Главная  >  Номера газеты  >  №123 (30474) 3—7 ноября 2016 года  >  Свобода: от чего и для чего

Свобода: от чего и для чего

№123 (30474) 3—7 ноября 2016 года
2 полоса
Автор: Виктор ВАСИЛЕНКО. г. Белгород.

Власть постсоветской России и её идеологические «камердинеры» не жалеют сил, чтобы убедить нас, будто уничтожение «тоталитарного» социалистического строя — это добро, поскольку оно принесло народу величайшее благо: свободу. Это, дескать, такое бесценное сокровище, что ради него стоит и дальше терпеть и беспросветную нужду, в которую «реформаторы» вогнали большую часть населения страны, и издевательское отношение чиновников, и многое другое, что отравляет существование людей. Однако, если разобраться, то свобода — это всего-навсего величайший миф постсоветской России.

ЧТО КАСАЕТСЯ обретения политической свободы, то у разных людей об этом разное мнение. Весьма своеобразное оно у дам одной из участковых избирательных комиссий (УИК) Яковлевского района Белгородской области (не буду уточнять, какой именно, чтобы не быть несправедливым к другим УИК), которые на последних выборах, улучив момент, стали пачками вбрасывать в урны бюллетени, что удалось заснять наблюдателям от КПРФ и «Справедливой России». Своё мнение у жительницы Валуйского района, которая, обнаружив, что до её прихода на участок за неё кто-то уже заботливо проголосовал, написала заявление, но тут же приехали какие-то люди и настолько доходчиво объяснили ей, что ябедничать нехорошо, что она забрала его назад. Своё — у комсомольца, который во время первомайской демонстрации в Белгороде выкрикнул лозунг: «Россия без Путина!» — и тут же был схвачен полицией, там в протоколе квалифицировали этот лозунг как «нацистский», отправили дело в суд, и судья недрогнувшей рукой впаял парню административное правонарушение…

Но главное даже в другом: если говорить о свободе как о подлинной ценности бытия человека, то политическая свобода вообще не имеет определяющего значения. Четверть века существования в «демократической» России полностью убедили в справедливости слов философа и психолога Эриха Фромма: «Политическая свобода — это условие человеческой свободы лишь настолько, насколько она способствует раскрытию специфически человеческого». Немецко-американский мыслитель ХХ века удачно применил к анализу свободы высказанный ещё в ранних произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса тезис о том, что гуманистический смысл общества социального равенства состоит в возвращении человека к своей человеческой сущности. А всё, что сделано и делается «реформаторами», не способствует, а препятствует раскрытию в человеке специфически человеческого.

Одна из важнейших специфически человеческих черт — духовность. Именно она возвышает человека над кругом чисто материальных потребностей, предохраняет от возвращения к животному состоянию. В постсоветской же России почти всё население сброшено в гонку по кругу чисто материальных потребностей. Одни видят в ней смысл жизни и безудержно стремятся завладеть всё большим и большим богатством, подтверждая правоту Екклезиаста: «Кто любит серебро, тот не насытится, и кто любит богатство, то нет пользы от того». Другие поставлены в такие условия существования, что вынуждены включиться в эту гонку, чтобы обеспечить выживание — своё и своей семьи.

Как-то противостоять разрушению духовной основы человека могло бы образование, если было бы нацелено на духовное развитие учащихся, формирование развитой личности. Однако перед нынешним российским образованием вполне официально поставлена диаметрально противоположная задача: формировать «квалифицированного потребителя». А основа идеологии потребителя: хапать, хапать и хапать. Конечно же, в первую очередь материальные ценности.

Художественная культура в современной России нацелена не на то, чтобы возвышать человека, развивать его внутренний мир, а на то, чтобы ублажать потребителя и тем самым соучаствовать в утверждении потребительского мировидения. Ещё в 1990-е годы чуткие наблюдатели констатировали, что «новые хозяева России создают систему растления с раннего детства и во всех проявлениях». Сегодня такая система уже создана и работает на полную мощность. В результате свобода раскрытия в людях «специфически человеческого» в нашем обществе уничтожена напрочь.

Подчеркну, что это — «родовая черта» капитализма, порождающая сонм уродств в жизни постсоветской России. Общество, идеология которого зиждется на принципе «Делать деньги!» (эту характеристику дала известный апологет капитализма Айн Рэнд), неизбежно разрушает духовный мир человека. С 1960-х годов на мировые экраны всё чаще стали выходить поставленные в благополучных в материальном отношении странах Запада фильмы, главная тема которых — разрушение духовного мира человека, утрата им человеческих качеств в потребительской гонке. Вот лишь несколько примеров: французская картина «Время жить», испанская — «Новые испанцы», датская — «Из моей жизни», финская — «Дом на берегу моря», голландская — «Задыхаясь», шведская — «Художник»… Режиссёр «Художника» Йоран ду Реес в разговоре на Московском кинофестивале метко охарактеризовал капитализм как «сделку с дьяволом»: он даёт человеку материальные блага, но отнимает душу.

В ПЕРВЫЕ ГОДЫ после Октябрьской революции страна переживала несопоставимо большие материальные тяготы, нежели нынешняя Россия. Но целью нового строя было развитие личности человека-труженика. И потому буквально сразу после прихода к власти большевики сделали одним из основных направлений своей деятельности приобщение народа к сокровищам художественной культуры. Перед людьми из «низов» не просто открыли двери театров, концертных залов, музеев — специалисты помогали им постичь духовные богатства подлинного искусства. Огромными тиражами по символической цене издавались лучшие произведения русской и мировой литературы.

В мощнейшее средство распространения художественной культуры было превращено радио. Уже в 1923 году состоялся первый радиоконцерт. Вскоре концерты классической и народной музыки, литературные чтения включались в программу радио уже ежедневно. А когда технические средства стали более совершенными, начались регулярные трансляции на всю страну спектаклей ведущих театральных коллективов. В том же направлении позже работало и советское телевидение. Даже либеральная журналистка Ирина Петровская, говоря о ТВ 1980-х годов и сделав, разумеется, дежурное замечание насчёт «идеологических инъекций», признала, что оно «доносило до зрителей и создавало замечательные образцы культуры».

Курс на приобщение как можно более широкого круга людей к подлинно художественной культуре твёрдо выдерживался даже в годы индустриализации и послевоенного восстановления народного хозяйства, когда, казалось бы, все силы и средства страны должны были быть подчинены задачам её хозяйственного развития.

На формирование духовно развитой личности молодого человека было нацелено советское образование. Это признал даже путинский министр образования А. Фурсенко — правда, он, с позиции идеологии современной капиталистической России, счёл это… серьёзным недостатком. Система преподавания в советской школе строилась не на снабжении учеников лишь каким-то объёмом знаний, а на развитии их мышления. Скажем, в математике школьники не зазубривали «готовые» формулы, а учились их выводить и доказывать. Таким образом, школа давала не только образование, но и формировала логическое мышление. Кстати, уже этого достаточно, чтобы развеять миф «демпропаганды», будто советская система готовила «людей-винтиков». Умение логически мыслить, научный взгляд на мир — это качество не «винтика», а личности; одновременно это необходимое условие обретения духовной свободы.

Развитию подрастающего поколения способствовала и созданная Советской властью широкая сеть всевозможных кружков, секций, детских музыкальных школ и художественных студий.

Диссидент Александр Зиновьев, о котором никак не скажешь, будто он стремился приукрасить социалистическую действительность, утверждал, что в советском обществе для людей его поколения «открыта была вся мировая культура, возможность получения образования… несмотря на все недостатки коммунистического строя, коммунизм открывал возможность для значительной части людей становиться богами».

В годы сталинского правления успешно решалась невероятно трудная задача: формирование людей, становившихся носителями в целом «специфически человеческой» системы ценностей. Тем, чьё сознание сформировалось в постсоветское время, может показаться невероятным (но это именно так!), что многие миллионы людей были внутренне убеждены: духовные богатства куда важнее материальных. Они сами ограничивали своё материальное потребление разумно достаточным, а бездумную гонку за благами и деньгами считали уродством, слово «собственник» было для них ругательным.

Это не миф коммунистической пропаганды, а реальность советского времени, о чём свидетельствуют и сами «демократы» — от одиозных фигур типа М. Захарова до серьёзных аналитиков. Только они ставят не в заслугу, а в вину советскому строю то, что под его воздействием сознание людей перестало воспринимать частную собственность как естественную закономерность, что в нём исчезло стремление заработать побольше денег, что собственная корысть сделалась для него не только нелегитимной, но и неправедной.

Социалистическая система ценностей открывала перед принявшими её советскими людьми широкую свободу развития личности, потому что никакие меркантильные побуждения не мешали использовать свободное время именно для этой цели. В Советском Союзе удалось достичь того, что абсолютно немыслимо в самых богатых капиталистических государствах: у очень большого числа людей из самых разных слоёв общества выработалась внутренняя потребность в общении с художественной культурой.

ЕЩЁ ОДНО ДОСТИЖЕНИЕ Великой Октябрьской социалистической революции, которое в значительной степени способствовало обретению человеком настоящей свободы, состояло в том, что по мере роста экономической мощи страны формировалась исключительно надёжная система социальной защиты. Она обеспечивалась не подачками, как ныне, а доступной всем ценой действительно нужных людям товаров и услуг. Человек мог действительно не заботиться, что есть, что пить, во что одеться. Только пожив в капиталистической России, я понял, насколько свободен я был в советское время.

У меня к 22—23 годам уже создалось впечатление, что чиновники КПСС своей тупой политикой в области идеологии подтачивают духовные основы общества (ныне я сомневаюсь: действительно ли это была тупость или, напротив, мастерские действия идеологических диверсантов?), и, желая дистанцироваться от этого, я сразу после окончания Харьковского университета выбыл из всех общественных организаций (за исключением спортобщества «Буревестник»). После отработки четырёх лет по основной специальности (химик) я полностью переключился на полученную мной одновременно дополнительную профессию (журналист-киновед) и был независимым журналистом.

Мне редко доводилось сталкиваться с, условно назовём, цензурой, хотя были материалы, которые по каким-то соображениям не шли или выходили в изуродованном виде. Но дело в том, что цензура тут была ни при чём, с Главлитом я столкнулся только один раз, и его руководитель, объяснив мне, почему в Белгороде нельзя издать мою брошюру, тут же подсказал, как этот запрет без особых потерь для моей работы можно обойти. Во всех остальных (ещё раз повторю: не столь уж многих) случаях «цензурирование» моих материалов диктовалось перестраховкой главных редакторов. К примеру, моя идея написать рецензию на «Гараж» у редактора белгородской газеты вызвала категорическое неприятие, а в харьковской «Ленинской змине» («Ленинской смене») исполнявший обязанности главного редактора Юра Пилипенко пошёл с моей рецензией в обком, и там она не встретила никаких возражений.

Статус независимого журналиста лишал меня постоянной зарплаты, но я не пил, не курил, по ресторанам не ходил, и гонораров (хотя в сумме они были ниже средней зарплаты) при советских ценах мне хватало не только на еду и одежду. Скажем, я ездил за свой счёт с белгородским десятиборцем Юрием Куценко на соревнования 1978—1980 годов, чтобы освещать его путь на Московскую Олимпиаду, потому что мне это было интересно. Более того, я время от времени мог позволить себе съездить в Москву, чтобы посмотреть интересующий меня фильм в кинотеатре Госфильмофонда, или в Киев на матч киевского «Динамо».

В первые два года после победы контрреволюции я пытался сохранить свой статус независимого журналиста, но того, что я зарабатывал в месяц, мне при самой строгой экономии с трудом хватало на неделю. Вот и пришлось немало лет зарабатывать на жизнь участием в рекламной программе на одном из радиоканалов. В советское время у меня были и хорошие материалы, и плохие, но не было ни одного, в котором я писал бы то, чего не думаю.

«Демократы» упрекают советских людей, не приемлющих нынешний строй, в «ностальгии по дешёвой колбасе». Да ещё при этом нередко пафосно вопрошают: «Неужели вам колбаса дороже свободы?» Однако добрая память о советской эпохе — это ностальгия не по «колбасе», а именно по свободе. И уверен: не только у меня.

Просмотров: 717

Другие статьи номера

Чтобы в жизни мы меньше ойкали
В САМАРСКОМ ИНСТИТУТЕ культуры прошла презентация очередной книги коммуниста Раисы Поддубной, партийный стаж которой — 63 года. Раиса Павловна — кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры России, член Историко-филологического общества, автор 350 публикаций в СМИ и двух десятков книг о самарском крае и его людях. Особое место в её творчестве занимает семья Ульяновых, которая жила в губернии около четырёх лет. Поддубная вела в местном госуниверситете факультатив по изучению биографии В.И. Ленина, возглавляла лекторскую группу при обкоме КПСС, долгие годы была директором Ленинского мемориального комплекса. Её книги «Ленинская «Искра» в Самаре» и «Ульяновы» стали настольными для коммунистов области. И вот новая книга — «Аксаковы».
Чем гордится сегодня Китай

Совместный «круглый стол» газеты «Правда» и сайта «Жэньминьван»

В начале этого года в «Правде» появилась новая рубрика «Народный Китай: свершения, задачи, цели». Она явилась результатом творческого сотрудничества двух журналистских коллективов: газеты «Правда» и китайского сайта «Жэньминьван».
США после выборов: гражданская война?
Пульс планеты
КАРАКАС. «Мир и любовь побеждают разногласия» — так президент Венесуэлы Николас Мадуро прокомментировал первые результаты переговоров с оппозицией. В обмен на обещание диалога со стороны главы государства парламент, контролируемый противниками правительства, отложил рассмотрение вопроса о вотуме недоверия президенту. Оппозиция также отменила планировавшееся шествие к президентскому дворцу. В свою очередь венесуэльские власти выпустили из заключения нескольких оппозиционных активистов, в том числе лидера партии «Прогрессивный авангард» Карлоса Мело.
От кризиса не отмахнуться
Таджикистан продолжает испытывать экономические трудности. Кризис не в последнюю очередь связан с положением дел на алюминиевом заводе — крупнейшем промышленном предприятии страны. Правительство объявило о срочных мерах по оздоровлению объекта, но быстро исправить ситуацию эти шаги вряд ли смогут.
Учёные живут на нищенскую зарплату

В Вильнюсе, на площади рядом со зданием правительства Литвы, учёные провели пикет. Около 180 академиков, докторов наук, преподавателей вузов недовольны своей жалкой зарплатой и наплевательским отношением властей. Поддержать протестовавших пришли члены семей учёных, а также студенческая молодёжь.

Протестные акции нарастают
Акциями протеста любого масштаба при необычном разнообразии поводов, практически не прекращающимися со времён торжества Майдана, на Украине никого не удивишь. Однако последние из них показали, что протестующие готовы к более радикальным действиям.
Какая же это справедливость?
Уважаемая редакция «Правды»! Вы часто пишете в своей газете о социальной справедливости, о том, как она нужна людям, как для них важна. И мы это всей душой поддерживаем!
Мой адрес — Советский Союз

Вы помните, была такая замечательная песня? «Мой адрес — не дом и не улица, мой адрес — Советский Союз...»

ЧАСТО вспоминаю её, когда читаю в «Правде» очень интересные материалы о советском времени, в котором сама прожила основную часть своей жизни. И моё пожелание газете: как можно больше давайте таких публикаций! Они особенно необходимы для молодёжи.

Если за правду настойчиво биться
Множество откликов получила редакция на материал под рубрикой «Век Октября. Моя революция», озаглавленный «За правду советской эпохи» («Правда» от 9—12 сентября с.г.). Это беседа доктора экономических наук, профессора, члена Союза писателей России Луизы Гагут с выдающимся советским патриотом и коммунистом Иваном Тимофеевичем Шеховцовым. Фронтовик Великой Отечественной и юрист по профессии, этот человек получил широкую известность во время так называемой перестройки, когда вступил в судебное единоборство с клеветниками И.В. Сталина, которые особенно рьяно развернулись к концу 80-х годов прошлого века.
Все статьи номера