Постиндустриальные сказки о промышленном пролетариате

Постиндустриальные сказки о промышленном пролетариате

№135 (30778) 7—10 декабря 2018 года
4 полоса
Автор: Анатолий АРСЕЕНКО, ведущий научный сотрудник Института социологии Национальной академии наук Украины, кандидат экономических наук.

Западные исследователи о современном рабочем классе

Сложный период социальной турбулентности, переживаемый мировым сообществом, сопровождается значительными сдвигами во всех сферах, в том числе в классовой структуре капиталистического общества. В этих условиях обществоведение призвано дать научный анализ целей и интересов движущих сил глобального капитализма в эпоху современных перемен. В частности, предстоит выявить влияние промышленного пролетариата на формирование конфигурации будущего мироустройства. Но решение этой проблемы осложняется беспринципными позициями тех обществоведов, которые совсем недавно обосновывали вымышленные теории об «обуржуазивании» промышленного пролетариата в странах «золотого миллиарда», а сегодня с таким же рвением распространяют мифы об «исчезновении» рабочего класса.

СУТЬ ЭТИХ ВЫМЫСЛОВ направлена на то, чтобы доказать, будто в так называемом постиндустриальном мире на смену традиционной классовой борьбе и «старым» рабочим движениям сегодня приходит борьба за сплочение на основе идентичности различных отрядов общества. Многие лжеучёные вместо объективного исследования положения и перспектив рабочего класса подменяют поиск научной истины обслуживанием прагматических целей архитекторов «нового мирового порядка», в котором якобы нет места претворению в жизнь революционного потенциала современного пролетариата.

Указывая на прямую зависимость интеллектуальной элиты от «сильных мира сего», американский исследователь Патрик Смит подчёркивает: «В современном мире власть во многом опирается на науку. Однако управляют этой наукой, определяют направления её развития отнюдь не учёные. Точно так же применение власти не требует научного видения. Пример тому — XX век, когда современные технологии оказались в руках людей с доисторическим сознанием. Это относится, в том числе, и к Америке». Выполняя «социальный заказ» государства и монополий, многие авторы и в XXI веке продолжают следовать в русле поставленных им правящей олигархией конкретных задач и подменяют научное осмысление действительности мифологическими установками и конструктами.

Известный российский социолог В.Я. Ельмеев справедливо отмечает: «Обществу, охваченному системным кризисом и подвергающемуся распаду, не нужны ни социальная теория, ни социальная наука. В условиях, когда знания и научная информация отнесены к миру товаров, люди науки перестают служить истине. Рыночные отношения из учёного делают владельца своей исключительной интеллектуальной собственности, то есть собственности на свою интеллектуальную рабочую силу, без продажи которой эта его сила ничего ему не даёт. Его знания, даже если их называют интеллектуальным капиталом, не возьмёт ни один банк и не будет платить за них проценты. Продавая свою интеллектуальную силу, учёный вынужден служить её покупателю, носителю реального капитала».

В мире происходят сложные и противоречивые процессы и изменения. Например, передислокация «убегающими» корпорациями промышленного производства из развитых стран в страны «третьего» мира и государства с «переходной» экономикой породила появление в США городов-призраков типа Детройта, бывшей столицы американского автомобилестроения. Она также привела к сокращению рабочей силы, появлению массовой хронической безработицы, обнищанию миллионов «лишних» людей, падению покупательной способности трудящихся масс и первому в истории человечества глобальному финансово-экономическому кризису 2008—2009 годов.

Но спад производства на Западе на пороге XXI века напомнил власть имущим о том, что сферу традиционного индустриального труда ещё рано списывать в исторический архив. В результате многие западные развитые страны сейчас изучают вопрос о возвращении экспортированных рабочих мест к «родным пенатам» и принимают меры к осуществлению реиндустриализации, ссылаясь на новую промышленную революцию, которая началась в глобальной экономике в преддверии XXI века. По мнению известного экономиста, доктора философии Кембриджского университета, лауреата Леонтьевской премии Чхан Ха Джуна, «постиндустриальные сказки достаточно вредны и для богатых стран, но для развивающихся стран они категорически опасны».

Новая промышленная революция, по мнению известного британского журналиста, редактора отдела промышленного производства газеты «Файнэншл таймс» Питера Марша, началась в начале XXI века и продлится примерно до 2040 года, а её эффект может проявиться лишь к концу столетия. Следовательно, эйфория по поводу вступления развитых стран в информационную эпоху, охватившая западный мир на исходе XX века, была научно не обоснованной и явно преждевременной.

«Благодаря повышению эффективности и использованию передовых методов автоматизации, — замечает Марш, — число людей, занятых в производстве, останется сравнительно небольшим в процентах от численности населения мира. Однако всё больше будет расти доля занятой в промышленности рабочей силы, имеющей техническую квалификацию, а также работающей на должностях, требующих обучения новым навыкам... Энергичное и изобретательное производство будет необходимо любой стране, которая желает преуспеть в XXI веке». Из этого следует, что слухи об исчезновении промышленного пролетариата в новом столетии, выражаясь словами Марка Твена, сильно преувеличены в теории «постиндустриального общества».

А профессор социологии Кембриджского университета Йоран Терборн указывает: «Но каковы бы ни были шансы посткапитализма, капитализм означает классовый конфликт и тенденцию к усилению влияния рабочих в результате самого успеха капитализма, к увеличению их концентрации и взаимосвязи, освобождающей рабочих от традиционного уважения к власти. Эта часть марксистского анализа остаётся справедливой и для промышленного производства XXI века».

Интенсивное пополнение рядов наёмной армии труда в современном мире, особенно за счёт расширения экономической деятельности транснациональных корпораций в развивающихся странах и вовлечения в рыночную экономику бывших социалистических стран на рубеже XX—XXI веков, привело к значительному увеличению глобальной наёмной рабочей силы. Экономически активное население в современном мире выросло с 960 миллионов человек в 1980 году до 2 миллиардов 930 миллионов человек на пороге XXI столетия. Этот рост охватил все типы стран. В развитых странах численность экономически активного населения увеличилась с 370 до 460 миллионов человек, а в менее развитых странах — с 590 миллионов до 1 миллиарда человек, то есть почти в два раза. Однако самый большой вклад в глобальную наёмную рабочую силу произошёл за счёт перевода на рыночные неолиберальные рельсы экономик Китая, Индии и бывших социалистических стран Восточной Европы и СССР.

Несмотря на активное вовлечение цифрового пролетариата и других отрядов трудящихся нематериального производства в глобальный рынок наёмного труда, промышленные рабочие остаются многочисленной армией труда в современной глобальной экономике. КНР в 2010 году довела численность занятых в промышленном производстве до 130 миллионов человек. Это составило около 40% общемировой занятой в производстве рабочей силы, которая исчислялась суммарно в 328 миллионов человек. По числу занятых в индустриальном производстве рабочих за КНР (в порядке убывания) следовали Индия (51 миллион), Индонезия (13,8 миллиона), Бразилия (12,7 миллиона), США (11,5 миллиона), Россия (11,3 миллиона) и Япония (10,3 миллиона).

Мировой опыт убедительно свидетельствует о том, что лидерами экономического развития становятся не те страны, которые стремятся к копированию иноземного опыта и чужих идей, а те, которые выдвигают и претворяют в жизнь собственные великие идеи, направленные не на преследование, а на опережение соперников.

Однако пополнение западного рынка рабочей силы за счёт большого числа наёмных работников нематериального труда сопровождается возникновением в развитых странах не столько разрекламированных «золотых» и «платиновых» воротничков, сколько за счёт «постиндустриального» пролетариата. По подсчётам немецкого исследователя проблем информационной экономики Петера Глотца, «постиндустриальный» пролетариат составляет примерно треть населения. В отличие от пролетариата индустриальных обществ он включает в себя весомую часть людей с высшим образованием, критически настроенных к «цифровому капитализму» и отвергающих его культ «всё быстрее, всё больше», его «культуру наносекунд», ведущую к появлению синдрома «перегорания» после достижения 30—35-летнего возраста.

МОНЕТАРИСТСКИЕ установки «чикагской школы» не оправдали возлагавшихся на них надежд. Они успешно решили единственную задачу: добились беспрецедентного перераспределения доходов и богатства между богатыми и бедными странами и внутри тех и других. Это привело к построению «цивилизации неравенства» на нашей планете за счёт колонизации и эксплуатации стран периферийного капитализма посредством активного использования странами «золотого миллиарда» планеты во главе с США «липкой» (идеологической), «мягкой» (экономической) и «острой» (военной) сил.

В подтверждение этого вывода достаточно сослаться на то, что в 2010 году 388 самым состоятельным представителям «делового мира» принадлежало б`ольшее богатство, чем 50% народонаселения планеты. В 2015 году такая же доля мирового богатства принадлежала уже всего 62 сверхбогачам. В 2016 году этот разрыв между богатыми и бедными людьми достиг рекордного уровня. В настоящее время, как отмечается в докладе Международного объединения организаций по борьбе с бедностью Oxfam, 8 богатейших миллиардеров планеты обладают богатством, которое превышает состояние 3,6 миллиарда наименее обеспеченных людей, то есть половины обитателей Земли. Расширение пропасти между бедными и богатыми странами, а также между имущими и неимущими в тех и других государствах привело к колоссальному неравенству и обнищанию людей труда в странах «ядра», «полупериферии» и «периферии».

Дифференциация населения по имущественному признаку приобрела астрономические размеры в Новом Свете. 20 самых богатых американцев, которые могут комфортабельно расположиться в одном «Боинге» класса «люкс», владеют б`ольшим богатством, чем нижняя половина их соотечественников, то есть 152 миллиона человек. В тех же США, по данным Бюро переписи населения, в 2014 году 14,5% граждан (свыше 45 миллионов человек) жили в бедности (в 2000 году бедные в США составляли 11,3% населения).

Переход западных стран к неолиберализму в 1980-е годы (после прихода к власти в 1979 году М. Тэтчер в Великобритании и в 1980 году Р. Рейгана в США) привёл к коренному изменению конфигурации социально-экономической политики в Новом и Старом Свете. Насаждение гибких рынков рабочей силы повлекло за собой сокращение удельного веса постоянных и расширение доли временных или же занятых неполный рабочий день трудящихся. Это в значительной мере ослабило коллективно-договорные позиции рабочих за столом переговоров по вопросу заработной платы и других условий труда и вызвало ограничение социальной мобильности и падение трудовых доходов промышленного пролетариата. С 1960 по 1981 год доля зарплаты в ВВП США и стран Западной Европы находилась приблизительно на одинаковом уровне, но с 1981 года этот показатель стал снижаться. С 1981 по 2010 год доля зарплаты в ВВП 15 основных государств — членов Европейского союза (ЕС) уменьшилась на 7,5 процентных пункта, а в некоторых из них — ещё больше.

Значительное ухудшение положения трудящихся в Северной Америке и Европе с переходом к неолиберализму подвело жирную черту под «государством благосостояния» и положило начало появлению «работающих» бедных. К ним относятся люди труда, занятые полный рабочий день, но получающие зарплату ниже официально установленной черты бедности в стране их проживания.

В последнее время социальное и экономическое неравенство в мире капитала приобрело такие колоссальные масштабы, что некоторые западные исследователи рассматривают его в качестве одного из основных факторов классовой дифференциации общества и одной из основных возможных причин будущих революционных потрясений. Многие из них считают, что «движущей силой революций является относительное обнищание», что люди восстают, «когда неравенство или «классовые» различия становятся невыносимыми или когда рушатся надежды на лучшее будущее» (см. таблицу).

Доля заработной платы в ВВП (в %)

Страны                      1960—           1971—        1981—      1991—           2001—   1981      2010    1981—

                                    1970              1980            1990          2000              2010                                 2010

ЕС-15                          71,5                72,9             70,1            67,6              66,1      73,6        66,1     -7,5

Франция                      74,1               74,3              72,3            67,3             66,6       76,7        67,3     -9,4

Германия                    77,8               70,4               67,4            66,6             64,1       70,6        63,6     -7,0

Италия                        72,5               72,2               68,7            64,6             62,1       71,3         63,1     -10,2

Испания                      70,5               72,4               68,3            66,9             62,6        73,0         61,1     -11,9

Соед. Королевство    72,9                74,3               72,8           71,9              71,4        75,2        73,0     -2,2

США                              70,0                69,9               68,3           67,1              63,7        69,1        63,7     -6,3

Концентрация большей части богатства в США в руках 400 сверхбогачей, числящихся в списке журнала «Форбс», как подчёркивает американская исследовательница Ривера Сан, является «отвратительным результатом сотен лет эксплуатации, завоеваний, колонизации, рабства, подневольного, наёмного труда, обусловленных договорами порабощений, неволи, войн, милитаризма, кланового капитализма, потогонных цехов, низких зарплат, уничтожения земли, геноцида коренных народов, расизма, сексизма и тирании».

В этом контексте нельзя не согласиться с выводом лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Стиглица о том, что залогом более эффективной экономики является более справедливое общество, а рынки работают как рынки тогда, когда они становятся более конкурентными и менее эксплуатирующими. «Правила игры имеют значение не только для эффективности экономической системы, но также и для распределения. Дурные правила ведут к менее эффективной экономике и более разделённому обществу», — пишет он в своей новой книге «Цена неравенства». Поэтому вытеснение неолиберальной модели экономики является настоятельным велением нашего времени, приоритетной задачей международного рабочего движения. Для её выполнения мировому пролетариату необходимо противопоставить антирабочему наступлению союза буржуазных государств и монополий единство и солидарность в профсоюзных рядах, преодолеть реформистские и соглашательские тенденции в рабочей среде, восстановить наступательные традиции в забастовочной борьбе.

ДОСТИЖЕНИЕ этих насущных целей сталкивается с множеством трудностей. Главная из них состоит в разобщённости рабочего движения на современном этапе «социального реванша» буржуазии, который обусловлен разрушением мировой социалистической системы и кризисом международного коммунистического движения. Признавая эти очевидные факты, Йоран Терборн подчёркивает: «Рабочее движение, некогда гордая и мощная сила европоцентристского XX века, является сегодня достаточно слабым. Деиндустриализация, или промышленная реструктуризация, и редкие потерпевшие поражение крупные выступления против капитала и государства сильнее всего ударили по наиболее организованным фракциям рабочего класса: американским рабочим автомобильной и сталелитейной промышленности, шахтёрам Британии, Польши и Украины, рабочим сталелитейных и машиностроительных предприятий Рура, трудящимся всех бывших коммунистических стран Европы».

Впрочем, в наши дни пролетариат вновь поднимается на борьбу и одерживает в ней первые победы. По признанию многих исследователей рабочего движения, в настоящее время мировой пролетариат постепенно переходит на передовые позиции в классовых сражениях с капиталом, что внушает надежду на новый подъём классовой борьбы, сравнимой с той, которая была характерна для международного пролетарского движения накануне Второй мировой войны, в котором важная роль принадлежала наступательной тактике профсоюзов. В условиях засилья ТНК в глобальной капиталистической экономике вновь возрастает активность международных профсоюзных объединений.

«Сегодня вместо статичной наёмной рабочей силы, сосредоточенной на заводах и выпивающей в пивных, на которых работали и в которых выпивали их деды и прадеды, создаётся по-настоящему глобальный рабочий класс. Это происходит по ряду причин. Во-первых, со времени коллапса коммунизма вся мировая наёмная рабочая сила делится опытом трудовой деятельности в рыночных условиях: больше нет «железного занавеса, разделяющего рабочих на два полностью различных образа жизни. Во-вторых, практика на рабочем месте становится стандартизированной на всём земном шаре ... даже если заработные платы и права человека остаются разными. В-третьих, возникновение глобальных профсоюзных федераций положило начало ведению международных коллективных переговоров по вопросам зарплаты и других условий труда. В заключение, противопоставляя низкооплачиваемую наёмную рабочую силу развивающегося мира высокооплачиваемым рабочим Европы, Америки и Японии, глобализация заставила профсоюзные организации мыслить в международном масштабе, даже если они медленно продвигаются к действиям на международном уровне», — отмечает британский исследователь Пол Мэйсон на страницах своей книги «Живи, работая, или умри, сражаясь: как рабочий класс стал глобальным». Вполне понятно, что превращение глобального рабочего класса из «класса в себе» в «класс для себя» откроет перед ним новые планетарные возможности в борьбе за построение новой альтернативной глобализации, «чтобы жить единым человечьим общежитьем», а не в погоне за наживой.

P.S. Сегодня в России, в том числе среди части членов КПРФ, распространено представление о том, будто в современном обществе рабочего класса уже нет. Сторонники этой странной и далёкой от реальности точки зрения обычно выдвигают один из двух аргументов. Одни ссылаются на особенности реставрации капитализма в России, которая, разрушая доставшиеся от социализма производительные силы, ликвидировала немалое количество гигантов социалистической промышленности. Отсюда ими делается скороспелый вывод: раз закрыты заводы-гиганты, то не стало и рабочего класса. Когда их спрашиваешь: «Так что, поезда водят миллионеры Ротенберги, а хлеб пекут Прохоровы и Дерипаски?» — они смущаются, но вскоре снова повторяют, как заклинание, слова об отсутствии в стране рабочего класса.

Но есть другая категория «ликвидаторов» рабочего класса. Они ссылаются на глобальные процессы роста сферы обслуживания и на другие похожие симулякры, сочинённые защитниками капиталистического жизнеустройства, жонглируют околонаучными фразами о постиндустриальном и «информационном» обществах, кивают на положение в экономически развитых странах. Их псевдотеоретические рассуждения опровергают серьёзные зарубежные исследователи рабочего класса. Об этом по просьбе редакции и рассказал в своей статье известный киевский социолог-марксист А.Г. Арсеенко.

Просмотров: 614

Другие статьи номера

Тарифы на откуп частнику?
Вслед за повышением пенсионного возраста, увеличением до двадцати процентов налога на добавленную стоимость, акцизов на бензин и другими антисоциальными инициативами правительство РФ выступило с очередной идеей из того же ряда: запретить создавать и ликвидировать большую часть существующих государственных и муниципальных унитарных предприятий.
«Отдать душу за обиженного человека»
Скорбное, усталое лицо человека, многое повидавшего и о многом в этой жизни передумавшего. Пристальный, печальный взгляд широко открытых умнейших глаз буквально приковывает к себе... Этот великолепный по мастерству портрет, созданный художником Николаем Ярошенко в 1884 году, висит сегодня в том же доме, где и был когда-то написан, — в доме писателя-демократа Глеба Ивановича Успенского.
Формула Тарасова: патриотизм, воля, труд

С юных лет я был и остаюсь большим поклонником хоккея. Дружу со многими прославленными хоккеистами. Был хорошо знаком с выдающимся мастером, самым титулованным тренером в истории нашей страны Анатолием Владимировичем Тарасовым.

Клуб титулованных палачей

Инцидент с убийством Джамаля Хашогджи можно считать исчерпанным. Ради прибылей капитал готов закрыть глаза не только на смерть отдельного человека, но и на геноцид целого народа. Пожурив Эр-Рияд, Запад позволил ему продолжить преступную политику в Йемене и на всём Ближнем Востоке.

Авокадо как угроза экологии

Производство авокадо требует огромного количества воды, пишет журналист швейцарского издания «Тагес-Анцайгер» Борис Херрманн, побывавший на плантации авокадо в Перу.

«ПРОДАЖИ авокадо бьют рекорды, главным образом в Европе и в США. (...) Содержание минеральных веществ, витаминов и ненасыщенных жирных кислот сделало этот фрукт суперзвездой среди суперфуда. Авокадо — веганский продукт и поэтому считается «безгрешным», — отмечает автор.

Пульс планеты
ПАРИЖ. Президент Франции Эмманюэль Макрон обещает не повышать налог на топливо в течение всего следующего 2019 года. Об этом решении стало известно после того, как Национальное собрание проголосовало за предложенный премьером Эдуаром Филиппом полугодовой мораторий на увеличение топливного сбора. Заявление главы государства призвано успокоить оппозицию и «жёлтые жилеты». Поскольку последние не прекращают акции протеста, разрешение кризиса становится неотложной задачей правительства. Макрон опасается, что намеченные на 8 декабря демонстрации снова выльются в беспорядки.
«Зелёное» электричество

Первый в Витебской области Белоруссии ветропарк будет создан в Лиозненском районе и введён в эксплуатацию к лету 2019 года, сообщил директор компании-инвестора ООО «ВетроВатт» В. Александров.

В РЕАЛИЗАЦИЮ ПРОЕКТА, рассказал он, предполагается инвестировать около 8 млн долларов заёмных средств и собственных ресурсов предприятия. Объём выработки экологически чистой энергии составит около 20 млн кВт/ч в год. Это сопоставимо с годовым объёмом потребляемой электроэнергии населённым пунктом с числом жителей около 2 тыс. человек. Вырабатываемая энергия будет поставляться в энергосистему республики.

Итальянских детей пора спасать от нищеты

МЕЖДУНАРОДНАЯ неправительственная организация «Сэйв зе чилдрен» (СЗЧ), ежегодно составляющая «Атлас детства», карты которого отражают самые разные параметры — количество детских садов и школ, наличие детских площадок, кружков и социальной инфраструктуры в целом, а также долю социальных расходов на детей, выделяемую государством, в этом году выразила обеспокоенность усугубляющейся ситуацией в Италии. Как выяснили эксперты СЗЧ, 12%, или 1 млн 200 тыс., итальянских детей живут сегодня за чертой бедности.

Верховный суд берёт сторону Компартии
Стало известно, что Верховный суд Украины оставил без изменений постановление Киевского апелляционного административного суда от 20 сентября 2017 года о приостановлении производства по делу о прекращении деятельности Коммунистической партии Украины.
Не мытьём, так катаньем
ВОДИТЕЛЯМ станции скорой медицинской помощи Владикавказа медленно, но верно урезают зарплату. Сначала перестали выдавать стимулирующие выплаты за должность «водитель-санитар», потом — за стаж. Затем переложили на водителей оплату автомойки и ремонта машин. И, наконец, стали штрафовать за перерасход бензина, высчитывая из их месячной зарплаты недостачу горючего. Руководство станции, видите ли, подозревает шофёров в том, будто бы те сливают топливо в личные автомобили, хотя предъявить факты не может. В итоге водители, работающие, согласно Трудовому кодексу, сутки через трое, получают уже не 25—26 тысяч рублей, как раньше, а 17 тысяч в месяц.
Все статьи номера