Главная  >  Номера газеты  >  №126 (30477) 11—14 ноября 2016 года  >  Что может быть лучше плохой погоды

Что может быть лучше плохой погоды

№126 (30477) 11—14 ноября 2016 года
5 полоса
Автор: Алексей ПАРФЁНОВ. Рабочий, кандидат в члены ЦК КПРФ. г. Дмитров, Московская область.

Странное название для статьи, не правда ли? Но старшее поколение читателей «Правды» наверняка помнит романы болгарского писателя Богомила Райнова «Что может быть лучше плохой погоды», «Тайфуны с ласковыми именами», «Умирать — в крайнем случае», всего восемь романов. Когда-то эти книги, рассказывающие о приключениях болгарского разведчика Эмиля Боева, были необычайно популярны в Болгарии, в Советском Союзе, во всём социалистическом лагере. И я в то время зачитывался романами Богомила Райнова. Будучи молодым, я очень хотел походить на опытного и находчивого разведчика. Он не знал родителей, был подкинут в приют, сам придумал себе имя и фамилию и посвятил себя единственному, что у него по-настоящему было, — Родине. Почти всегда одинокий, склонный к рефлексии и философствованию, никогда не унывающий, не раз рисковавший жизнью и умеющий выйти из, казалось, самого безвыходного положения.

НО ЭТО БЫЛО во времена Советского Союза и социалистической Болгарии, и я иногда спрашивал себя: а как сложилась бы судьба коммуниста Боева после реставрации капитализма?

И вот передо мной лежит девятый, последний роман о приключениях Эмиля Боева — «Агент, бывший в употреблении», действие которого как раз и происходит в 90-е годы.

В одной из книг о Боеве — «Большая скука» (1971 год) — есть эпизод, когда Эмиль решил, что на Родине его сочли предателем.

Позднее он говорит своему другу Бориславу:

— Когда увидел давеча, как ты смотришь и делаешь вид, что не узнаёшь меня, невольно подумал, что вы от меня отреклись.

— Глупости, — взволнованно отвечает друг, — разве Родина может отречься от своего верного сына?

Но пришли другие времена, и оказалось, что Родина может отвергнуть своих верных сыновей. В последнем романе Райнова постаревший разведчик возвращается в Болгарию и не узнаёт её.

А разве мы, советские люди, в 90-х не испытали нечто подобное? Вся деятельность КПСС и Советской власти средствами массовой информации и новой, буржуазной властью представлялась только как серия ошибок и преступлений, и обществу навязывалось представление о коммунистах как о врагах собственного народа.

Мне показалось интересным сравнить Болгарию 90-х годов, показанную талантливым и честным писателем Богомилом Райновым, и нашу жизнь после буржуазного переворота.

* * *

Итак, легендарный разведчик Эмиль Боев возвращается на Родину и вынужден предстать перед следователем. Новые болгарские власти хотят реанимировать вздорные обвинения против спецслужб социалистической Болгарии в распространении в Западной Европе наркотиков, для того чтобы «лишний раз напомнить, как преступен был прежний режим и как непорочен нынешний» (Богомил Райнов).

Мы это тоже проходили. Какими бы избитыми и затасканными ни были обвинения в адрес СССР, власть и буржуазная печать готовы были их поддержать. Всё шло в ход — от обвинений в расстреле польских офицеров под Катынью до обвинения СССР в развязывании Второй мировой войны.

Да, после долгого пребывания за границей Эмиль Боев вернулся совсем в другую страну. И дело не только в том, что он лишился работы, ведомственной квартиры и живёт на грошовую пенсию. На личные обстоятельства он ни разу не сетовал.

Царская довоенная Болгария была одной из самых отсталых стран Европы. Но за годы народной власти она стала индустриально-аграрной страной, процветающим социалистическим государством.

Теперь же...

— Если посмотреть со стороны и не особенно приглядываться, то всё вроде бы выглядит нормально — надо лишь держаться в стороне и не приближаться, чтобы не замечать бедности и нужды, проглядывающих в обветшавшей одежде, стоптанной обуви, озабоченных лицах, голодных взглядах; чтобы не обращать внимания на нищих, на людей, копающихся в мусорных баках…

При этом есть и другие болгары:

— Гоняют на «мерседесах» на виду у народа, устраивают публичные оргии со шлюхами и чёрной икрой, да ещё и фотографируются коллективно с гордо поднятыми головами: дескать, знай весь мир, кто в стране истинные хозяева!

Нет, ТАКУЮ Болгарию, наверное, и я бы не узнал! Я ведь был в социалистической Болгарии туристом в 1979 году. София, Пловдив, Стара-Загора, Черноморское побережье... Тогда Болгария произвела на меня впечатление благополучной и зажиточной страны. Но откуда же здесь появились сотни миллионеров?

Миллионеры — результат ограбления народа, построившего послевоенную социалистическую Болгарию. Так как же в этих условиях повели себя отвергнутые новой Родиной её сыны?

По-разному повели. Вот полковник Манасиев — сотрудник болгарской разведки. Его тоже выгнали, но вернули назад. Как объяснил Борислав:

— За что выгнали, за то и вернули. Раньше доносил на конкурентов, чтобы устранить их и получить генеральские погоны. Теперь доносит на всё прежнее руководство. Наш генерал в тюрьме. Более удобного случая занять его место Манасиеву не найти.

Вот сам Борислав — опытный сотрудник разведки социалистической Болгарии. Естественно, при новом режиме изгнанный. Теперь работает в телеателье, чинит телевизоры.

Он не принял нового — буржуазного — порядка и разочаровался в предыдущем. Борислав — человек, потерявший веру. Он так о себе и говорит:

— Только как-то раз я потерял веру…

— Ты заболел, Борислав, — ответил ему Эмиль Боев. — Такое со всяким может случиться.

Болезнь эта — потеря веры — случилась со многими болгарами, как и со многими моими соотечественниками, причём ещё до событий конца 80-х — начала 90-х.

Но во время всякой эпидемии есть люди, которых никакая зараза не затрагивает. Таков и Боев. Бывший противник Боева, агент ЦРУ Уильям Сеймур, который во времена «холодной войны» знал Эмиля Боева под именем Майкл, уже в новой Болгарии говорит ему: «Вы по-прежнему человек веры, Майкл. Таким и останетесь».

* * *

На чём же основана вера Эмиля Боева?

На знании истории и её уроков.

Вот Борислав в присутствии Эмиля начинает ругать и прошлое, и настоящее:

— Великая Французская… Великая Октябрьская… Все великие, а в итоге ни одна не победила. Ну назови мне хотя бы одну до конца победившую революцию!

— А ты назови мне хотя бы одну победившую контрреволюцию, чья победа была бы безусловной, — отвечает Эмиль.

— И какой вывод ты из этого делаешь?

— Анализом вывода должны озаботиться те, в чьих руках сейчас власть. Потому что и их крах неминуем. Наша — коммунистическая — вера основывается на одном из сильнейших чувств, присущих человеку, — на чувстве справедливости.

В книге нет ни слова о попытках восстановления Болгарской коммунистической партии. В таких странах, как Польша, Румыния, Болгария, контрреволюция продвинулась дальше, чем у нас, вплоть до запрета коммунистической символики и уничтожения Мавзолея Димитрова. Мавзолей был взорван с пятой попытки — крепко строили в социалистической Болгарии — в 1999 году. Мне в 1979 году посчастливилось побывать в Мавзолее выдающегося деятеля международного движения, великого болгарина Георгия Димитрова.

Но вернёмся к Эмилю Боеву. Что может ждать в буржуазной Болгарии бывшего разведчика и работника спецслужб социалистической Болгарии, бывшего коммуниста?

По мнению самого Эмиля, тюрьма или голодная смерть. Первое всё-таки предпочтительнее: в тюрьме хотя бы кормят.

В Австрии, в Вене, его ждёт подруга Марта. Но, как считает Эмиль, «есть нечто позорное в том, чтобы бежать из собственной страны в поисках тёплого местечка на чужбине, подобно всем этим кагэбэшникам и прочим предателям, подавшимся на Запад лизать задницы за пресловутые тридцать сребреников, а то и за меньшую подачку».

Но судьба по-иному распорядилась жизнью Эмиля Боева. Не смирившийся и не сломленный, Боев сумел добыть — что значит выдающийся разведчик! — материалы этого самого колоссального грабежа общегосударственной собственности социалистической Болгарии. Фамилии организаторов и участников, справки о вкладах в зарубежных банках. И передаёт их в западную печать.

Зачем он это сделал? Ведь это грозит ему смертельной опасностью.

В романе «Большая скука» агент ЦРУ Сеймур спрашивает Боева:

— Предположим, по той или другой причине Родина всё же отвергла вас. Вы будете по-прежнему её любить?

— Несомненно. Всем своим существом.

Вот эта любовь к несчастной, ограбленной Болгарии и движет Боевым в его стремлении вернуть хоть малую толику незаконно у неё отнятого.

После первой публикации о Великом ограблении продолжения не последовало. Очевидно, вмешались люди с большим влиянием и деньгами, чьи интересы оказались затронутыми. Да и кому есть дело до народа бедной страны, на которую косо смотрит так называемый цивилизованный мир? Эмиль Боев был застрелен на пороге приюта, куда когда-то попал без имени и фамилии.

* * *

Перед чтением книги о бывшем агенте болгарской разведки я читал книгу о бывшем агенте разведки советской. Зовут этого агента Владимир Путин, и книга из серии «Великие россияне» так и называется — «Путин».

Известно, что в юности он хотел работать в разведке. Своё дело сделали книги о разведчиках вроде романа «Щит и меч» Вадима Кожевникова.

Интересно, читал он тогда книги болгарина Богомила Райнова?

Что общего и различного между этими двумя персонажами книг — выдуманным Боевым и реальным Путиным?

Оба были сотрудниками разведки социалистических стран, оба работали за границей. Один — в странах Западной Европы, рискуя свободой и жизнью, второй — в дружественной нам ГДР. Оба вышли из службы внешней разведки: Боев — когда в Болгарии эту службу ликвидировали, Путин демонстративно в 1991 году ушёл из КГБ и вышел из КПСС.

Ещё будучи членом КПСС, пошёл работать помощником к ярому антикоммунисту Анатолию Собчаку.

И именно под руководством Путина в августе 1991 года сняли красный флаг с Дома политпросвещения — событие для Ленинграда символическое.

И что бы за этим ни стояло — разочарование в идеалах или стремление получше устроиться в наступающей буржуазной реальности, — иначе как предательством я это не назову.

Конечно, Владимир Путин не самая чёрная фигура в русской истории, так я думаю. Будучи с июля 1998 года директором ФСБ, он восстановил и укрепил российскую разведку и контрразведку. Продолжил он эту работу и на посту президента. Теперь мы знаем, что много им сделано и делается для укрепления военной мощи страны.

Наконец, воссоединение с Крымом...

Путин приобрёл и продолжает сохранять значительный авторитет в обществе. Но есть вопрос у меня: как и во имя чего он этот авторитет использует?

Суть различия между Боевым и Путиным в том, что болгарин абсолютно непримирим к Великому ограблению, а Путин стал президентом ограбленной страны. Собственность, а также земля и природные ресурсы, ранее принадлежавшие народу, которыми от имени народа распоряжалось государство — достаточно эффективно,— оказались в руках небольшой кучки людей.

Выходит так: ГЛАВНАЯ задача Путина состоит в защите собственников, владеющих богатствами страны, — от внешних сил, имеющих свои виды на богатства России, и от народа, всё более осознающего, что его просто ограбили и ограбленным-то распоряжаются крайне плохо.

Вот такое сопоставление судьбы двух бывших разведчиков — выдуманного болгарского (правда, в книге есть намёки, что за персонажем стоит реальный человек) и советского, а теперь российского, вполне реального, — сделал я, прочитав книгу Богомила Райнова «Агент, бывший в употреблении».

Просмотров: 516

Другие статьи номера

10 дней календаря

11 ноября

— 1917 г. — Совнарком РСФСР принял декрет о введении восьмичасового рабочего дня.

— 195 лет со дня рождения Ф.М. Достоевского (1821—1881) — великого русского писателя.

Клён и роща

Историю эту я услышал в одном из приамурских сёл

...Шёл тысяча девятьсот восемнадцатый год. У развесистого клёна каратели банды атамана Семёнова расстреливали красного партизана.

Он гордо поднял голову и с презрением посмотрел на белобандитов, обступивших его полукольцом. За спиной партизана стояло дерево. Свежий ветерок гулял в только что распустившейся его листве. О чём-то тихо шептали ветки клёна...

Стоят на голове
С ИНТЕРЕСОМ прочла небольшую статью в недавней «Правде» (№121) «Вот он, демократический рай». Её автор, доктор технических наук Иван Никитчук, привёл очень красноречивые данные сопоставления положения дел со школами, больницами и т.п. в последний год СССР, в первый год правления Путина и сегодня. Они настолько красноречивы, что к ним даже пространного комментария не нужно: всё и так ясно. Хотелось бы, чтобы «Правда» чаще давала такого рода заметки, поскольку это «хлеб» для тех, кто ведёт агитационную работу.
«Остафьево достопамятно для моего сердца»
Старые липы с шелестом заглядывают в широко распахнутое окно. Карамзин в домашнем халате сидит за столом. После минутной паузы гусиное перо вновь начинает порхать по бумаге. «Пишу теперь вступление, то есть краткую историю России и славян до того времени, с которого начинаются собственные наши летописи... а там опишу нравы, правление и религию славян, после чего начну обрабатывать русские летописи...» — делится Николай Михайлович своими замыслами с братом Василием.
Ливан в тройном прицеле враждебных пушек
Политическая неопределённость в Ливане, продолжавшаяся больше двух лет, завершилась. 31 октября депутаты парламента наконец-то избрали президента. Им стал Мишель Аун, считающийся союзником Ирана, Сирии и движения «Хезболла». Но ставить точку в затянувшемся кризисе рано.
Пульс планеты
САНТЬЯГО. Чилийская полиция вынуждена была применить силу в нижней палате парламента страны, чтобы по настоянию спикера выставить из зала заседаний работников госсектора, прорвавшихся в здание с намерением потребовать гораздо более существенного повышения зарплаты, чем то, которое предлагает кабинет министров. В итоге депутаты парламента отвергли правительственную реформу, вызвавшую недовольство участников акции протеста.
Турция: «большая чистка» набирает обороты
Очередными жертвами развёрнутой в Турции «охоты на ведьм» в начале ноября стали депутаты от прокурдской оппозиционной Партии демократии народов (ПДН) и сотрудники оппозиционной газеты «Джумхуриет».
Негласная оккупация
На повестке дня первой после варшавского саммита НАТО встречи министров обороны стран — членов альянса, которая прошла в Брюсселе, стояли вопросы переброски многонациональных батальонов в государства Прибалтики и Польшу, а также усиление присутствия в Румынии и Болгарии.
Чем оказия от конфуза отличается?

Как показывают последствия выборов президента США, для нынешних украинских политиков эти понятия почти равнозначны.

В НАРОДЕ говорят: оказия подворачивается, а конфуз случается. Накануне выборов президента США большинство украинских политиков, за исключением Саакашвили, уже приготовились после 8 ноября воспарить прямо под небеса на крыльях американской мечты по имени Хиллари, но она и тут оправдала своё прозвище Киллари (киллер).
А что вы думаете об этом проекте?
В «Правде», №103 от 16 сентября, мы опубликовали проект мемориала в память о жертвах фашистской оккупации, разработанный известным архитектором Юрием Омельченко. Кому-то может показаться это преждевременным. Ведь обществу «Поле заживо сожжённых» вместе с «Правдой» и авторами сотен опубликованных писем пока ещё не удалось добиться государственного решения на высшем уровне о создании такого всероссийского мемориала. Можно сказать, что борьба за мемориал продолжается. Однако работу академика архитектуры, захваченного выдвинутой идеей, редакция «Правды» решила представить на суд читателей. Проект, который предлагает Юрий Васильевич Омельченко, автор хотел бы включить в памятный ансамбль на Поклонной горе в Москве. Печатаем сегодня три письма из полученных редакцией откликов.
Все статьи номера