Главная  >  Номера газеты  >  №141 (30347) 18—21 декабря 2015 год  >  Спросим себя: никто не забыт?

Спросим себя: никто не забыт?

№141 (30347) 18—21 декабря 2015 год
1 полоса
Автор: Владимир Иванович ГРИШИН. Заслуженный энергетик РФ, ветеран «Мосэнерго», президент фонда «Монумент».

Уже более года я и мои товарищи с неослабным вниманием следим за публикациями в «Правде» под рубрикой «Увековечение их памяти не терпит отлагательств». Она была начата пронзительной статьёй журналиста Виктора Кожемяко «Сожжённые заживо взывают к нам», поведавшей об актуальной инициативе общественного объ-единения, которое создал и возглавил поэт, публицист, а главное — настоящий патриот Владимир Тимофеевич Фомичёв.

Объединение это получило название «Поле заживо сожжённых». Сам переживший в детстве ужасы немецко-фашистской оккупации на Смоленщине и едва не спалённый живьём вместе с тысячами здешних жителей при массовых сожжениях гитлеровцами российских деревень, Владимир Тимофеевич поставил перед собой и своими соратниками благороднейшую задачу, которую самым активным участием поддержала газета «Правда».

ЗАДАЧА ЭТА — достойно увековечить во всероссийском масштабе память многомиллионных жертв, которые понесла наша страна за период фашистской оккупации части советской территории во время Великой Отечественной войны.

Сколько душераздирающих писем и других материалов опубликовано об этом в газете! А результат? С острой болью и крайним возмущением восприняли мы факты казённых, формальных отписок из высших органов власти, о которых подробно рассказал в очередной своей статье бескомпромиссный борец за правду и память о той Великой войне Виктор Стефанович Кожемяко. На сей раз его выступление в «Правде»

(№ 106 от 25—28 сентября) названо так: «Будет ли достойный памятник жертвам оккупации?»

Скажу честно, мне и моим товарищам в заголовке этом послышался не просто вопрос, а и отзвук некоторого отчаяния. Конечно, автор всем убедительнейшим текстом и всем духом страстного своего монолога призывает упорно продолжать борьбу за благое дело. Но чувствуется, что поддержка усилиям газеты со стороны читателей должна получить новый, ещё больший импульс. А поскольку мы, коллеги по «Мосэнерго» и единомышленники по фонду «Монумент», тоже не первый год буквально болеем этой жгучей для нашего общества проблемой, я решил высказать через «Правду» некоторые наши соображения и предложения в связи с истинно святым делом, которое действительно, в полном смысле, не терпит отлагательств.

Жизнь заставила нас задуматься

Я не случайно поставил знаменитые и сакральные слова в название своих заметок: «Никто не забыт…» Слова эти обладают воистину какой-то неестественной, высшей силой, производящей на человека действие, равное, пожалуй, поднебесному звучанию хорового пения в храме. Но вот приходится ставить после них знак вопроса. И становится невероятно больно на душе, когда снова и снова понимаешь: на деле они так и остаются пустым звуком. Несмотря на то, что в преамбуле действующей Конституции РФ записано, как клятва: «чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость», наш коллектив единомышленников, объединённый этим великим чувством благодарности, особенно к павшим в борьбе за свободу Родины, к сожалению, уже неоднократно встречался с непростительным беспамятством.

Так, с фактом недопустимого забвения героев мы столкнулись в 1996 году, когда на Кузьминском кладбище в Москве обнаружили безымянные захоронения моряков подводной лодки К-19, спасших 4 июля 1961 года своими жизнями мир от ужасного ядерного взрыва. И вот АО «Мосэнерго», где многие из нас трудились в то время, взяло шефство над заброшенными могилами, и в 1998 году был сооружён замечательный монумент в честь подводников. Оставшиеся в живых члены команды написали в адрес энергетиков необыкновенно сердечные, проникновенные слова благодарности. Наши души ликовали!

С хорошим результатом нам удалось поучаствовать и в создании памятника ещё одной практически забытой плеяде героев. Это работники «Мосэнерго» и бойцы инженерных войск Красной Армии, которые сумели накануне наступления фашистов на Москву по заданию Государственного Комитета Обороны соорудить впервые в мире мощную защиту из колючей проволоки в виде полукольца протяжённостью более 200 км, находившуюся под напряжением и ставшую существенным препятствием для быстрого продвижения вражеских войск к советской столице. Памятник открыт 22 июня 2013 года в районе Нахабино. И, я думаю, верно говорилось на митинге, что он по праву увековечил память создателей «линии энергообороны», энергозаградителей, внёсших свой значимый вклад в оборону Москвы, которую врагам не удалось покорить.

Но вот уже во время создания этого памятника, работая в архивах, мы всё больше задумывались о том, сколько наших соотечественников, погибших в ту страшную войну, оказались фактически в забвении. А прежде всего это относится к тем, кого Лев Толстой уважительно называл «дубиной народной войны», то есть к боровшимся во вражеском тылу и к тем, кто всячески помогал им, будучи так называемыми мирными жителями, — старикам, женщинам, детям.

Недавняя статья Виктора Кожемяко в «Правде», о которой я выше сказал, ещё раз подтвердила укоренившуюся несправедливость по отношению к их памяти. Судя по приведённым ответам из министерства обороны, там считают своей обязанностью лишь увековечение памяти входивших в армейские послужные списки. А как же остальная часть жертв ужасной бойни, учинённой фашистами? Её, выходит, как-то оставили между ведомствами, почему мы и пришли к такому печальному состоянию. Но ведь против фашистского нашествия сражались и партизаны, и подпольщики, и участники народного ополчения — прямые соратники действующей армии. И сколько людей, оставшихся безымянными, активно помогали в этой всенародной борьбе всем, чем только могли. Жертвовали они не только материальными утратами или здоровьем — жертвовали жизнью! Уничтожение населения на временно захваченных советских территориях фашисты поставили, как известно, на поток, применяя самые разнообразные изуверские способы.

Даже в ООН не знают, сколько у нас погибших

Сколько же было уничтожено? В недавно вышедшей книге «Война», автор которой министр культуры В. Мединский, можно прочитать: «Уничтожено почти 19 миллионов мирных жителей, по 13 тысяч, в основном детей, женщин и стариков, ежедневно в каждый из 1418 дней войны».

От себя добавлю: это — самый громадный в истории Земли массив гражданских жителей одного государства, погибших в период одной войны. Он в 2,5 раза больше, чем число погибших среди наших военных: их — 8,5 миллиона.

Ставлю, однако, вопрос. В упомянутой книге официального лица говорится о 19 миллионах уничтоженных мирных жителей, а в других источниках, тоже официальных, встречаешь иную цифру — 16 миллионов. Разумеется, и то, и другое ужасающе. Но всё же разнобой свидетельствует, что до сих пор даже не сумели создать единую систему учёта погибших во время той войны. Мы считаем, такое отношение к погибшим предкам есть надругательство над их памятью, не позволяющее вести должную работу по их увековечению. Может быть, поэтому численность жертв гражданского населения невозможно найти ни в одном нашем музее, ни на одном памятнике, и сколько же ещё времени такое может продолжаться?

Поставлю и второй вопрос — о применении к погибшим в годы фашистской оккупации советским людям термина «геноцид». Он означает преступные действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую путём убийства, причинения тяжкого вреда, создания невыносимых жизненных условий. Признаны геноцидом уничтожение племён гереро и нама в 1904—1907 годах, убийство и депортация христиан в Османской империи в 1915—1923 годах, истребление гитлеровской Германией в период Второй мировой войны евреев и цыган, хорватским фашистским режимом — сербов и т.д. Но почему-то это страшное определение никак не хотят применить к многомиллионным жертвам гитлеровских захватчиков среди советских людей! Хотя рядом с кровавыми последствиями фашистской оккупации у нас всё остальное меркнет.

В результате слабой работы нашего нынешнего государства по увековечению памяти жертв той Великой войны мы имеем и соответствующую реакцию мировой общественности. Вершину потрясающе безразличного отношения я особенно ощутил при посещении здания ООН в Нью-Йорке. Экскурсоводы рассказывают посетителям здешнего музея, какие огромные суммы тратятся сейчас в мире на подготовку к войне, поэтому, дескать, надо особенно ярко демонстрировать ужасы, с ней связанные. Так вот, для этих целей там создан зал, посвящённый кровавому преступлению фашизма в период Второй мировой войны — Холокосту. Здесь размещены фотографии евреев, погибших в лагерях смерти, их вещи и т.д., что действительно вызывает искренние слёзы.

Но я невольно спросил экскурсовода: «А знаете ли вы, сколько советских людей отдали жизнь за победу в той войне?» И вдруг услышал вообще невероятный для такого уровня работника ответ: «Нет, не знаю». Я даже растерялся: «Вы не слышали, что наша страна положила на алтарь свободы человечества более 27 миллионов жизней своих сыновей и дочерей, причём самое страшное, что среди них 19 миллионов — гражданских жителей?» И снова потрясающая реакция: «Не может быть!»

Поделюсь и горьким чувством, пережитым в Германии. Достаточно сказать, что перед рейхстагом создан памятный уголок о геноциде 180 тысяч цыган и громадный мемориал, посвящённый Холокосту, что, разумеется, вполне понятно и правильно. Только вот об убийстве 27,5 миллиона советских людей нет даже скромной таблички, хотя нас уверяют, что немцы где-то принесли свои извинения…

Их целью и методом было уничтожение

Фашисты совершили в нашей стране неслыханное доселе преступление против советских мирных жителей, с которым по ужасу, масштабам и применению изуверских способов умерщвления безоружных людей мир встретился впервые. Людей сжигали живьём, расстреливали, душили, травили, кололи штыками, забивали сапогами, а предварительно издевались, мучили, насиловали. Не щадили даже младенцев. Вот мнение Тэйлора, представителя обвинения от США на Нюрнбергском процессе: «Зверства, совершённые вооружёнными силами и другими организациями Третьего рейха на Востоке, были такими потрясающе чудовищными, что человеческий разум с трудом может их постичь. Я думаю, анализ покажет, что были не просто сумасшествие и жажда крови. Наоборот, налицо имелись метод и цель. Эти зверства имели место в результате тщательно рассчитанных приказов и директив, изданных до или во время нападения на Советский Союз и представляющих собой последовательную логическую систему».

О том, что это было именно так, свидетельствуют многие тысячи документов, зафиксировавших планы фашистов и их реализацию. Это были планы и реализация самого настоящего геноцида в отношении народа нашей страны!

Вот лишь несколько примеров, от которых волосы встают дыбом. Из больницы в станице Нижнечирская фашисты вывезли за околицу всех детей в возрасте от 6 до 12 лет. Малышей подводили к немцу по имени Алекс, который в упор расстреливал их из автомата в голову и сбрасывал в яму. Дети вырывались и кричали: «Дядя, я хочу жить, не стреляйте в меня!», но невозмутимые завоеватели продолжали своё ужасное дело.

В Минске захватчики сначала поместили около четырёхсот советских граждан в таком небольшом закутке, что немецкий палач докладывал своему шефу: «Лица, согнанные в это тесное пространство, едва могут шевельнуться и вынуждены отправлять естественные надобности там, где стоят». Истребление заключённых сопровождалось чудовищным изуверством. Фашисты жгли вместе с домами живых людей, истязали обречённых перед казнью. «Люди плачут, а мы смеёмся над их слезами», — писал домой обер-ефрейтор Иоганн Гердер.

В населённом пункте Борки недалеко от Бреста расстреляно 705 человек. Из них — 130 детей, 322 — женщины. В деревне Басманово Смоленской области немцы выгнали в поле более 200 школьников, прибывших на уборку урожая, и перестреляли. Большую группу школьниц увезли в свой тыл «для господ офицеров». В Таганроге «за повреждение телеграфной связи» расстреляно одновременно 403 мирных жителя. В посёлке Гурки Витебской области отравлены два эшелона советских граждан. В Минске за два дня отравили 1500 стариков, женщин и детей…

И таких страшных примеров масса. Многие, как мы знаем, вылились на страницы «Правды» в связи с инициативой общественного объединения «Поле заживо сожжённых» во главе с В.Т. Фомичёвым. На их фоне мозг отказывается понимать, почему власти страны по-прежнему столь равнодушно относятся к этой буквально кричащей проблеме — увековечению памяти жертв фашизма, который, следует это подчеркнуть, опять вовсю поднимает голову — на Украине, в Прибалтике, в странах Восточной Европы и т.д.

А наш народ разъединён, утратил веру в собственные силы. Ему всё время напоминают, что он разбит и повержен в своих коммунистических устремлениях ввысь. К тому же люди вконец запутаны бесконечными обманами и фальсификациями, исходящими от деятелей, копающихся грязными руками в нашей истории. Вытаскивают, например, из нафталина какие-то мнимые героические «заслуги» белогвардейского генерала Корнилова. Хотя не говорят о его главном приказе своим войскам по отношению к восставшему русскому народу: «Пленных не брать! Я за всё отвечу!»

Впрочем, идеализируют изо всех сил не только Корнилова, Каппеля, Колчака и других руководителей белогвардейщины, боровшихся с собственным народом. Чуть ли не героев делают из гитлеровских генералов и фельдмаршалов, которые несли смерть на нашу землю. Они выглядят нередко куда интеллектуальнее и благороднее, чем командующие Красной Армией! Вот так всё перевёртывается с ног на голову…

Мало провозглашать — надо делать

Недавно министр иностранных дел С. Лавров сказал, что отдать дань памяти погибшим за нас — это важнейший способ патриотического и морального воспитания населения. Сказано верно. Однако что на деле? Наше изучение состояния этого процесса показало, что даже в Москве нет ни одного памятника или музея с яркой экспозицией, куда можно было бы привести молодёжь и продемонстрировать, как мужественно сражалось советское гражданское население, в том числе их сверстники, против оккупантов. Куда-то исчезло большинство известных нам со школы материалов о подвигах подпольщиков, юных героев — пионеров и комсомольцев, членов легендарной «Молодой гвардии»» в донбасском городе Краснодоне и других известных борцов с фашизмом. Их заменили помпезными диорамами, напыщенными, но мало что дающими для души и ума залами и мелкими, производящими убогое впечатление стендами. И не случайно проведённый нами широкий опрос показал, что практически никто не смог назвать даже приблизительную численность жертв фашистского геноцида!

Можно ли после этого утверждать, что никто не забыт? Состояние у нас было удручающее. Столько слов о Победе, гимнов о вечной памяти павшим в дни праздников — и такое фактически полное их забвение на деле. Душа рвалась в бой с беспамятством. Возникло чувство, что теперь будет невозможно спокойно жить, пока не удастся воздать должное погибшим. И при этом — растерянность от непонимания столь равнодушного отношения к нашему прошлому…

Чтобы посвятить себя всерьёз и надолго святому делу увековечения памяти жертв фашизма, ещё в июне 2012 года мы учредили Фонд содействия созданию народного монумента в память о геноциде советского мирного населения в годы Великой Отечественной войны (сокращённо — фонд «Монумент»). Для укрепления уверенности в правильности нашей позиции было подготовлено «Обращение к соотечественникам по поводу организации в стране народного движения за создание памятного мемориала». Мы призывали людей с гражданской совестью включиться безвозмездно в эту сложную, но исключительно благодарную работу, сами начали изучение и сбор в архивах, на местах исторических событий и связанных с ними документов, устных рассказов, вещественных свидетельств.

Наше начинание получило одобрение ряда известных людей России. Среди них — писатели В.Г. Распутин, В.Н. Ганичев, С.Ю. Куняев, А.И. Казинцев, народные артисты России Н.Н. Губенко, Н.П. Бурляев, А.Я. Михайлов, дважды Герой Советского Союза лётчик-космонавт В.П. Савиных и другие.

Председатель Союза писателей России Валерий Николаевич Ганичев, почувствовав близость наших действий своим взглядам, несмотря на бесконечную перегруженность, дал согласие возглавить Координационный совет Фонда.

На этой волне поддержки и родилось письмо в адрес президента В.В. Путина с рассказом о начатом нами народном движении за сооружение мемориала в память о 19 миллионах жертв фашистского геноцида и с просьбой поддержать это начинание. Но… после двух месяцев молчания лишь по нашему дополнительному требованию мы получили ответ. Документ подписала заместитель руководителя департамента культуры московского правительства Е.В. Проничева.

Трудно представить, как можно было подмахнуть такое письмо, даже не посмотрев экспонаты, на которые идут ссылки. Так, в письме сообщается, что «в Москве память жертв геноцида советского мирного населения в годы Великой Отечественной войны увековечена установкой скульптурной композиции «Трагедия народов» на Поклонной горе», а в Центральном музее Великой Отечественной войны якобы широко представлены документальные материалы и архивные свидетельства о величайшей трагедии советского народа в годы войны. Таким образом, перенесённая на задворки здания музея неудачная скульптура Церетели, созданная совсем на другую тему, по мнению начальницы, должна была подняться на недостижимую высоту. А из документов, на которые она ссылалась, в музее висит лишь небольшая табличка, сообщающая некоторые составляющие ужасных наших потерь. Нигде, даже в зале скорби, не звучит траурным маршем слово «геноцид», не врывается в душу общая святая цифра погибших — 19 миллионов.

На кого же надеяться?

Случайно мы узнали о возможности получить от президента средства на нашу деятельность путём участия в конкурсе НКО на гранты. Для подготовки конкурсной документации потребовалась масштабная работа. Но нам отказали и в этой надежде. Причём без объяснения причин: отказали — и всё. А потом точно таким же образом отказывали ещё четыре раза!

Стыдно признаваться, но попытались мы с В.Н. Ганичевым обратиться за помощью и к олигархам. В частности, к В. Лисину и В. Потанину. Но оттуда даже не ответили нам.

Надежда осталась, как всегда, лишь на самый бедный и нуждающийся, но и самый отзывчивый класс — трудовой наш народ. На свои скромные средства он уже сооружал памятные знаки защитникам Родины от завоевателей. В честь победы над поляками в XVII веке — всем известный памятник К. Минину и А. Пожарскому на Красной площади, в память о разгроме французов в XIX веке — Храм Христа Спасителя в центре столицы. Интересно, что происходили эти события с периодичностью раз в двести лет. Теперь подошёл и наш двухсотлетний рубеж. Мы считаем, что настало время отдать долг великому подвигу и жертвенности 19 миллионов советских людей, погибших в годы фашистской оккупации. Для этого на базе нашего Фонда «Монумент» организован сбор народных средств на сооружение мемориала. От имени Фонда я публично клянусь перед будущими инвесторами и пожертвователями, что мы не допустим, чтобы хоть один рубль из их даров ушёл на другие цели. В этом сможет убедиться любой желающий.

В заключение хочу сказать, что наш Фонд полностью поддерживает выводы, содержащиеся в публикациях газеты «Правда» на остро волнующую не только нас тему. Мы готовы вместе с другими организациями в составе народного движения буквально сражаться за создание мемориала по увековечению памяти жертв фашистского геноцида. Для этого надо общими силами с помощью народа подвигнуть власть страны на осуществление этой задачи и так же сообща, на наш взгляд, продолжить сбор необходимых народных средств.

P.S. Уважаемые единомышленники! Просим вас имеющиеся у вас факты о героическом сопротивлении и гибели советских мирных людей в годы Великой Отечественной войны отправлять на сайт www.fond-monument.ru. Там же указаны наши реквизиты, на которые при желании можно переслать инвестиции для сооружения мемориала в память об этих героях и жертвах фашизма на нашей земле.

Просмотров: 1240

Другие статьи номера

«Геркулес» уходит во льды
Этот дощатый дом с мансардой, кажется, лишь чудом уцелел на тихой улочке Орла, сплошь застроенной многоэтажками или вычурными хороминами сегодняшних богатеев. «Наверняка здесь жил кто-то из великих», — подумал я. И не ошибся. Памятная доска на стене сообщила, что именно отсюда, из провинциального захолустья, устремился навстречу полярным льдам и ослепительному северному сиянию, устремился навстречу мечте молодой человек, чьи дела и свершения не канули в Лету, — залив, полуостров, гора и ещё многое другое на вдоль и поперёк исследованной им далёкой и суровой Новой Земле носят теперь имя Владимира Русанова.
Суверенитет на чужих штыках

Кому выгоден независимый Курдистан

На карте Ближнего Востока может появиться новое государство — Курдистан. Вашингтон и его региональные союзники в лице Турции и Саудовской Аравии, видимо, уже дали на это своё согласие. Для России же такая перспектива не сулит ничего хорошего: раздробление Ирака бьёт по долгосрочным интересам Москвы.

Датчане остались при своём
Диктат Европейского союза потихоньку начинает вызывать глухое раздражение у отдельных его членов. Так, в начале декабря расширению влияния Брюсселя решительно воспротивились датчане. На референдуме 53,7% избирателей сказали «нет» принятию парламентом страны ряда законов ЕС в области права и внутренних дел, сообщает агентство «Рейтер».
Пульс планеты

БУХАРЕСТ. Более тысячи пастухов прорвались через полицейские заслоны и проникли во двор парламента Румынии, протестуя против нового закона, ограничивающего их права. Согласно документу, пастухам положено использовать лишь ограниченное число собак для охраны овечьих стад: один пёс для отары на равнине и максимум три — в гористой местности. В случае нарушения данного закона собаки могут быть застрелены. Кроме того, документ запрещает стражам скота пасти овец с декабря по апрель. В общей сложности в акции протеста приняли участие несколько тысяч пастухов.

Творец «другого мира»

За время руководства И.В. Сталиным нашей страной социализм превратился в мировую систему

«Правда» уже писала о том, что в мае 1925 года, в ходе выступления перед активом Московской парторганизации Генеральный секретарь ЦК тогда ещё РКП(б) И.В. Сталин впервые произнёс слова «социалистический лагерь». На тот момент они относились пока лишь к двум странам: СССР и Монгольской Народной Республике, провозгласившим в качестве цели построение социалистического общества. Введением в оборот этого понятия Сталин развивал ленинскую теорию о возможности строительства социализма первоначально даже в одной стране или, тем более, в группе стран.

Как коррупционеры сражаются с коррупцией
На Украине не найти управы на тех, кто беззастенчиво грабит свой народ, обрекая его на нищенское существование и в конце концов на полное уничтожение.
Мемориалу быть обязательно
Обширная аналитическая статья правдиста Виктора Кожемяко («Правда», 25—28 сентября с.г.) заставила меня взяться за перо. Есть о чём задуматься, есть от чего взволноваться. В самом деле, будет ли достойный памятник жертвам фашистской оккупации на нашей земле?
Режим толстокожих народу не внемлет

Откликаюсь на статью В.С. Кожемяко в газете «Правда» от 25—28 сентября 2015 года.

УВАЖАЕМЫЙ Виктор Стефанович, вы спрашиваете: «Будет ли достойный памятник жертвам оккупации?» Отвечаю: не будет. Я уже писал в «Правде» о том, кому эта власть ставит памятники (статья «Патриотизм как средство обогащения» в №79 с.г.): Столыпину, Колчаку, Маннергейму, белочехам и т.д., то есть тем, кто классово и духовно близок этой власти. А тут надо поставить памятник невинным мученикам из народа, а не из эксплуататорского класса.

О людях не подумали
В газете «Правда» не раз рассказывалось о том, чем оборачиваются для жителей Белгородской области триумфальные успехи в развитии свиноводства. Я же, один из этих жителей области, хочу поделиться своими впечатлениями.
Озимые под угрозой

Специалисты опасаются за состояние посевов и дают прогнозы урожая зерна на будущий год

ЧЕТВЕРТЬ посевов озимых зерновых находится в плохом состоянии из-за длительного отсутствия осадков, заявил министр сельского хозяйства Александр Ткачёв. Основные регионы, которых коснулась засуха, — юг и Центральная Россия.

Все статьи номера