-й) посвящались драме, разыгравшейся вокруг и внутри легендарного театра. Однако и вам, знающим про случившееся, требуется по возможности систематизировать и осмыслить факты, ставшие достоянием гласности, а также рассмотреть повнимательнее те, которые вскрываются со временем. Для чего всё это? Чтобы ещё крепче утвердиться в позиции, которую вы вместе с нашей газетой отстаиваете: МХАТ имени М. Горького необходимо спасать!

Далеко не всё, увы, известно

Мы все — газета, её читатели и многочисленные почитатели уникального театра, ставшие нашими авторами, разумеется, с уверенностью можем опираться лишь на информацию, которая нам доступна. А доступно, увы, далеко не всё!

Да, в том-то и суть, что, как и при всякой затее, изначально не вполне честной и чистой, её инициаторы многое постарались (и до сих пор стараются!) держать в тайне. Так, я и сегодня не могу твёрдо ответить на один из главнейших вопросов: а кто, собственно, стал основным и решающим инициатором отстранения народной артистки СССР Татьяны Васильевны Дорониной от руководства МХАТ имени М. Горького?

При написании этого уже слышу возмущённые окрики начальников российской культуры. Дескать, никто её не отстранял, она — президент театра!

Именно это услышал я в ответ на свой вопрос от заместителя министра культуры РФ П.В. Степанова по ходу пресс-конференции, состоявшейся в помещении ТАСС 16 января с.г. Её, эту конференцию, полтора месяца многообещающе сулили как место, где наконец-то будут оглашены ближайшие и некоторые перспективные планы нового руководства МХАТ. И действительно, кое-что из планов и намерений новоявленных правителей прозвучало. Однако буквально в воздухе с самого начала висел острейший и важнейший вопрос: а почему на пресс-конференции нет Татьяны Дорониной?

Прошу особо вдуматься тех, кто с этой темой соприкасается впервые. Московский Художественный театр был основан гениями русской сцены К.С. Станиславским и Вл. И. Немировичем-Данченко в октябре 1898 года, то есть более 120 лет назад, и прошёл большой путь, став олицетворением славы отечественной культуры. Но в 1987 году был инициирован драматичный разрыв труппы, после чего на театральной карте Москвы появились МХТ имени А.П. Чехова под руководством Олега Ефремова (затем О. Табакова) и МХАТ имени М. Горького во главе с Татьяной Дорониной.

Нет, употребляемое здесь зачастую слово «раздел» слишком спокойно и весьма неточно. В разгар горбачёвской «катастройки», когда крушилось всё и вся, это была целенаправленная акция по ликвидации классического русского театра — одного из ведущих театров Советской страны. Вместо него должно было появиться нечто иное. Отмена имени М. Горького вместе со званием академического в той части коллектива, которой предуготовано было жить, совсем не случайна. В неё демонстративно вкладывался конъюнктурный политический посыл.

Ну а второй части, поставленной в положение изгоя, вообще никакого будущего не предлагалось: она должна была исчезнуть, умереть. Моральные критерии при этом не действовали абсолютно. Так же, замечу, как не действуют они в сегодняшней ситуации — той, в какую снова ввергнут ставший уже чуть ли не реликтовым русский театр.

Тогда, более 30 лет назад, обречённый на гибель коллектив взялась спасать бесстрашная Татьяна Доронина. И спасла! И создала на обломках прежнего свой театр. Свой — не в смысле безграничного творческого и административного своеволия, а в утверждении и продолжении глубоко родных для неё великих традиций основоположников МХАТ.

Любой непредвзятый судья при сравнении МХАТ имени М. Горького и МХТ имени А.П. Чехова скажет, что лучшие традиции «художественников» гораздо более живы в первом, нежели во втором. Несмотря на сверхблагоприятные во всех смыслах условия именно для второго и при сверхусилиях по созданию для театра Дорониной репутации «отсталого», «провинциального», «маргинального», не гнушаясь при этом тотальным замалчиванием даже самых больших и безусловных успехов, а также просто всяческими компрометирующими выдумками и гнусной клеветой.

Попробуйте-ка что-то узнать

Итак, более 30 лет Доронина — художественный руководитель-директор театра, занявшего, вопреки всем проискам тайных недоброжелателей и явных ненавистников, в том числе высокопоставленных, своё прочное место в системе государственных театров России. Она собрала и вырастила талантливейшую творческую труппу. Наработан богатейший репертуар. Всё шире круг зрителей, среди которых множество верных, постоянных почитателей этого театра, убеждённых, что другого такого в Москве (да и во всей России!) сегодня не существует.

Вот в какой момент МХАТовской биографии прогремел тот самый взрыв. Ошеломляющая неожиданность для всей страны: Татьяна Доронина больше не возглавляет родной театр!

И тут же возникает масса недоумений. Вы, например, озадачиваетесь совершенно правомерно: а почему? Имея в виду, за что конкретно всё-таки сняли (или отстранили от руководства, как угодно) столь заслуженного и всемирно прославленного театрального деятеля? А вам с крайним раздражением будут внушать: да никто её, Доронину, не снимал и не отстранял. Ведь она утверждена — далее произносится торжественно и многозначительно — президентом театра, причём пожизненно.

Это, как я уже выше сообщил, отвечая на мой вопрос и не скрывая раздражения, граничащего с угрозой, провозгласил заместитель министра культуры. И оно в самом деле вроде бы звучит. Да к тому же г-н Степанов по-быстрому зачитывает выдержки из Устава театра, то ли окончательно утверждённого, то ли не совсем, где президент — это должность о-го-го!

Только вот с реальностью что-то абсолютно не вяжется. Сейчас, скажем, в театре вовсю идёт «отбраковка» спектаклей: что оставить, а что из репертуара исключить. Важное дело! А президент, оказывается, к нему непричастен. Всё происходит помимо неё, и многое, судя по развороту событий, без неё уже решено. Это как понимать?!

Да и сам мой вопрос организаторам пресс-конференции о непонятном отсутствии здесь Т.В. Дорониной, вопрос, который невозможно было не задать, вскрывал полное несоответствие горькой реальности тому бравурному «о-го-го!», которое изобразил заместитель министра насчёт нового положения в театре бывшего художественного руководителя и директора. Если Доронину даже не сочли нужным пригласить на ответственную пресс-конференцию, чего тогда в действительности стоит её президентское величание? Ясно, что ничего, сколько бы при разговоре об этом высокие министерские и прочие чины ни надували щёки.

Говорят: это мы новых руководителей решили представить, потому её не по-звали. А как же преемственность традиций, о которой сами новые не перестают твердить? Они вон на той же пресс-конференции огласили перечень своих первых деяний и первых премьер, среди которых есть весьма сомнительные. Вопрос: а президент театра Т.В. Доронина их приняла, с ними согласилась? Не верится что-то…

И так же будет далее?

Конечно, самое главное, чем до предела встревожены горячо любящие МХАТ зрители, — это будущее театра. Люди, пославшие множество взволнованных писем и к нам в «Правду», и в другие «инстанции», не без оснований считают: вслед за сменой Т.В. Дорониной им будет предложен абсолютно иной театр. Этого они не хотят категорически, и я подчеркну, что тут проблема гораздо больше каких-то частных вкусов и пристрастий.

Неизмеримо больше! Фактически это проблема дальнейшего существования русского реалистического, психологического театра в целом. С тем, что завещано нам Щепкиным и Ермоловой, Гоголем и Островским, Чеховым и Горьким, Станиславским и Немировичем-Данченко. С тем, чем жили наша культура и вся наша страна в течение столетий, что составило нашу бесспорную славу и гордость.

Что же, теперь за ненадобностью всё это сдать в архив?!

Если внимательно взглянуть на театральную панораму страны и попытаться выделить главенствующую тенденцию здесь за последние десятилетия, станет совершенно очевидно: высочайшие традиции заменяет эпатирующий и просто глупый «модерн»; самое дорогое из основ отечественной и мировой сцены вытесняется псевдозаумью или развлекаловом по чужим и чуждым «образцам». Обидно говорить об этом в официально объявленный у нас Год театра, но факт есть факт.

И каково же официальное отношение нынешнего государства к происходящему? Авторы писем в защиту МХАТ очень уместно вспоминают сравнительно недавнюю историю уничтожения Московского драматического театра имени Н.В. Гоголя, вместо которого, как известно, возник пресловутый «Гоголь-центр» одиозного Кирилла Серебренникова. Операция, о недопустимости которой вот так же, как сейчас про уничтожение МХАТ, криком кричали тысячи здравомыслящих и компетентных людей, всё-таки совершилась — под полным государственным покровительством!

Результат? Известен. Кстати, назначенный вместо Дорониной художественным руководителем и директором МХАТ Эдуард Бояков на упоминавшейся мною пресс-конференции неспроста оговорился: есть мнение, что теперь может появиться «Горький-центр», но этого, дескать, не будет.

Ох, легки нынче обещания!..

Между тем дотошные зрители в интернете разыскали текст пьесы, постановка которой на пресс-конференции была объявлена одной из первых премьер нового репертуара. Называется «Последний герой», автор — Иван Крепостной (псевдоним Тимофея Зиновьевича Ильевского, главного режиссёра Брестского театра драмы).

Изучившие пьесу пишут: «Это наполненная непотребными, матерными словами писанина, абсолютно лишённая художественной ценности и художественного вкуса. Правда, на официальном сайте театра появилось сообщение, что «пьеса «Последний герой» принята к постановке в новой авторской версии и дорабатывается специально для МХАТ имени М. Горького».

Отметив это, авторы большого коллективного письма в «Правду» продолжают: «Дорабатывается — это спешно убирается мат? Если бы только в мате и других неприемлемых для академической сцены выражениях было дело! Пьеса оставляет чувство отвращения, глубоко банальна, ничему хорошему зрителя не учит и ничего для его души не даёт, и, что самое главное, она не соответствует предназначению Московского Художественного академического театра, так как не возвышает, а унижает человеческое достоинство!»

Прочитав эту пьесу, я скажу, что с авторами критического письма согласен. Можно поспорить, «глубоко банальна» она или, в соответствии с желанием драматурга, наоборот — чересчур «оригинальна», однако на сцене МХАТ такое творение явно не будет уместным. Кстати, мат здесь вовсе не случайность, а, так сказать, соответствующая марка. Думаю, из-за одного этого Доронина даже рассматривать всерьёз такую драматургическую заявку не стала бы.

С другой стороны — в МХТ имени А.П. Чехова под руководством Олега Табакова целый акт в спектакле «Изображая жертву» построен, как известно, на сплошном мате. И ничего! И даже считается очень хорошо, современно, а что Антон Павлович сказал бы на сей счёт — да наплевать: давно он жил, отстал от современности. То ли дело, скажем, Михаил Ефимович Швыдкой. А он-то хвалит вовсю!

Не художество, а предприимчивость

Раз уж зашла речь о первых планах нового руководства МХАТ и даже о начале их осуществления, что было оглашено на этапной пресс-конференции, вернусь к ней и продолжу об этом.

Ещё до «Последнего героя», в марте, обещан показ спектакля Андрея Кончаловского «Сцены из супружеской жизни». Как выяснилось, это уже готовая постановка «по мотивам» пьесы (или сериала) Ингмара Бергмана. Действие режиссёр перенёс из Швеции сперва в Италию, где показывал свой спектакль, а теперь это будет Россия «времён перестройки». Понятно, что в данном случае основная приманка для зрителей — не шведский автор, хоть он и действительно знаменитый, а «медийный» Кончаловский, представляющий в спектакле свою жену Юлию Высоцкую, и ещё более «медийный» Александр Домогаров, исполняющий вторую главную роль.

— Вы представляете, каким валом публика повалит? — с восторгом прокомментировал сидевший рядом со мной на пресс-конференции Владислав Флярковский, ведущий телепрограммы «Новости культуры». А я подумал: «Не знаешь ты, каким валом валит публика на «Вассу Железнову» и «Старую актрису на роль жены Достоевского», где играет Татьяна Доронина, да и на многие другие спектакли горьковского, доронинского МХАТ. Откуда знать, если ты и большинство собравшихся на пресс-конференцию никогда (или почти никогда) в этом театре не бывали. Включая — о парадокс! — и тех, кому вверено отныне руководство легендарным театром.

Удивительно, что теперь «свыше» его стали называть нередко именно так. Раньше-то, можно сказать, в упор не видели. И вряд ли тот же Флярковский за всю свою многолетнюю деятельность посвятил ему хоть один доброжелательный сюжет. А отвечая мне, почему же так долго и упорно игнорировало телевидение МХАТ имени М. Горького и Доронину, сказал: «Да она сама не хотела, чтобы их показывали». Может быть, опасалась, что покажут карикатурно, как умеют они? А может (да скорее всего), никаких предложений и не было.

Это сейчас, после замены Дорониной, тему МХАТ раскрутило телевидение на полную катушку, и в передачах того же Флярковского встречался я с ней уже не единожды. Много толкуется, вслед за пресс-конференцией, о всяческих экспериментах, философском клубе, творческих лабораториях, которые будут в театре функционировать. И это, признаем, интересно, если не останется лишь пылью в глаза для создания определённого «интеллектуального имиджа».

Но всё-таки главное, для чего театр и существует, — это спектакли. Причём собственные, а не привозные, превращающие сцену просто в прокатную площадку. Угрозу этого зрители почувствовали в акценте, сделанном Бояковым на обещанной «российской премьере» балета британского хореографа Артура Питы «Мама» с участием Натальи Осиповой, примы лондонского «Ковент-Гарден». «В Москве, — подчёркивал пресс-релиз, — спектакль пройдёт после оглушительного успеха в Эдинбурге».

Оглушительный успех — это, разумеется, замечательно. Однако в данном случае речь об успехе вторичном, и заслуга, если он состоится, будет не МХАТ, а Боякова-продюсера. Собственно, по правде говоря, известность Эдуарда Владиславовича и строится в основном на продюсерстве, то есть на организации всяческих «проектов», а не на выдающейся режиссуре и успешном руководстве знаменитыми театральными коллективами. У него даже нет ни режиссёрского, ни актёрского образования: окончил факультет журналистики Воронежского университета.

Зато, как сообщает правительственная «Российская газета», «в начале 1990-х годов провёл первую в России негосударственную внешнеторговую сделку с нефтью». Ну как, о чём-то говорит? А вот удостоенный в 2013 году должности ректора Воронежской государственной академии искусств, он уже в 2015-м был снят с этого поста. Должны бы хоть такой факт учесть назначавшие Боякова руководителем МХАТ?

Как человек не столько художественный, сколько предприимчивый, он сразу оценил многие перспективные выгоды, обещаемые уникальным зданием на Тверском бульваре. О, глаз на это здание в своё время положил сам Швыдкой, пытавшийся, будучи министром культуры, хитроумно урвать его себе — под театр мюзиклов.

Благодаря твёрдому вмешательству авторитетнейших деятелей культуры (и, кстати, газеты «Правда») тот рейдерский наскок удалось тогда отбить. А теперь Э.В. Бояков вещает: «Учитывая уникальные акустические характеристики зрительного зала, наличие оркестровой ямы, возможности проведения крупных музыкальных событий, МХАТ имени М. Горького запускает программу гостевых проектов, первым из которых станет балет Артура Питы «МАМА» (THE MOTHER)».

Балет и сладчайший английский... Но подумайте, Эдуард Владиславович, вам ведь вверено руководить не продюсерским центром, или театром оперы и балета, или, скажем, тех же американизированных мюзиклов и шоу. Вы приняли РУССКИЙ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТЕАТР, причём с действительно ВЕЛИКИМИ ТРАДИЦИЯМИ. Чтобы на должном уровне его поддерживать и развивать, необходимы талант и усилия Константина Станиславского, Владимира Немировича-Данченко, Татьяны Дорониной. Необходим, обязателен СООТВЕТСТВУЮЩИЙ РЕПЕРТУАР. Вы понимаете это? И понимают ли те, кто вас сюда назначил?

Лишь два момента во время злополучной пресс-конференции вызвали чувство соответствия с великим театром, которому она посвящалась. Это — план восстановления в полном объёме знаменитейшей «Синей птицы» и намерение поставить «Последний срок» Валентина Распутина.

Я понимал, что Валентина Григорьевича привлекли, по-нынешнему говоря, как «фишку», должную обозначать ту самую преемственность, которая столь громогласно провозглашается, но в реальности не очень-то видна. А точнее — на деле совсем не видно, чтобы проявлялась забота о её утверждении.

И вот появляется имя В.Г. Распутина. Даже портрет его на пресс-конференции высветили. Даже сообщили, что 15 марта, в день рождения писателя, будет показан давно поставленный у Дорониной спектакль по его повести «Деньги для Марии». А упоминавшийся заместитель министра культуры, отчитывая меня за мои вопросы, не преминул съязвить: мол, не замечаете, что даже Распутина будут ставить? Даже!

От имени Валентина Распутина

Заметил, как не заметить. Но я должен поделиться с читателями горчайшим впечатлением, которое прямо-таки добило меня в тяжких моих раздумьях о происшедшем.

Было сообщено, что «Последний срок» предстоит ставить Сергею Пускепалису, пришедшему вместе с Бояковым на должность заместителя художественного руководителя МХАТ. Вот и пробился я к нему после окончания пресс-конференции, чтобы поговорить о будущей постановке. Однако разговор наш очень скоро прервался на другом.

Меня терзало отсутствие Татьяны Васильевны на «мероприятии», столь важном для родного ей театра. Остро представлял, в каком невыносимом состоянии она сейчас находится, и захотелось услышать душевный отклик человека, так же чувствующего эту поразительную драму несправедливости. Но... услышал другое!

А что, дескать, особенного произошло? Ничего. Почему всё было так внезапно? Год кончался, право подписи надо было срочно менять...

Передо мной стоял крепко сбитый мужчина, пышущий здоровьем и уверенностью в себе. После фильма «Как я провёл этим летом», где сыграл одну из главных ролей, он уже объявлен «звездой». У нас нынче «звёздам» несть числа.

Хотя здесь я совсем не о мере таланта, а о мере души. Как это — человек с такой душой (вернее — бездушием!) будет ставить Валентина Распутина?!

Представляю, сколь жгуче переживал бы он, Валентин Григорьевич, драму глубоко уважаемой и любимой им Татьяны Васильевны, искренне любимого и дорогого для него театра. Наверное, как и в истории со Швыдким, немедленно бросился бы их спасать. Ведь чего стоит одно то, что увольнение Т.В. Дорониной (да, да, если всё-таки не формально, а реально, это — увольнение) было учинено как злодейский «подарок» к двум её юбилеям — личному 85-летию и 120-летию руководимого ею Театра.

Других подарков от государства, ни орденов, ни почётных званий — представьте себе! — она не получила. Молчало телевидение: не тот для него персонаж.

А ведь какой всенародный праздник должен был бы состояться в честь таких дат народной любимицы!

Если бы народ решал... Но решает не он. Мы знаем, что роковой тот разговор с ней, когда она лишена была права руководить театром, вели министр культуры и советник президента РФ по культуре. Они «проводили в жизнь» уже принятое решение. А кто его принял?

Говорят, был звонок (от кого?) президенту страны: вот, мол, Дорониной по возрасту и состоянию здоровья работать уже трудно и надо бы ей помочь. Так это называется — помогли?

Через некоторое время, очень скоро, президент с букетом цветов лично приедет в театр «Современник», чтобы поздравить его художественного руководителя Галину Волчек с тем же 85-летием. Отмечу, что все наивысшие государственные награды по заслугам у неё уже имеются, включая звание Героя Труда. Высокого гостя, как мы видели по телевидению, именинница встречала на коляске, но была свежа и бодра. Напомним, что Татьяна Доронина ещё и на сцене играет, причём роли труднейшие. Это к вопросу о возрасте и здоровье.

Мы в «Правде» напечатали открытое письмо сотен зрителей президенту В.В. Путину — в защиту МХАТ имени М. Горького и Т.В. Дорониной. Тут их не разделить. А президенту пишут нынче у нас как Господу Богу. Это без малейшей иронии: при сложившейся системе многие убеждены, что лишь вопрос, дошедший лично до президента, наверняка может быть решён.

Я понимаю, вернуть Доронину трудно. Замена произошла, механизм крутится дальше. Однако был случай, когда по настоянию Валентина Распутина президент отодвинул от Байкала нефтепровод, который уже строился вовсю.

Значит, бывает можно. Я уверен, что будь Валентин Григорьевич жив, он непременно донёс бы беду Татьяны Васильевны до президента и обязательно постарался восстановить справедливость. Хочется хотя бы вот чего: чтобы ситуация с МХАТ была доложена В.В. Путину такой, какая она есть. А дальше уж мы узнаем, что действительно значат для главы государства один из самых выдающихся русских театров и, без сомнения, подлинно выдающийся руководитель его.

Согласитесь, это не просто интересно, а и очень важно узнать в Год театра, объявленный в России.

Просмотров: 3988

Другие статьи номера

В кабале
Почему всё больше граждан России обращаются за потребительскими кредитами? Кто заталкивает людей в кредитное рабство? И кому нужна кредитная амнистия? Об этом и о многом другом разговор в программе «Точка зрения» вели член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Вера ГАНЗЯ (фракция КПРФ), проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) Андрей МАРГОЛИН, директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел САЛИН, доцент Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Юрий ЮДЕНКОВ.
Сальто с гонораром
Смею доложить, что гимнастика — вещь не только дух и тело решительно укрепляющая, но и чертовски благородная и увлекательная вещь. Если с первым её свойством всё ясно, то двум оставшимся не мешало бы, как любит говаривать прокурор, добавить доводов и аргументов.
Энергия оптимизма
В посёлке Целинный Краснокаменского района Забайкальского края создано отделение Ленинского комсомола РФ. Торжественное собрание с участием первого секретаря краевого комитета ЛКСМ РФ Юлии Верхотуровой проходило в здании школьного музея. Стоит отметить атмосферу состоявшегося мероприятия. В музее есть несколько стендов, и один из них посвящён 100-летию Ленинского комсомола в районе и роли комсомольцев в создании совхоза «Целинный», одного из ведущих в Краснокаменском районе. По итогам собрания было принято решение совместно с музеем создать стенд, рассказывающий о современном комсомоле, а в качестве подарка переданы значки ЛКСМ РФ.
Бобровая яма

Почему никто не вступился за студентку Ирину Дворецкую?

Олевск, небольшой городок украинского Полесья, в годы Великой Отечественной войны стал одним из центров народного сопротивления оккупантам. Первое сообщение Совинформбюро о партизанских действиях прозвучало именно из Олевщины — об уничтоженном мстителями фашистском авто в районе села Перга. И вот это житомирское село недавно замелькало в новостях рядом с портретом худенькой темноволосой девушки. У неё — зелёные глаза и грустная улыбка.

Балканы в клешнях НАТО
Балканский полуостров превращается в один из важнейших плацдармов США и НАТО. Этому служит втягивание в альянс Македонии и политика властей Греции, открывших двери для американской военщины и иностранного капитала. Против этих планов выступают греческие коммунисты, разоблачающие преступные шаги правительства.
В школах Англии новый предмет: осознанность
«В английских школах преподают математику, другие науки и историю, однако теперь сотни школ готовятся расширить своё традиционное расписание и ввести новый предмет: осознанность», — сообщает «Нью-Йорк таймс» со ссылкой на заявление правительства Великобритании.
Самый длинный кот в мире

В итальянском регионе Павлия недалеко от Милана живёт кот по кличке Баривел, который признан самым длинным котом в мире, сообщает интернет-сайт Guinness World Records. У Баривела есть официальный сертификат Книги рекордов Гиннесса. Пока ему только 3 года, но его длина уже составляет 120 сантиметров.

Пульс планеты
БРЮССЕЛЬ. В Бельгии прошла общенациональная забастовка, организованная крупнейшими профсоюзами королевства. По всей стране было ограничено движение общественного транспорта, закрылись аэропорты, школы, почта и другие госучреждения, не работали магазины и торговые центры. Участники стачки требовали увеличения зарплаты, пенсий и социальных пособий, настаивали на снижении возраста выхода на заслуженный отдых и улучшении условий труда.
Оборотная сторона благополучной Германии
ДАЖЕ САМОЕ процветающее государство — рай далеко не для всех его жителей. Так, почти треть немецких безработных не может позволить себе полноценное питание, отмечает агентство «Рейтер» со ссылкой на результаты исследования, проведённого по заказу левых парламентских фракций ФРГ. Выводы основаны на статистике 2017 и частично 2018 годов.
Научат оказывать первую помощь
Жители республики смогут пройти подготовку по оказанию первой медицинской помощи при состояниях, представляющих угрозу для жизни и (или) здоровья человека, сообщила начальник управления кадровой политики учреждений образования минздрава Белоруссии Ольга Маршалко.
Все статьи номера