ТЕЛЕИЗВРАЩЕНИЕ

№140 (30637) 15—18 декабря 2017 года
6 полоса
Автор: Лариса ЯГУНКОВА.

Знаменитый роман А.Н. Толстого «Хождение по мукам» экранизируется не в первый раз

Каждая попытка воссоздать описанные в нём события в художественном фильме встречается с огромным интересом. Февральская и Октябрьская революции 1917 года, четырёхлетняя Гражданская война навсегда вошли в народное сознание, стали нашей генетической памятью. Конечно, в этом залог внимания к новой телевизионной интерпретации романа.

«ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ» — в этом названии заключена мысль глубокая, многозначная, понимаемая в прямом и в переносном смысле. Трудная жизненная дорога ведёт к становлению и вызреванию личности. «Хождение» — испытанный литературный приём, подаривший нам много выдающихся произведений. А.Н. Толстой воспользовался этим приёмом, который подсказала ему сама жизнь. Две русские революции 1917 года коренным образом изменили жизнь миллионов людей, привели в движение огромные народные массы. Погнали их из конца в конец России в поисках — нет, не одного только пропитания, но цели и смысла существования.

Теснейшим образом связанный с правдой жизни, роман Толстого отвечал потребности многомиллионного в ту пору русского читателя осмыслить пережитое. Большинство из них так же, как герои романа, испытали кардинальную ломку стереотипов и почувствовали себя обновлёнными, готовыми к новой жизни. Масштаб и значение происшедших перемен были осознаны и правильно восприняты множеством людей именно потому, что революция бросила их в самое горнило исторической жизни, избавила от мелочного частного существования, подарила иную, большую судьбу. Роман Толстого не только эпичен, но и глубоко психологичен, в нём поднята тема о месте личности в истории.

Приступая к экранизации, сценарист Елена Райская и режиссёр Константин Худяков говорили о том, что намерены перевести масштабный роман Толстого в формат киноэпопеи. Однако авторы фильма сразу же ограничили себя двумя первыми томами романа — из самого эпического, третьего, заимствованы были только некоторые эпизоды, необходимые для развития и завершения уже заявленных сюжетных линий. За пределами сериала оставалась вся картина победоносной войны, которую вела Красная Армия на Дону и на царицынском направлении. Причины тому могли быть разные. Но главная из них очевидна: полное идеологическое расхождение с писателем А.Н. Толстым.

Тут следует, пожалуй, обратиться к личности писателя, к истории создания романа. Толстой не всегда был безоговорочным сторонником большевиков, но ещё до своего отъезда за границу в одном из интервью говорил: «Большевики, в конечном счёте, дали страшно сильный сдвиг всей русской жизни». И в том же интервью: «Я верю в революцию. Через несколько десятилетий Россия будет самой передовой в мире страной».

Отъезд на Запад с женой и двумя маленькими детьми был только эпизодом в его жизни, уступкой обстоятельствам и собственным амбициям.

Живя и работая в Париже, он быстро понял, что русскому писателю нечего делать за границей. Именно там была написана первая книга нового романа, вобравшая в себя все мысли, чувства, впечатления предреволюционных лет, весь общенародный оптимизм, вызванный крушением монархии. Он уже знал, что судьба его героев будет нелёгкой, что они пройдут через Гражданскую войну, но не потеряют друг друга, и в финале сердца четырёх будут биться в унисон. Он был оптимистом по натуре, любил своих героев и хотел уберечь их от гибели — для лучшей жизни. А чтобы продолжать работу над романом, надо было вернуться домой.

Кстати, отношения писателя с эмиграцией были достаточно напряжёнными: он не примкнул к антисоветчикам и не разорвал связей с СССР. Летом 1923 года Толстой со всей семьёй, в которой было уже трое детей, вернулся на родину. И, надо сказать, писатели-лефовцы встретили его отнюдь не с распростёртыми объятиями и пытались даже обвинить в плагиате. Всё это надо было пережить и продолжать работать.

Толстой много ездил по стране, посещал, конечно, и места, где происходило действие новой книги романа — «Восемнадцатый год». К концу 1926 года вторая книга была закончена, а публикация состоялась вскоре в журнале «Новый мир». Третья книга романа «Хождение по мукам» должна была вобрать в себя дальнейшие события Гражданской войны, вплоть до окончательной победы Красной Армии.

Но работа над ней сильно задерживалась. Одно время Толстой даже подумывал отказаться от продолжения романа: слишком сложен материал, необходимый для освоения темы. Слишком велики общественные обязанности и обширны новые творческие планы. Вниманием писателя овладевает петровская эпоха — он создаёт свой знаменитый роман «Пётр Первый». Но, погрузившись в русскую историю, он ещё острее слышит зов времени, с новой силой осознаёт важность тех перемен, которые принесла России социалистическая революция, и в 1939 году возвращается к прерванной работе.

Точку в рукописи он ставит 22 июня 1941 года. Рядом на рабочем столе лежала свежая публикация его статьи «Что мы защищаем» в газете «Правда» от 17 июня. Он точно знал, что защищает и будет защищать.

В последнем эпизоде романа «Хождение по мукам»» все четверо героев на самом верхнем ярусе переполненного Большого театра слушают доклад Г.М. Кржижановского о грядущей электрификации России. «Вот кончим войну, — шепчет Телегин Даше, — вернусь на завод… У меня тоже есть кое-какие соображения… Ужасно хочется, Дашенька, работать…» «Ты понимаешь, — вторит ему Рощин, — какой смысл приобретают все наши усилия, пролитая кровь, все безвестные и терпеливые муки… Мир будет перестраиваться нами для добра…»

Вот итог эпохального романа. И всю историю его создания, все сделанные в нём выводы должны были хорошо знать авторы и заказчики экранизации. Нынешние либеральные демократы очень много говорят об уважении к чужой позиции, чужому мнению. Почему же они проявили вопиющее неуважение к труду выдающегося писателя, почему позволили себе переиначить, а точнее, передёрнуть его замысел, переписать многие страницы, а то и добавить отсебятины?

Отбросив третью книгу романа, авторы проигнорировали основной вывод «Хождений»: «не напрасны были все усилия, пролитая кровь…» Третья книга и впрямь по-настоящему оптимистична. В ней появляются герои нового времени: бесстрашные бойцы Красной Армии Лагутин, Иван Гора, Агриппина Чебрец, Анисья Назарова. Но зачем они нынешним либералам? Все их симпатии на стороне обиженной «переворотом» буржуазии. «Потерпевшими» в глазах авторов до самого конца остаются все четверо главных героев.

Катя и Даша, потерявшие всё своё имущество в результате экспроприации, вынуждены сотрудничать с новой «хамской» властью в жалкой роли культурно-массовых организаторов или учительниц начальной школы. А блестящий офицер Рощин и толковый инженер Телегин после тяжёлых ранений оказываются инвалидами — если не физическими, то моральными. Что им остаётся, этим бывшим людям, — только выживать.

Как они получили свои «боевые ранения»? Это целая история, от начала до конца выдуманная авторами. Оказывается, случайно встретившись в оккупированном белыми Ростове, где корниловский офицер Рощин разыскивал свою жену Катю, а красный командир Телегин выполнял опасное поручение, они по-свойски (ведь и на самом деле свояки) поменялись своими документами: это должно было обеспечить Рощину дальнейшие поиски уже в расположении красных, а Телегину — облегчить выполнение боевого задания.

Лихо закручено — без малейшего представления о войне, армии, уставе. А главное — вопреки написанному Толстым. У него эти близкие, родные люди, оказавшиеся в разных лагерях, даже глаз не смеют поднять друг на друга при случайной встрече, расходятся, не обменявшись ни словом.

Но беспардонное сочинительство продолжается. Оказавшись в расположении одной из частей Красной Армии с чужими документами, оба попали под подозрение и до окончательного разбирательства были вместе брошены в сарай. А тут начался бой, сарай загорелся, но, сколько бы они ни кричали, ни рвались наружу, никто не поспешил их спасать. Сарай разбило снарядом. С тяжёлыми ожогами и ранениями оба оказались в лазарете — сломленные, потерявшие всякую ориентацию. Надо было морально добить толстовских героев — авторы их добили.

Что касается героинь Кати и Даши, то они предстают как жертвы «переворота». Красивые, обаятельные, любящие, они словно бы олицетворяют ту прежнюю жизнь, навсегда ушедшую Россию. Тут авторы вроде бы идут за литературным оригиналом, но всячески стараются сгустить негатив, подчеркнуть страдания ни в чём не повинных женщин, у которых почва уходит из-под ног. До самого конца они остаются в сериале убеждёнными противницами революции, которая отняла у них и бросила в пекло Гражданской войны любимых мужей.

Авторы сериала ведут героинь не к духовному возрождению и обновлению, а, напротив, к моральной стагнации и гибели. Западнёй для Кати становится хутор бывшего ординарца её мужа Алексея Красильникова, а для Даши — террористическая организация Бориса Савинкова. Всё вроде как в романе Толстого. И вместе с тем всё иначе: сёстры Булавины не просто плывут по течению, они вырастают из себя, как из старого платья — так у Толстого. Особенно характерна история вербовки Даши в террористическую организацию и провала возложенной на неё акции.

Даше предстоит «отомстить» за себя и за своих близких, убив «самого главного революционера». Её везут в лес, на стрельбище. Даша стреляет по портрету. Один промах, другой и — попадание с третьего раза. Портрет вполне узнаваем, характеристика тоже знакомая: «немецкий агент, сделавший революцию на немецкие деньги». Авторы экранизации не брезгуют грязной «ложью на длинных ногах», но не называют имени, чтобы избежать каких-либо претензий со стороны возмущённых оппонентов. Что и говорить, со смаком расстреливать портрет реального исторического лица, выдающегося государственного деятеля ХХ века могут себе позволить только «отморозки». Тем более что такой сцены нет в романе — она придумана злобными пигмеями.

А вот Толстой называет имя Ленина. Понятно, что во второй книге, которая озаглавлена «Восемнадцатый год», нельзя обойти покушение на вождя революции: оно и произойдёт чуть позже событий, отображаемых в романе.

Как известно, в 1918 году Ленин многократно выступает на митингах, заводах и фабриках. Отсюда и подлинное ленинское выступление, которое слышит Даша. Её провели на завод люди Савинкова — без оружия, для рекогносцировки: ей надо осмотреться, оценить обстановку. Но Даша забывает о себе, о своих несчастьях, когда слушает Ленина. Он просто и доступно всем объясняет, откуда берутся непомерно высокие цены на хлеб. Это «чёрный» рынок. Это кулак поддерживает спекулянтов и морит голодом рабочих. Вот зачем нужны государственные закупки, хлебная монополия.

Дашу поражает глубочайшая тишина под сводами цеха: сотни людей слушают Ленина, затаив дыхание. Он говорит дальше о самосознании рабочих — нового государствообразующего класса. И тишина взрывается овациями. В мироощущении Даши происходит сдвиг: она понимает, что вот здесь, под заводскими сводами, она стоит на пороге какого-то совершенно особенного, небывалого государства нового типа. Так начинается её прозрение. Это один из ключевых эпизодов романа.

Но, конечно, ничего подобного в сериале нет. Есть беглые, как бы хроникальные кадры митинга и есть Даша, которая пробирается ближе к оратору. Она вооружена, ей предстоит выстрелить. Мелькает крупный план наклонённой лысой головы оратора, потом в кадре почему-то оказывается ботинок с развязавшимся шнурком.

«Почему не стреляла?» — спросит её Савинков. И она ответит: не смогла, у него, видите ли, шнурок на ботинке развязался. В глазах Даши это уравняло его с обычными людьми: «Он ведь тоже человек!»

Вывод ясен: этот гуманизм и губит обречённый на уничтожение класс. Гуманистке Даше остаётся только тихо существовать. «Будем жить! — говорит она обретённому мужу. — Просто жить…»

Но «просто жить» не получается — не для того авторы экранизации затеяли это соавторство с Толстым. Из заключительных титров мы узнаём: Рощин арестован и расстрелян в 1936 году, Катя скончалась в сибирской ссылке, Телегин пропал без вести в битве за Москву в 1941 году, и только одна Даша дожила до старости, вырастив своих детей и племянников.

Так лихо обошлись авторы сериала с романом Толстого. Понятно: перед нами грубая плоская агитка — пасквиль на Октябрьскую революцию, приуроченный к 100-летию этого исторического события.

Надо ли в связи с такой нашей оценкой целого говорить о частностях: о профессиональных качествах авторов, актёрской и операторской работе, музыке и костюмах? Всё дезавуировано авторской ненавистью к пролетарской революции, которая была и остаётся историческим событием мирового масштаба.

А как опошлен в сериале образ нового мира! Например, таких бездарных и злобных карикатур на рабочие клубы времён Гражданской войны трудно припомнить. Это издевательство без зазрения совести соотнесено с романом Толстого. В третьей книге романа значительное место уделено рассказу о том, как в красноармейской самодеятельности репетируют и ставят пьесу Шиллера «Разбойники». Наверное, очень важным представлялся писателю этот прорыв героев через огонь сражений в пространство искусства, если он нашёл для него место в цепи серьёзных исторических событий. За этим стоят любовь и уважение к своему народу, понимание его талантливости и самобытности, вера в его великую судьбу. Что же касается нового сериала, художественного образа народа в нём не существует.

Что могут противопоставить таланту народа, воспетого писателем, авторы сериала? Их собственный вкус очевиден: телевизионное «мыло». С первых же серий они стараются натянуть действие на колодку современного жёсткого детектива с неизбежными ограблениями, убийствами и погонями. И это при том, что никакой детективной составляющей в романе Толстого нет: писателя просто не интересует грязная накипь на больших событиях.

Но авторы сериала распоряжаются по-своему. Отыскав в романе два второстепенных персонажа, авторы превращают их чуть ли не в главных героев. Анархиствующий бандит Жадов и его «правая рука» Лиза с их «сложными» патологическими отношениями проходят через весь сериал, сильно потеснив других героев, необходимых для развития событий. Всё, что напридумано и накручено вокруг них, не имеет никакого отношения к роману. Такое «сотворчество» с великим писателем имеет тяжёлые последствия. Зрители новых поколений, не читавшие романа и не видевшие прежних экранизаций, так и останутся в заблуждении. Впрочем, задача авторов именно и состояла в том, чтобы до неузнаваемости, до самоотрицания извратить выдающееся произведение одного из лучших русских советских писателей. Антисоветчина верна себе.

Остаётся при этом порадоваться здоровому инстинкту наших соотечественников: судя по рейтингам, сериал с треском провалился. Извращенцы не нашли себе аудитории.

Просмотров: 1053

Другие статьи номера

Экономические теории и реальная экономика
Как связаны господствующие в обществе экономические идеи и состояние реальной экономики? Как профессиональные экономисты могут посодействовать созиданию общественного богатства? С обсуждения этих вопросов начали свой разговор в студии программы «Точка зрения» председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Васильевич Крупнов, доктор экономических наук Константин Николаевич Корищенко, экономист Татьяна Юрьевна Куликова и публицист Андрей Петрович Паршев.
По чужой воле, за чужой счёт…
Во вторник, 12 декабря, в Москве прошло олимпийское собрание спортсменов, которое поставило окончательную точку в вопросе о нашем участии в предстоящей зимней Олимпиаде-2018 в Южной Корее. Россияне отправятся в Пхёнчхан в нейтральном статусе, как того потребовал МОК. Состав «команды атлетов из России», как станет называться наша сборная опять же по требованию МОК, предположительно будет насчитывать порядка 200 человек.
Треугольник Ненависти
Заявление Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и переносе американского посольства всколыхнуло весь мир. Данный шаг является не грубым просчётом Вашингтона, а продуманной акцией. Аналогичная политика ведётся в отношении других стран региона, где намеренно провоцируются конфликты.
Трамп собрался на Луну
«Американские астронавты должны вернуться на Луну — этого хочет президент Трамп. Однако насколько это реально? И почему Трамп объявил об этом именно сейчас?» — задаётся вопросами корреспондент немецкого журнала «Шпигель».
Пекин «заболачивают»
В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ власти Пекина начали уделять больше внимания защите экологии города, вследствие чего были приняты различного рода меры по очистке воздуха, а также ведётся борьба с опустыниванием местности. Меры по озеленению должны привести к существенному улучшению экологических условий столичного региона.
Пульс планеты
СТАМБУЛ. Организация исламского сотрудничества (ОИС) призвала страны мира признать Восточный Иерусалим столицей суверенного Палестинского государства. Такое заявление опубликовано по итогам экстренной встречи в Турции, созванной после того, как президент США Дональд Трамп заявил о признании Иерусалима столицей Израиля. Участники саммита ОИС, более не рассматривающие Вашингтон как нейтрального посредника в разрешении палестино-израильского конфликта, не исключили, что подадут в Совбез ООН коллективную жалобу на действия хозяина Белого дома, обещавшего перенести в Иерусалим американское посольство.
Молодёжь раздвигает горизонты науки
Молодёжному научному сообществу предстоит внести непосредственный вклад в преобразование Белоруссии в IT-страну, страну информационных технологий. Такое мнение высказал министр образования Игорь Карпенко во время открытия секции «Молодёжь и новые горизонты науки» II съезда учёных республики, сообщает корреспондент БЕЛТА.
Обыкновенный нацизм

В Луцке состоялось собрание Белорусской общины Волынской области «Сябры Волыни», в котором приняли участие представители общин всех районов и городов региона.

В СВОЁМ ОТЧЁТНОМ докладе о работе Белорусской общины Волыни за 2017 год её руководитель Михаил Кононович акцентировал внимание собравшихся на том, что ситуация с гонениями и преследованиями этнических белорусов со стороны местных властей и неофашистских организаций со временем вовсе не нормализовалась, а в некоторых случаях ещё более усугубилась.

Артиллеристам дан приказ

К 75-летию разгрома немецко-фашистских войск на Волге

«Артиллерия — бог современной войны» — так сказал И.В. Сталин, определяя значение артиллерии в войне и подчёркивая могущество артиллерийского огня. Это было 5 мая 1941 года, когда Сталин выступал на приёме в честь выпускников военных академий Красной Армии.

Не зря назвали «Молотом»
Три года назад состоялся пленум ЦК КПРФ, посвящённый усилению партийного влияния в пролетарской среде. После него в Тольятти по инициативе горкома партии был создан межрегиональный профсоюз «Молот», который объединил в своих рядах наёмных работников не только автограда, но и других городов.
Все статьи номера