Главная  >  Номера газеты  >  №140 (30491) 15 декабря 2016 года  >  Итальянцы оказались консерваторами

Итальянцы оказались консерваторами

№140 (30491) 15 декабря 2016 года
3 полоса
Автор: Вячеслав КОЛОМИЕЦ.

Затянувшаяся кончина Первой республики опять отложена

Год 2016-й, завоевавший неординарную репутацию года знаковых событий мировой политики, снова подтвердил её в канун своего завершения. На сей раз — и то был редкий за последнее время случай — подтверждение пришло из Италии, где 4 декабря прошёл давно предвкушаемый и внутри страны, и за её пределами референдум по конституционной реформе.

ЭТО ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ итальянских избирателей по частному вопросу государственного устройства их страны на первый и поверхностный взгляд должно было бы стать делом сугубо итальянским. Между тем, судя по тому насыщенному информационному фону, который сопровождал в последние недели и даже месяцы это событие, референдум в Италии, перефразируя и используя одну старую поэтическую формулу, был «больше», чем просто референдум.

Пусть и не совсем напрямую, но тем не менее он протестировал отношение к европеизму, в создание концепции которого, в осуществление идеи европейского единства важный и весомый вклад внесла и сама Италия. Значение этого электорального теста, во всяком случае, в том его виде, в каком он настойчиво подавался в мировом медийном пространстве, неоспоримо именно сейчас. То есть как раз в то время, когда европейская идея обнаруживает свои вопиющие несовершенства и множит число своих самых ожесточённых критиков и противников.

Их ряды, как показали и исход референдума, и (нечастый за последние месяцы случай!) благополучно сбывшиеся прогнозы социологов, имеют в Италии если не численный перевес, то по меньшей мере влияние, которым уже невозможно пренебречь. Оговоримся, однако, сразу, что потенциал итальянских антиевропеистов, заявляющих о себе шумно и претенциозно, пока вряд ли достаточен для осуществления чего-либо подобного брэкзиту — «разводу» с Европейским союзом, на этот раз уже по-итальянски. Риторика европеизма и антиевропеизма при всей бесспорной важности этой дилеммы служила скорее внешним обрамлением, средством «разогрева» избирателя, одним из методов политтехнологической «раскрутки» избирательной кампании, отличавшейся, как издавна повелось в Италии, всегдашним ожесточением.

Истинным же смыслом нынешней политической схватки в ходе референдума был вопрос о конституционной реформе, которой предполагалось подвергнуть сенат Итальянской республики. На этот вопрос почти 60% избирателей ответили отрицательно, торпедировав политический проект председателя совета министров и лидера Демократической партии Маттео Ренци. Объектом реформирования, как намечалось, должен был стать сенат — государственный институт, традиционно уступавший по своей популярности и реальному весу в итальянской политике палате депутатов и правительству.

Как бы то ни было, учреждая этот выборный орган, основатели Первой республики — итальянской республиканской государственности, воплощённой в Конституции 1947 года, — имели свои веские и неоспоримые резоны. Они более чем обоснованно полагали, что дефашизация страны имела достаточно поверхностный характер. Что антифашистское движение Сопротивления, по сути дела верхушечное и территориально ограниченное, хотя и одержав победу, не затронуло глубинных реакционных основ итальянского общества и государства. А потому творцы нового конституционного строя руководствовались далеко не беспочвенным опасением относительно возможностей если и не прямой реставрации фашистского режима, то авторитарного перерождения демократических институтов нового государства.

Именно потому они были одержимы идеями многопартийности, политического плюрализма, государственных институтов, каждый из которых располагал бы своей долей власти, обеспечивая необходимое политическое равновесие в обществе. Именно потому они высказались за парламентскую, а не президентскую республику. Ибо в памяти антифашистской правящей элиты, как и многих итальянцев, были слишком свежи воспоминания о режиме единоличной власти, воплощённой в фигуре только что свергнутого фашистского диктатора-дуче, чтобы подвергать себя даже тем минимальным рискам, которые мог заключать в себе институт президентства, будь он наделён более весомыми конституционными полномочиями.

Этими же соображениями руководствовалось наиболее радикальное крыло антифашизма, настоявшее, несмотря на угрозы раскола и утраты антифашистского единства, на изгнании из страны правящей Савойской династии и упразднении монархии — другого института единоличной власти.

Выборный сенат, таким образом, должен был, согласно хорошо известному правилу сдержек и противовесов, наряду с другими государственными институтами законодательной и исполнительной власти, выполнять роль гаранта демократического развития Италии. Разумеется, в этих надеждах и благих намерениях отцов-основателей Первой республики была своя доля утопизма. Наличие нескольких властных структур вкупе с засильем нескольких партий, создавших самый настоящий режим «партократии», не спасало систему власти и управления в стране от её бюрократического окостенения. Частая смена правительственных кабинетов создавала и усугубляла хроническую ситуацию нестабильности в обществе, которая благополучно уживалась с застойностью политических кругов, с отсутствием ротации внутри них.

НЕСОВЕРШЕНСТВА Первой республики заявили о себе уже в первые годы её существования, и с тех же пор стали возникать малые и большие проекты реформирования республиканского конституционного строя. Черёд настоящей «великой реформе» Первой республики пришёл в начале 1990-х годов, когда на полную мощь был запущен механизм саморазрушения её партийно-политической системы. Да и сама Первая республика была поспешно и скоропалительно переименована во Вторую.

Между тем реформа итальянской государственности, замысленная как великая, пошла не столь гладко и не дала ожидаемых великих результатов, как того желали её творцы и вдохновители. Более того, в правовом плане она обернулась вопиющей нелепостью, ибо оставалась и по сей день остаётся в силе Конституция 1947 года, являющаяся юридическим основанием Первой республики. Поэтому само понятие «Вторая республика», хотя и пошедшее вширь, строго говоря, не более чем медийная метафора, удачно брошенная и подхваченная, оказавшись по своей сути чем-то из разряда сказанного для красного словца.

Затеянное с приходом к власти кабинета Ренци «раскассирование» сената, замена его выборности фактической назначаемостью его состава, должна была подвести черту под почти семидесятилетним существованием Первой республики, создав наконец-то правовые основания под зыбким зданием так называемой Второй республики. Тому же должно было послужить реформирование избирательной системы, предпринимаемое в Италии уже в третий раз за несколько последних десятилетий и пока что без видимого успеха.

Если бы такая реформа сената удалась, он бы напоминал что-то подобное сенату Итальянского королевства в дофашистской, а затем и в фашистской Италии, где он являлся по сути дела престижным и почётным клубом сиятельных отставников, королевских назначенцев, с достойными почестями и привилегиями завершавших свою карьеру. Немудрено, что политический вес такого государственного института неуклонно стремился к нулю, что особенно проявилось в годы фашистского режима.

Пытаясь реформировать нынешний сенат, Ренци наверняка стремился потрафить региональным элитам, представители которых по должности должны были войти в состав этого государственного института. То был способ сыграть на их честолюбии, поскольку у сенаторов нового образца могла создаться стойкая иллюзия их полноценного приобщения к большой столичной политике с её невиданными по сравнению с провинцией перспективами.

Демонстративный реверанс в сторону региональных элит должен был решить ещё один болезненный вопрос последних полутора десятилетий — вопрос о разграничении полномочий центра и регионов, усугублённый ситуацией законотворческой неразберихи, возникшей в начале нулевых годов. Однако в проекте фактического упразднения сената многие итальянские наблюдатели усмотрели как сверхзадачу стремление перераспределить властные полномочия в пользу правительства, и это предположение не лишено веских оснований.

В доводах самого Ренци реформирование сената преподносилось как борьба с привилегиями политического класса, превратившегося в самую настоящую касту избранных. Неубиенность этого популистского довода, который может соперничать разве что с лозунгом праведной и беззаветной борьбы с коррупцией начала 1990-х, не возымела, однако, желаемого успеха. Чуть ли не две трети избирателей усмотрели в реформе откровенно сомнительные моменты. К тому же явно не пользуются популярностью социальная политика правительства Ренци, предпринятые им реформы пенсионного и трудового законодательства.

ПОРАЖЕНИЕ нынешней «партии власти» и её лидера на референдуме не повлекло за собой осуществления каких-либо апокалиптических сценариев из числа тех, что муссировались в последние месяцы. Единственно сбывшимся стал уход самого Ренци, что привело к правительственному кризису с некоторой вероятностью роспуска парламента и досрочных выборов, но это уже из области привычной и заурядной рутины итальянской политической жизни. Другие сценарии типа краха итальянской банковской системы, бегства инвесторов из страны, выхода Италии из единой Европы пока остаются в разряде сугубо потенциальных угроз.

Главным же итогом референдума можно считать сохранение республиканской Конституции 1947 года и, следовательно, Первой республики, давно объявленная кончина которой в очередной раз оказалась отложенной.

Просмотров: 416

Другие статьи номера

Говорит и показывает «Красная Линия»

Уважаемые телезрители!

Телеканал «Красная Линия» осуществляет своё вещание более чем в 50 регионах Российской Федерации.

Телеканал «Красная Линия» можно смотреть в Интернете. На него легко зайти через сайт ЦК КПРФ (Кprf.ru). В любой поисковой системе (Яндекс, Мейл и т.д.) наберите www.rline.tv или просто «Красная Линия», и вы уже на нашем сайте. Новости, программа передач, онлайн-трансляция и любые программы телеканала к вашим услугам. Через сайт телеканала можно также отправить письмо в редакцию.

Пульс планеты
ВАШИНГТОН. Избранный президент США Дональд Трамп выдвинул главу нефтяной корпорации ExxonMobil 64-летнего Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря. Трамп выразил уверенность в том, что на своём новом посту Тиллерсон «будет способствовать региональной стабильности и сконцентрирует внимание на защите ключевых национальных интересов Соединённых Штатов». Тиллерсон, которого называют «сильным переговорщиком», выступает против антироссийских санкций. Журнал «Форбс» поставил его в прошлом году на 25-е место в списке самых влиятельных людей мира.
Нефтегазовые мифы Казахстана
В Казахстане произошёл официальный запуск крупнейшего нефтегазового месторождения Кашаган. Власти заявляют об огромном значении этого события для страны, умалчивая, что львиную долю прибыли получат иностранные инвесторы.
США оккупировали Литву
В Литве завершились крупнейшие в истории страны учения НАТО «Железный меч», в которых были задействованы 4 тысячи военнослужащих из 11 стран. По всей видимости, именно под «Железный меч» Вильнюс подготовил юридическое унижение своего населения.
Киеву доверия нет
Миновал ещё один год после того, как на такой же срок было продлено выполнение минских соглашений для Киева, который к тому времени не выполнил ни одного из взятых на себя обязательств.
Секвестр по методу Прокруста
Дом в посёлке Гранный сгорел 19 октября. Шесть семей остались без крова. А ведь невдалеке от сгоревшего здания располагается база добровольной пожарной команды. Но её помощью не воспользовались. Почему?
Правда против лжи
В ГИМНАЗИИ №1 Белгорода прошло знаковое мероприятие. Почти для ста учеников старших классов в актовом зале был проведён «Урок мужества», посвящённый жизни и подвигу героя-комсомолки Зои Космодемьянской. Его провёл заслуженный работник высшей школы, профессор БГТУ имени Шухова, член Белгородского отделения РУСО А.И. Артёменко.
Одолевшие невидимого врага
ДВАДЦАТЬ ВТОРОГО НОЯБРЯ в Москве состоялся «круглый стол» ликвидаторов Чернобыльской катастрофы. Они обратились к президенту В.В. Путину с открытым письмом. «Самая тяжёлая в истории человечества техногенная радиационная катастрофа на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года, — говорится в нём, — явилась основанием для объявления в 2003 году Генеральной Ассамблеей ООН этой даты Международным днём памяти жертв радиационных аварий и катастроф, который отмечается во всех уголках земного шара, в том числе и в России. Во всём мире общепринято, что в трагические дни скорби по жертвам невозможно в торжественной обстановке чествовать победителей в тяжелейшей борьбе с радиацией — участников ликвидации последствий аварий и катастроф.
Транспортный грабёж

Администрация Омска сделала всё для того, чтобы довести транспортные предприятия до банкротства и отдать рынок услуг частникам

ЧТО ПРОИСХОДИТ? Городские автобусы, троллейбусы и трамваи обслуживают 30% пассажиропотока, а 70% омичей перевозят частники. И это при том, что цена билета у муниципалов существенно отличается от цены у коммерсантов. Можно подумать, что это прекрасный пример рыночных отношений: люди выбирают то, что им лучше. Отнюдь. Как бы не выяснилось, что налицо пример коррупционного сценария по медленному, но верному переходу жирного куска городской инфраструктуры в частные руки, которые, разумеется, «отстегнут» за старания своим благодетелям.

Технологический рывок — альтернатива деградации
«Новая нормальность» — термин, введённый западными экономистами, по сути, означающий то, что в обозримом будущем экономика капиталистических стран не имеет перспектив к сколь-нибудь ощутимому росту, превышающему 1—2% в год. Для России это будет означать несбыточность ожиданий роста цен на нефть и окончательный крах некогда провозглашённой концепции «энергетической сверхдержавы».
Все статьи номера