Сестричка Вера

№136 (30633) 7 декабря 2017 года
2 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ. Участник Сталинградской битвы.

В ноябре мы отметили 75-летие начала советского контрнаступления под Сталинградом. В годы Великой Отечественной войны более миллиона женщин служили в рядах Красной Армии на различных фронтах. Одни становились военными лётчиками женского авиационного полка. Другие — снайперами в пехоте. Были и разведчицы, и связистки, и повара… Мне же хочется рассказать о сестричке-сталинградке, которая не раз буквально выволакивала «с того света» раненых солдат, выхаживала их, возвращая в строй. Я низко кланяюсь женщинам-воинам, вспоминая исторические дни великого ноябрьского перелома в Сталинградской битве.

В НАЧАЛЕ ИЮЛЯ 1942 ГОДА немецкие оккупанты захватили часть западной окраины Воронежа. Неподалёку от дома, где жила Вера, днём и ночью шли ожесточённые бои. Советские солдаты, словно вросшие в землю, защищали каждый дом, каждую улицу. Но долго ли это будет длиться? И Вера принимает нелёгкое решение покинуть своё жилище и уйти на восток.

Вскоре она вливается в колонну отходящего из Воронежа полевого госпиталя. В машинах и повозках было много раненых, не хватало медсестёр. И Веру, изъявившую желание быть военной медсестрой, проверив документы, зачисляют в состав госпиталя.

В середине августа после пополнения полевой госпиталь, став медико-санитарным подразделением Сталинградского фронта, расположился на левом берегу Волги. Здесь, как и под Воронежем, фашистская авиация, не считаясь ни с чем, налетала на госпитальные палатки с изображением красного креста.

Медсёстры дежурили целыми сутками, после чего имели возможность немного отдохнуть. Но раненые с правого берега Волги поступали потоком и отдыхать приходилось урывками. А когда у кого-то из раненых начиналась гангрена, когда воину оставалось жить, может быть, считаные часы, Вера уговаривала своим тихим и ласковым голосом:

— Миленький, потерпи. Мы сделаем всё, чтобы вылечить тебя.

Сама же понимала, что это святая ложь, что спасти молодого паренька невозможно, и плакала в укромном уголке от бессилия.

День 23 августа вошёл в память Веры на всю жизнь. Фашистские стервятники летали на Сталинград эшелонами, следовавшими один за другим. Небо несло смерть. От взрывов дрожала земля. Горела Волга, в которую хлынули нефть и бензин из хранилищ. У Веры сжимались сердце и кулаки. Но что она могла сделать здесь, на левом берегу?..

Вере доводилось переправляться ночью на правый берег Волги за ранеными. Страха, как она говорила, не было. Было опасение за раненых воинов. И она поторапливала солдат-гребцов, сидевших на вёслах.

О важнейшем событии там, на правом берегу Волги, Вера узнала первой в полевом госпитале. А случилось это в ночь на 24 ноября сорок второго года. В приёмную, где дежурила Вера, внесли раненого майора, только что переправленного с правого берега реки, откуда, не переставая, слышались залпы орудий и трескотня пулемётов. Майор то терял сознание, то открывал глаза. Над ним склонилась Вера, поправляя бинты на его груди. В приёмную буквально вбежала хирург Нина Ивановна.

— Готовь раненого к операции, — сказала она, вновь убегая в операционную.

Раненый открыл глаза, и Вера услышала:

— Сестричка… Милая… Мы сделали фрицам кольцо…

И он вроде бы улыбнулся, шевеля обветренными губами.

— Родной мой, какое кольцо?

— Немецкая армия… окружена. Она… в кольце… Я оттуда…

Веру охватило необыкновенное торжество. Радость, гордость от этой долгожданной вести, принесённой человеком, лично участвовавшим в решающем сражении, переполнили её. Она готова была расцеловать раненого, но… в это время у входа в приёмную заскрипели колёсики каталки, в которую Вера и санитары бережно положили майора и повезли в операционную.

По дороге Вера рассказывала встречным врачам и сёстрам о только что услышанном. И женщины в военных гимнастёрках от нахлынувшей радости обнимали друг друга.

* * *

А между тем дни и ночи Сталинграда продолжали бежать своим чередом. Лишь в самом начале февраля 1943 года завершилась Сталинградская битва. Над Волгой вдруг наступила оглушительная тишина. Ни единого взрыва снаряда, ни единой пулемётной очереди. И у всех медиков словно бы тяжёлая ноша пала с плеч: дождались! Победа!

Вскоре Вера из рук приехавшего в госпиталь генерала получила медаль «За оборону Сталинграда». Такая же медаль была вручена всем медицинским работникам полевого госпиталя.

Фронт потом ушёл далеко на запад. Полевой госпиталь на машинах был направлен в район Миллерово. К этому времени Вера становится хирургической сестрой. Нередко и под бомбёжкой ей приходилось стоять рядом с хирургом, оперирующим раненого.

Однажды, когда бомбы рвались буквально рядом, Вера, весившая менее пятидесяти килограммов, стала переносить на себе раненых бойцов в убежище. Уложив последнего, она, обессиленная, рухнула наземь.

И так случалось не раз. Начальник полевого госпиталя представил сестричку Веру к награде. Вскоре ей перед строем была вручена ещё одна медаль — «За отвагу».

Как-то в госпиталь поступил тяжело раненный в голову солдат. Борьба за его спасение, казалось, не увенчается успехом. И в это время в палату зашёл начсанмед Фёдор Арсеньевич Пасменый, только что прибывший из Москвы. В его ладони лежали ампулы пенициллина.

— Попробуй сделать инъекцию раненому, — обратился он к Вере.

Вера бросилась к шприцу, сделала укол. И… о, чудо! Раненый открыл глаза. Этот случай потряс всех, а для Веры предопределил дальнейшую её судьбу.

В январе сорок пятого года полевой госпиталь расположился в Румынии, в небольшом городке Тимишоара. На излечение поступил командир пулемётной роты лейтенант Василий Григорьев, раненный в плечо. Положение его было критическим. Хирурги приняли решение ампутировать руку. Но офицер категорически отказался. Началась гангрена. И вновь помог пенициллин! Василий поправился, уехал в свою часть. Между ним и Верой завязалась переписка.

После нашей майской Победы Вера Михайловна поступила в 3-й Московский медицинский институт. А вскоре в Москву приехал и он, Василий Григорьев. Вера стала тогда его женой.

* * *

По окончании института Вера Михайловна училась в аспирантуре Государственного контрольного института стандартизации медицинских биологических препаратов имени Л.А. Тарасевича. Вот здесь-то в её дальнейшей судьбе вновь сыграли свою роль те ампулы, которые вернули к жизни многих раненых, в том числе и её будущего мужа.

После защиты диссертации она стала кандидатом, а затем и доктором медицинских наук. Ей не раз доводилось выезжать за пределы Отечества.

Особенно запомнилась поездка в Китай. В провинции Хубэй строился завод по производству антибиотиков. Вера Михайловна была контролёром качества этого чудесного препарата. Премьер Государственного Административного Совета Китая Чжоу Эньлай «в знак благодарности за бескорыстную помощь в деле строительства социализма в Китае» наградил Веру Михайловну Григорьеву медалью Общества китайско-советской дружбы.

Я помню: даже в трудные годы Великой Отечественной войны в Советском Союзе продолжалось строительство новых медпунктов, больниц и поликлиник. Во многих городах появились военные госпитали, где долечивали раненых воинов. На фронте в каждой дивизии были медсанбаты, в армиях и на фронтах — полевые госпитали. И никакой «оптимизации». Всё на благо людей.

Слово это — «оптимизация» — появилось сравнительно недавно. Что скрывается за ним? Прежде всего закрытие медицинских пунктов и родильных домов в сельской местности, что приводит к родам по дороге в районный центр. В городах стали закрываться необходимые для населения больницы и поликлиники. Заболевшие буквально бегают по городу из конца в конец, чтобы попасть на приём к кардиологу или другим врачам, чтобы сдать анализы. «Оптимизируемся», господа больные...

Просмотров: 190

Другие статьи номера

Давайте перестанем душить сельхозпроизводителя!
После четверти века российских реформ социально-экономическое положение сельских территорий и сельхозпроизводства в РФ сложное. Как показывают данные статистики, ни один объёмный показатель по производству мяса, молока, шерсти (за исключением яиц) далеко не достиг уровня 1990 года. Так, во всех категориях хозяйств молока производится только 54 процента, мяса — 80 процентов, шерсти — 12 процентов от этого уровня. Только производство яиц возросло на два с небольшим процента.
На повторение рекорда денег нет
РОССИЙСКИЕ сельхозпредприятия не смогут поддержать среднюю урожайность в 2018 году на том же уровне, что и в текущем, так как из-за падения цен на зерно не получат достаточно средств для качественной обработки земли, считает руководитель Российского зернового союза Аркадий Злочевский.
Гастарбайтеры на родной земле
Омские аграрии в этом году намолотили 3,6 млн тонн зерна. Регион одним из первых в Сибирском федеральном округе закончил уборку и собрал хороший качественный урожай — 16,8 центнера с гектара. По этому случаю в Концертном зале Омской филармонии аграриев торжественно поздравили, передовики производства получили ценные подарки.
Надо, чтобы пришли настоящие «наши»
Свою статью «Колхозники — народ крепкий, закалённый» об одном из лучших хозяйств Рязанской области — колхозе имени Ленина, которая была опубликована в «Правде», №12, я закончил такими словами: «Но, несмотря на трудности, колхозники держатся. Говорят: продержимся до того времени, когда «наши придут». Известно, что такой надеждой жили советские люди, оказавшиеся во время войны в фашистской оккупации.
«Мы», а не личное «я»
Колхоз «Заря» Порховского района Псковской области и члены его коллектива награждены медалями ЦК КПРФ «100 лет Великой Октябрьской социалистической революции». 10 ноября на общем торжественном собрании эту награду вручил член ЦК КПРФ, первый секретарь Псковского обкома КПРФ Пётр Васильевич Алексеенко.
Шульц и Меркель снова вместе?
После провала переговоров по «немецкой Ямайке» 18 ноября, когда сначала свободные демократы, а за ними и «зелёные» отказались от коалиционного союза с блоком ХДС/ХСС, возглавляемым Ангелой Меркель, исполняющая обязанности главы «временного правительства» Германии доложила о сложившейся обстановке федеральному президенту Франку-Вальтеру Штайнмайеру.
Мистер Экономика постарался
В Болгарии сформирован самый большой в Европейском союзе парк карьерной техники производства ОАО «БелАЗ», сообщили корреспонденту БЕЛТА в посольстве Белоруссии в Софии. В дипмиссии отметили, что это сделано благодаря работе предприятия «БелАЗ-София», директор которого Станой Рангелов стал в 2017 году победителем болгарского конкурса «Мистер и Миссис Экономика».
Правее крайне правых
«Есть новые поколения и старые главари, которые не хотят уходить. Есть те, кто маскируется и нацеливается на парламент, и те, для кого существует только улица: мы должны быть там, говорят они. (...) Улица, с которой надо прогонять мигрантов, наркоманов, «преступников». Улица дозоров для поддержания порядка, где они маршируют «против упадка, чтобы помогать людям», — повествует журналист итальянской газеты «Репубблика» Паоло Берицци.
Пульс планеты
САНА. Сын экс-президента Али Абдаллы Салеха призвал отомстить за смерть отца, погибшего 4 декабря от рук шиитских повстанцев-хуситов. В столице страны установилось относительное спокойствие, о чём сообщили представители хуситов, усилившие контроль над городом. До этого власть в Сане они делили со сторонниками Салеха, который 2 декабря отказался от союза с хуситами и намеревался начать переговоры с арабской коалицией в обмен на прекращение огня и пропуск гуманитарной помощи в Йемен, находящийся под угрозой голода. При попытке покинуть столицу Салех был убит.
На поклон к «финансовым акулам»
Руководство Таджикистана лихорадочно ищет деньги на строительство Рогунской ГЭС. Намеченный на следующий год запуск первых гидроагрегатов оказался под угрозой из-за отсутствия средств. В связи с этим власти пошли на выпуск гособлигаций, которые предлагаются иностранным инвесторам.
Все статьи номера