Праздник на нашей улице

Праздник на нашей улице

№14 (30657) 9—12 февраля 2018 года
4 полоса
Автор: Алексей ШАХОВ.

К 75-летию разгрома немецко-фашистских войск на Волге

Стояли первые дни ноября. Снега выпало мало, и от бесснежья ветер, свистевший среди развалин домов, был особенно леденящим… Немцы вышли к Волге не только севернее Сталинграда, но и в трёх местах в самом городе. «Сказать, что бои шли в Сталинграде, — писал Константин Симонов в очерке «Дни и ночи», — значило бы сказать слишком мало: почти повсюду бои шли у самого берега; редко где от Волги до немцев оставалось полтора километра, а иногда это расстояние измерялось несколькими сотнями метров. Понятие какой бы то ни было безопасности исчезло: всё пространство, без исключения, простреливалось».

В окопах на северной окраине Сталинграда 25-ю годовщину Октябрьской революции встречали те, кто и сам был не намного старше. 6 ноября выпал первый снег — как подарок к празднику Октября. Он укрыл искорёженную взрывами землю, всю копоть и черноту. День 7 Ноября в батальонах было решено отметить. Всем заменили бельё, отпустили дополнительное количество водки, вручили подарки, организовали праздничные завтрак и ужин. Командиры выступили перед бойцами с короткими докладами или хотя бы с политинформацией. Землянки, блиндажи, окопы облетели слова из доклада И.В. Сталина к 25-й годовщине Октябрьской революции: «Будет и на нашей улице праздник». Гороховцы, передавая друг другу эту весточку, очень надеялись, что эти слова относятся к разгрому фашистов в Сталинграде и к ним. С трёх сторон были немцы. Сзади — суровевшая с каждым ноябрьским днём почти двухкилометровой ширины Волга. Но они, защищая своё, родное, верили: будет праздник и на нашей улице!

В канун 25-й годовщины Октября, 5 ноября 1942 года, газета 62-й армии «На страже Родины» вышла с передовой статьёй, названной кратко и выразительно — «Гороховцы». В пору тяжелейших боёв в Сталинграде о Горохове в сводках Совинформбюро упоминалось скупо, иносказательно. Публикация «Гороховцы» по горячим следам октябрьских боёв свидетельствовала, какой огромной радостью для всей армии, да и для Сталинградского фронта было то, что после прорыва гитлеровцев на Тракторный завод группа Горохова, будучи со всех сторон окружённой врагом, устояла против натиска трёх немецких соединений — 16-й танковой, 94-й и 389-й пехотных дивизий врага, поддерживаемых огромным числом пикировщиков.

Долгожданное соединение с «Северными»

Как же растрогали и одновременно воодушевили защитников северной части Сталинграда слова из статьи «Гороховцы»: «Ни один самый брехливый фриц не посмеет утверждать, что он видел, как отступают гороховцы». Таким образом, звание «гороховцы» было приравнено понятию «несгибаемые защитники Сталинграда».

Бои 17—18 ноября 1942 года в Рынке стали заключительным моментом оборонительного периода действий 124-й бригады и группы войск полковника С.Ф. Горохова в Сталинграде. Именно на участке С.Ф. Горохова 17—18 ноября 1942 года состоялось самое последнее крупное наступление войск Паулюса против защитников Сталинграда. Последняя яростная схватка защитников Сталинграда с врагом произошла в Рынке, то есть там же, где и началось сражение в границах самого Сталинграда 23 августа 1942 года, когда 16-я танковая дивизия в авангарде 14-го танкового корпуса фашистов проломила советскую оборону и вырвалась бронированным клином к берегу Волги у Латошинки севернее Тракторного завода.

Несколько суток на участке обороны Горохова наблюдался своеобразный «переходный период». Издали, со стороны Донского фронта, доносился гул сильнейшей канонады. Разведчики правофлангового стрелкового батальона Вадима Ткаленко, к великому удивлению, не обнаружили признаков жизни в окопах передового охранения 16-й танковой дивизии. На разные приманки разведчиков никто огня не открывал. Разведчики пробрались в один из окопов и обнаружили следы поспешного отхода врага.

Приказ командования на наступление в частях бригады Горохова был получен ещё 19 ноября вечером. Командир взвода связи 3-го стрелкового батальона гороховской бригады А.И. Щеглов писал: «Приказ нас обрадовал и озадачил. Наступать — это хорошо. Наконец-то дождались! Но как наступать, если в ротах всего по полсотни активных штыков, да и те измотаны оборонительными боями? Невольно вспоминались какие-то признаки ожидаемых всеми перемен, появившиеся в последнее время, крылатая фраза Сталина: «Будет и на нашей улице праздник», сказанная Верховным Главнокомандующим в докладе к 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Может, теперь и вправду этот праздник наступил?! …Снова, в который раз, вспоминали мы рассказы тыловиков о передвижении и загадочном исчезновении резервных войск за Волгой. Наконец, и поведение врага было необычным: самолёты не показывались, стрельба с его стороны была, но уже не такая сильная, день ото дня всё слабея. Обдумывая, обсуждая всё это не раз, мы приходили к выводу: что-то готовится. Но что?» «…Как мы и ожидали, никакого большого наступления у нас не получилось. Мы вновь ведём наступление местного значения. Задача — оттянуть внимание и силы врага на себя, чтобы помочь нашим войскам закрепить кольцо окружения с запада, у станицы Калач», — зафиксировал в своём дневнике С.И. Чупров.

И всё же теперь ситуация на фронте кардинально изменилась. Командир 2-го отдельного стрелкового батальона В.Я. Ткаленко так писал о счастливом моменте соединения на его участке с войсками Донского фронта 24 ноября 1942 года: «…18 и 19 ноября с утра до вечера севернее и северо-западнее нас слышалась частая, а иногда чрезвычайно частая артиллерийская стрельба. 19 и 20 ноября где-то далеко западнее нас был слышен сплошной гул артиллерийской стрельбы и бомбёжки. Через нас пролетали наши самолёты куда-то вглубь расположения противника. Там шёл сильный бой. Но что происходило, мы не знали. …На нашем участке было очень тихо, и только в городе слышна слабая перестрелка.

Мы направились на НП батальона… Оттуда бежали наши наблюдатели, крича на ходу: «В Латошинке — наши, над дзотом — Красный флаг!!!» Об этом было немедленно доложено в штаб бригады. Почти бегом мы направились в расположение обороны 2-й роты. То, что мы увидели, было непередаваемо: все наши бойцы 2-й и частично 3-й рот повыскакивали из траншей и бежали за передний край навстречу бойцам в маскхалатах, бежавшим по направлению из Латошинки. Командиры рот к нашему приходу уже выслали маяков, которые указывали наступающим проходы в наших минных полях. Радость была неописуемой. Несмотря на сильный мороз, стоявший в тот день, нам всем было жарко. Да оно и понятно. Просидеть под беспрерывным огнём противника целых три месяца без нескольких дней и вдруг, образно выражаясь, вырваться на простор, выйти на Большую землю, не чувствовать себя больше отрезанным от всей нашей армии — это что-то да значит! Это большая радость, это большая гордость. Мы также побежали навстречу наступающим. Обнимали их, целовали как самых дорогих, родных товарищей.

…Встретился с командиром батальона. Представившись друг другу, мы обнялись, обменялись приветствиями. …Примерно к двум-трём часам дня из штаба бригады было получено распоряжение: снять роты с обороны и из-за правого фланга третьего батальона совместно с бойцами Донского фронта наступать на северо-восточные склоны высоты 64.7, или, как у нас её называли, «высоту с паровозом». Так закончились наши оборонительные бои на берегах Волги. Мы снова переходили в наступление.

Пришёл и на нашу улицу праздник! Наша брала верх. Мы выстояли. Мы победили. Это мы очень хорошо понимали и даже гордились. Но всё величие битвы, проведённой на берегах Волги, в которой и мы принимали активное участие, я лично осознал намного позже».

Итак, на высотах западнее Рынка днём 24 ноября 1942 года группа войск 62-й армии под командованием полковника С.Ф. Горохова соединилась с частями 99-й стрелковой дивизии Донского фронта. Замкнулось кольцо окружения фашистских войск с востока. А позже пробил их последний час. Всю Великую битву на Волге прежде никому не известный посёлок Рынок, а также прибрежное пространство между ним и Латошинкой являлись нерушимым флангом Сталинградского фронта и его 62-й армии. В Рынок в начале декабря 1942 года возвратились из-за Волги руководящие работники Тракторозаводского района и горкома ВКП(б). Позже на его месте возьмёт начало многокилометровая плотина Волжской гидроэлектростанции. Поблизости от плотины гидроэлектростанции на правом берегу реки установлен гранитный щит. Высеченная на нём надпись напоминает, что именно на этом месте 24 ноября 1942 года стрелковые бригады группы Горохова после сорока суток боёв в окружении соединились с 99-й стрелковой дивизией Донского фронта.

24 ноября долгожданным соединением группы Горохова с частями армии А.С. Жадова Донского фронта было положено начало наступательным действиям 124-й отдельной стрелковой бригады по ликвидации окружённого врага. Уже 25.11. 42 года части Горохова и соседней дивизии 66-й армии совместно пошли в наступление. Это была такая радость! Но до Победы было ещё ох как далеко…

Трудная наука — наступать

Получив соседа справа, 124-я бригада сняла оборону Рынка и стала совместно с ним готовиться к наступлению. 99-я дивизия подтянула свою артиллерию и тылы, а гороховцы снова, в который раз, перетрясли свои резервы. В 6 часов утра 25 ноября началось наше артиллерийское наступление. Был нанесён сильный огневой удар по высоте 101.3 и по Спартановке. Огонь был настолько мощный и плотный, что часть немецких траншей была сметена начисто. В 8.00 совместно с частями «Северных» пехота бригады Горохова перешла в атаку. Из наших окопов, как вспоминали ветераны бригады, вылезли бойцы в грязных, прожжённых шинелях, бушлатах и валенках, прикрытые линялыми плащ-палатками, перемазанными в глине. Вид — отнюдь не геройский, но это были подлинные герои — «окопные богатыри», как их называл комиссар бригады. Выдержав все испытания, они теперь отчаянно кидались на врага, били его беспощадно. Когда вслед за огневым валом наша пехота быстрым рывком кинулась в немецкие окопы, фрицы не успели опомниться и встретить её огнём. Первая линия их окопов была занята без единой потери с нашей стороны.

Утром 26 ноября наше наступление возобновилось. К 14.00 Спартановка была освобождена. Весь наш тыл по правому берегу Волги был теперь открыт «до самой Москвы». Рынок теперь стал тылом, а фронт развернулся справа налево. К концу дня наша пехота вышла к балке Мокрая Мечётка, освободив всю Спартановку, заняв к исходу дня оборону по левому берегу Мокрой Мечётки. Итак, Спартановку взяли сравнительно быстро, за несколько дней. По оценкам ветеранов, «эти наступательные бои не являлись напряжёнными». Видимо, сама оперативная обстановка вынуждала немцев рано или поздно оставить Спартановку. Однако они огрызались. Но далее штурмовать Тракторный было нечем. Пополнения бригадам группы Горохова не давали. А по сведениям разведки, противник там укрепился сильно, оборудовав целую систему опорных пунктов, дотов и дзотов.

9 декабря 1942 года любимый всеми бойцами командир 124-й бригады С.Ф. Горохов убыл к новому месту службы заместителем командующего войсками 51-й армии. Назначение Горохова через несколько ступеней служебной лестницы с присвоением звания генерал-майора стало итоговой оценкой Ставкой ВГК войск группы и оценкой его личных командирских достоинств в руководстве боевыми действиями на тракторозаводском участке фронта в Сталинграде.

После короткого периода наступательных боёв по очищению Спартановки от противника гороховцы столкнулись с «крепким орешком» — высотой с отметкой 64.7, или, как ещё её называли, «высотой с паровозом», а потом и «чёрной». Эта высота была весьма внушительной, с пологим подъёмом, на котором немец устроил многоярусную оборону. Своим видом она напоминала дальневосточную сопку. Главное её достоинство — господствующее положение над всем районом обороны немцев на Тракторном заводе. Это был ключ к их позиции. Взятие нами этой высоты застопорилось надолго. Начало декабря, потом его вторая половина — после разгрома деблокирующего наступления Манштейна под городом Котельниково — прошли в тяжёлых и неудачных боях ослабленной 124-й бригады за овладение этой высотой. Несколько раз наши штурмующие группы врывались на гребень высоты, но закрепиться им не удавалось. Бывший начальник штаба 3-го батальона горестно пишет в своих воспоминаниях о тех событиях: «…Высоту мы не взяли. Сколько мы понесли потерь — и всё безрезультатно. Настроение было подавлено утратой дорогих сердцу товарищей, сознанием, что приказ не выполнен, что подмочен авторитет славной гороховской бригады, которая из-за этой треклятой высоты не стала гвардейской. Настроение было такое, как будто мы получили плевок в лицо нашей бригаде с этой чёртовой высоты. Умыл нас фриц напоследок…». Отсутствие успеха пришлось начальству не по душе. По окончании Сталинградской битвы соединения армии получили звание гвардейских, но 124-я этой чести не удостоилась.

Почему не удалось овладеть высотой 64.7? На этот счёт В.А. Греков оставил, в частности, такие размышления: «У Чуйкова в заводской застройке (среди развалин) наступление не получило развития. В связи с этим он просил командующего фронтом А.И. Ерёменко дать ему пополнение и разрешить ударить по противнику во фланг, предприняв армейский удар через участок обороны Горохова. Но, ясное дело, перво-наперво надо было овладеть командной высотой 64.7. Наступление на эту высоту остатками героической пехоты Графчикова, Ткаленко, отдавшей трёхмесячным оборонительным боям все жизненные соки, было от начала до конца плодом заблуждений всех командных инстанций по поводу истинных сил, которыми тогда ещё располагали войска Паулюса. Против нас стояли 14-й танковый корпус и его 16-я танковая дивизия, бессменно нацеленные на Рынок и Спартановку». Уже после битвы генералу Грекову при изучении карты аэрофоторазведки Донского фронта удалось понять разгадку устойчивости немецкой обороны на высоте 64.7. Оказывается, поблизости от неё у немцев была сосредоточена довольно сильная манёвренная группировка танков и артиллерийских батарей. Она-то и наносила урон нашим штурмующим эту высоту малолюдным стрелковым подразделениям.

3 января 1943 года был получен приказ фронта и 62-й армии о выходе 124-й бригады из состава 62-й армии и включении её в 66-ю армию генерала Жадова с последующей передислокацией в район Винновки и Акатовки. Бригада сдала свой передний край прибывшей части укрепрайона. Части бригады выступили в район балок Барсучья и Яблоневая для участия в наступлении в степи на окружённую группировку противника. По ходу выдвижения остановились в Латошинке. Всем хотелось посмотреть, что она из себя представляла, что так долго сдерживала гороховцев. Удивлению не было конца. Оборона немцев была хороша. Обнаружили здесь целое танковое кладбище. Немцы стаскивали туда все подбитые танки. Считать их не пришлось, времени было мало, но приблизительно их насчитывалось около сотни. Многие из них были на счету бригады — трофеи героической гороховской обороны на самом северном фланге 62-й армии и Сталинградского фронта.

Последний штурм

Генеральное наступление советских фронтов в районе Сталинграда, начавшееся 10 января 1943 года, шло полным ходом. Главные события мощного наступления наших войск разворачивались на направлениях, далёких от того, где выпало действовать 124-й отдельной стрелковой бригаде. Это наступление, малозаметное на фоне масштабных событий на главных направлениях, стало для гороховцев серьёзным испытанием. Бригаде была поставлена задача вступить в бой, когда правый и левый соседи прорвут немецкую оборону и продвинутся на 1,5 км вперёд. Большими силами 124-я бригада не располагала. Поначалу, поддержав наступление, бригада имела в составе номинально прежние четыре стрелковых батальона. Но уже через два-три дня из остатков этих батальонов бригада на первой линии сформировала два батальона. В бригаде осталось к тому времени только 200—300 активных бойцов. В дальнейшем заканчивать наступление пришлось вообще одним сводным батальоном.

Бои в степи в первой половине наступления были для гороховцев очень тяжёлыми. Генерал армии А.С. Жадов подчёркивал в своих воспоминаниях: «Боевые действия… проходили в тяжёлых условиях зимы: глубокий снег, 25—30-градусные морозы, обжигающие степные ветры. Положение осложнялось и тем, что гитлеровцы, отходя от рубежа к рубежу, имели подготовленные окопы, утеплённые блиндажи в балках. А наши люди оставались на поле, в снегу». Гороховские ветераны обороны Сталинграда испытали это на себе в полной мере. Крепкий мороз, ветер. Кругом, насколько хватает глаз, ровная, как стол, заснеженная степь. Мороз сковывает всё живое своими ледяными клещами. Укрытий нет. Ветер заметает снегом дороги и тропки. Моментами не различишь в степи, в снегу, где наши, где немцы. Ситуация такая: где ночь застанет — там и спи. Ночь тёмная, вьюга со снегом завывает. Хорошо, если найдёшь какую-то нору, хотя и ту топить нечем. Бывало, приходилось ночевать, закапываясь в снег. В нём — более-менее тепло и уютно. Но упаси боже высунуть из снега наружу ногу или руку — в госпитале ампутируют отмороженные. И.Г. Ершов вспоминал, что ему приходилось по ночам «ворочать» отдыхавших в снежных укрытиях бойцов, чтобы те не пообморозились или не замёрзли насмерть.

После многомесячных жестоких оборонительных боёв в самом городе сил для наступления было слишком мало. Серьёзного пополнения личным составом бригада не получила. А как наступать без пехоты? Сложности были и с артиллерийской поддержкой. Армейская артиллерия использовалась на главных направлениях армии и фронта (кроме самого первого дня генерального наступления). Поэтому гороховцам пришлось рассчитывать в основном на свою бригадную артиллерию.

Наступать приходилось с чрезвычайным напряжением сил. Высота «с самолётом», взятая с боем, с применением военной хитрости после нескольких неудачных попыток атаковать её «в лоб», оказалась важным и сильным опорным пунктом немецкой обороны. Оборона врага на ней, а также в районе балки Сату опиралась на капитально оборудованные блиндажи, траншеи с разветвлёнными ходами сообщения, многочисленными площадками для пулемётов и позициями для орудий и миномётов. Общая протяжённость окопов, ходов сообщения на высоте «с самолётом» превышала 2,5—3 километра. Всё это было заблаговременно подготовлено для круговой обороны и построено, вероятнее всего, руками самих сталинградцев ещё летом 1942 года, до прорыва врага к городу. С этой господствующей высоты прилегающая местность просматривалась далеко вперёд и во фланги. За высотой и рядом с ней были оборудованы промежуточные позиции врага. Глядя с гребня высоты, казалось, что ближе 1—1,5 км огневых точек противника перед фронтом нашей пехоты не было. На самом деле добротные оборонительные сооружения врага были скрыты под покровом снега.

Семён Плотников писал: «…Было обнаружено две землянки типа нашего военторга. Они расположены по левой стороне балки, шедшей в сторону Орловки. В одной даже была сложена печь-лежанка. Это были вырытые в склоне балки огромные ниши. Внутри были столбы и брёвна от изб, которые служили подпорками для сводов. Кубатура склада такова, что там свободно мог разместиться грузовой «Студебеккер». Помимо большой балки Сату, находившейся на направлении наступления 2-го батальона 124-й бригады, на сильно пересечённой местности были и другие балки — с крутыми обрывами высотой до 7—8 метров и более. Они служили фашистам убежищем, хорошо защищали от нашего артиллерийского и миномётного огня и холода. Теперь эти, наши же по всей вероятности, укрепления гороховцам и соседним частям с большим напряжением сил пришлось отбирать у врага, преодолевая его ожесточённое сопротивление и трудности зимнего времени».

Противник огрызался огнём, не терял организованности, грамотно управлял своими силами в обороне. Его солдаты всё ещё предпочитали плену продолжение борьбы. Но теперь они боялись не только русского плена, но и репрессий своего командования, нацистов, в отношении тех, кто помышлял прекратить борьбу «до последнего патрона». Как бы ни был потрёпан немец, вне зависимости от числа сдающихся в плен его солдат, враг в те дни всё ещё сопротивлялся и представлял опасность.

По мере втягивания в наступательные бои командованию становилось понятно, что у бригады была ослаблена боевая мощь. Она дерётся с врагом своими немногочисленными силами, потому что её бойцы и командиры получили хорошую боевую выучку, имеют высокий моральный дух. Но пять месяцев непрерывных боёв дают о себе знать. Согласно приказу о реорганизации, из всех стрелковых частей в бригаде сколачивают один сводный батальон. 1-й сводный батальон, как его теперь стали официально именовать, возглавил капитан Дмитрий Фёдорович Старощук. Он выполнял в штабе бригады обязанности начальника разведки. Высвободившиеся при реорганизации офицеры были выведены в тыл, где создаётся командный резерв бригады. Из поддерживающих огневых средств организовали мощную огневую группу.

Наступление бригады продолжалось. 20 января после тщательной огневой подготовки 1-й ОСБ стремительной атакой овладел высотой 143.6 и, отбив несколько контратак немецкой пехоты, прочно закрепил её за собой. Бойцам и командирам бригады за отличное и умелое действие была объявлена благодарность командующим 66-й армией. В этот день части 66-й армии полностью очистили балку Сату, заняли Кузьмичи. Части бригады, встретив незначительное сопротивление врага, продвинулись вперёд на два километра, вышли на железную дорогу. 24 января 1-й сводный батальон при поддержке огневых средств перешёл в наступление, преследуя отходящего противника, продвинулся вперёд на 5 км. Наша пехота шла вперёд, огнём артиллерии и миномётов очищая себе путь. Расчёты противотанковых пушек, изнемогая и выбиваясь из сил, тащили их волоком по снегу. Колёса пушек в глубоком снегу проходили с большим затруднением. Но пушки от пехоты почти не отставали. Немец оказывает незначительное сопротивление. Батальон овладел высотой 124.0 и к 17.00 полностью очистил балку Грязная, захватив большие трофеи.

Пленные показали, что немцы в панике, дисциплина потеряна, все солдаты голодают. Вспоминает А.И. Щеглов, командир взвода связи: «Мы ожидаем, что немцы неизбежно скоро капитулируют. Всем видно: сопротивление бесполезно. …Сидим в просторной, но холодной землянке. В степи невозможно найти палку, даже ветку. Бумагу, обрывки кабеля, мусор, даже мотки бикфордова шнура — всё сожгли, и больше топиться нечем. Но бойцы не унывают, строят прогнозы: куда дальше поедем воевать после Сталинграда, дадут ли отдохнуть?»

В этот же день в штабе бригады был получен приказ — сжать кольцо окружения немцев ещё туже, выйти на рубеж Уваровка — Орловка. С.И. Чупров зафиксировал в своём военном дневнике события последней недели января 1943 года и последних дней участия в битве на Волге 124-й бригады: «26 января в 8.00 утра армия перешла в наступление. Со всех сторон гудит канонада артиллерии. Идёт сильное артиллерийское наступление 66-й армии. Над степью висит туман, немного моросит снег, наступило потепление. Немцы, не выдержав мощных ударов артиллерии и пехотного оружия, начали отступление в сторону города. Наши части преследуют врага. К исходу дня Орловка и Городище были в наших руках. Немцы закрепились в Верхнем посёлке СТЗ, оказывают сопротивление. 124-я бригада одним сводным батальоном и сводной артиллерийской группой наступает во втором эшелоне за 99-й СД. К исходу дня, в 16.00, батальон достиг гребня высоты 97.7, места осенней битвы».

Получилось так, что 124-я отдельная стрелковая бригада рядом с дивизиями 66-й армии вела наступление с запада на вос-ток, то есть как бы на свою прежнюю оборону. Кольцо вокруг врага всё больше сужается. Вспоминает А.И. Щеглов: «Вдали раскинулась панорама руин Сталинграда, кругом, веерообразно к городу, стягивались колонны наших войск. Победа обеспечена, враг зажат в 3-километровое кольцо. Нашему батальону посчастливилось получить задачу наносить удар на северо-западную часть посёлка СТЗ, ориентир — пятиэтажный дом над Мокрой Мечёткой. Знакомый нам дом. В нём 28 августа, 5 месяцев назад, был НП нашего 3-го ОСБ. Бывают же такие совпадения! Мы мечтаем выйти обратно к Тракторному. Но наступающим частям становится всё теснее, и те из них, кто истрёпан сильнее других, выводятся в тыл. Нашей 124-й бригаде не суждено было войти в город. До слёз было обидно! Как всем хотелось вступить на территорию посёлка СТЗ, с которым связано так много из жизни бригады!»

Просмотров: 769

Другие статьи номера

Образование без преград
Инженерный корпус школы №548 в подмосковном совхозе имени Ленина впервые открыл перед учениками свои двери 1 сентября прошлого года. По оценке ЮНЕСКО, эта школа — лучшая в Европе. Таких ещё не успели построить ни в Великобритании, ни во Франции, ни в Германии, ни в других странах с развитыми образовательными традициями. А в совхозе имени Ленина, который уже 23 года возглавляет Павел Николаевич Грудинин, успели. Причём основной акцент на подготовке ребят к овладению инженерно-техническими специальностями, робототехникой, программированием решили сделать, когда строительство только начиналось.
10 дней календаря

11 февраля

— 100 лет назад Совнарком принял декрет о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота.

— 75 лет назад Государственный Комитет Обороны принял постановление об организации научно-исследовательских работ по использованию атомной энергии в военных целях. Научное руководство этими работами было возложено на И.В. Курчатова.

Пушкин. Михайловское. Расцвет гения

10 февраля — день памяти поэта

Предлагаемый вниманию читателей очерк является продолжением очерков автора о разных этапах жизни и творчества Александра Сергеевича Пушкина, опубликованных в разные годы. При его написании использованы воспоминания современников поэта, труды Ю.М. Лотмана, С.С. Гейченко, Д.Д. Благого и Б.И. Бурсова. Огромное влияние на формирование взглядов автора на жизнь и творчество великого поэта оказало многолетнее общение с Героем Социалистического Труда Семёном Степановичем Гейченко, почти полвека руководившим Музеем-заповедником А.С. Пушкина в Михайловском.

Беспрепятственный Геноцид
Война в Йемене, и прежде сопровождавшаяся массовой гибелью мирных жителей, приобрела все черты геноцида. Установленная Саудовской Аравией и её союзниками блокада обрекает жителей на гибель от голода и эпидемий. Кроме того, агрессоры приступили к расчленению страны.
Медицина Боливии впечатляет
ЗА ВОСЕМЬ ЛЕТ социальных изменений Боливия добилась крупных успехов в медицинском обслуживании, что в других странах Америки было сделано в среднем за 25 лет. Об этом заявил представитель Всемирной организации здравоохранения в этой стране Фернандо Лианес. «Это нечто впечатляющее», — подчеркнул он, отметив, что результат обусловлен рядом мер, принятых правительством президента Эво Моралеса.
У одиночества характер крут
«9 миллионов британцев, почти пятая часть населения страны, признались, что им одиноко. Причём речь не об «одиночестве — драгоценном даре божьем», а скорее о «проклятом одиночестве-каторге», — пишет корреспондент испанской газеты «Мундо» Карлос Фреснеда.
Пульс планеты
БЕРЛИН. Три ведущие политические силы Германии — ХДС, ХСС и СДПГ подписали 170-страничное коалиционное соглашение, в котором договорились об основных положениях программы будущего правительства и распределили министерские посты. При этом говорить о создании в ФРГ кабинета ещё рано: документ должны утвердить на съездах все три партии.
Новая волна Возмущения
ОЧЕРЕДНАЯ акция протеста против постепенного перевода школ нацменьшинств на обучение исключительно на государственном — латышском языке, собравшая свыше трёхсот человек, прошла, сообщает интернет-сайт mixnews, 8 февраля в Риге напротив здания сейма. Началась она в 8.30. Это время, когда депутаты идут на работу и участники акции могут обратиться к ним напрямую, отмечают организаторы.
Но останется правда после нас на земле!

Всемирный день юного героя-антифашиста, учреждённый Ассамблеей ООН, ежегодно, начиная с 1964-го, отмечается 8 февраля.

В РАЗНЫЕ годы и в разных странах мира именно на 8 февраля выпали случаи трагической гибели юных героев-борцов против фашизма.

Непальский опыт
От имени Коммунистической партии Непала, лично от себя хотел бы выразить благодарность за приглашение приехать на встречу и мою сердечную благодарность организаторам XIX Международной встречи коммунистических и рабочих партий, приуроченной к 100-летнему юбилею Великой Октябрьской социалистической революции.
Все статьи номера