Рабы ХХI века

№141 (30347) 18—21 декабря 2015 год
1 полоса
Автор: Альберт СПЕРАНСКИЙ. Председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы».

У этого человека от постоянных перегрузок на работе не выдержал организм: стало плохо прямо у станка, он почти потерял сознание. «Скорая помощь» отвезла его в больницу. Случайно с ним в палате оказался человек, который был связан со свободным профсоюзом «Защита». Потерпевший стал рассказывать ему страшные вещи о рабском труде на Черкизовском мясокомбинате. Там он вынужден работать по контракту, чтобы поддержать семью, которая находится за тысячу километров от Москвы.

ТАКИХ КАНДИДАТОВ В РАБЫ не везут из колоний через моря и океаны, как было в прошлые времена. Их собирают среди тех, кто не может найти работу у себя дома, в самых разных областях России. А потом определяют на трудовую вахту на это московское предприятие. Условия договора жёсткие. График работы: 12 часов в сутки без выходных, неделю работать в дневную смену, следующую — в ночную. Оплата — около 120 рублей за час работы. Срок вахты — месяц. Если выдержишь, подписывайся на второй срок. Договор на руки не выдают. За ночную смену здесь не доплачивают, хотя так положено по Трудовому кодексу. Да и какой может быть разговор о доплатах, если во время работы на конвейере нельзя даже воды попить или в туалет сходить. Хозяин повелел: «Терпи! Жди обеденного перерыва».

Активистка из профсоюза «Защита» Марина Гапеева узнала историю о странном больном, который разговорился с её коллегой и дал ему номер своего мобильника. Она созвонилась с этим человеком, познакомилась с ним поближе. А потом они вместе пришли ко мне. Вместо имени и фамилии этого человека я отделываюсь местоимением он. Мой гость назвал себя, только умолял: если буду писать, чтобы случайно не проговорился, не назвал его фамилию.

Чтобы встретиться со мной, этому незнакомцу нужно было получить выходной, но он не положен. Пришлось выходной заработать. И он его отвоевал, отработав за это без отдыха целые сутки. Пришёл, естественно, уставший: много приходится этим людям побегать, чтобы получить хотя бы один выходной. Нужда заставляет их трудиться в ужаснейших условиях. А если появится фамилия правдолюбца в критическом материале, то лишат его заработка, не позволят трудиться даже в этих рабских условиях, выгонят раньше окончания вахты.

Журналисты часто, чтобы получить информацию о трудовых отношениях из первых рук, пытаются у самих рабочих узнать о современной жизни наших предприятий. Однако через проходную их не пропускают: не положено, частная собственность. Тогда они пытаются встретить работников у внешней стороны проходных. Но те отмахиваются, бегут от корреспондентов как от чумы. Только в редких случаях идут на контакт, но с одним условием: чтобы их фамилии не всплыли в какой-нибудь статье или репортаже.

Какие же государственные тайны скрываются на обыкновенных наших заводах и фабриках? В связи с чем скрывает своё имя наш рабочий человек?

Собственники и власть изо всех сил стараются спрятать очевидное: у нас негласно введён рабский труд. Платят этим людям копейки, а издеваются над ними, словно они эти копейки не заработали, а украли и должны понести за это наказание. Главными хранителями повышенной секретности о реальных трудовых отношениях в нынешней России являются собственники фирм, директора, обширная чиновничья братия.

Вот пожаловался один рабочий из города Железногорска Курской области Дмитрию Медведеву. И тут же решил подстраховаться: «Мне бы хотелось, чтобы моё обращение к Вам не стало поводом для моего увольнения». Эта приписка говорит не о трусости рабочего человека, а о подлости капиталистических отношений, навязанных нашей стране.

По этой же причине на нашей встрече вахтовик с Черкизовского мясокомбината многократно просил, чтобы я не раскрывал его имя и фамилию.

В ПРОШЛЫЕ, СОВЕТСКИЕ времена трудился я на Краснопресненском заводе железобетонных конструкций столичного домостроительного комбината № 1. Однажды раскритиковал в центральной прессе отношение заводских руководителей к рядовым работникам в статье «О добром слове и обиженном человеке». Подписал своей фамилией и указал место работы. Назвал имена начальников и мастеров, которые добрые слова забыли. Статью обсуждали на заседаниях и парткома, и профкома. В редакцию был отправлен после этого ответ: статья правильная, факты соответствуют действительности, приняты меры. Я же продолжал работать, как и раньше, при этом выпускал колючую заводскую стенгазету. Правда, косились на меня начальники, которых я покритиковал, но сделать ничего не могли: и закон не позволял, и отношения, которые существовали в советском обществе. Но не представляю, что сделали бы со мной, если бы это было в нынешнее время.

Теперь вот сидит передо мной человек, рассказывает о жизни вахтовиков и уже в десятый раз просит, чтобы я не упоминал его фамилию. У него нет совершенно никакой защиты в обществе и уж тем более в многочисленных органах нынешней буржуазной власти. Он совершенно одинок и бесправен в современной России. Профсоюз, который мог бы как-то защитить его, временные работники в соответствии с принятым при В. Путине Трудовым кодексом создать не могут.

Им даже больничные не положены. Мой собеседник рассказывает о девчонке, которая придавила пальцы под прессом. Ей сказали: «Сама виновата». И — ни больничного, ничего. Другому работнику, которому рамой придавило руку, не то что не положено больничного, но и капельки человеческого сочувствия у мастеров не нашлось. А если будешь возмущаться, тебя сразу за ворота и скажут: «Прощай, неудачник!» Молодой работник, получивший производственную травму, с больной рукой, с трудом дорабатывает вахту.

На комбинате заняты около 1000 человек. Половина из них — вахтовики, которых оформляют через кадровые агентства. Рабочие, официальные в штате предприятия, трудятся тоже по 12 часов в сутки, но у них по графику два дня рабочих и два выходных. Они официально имеют запись в трудовой книжке. У вахтовиков, которые горбатятся без выходных, заработок гораздо меньше. За один невыход на смену — штраф, за два — тут же следует увольнение.

Эти временные живут в общежитиях с двухъярусными кроватями, по 8 человек в комнате и с бесчисленным количеством клопов. В последнее время у них стали вычитать без всяких объяснений 6% из заработка. Выставленные мастером отработанные часы всё время стремятся к уменьшению.

Через проходную они не могут пройти по своему пропуску. Обязательно нужно дождаться мастера или бригадира, который проводит почти строем сразу целую группу. Этих людей беспокоит, что из-за отсутствия записей в трудовой книжке у них не идёт трудовой стаж, не перечисляются взносы в Пенсионный фонд.

Надо признать, что иногда вахтовикам предлагают перейти на постоянную работу, но люди… не соглашаются. Объяснение простое: тогда семью можно будет увидеть лишь один раз в год, во время отпуска. Ведь возможности перевезти сюда домочадцев — никакой. А как можно жить без семьи?

Позвонил своему новому знакомому, как говорят москвичи, с Черкизона. Он после смены, поздно вечером, шёл оплачивать кредит. Холодильник там, на малой родине, сломался, пришлось выручать своих домашних и «добывать» деньги. У него постоянно думы о доме, о семье: «Как они там?» Какая может быть при таком настроении «постоянная» работа на комбинате?

ФОРМАЛЬНО есть в РФ инспекция по труду, есть министр труда Топилин, есть Общественная палата. Много разных вывесок с названием государственных контор, призванных участвовать в регулировании трудовых отношений, развешено и в столице, и других городах страны. А толку — ни на грош.

Говорят, в РФ теперь никуда не годное трудовое законодательство, закрепляющее фактически рабский труд. А почему? Разве не интересна слугам народа из Государственной думы и Совета Федерации судьба наших обездоленных граждан, попавших, в том числе с их помощью, вот в такое рабство? Кто узаконил фактическую вседозволенность «наших» заводчиков? Не поленились бы государственные мужи да заглянули, скажем, на тот же Черкизовский мясокомбинат, поинтересовались бы, как там работают люди. Авось заметили бы, каков характер принимаемых ими законов и как выполняется на этом предприятии трудовое законодательство РФ.

Не пойдут: в буржуазной власти большинство если не у богатых, не у эксплуататоров, то у их верной обслуги. На предстоящих выборах надо попытаться сменить состав Госдумы. А там, глядишь, удастся сменить и характер власти. Ведь тот факт, что рабочий вынужден прятать своё имя, — это серьёзное обвинение нынешнему капиталистическому режиму.

Просмотров: 1192

Другие статьи номера

«Геркулес» уходит во льды
Этот дощатый дом с мансардой, кажется, лишь чудом уцелел на тихой улочке Орла, сплошь застроенной многоэтажками или вычурными хороминами сегодняшних богатеев. «Наверняка здесь жил кто-то из великих», — подумал я. И не ошибся. Памятная доска на стене сообщила, что именно отсюда, из провинциального захолустья, устремился навстречу полярным льдам и ослепительному северному сиянию, устремился навстречу мечте молодой человек, чьи дела и свершения не канули в Лету, — залив, полуостров, гора и ещё многое другое на вдоль и поперёк исследованной им далёкой и суровой Новой Земле носят теперь имя Владимира Русанова.
Суверенитет на чужих штыках

Кому выгоден независимый Курдистан

На карте Ближнего Востока может появиться новое государство — Курдистан. Вашингтон и его региональные союзники в лице Турции и Саудовской Аравии, видимо, уже дали на это своё согласие. Для России же такая перспектива не сулит ничего хорошего: раздробление Ирака бьёт по долгосрочным интересам Москвы.

Датчане остались при своём
Диктат Европейского союза потихоньку начинает вызывать глухое раздражение у отдельных его членов. Так, в начале декабря расширению влияния Брюсселя решительно воспротивились датчане. На референдуме 53,7% избирателей сказали «нет» принятию парламентом страны ряда законов ЕС в области права и внутренних дел, сообщает агентство «Рейтер».
Пульс планеты

БУХАРЕСТ. Более тысячи пастухов прорвались через полицейские заслоны и проникли во двор парламента Румынии, протестуя против нового закона, ограничивающего их права. Согласно документу, пастухам положено использовать лишь ограниченное число собак для охраны овечьих стад: один пёс для отары на равнине и максимум три — в гористой местности. В случае нарушения данного закона собаки могут быть застрелены. Кроме того, документ запрещает стражам скота пасти овец с декабря по апрель. В общей сложности в акции протеста приняли участие несколько тысяч пастухов.

Творец «другого мира»

За время руководства И.В. Сталиным нашей страной социализм превратился в мировую систему

«Правда» уже писала о том, что в мае 1925 года, в ходе выступления перед активом Московской парторганизации Генеральный секретарь ЦК тогда ещё РКП(б) И.В. Сталин впервые произнёс слова «социалистический лагерь». На тот момент они относились пока лишь к двум странам: СССР и Монгольской Народной Республике, провозгласившим в качестве цели построение социалистического общества. Введением в оборот этого понятия Сталин развивал ленинскую теорию о возможности строительства социализма первоначально даже в одной стране или, тем более, в группе стран.

Как коррупционеры сражаются с коррупцией
На Украине не найти управы на тех, кто беззастенчиво грабит свой народ, обрекая его на нищенское существование и в конце концов на полное уничтожение.
Мемориалу быть обязательно
Обширная аналитическая статья правдиста Виктора Кожемяко («Правда», 25—28 сентября с.г.) заставила меня взяться за перо. Есть о чём задуматься, есть от чего взволноваться. В самом деле, будет ли достойный памятник жертвам фашистской оккупации на нашей земле?
Режим толстокожих народу не внемлет

Откликаюсь на статью В.С. Кожемяко в газете «Правда» от 25—28 сентября 2015 года.

УВАЖАЕМЫЙ Виктор Стефанович, вы спрашиваете: «Будет ли достойный памятник жертвам оккупации?» Отвечаю: не будет. Я уже писал в «Правде» о том, кому эта власть ставит памятники (статья «Патриотизм как средство обогащения» в №79 с.г.): Столыпину, Колчаку, Маннергейму, белочехам и т.д., то есть тем, кто классово и духовно близок этой власти. А тут надо поставить памятник невинным мученикам из народа, а не из эксплуататорского класса.

Спросим себя: никто не забыт?

Уже более года я и мои товарищи с неослабным вниманием следим за публикациями в «Правде» под рубрикой «Увековечение их памяти не терпит отлагательств». Она была начата пронзительной статьёй журналиста Виктора Кожемяко «Сожжённые заживо взывают к нам», поведавшей об актуальной инициативе общественного объединения, которое создал и возглавил поэт, публицист, а главное — настоящий патриот Владимир Тимофеевич Фомичёв.

Объединение это получило название «Поле заживо сожжённых». Сам переживший в детстве ужасы немецко-фашистской оккупации на Смоленщине и едва не спалённый живьём вместе с тысячами здешних жителей при массовых сожжениях гитлеровцами российских деревень, Владимир Тимофеевич поставил перед собой и своими соратниками благороднейшую задачу, которую самым активным участием поддержала газета «Правда».

О людях не подумали
В газете «Правда» не раз рассказывалось о том, чем оборачиваются для жителей Белгородской области триумфальные успехи в развитии свиноводства. Я же, один из этих жителей области, хочу поделиться своими впечатлениями.
Все статьи номера