Главная  >  Номера газеты  >  №121 (30472) 28—31 октября 2016 года  >  Память о «Молодой гвардии»

Память о «Молодой гвардии»

№121 (30472) 28—31 октября 2016 года
3 полоса
Автор: Владимир МИНАЕВ.

Продолжаем публикацию материалов про историю легендарного подвига и отношение к нему сегодня

Теме о героической комсомольской организации «Молодая гвардия», действовавшей в 1942—1943 годах на территории нынешней Луганской народной республики, мы посвятили в «Правде» с января по апрель с.г. шесть полных газетных страниц (см. номера 9, 12, 18, 23, 25 и 34). А в прошлом году у нас тоже был ряд крупных публикаций, связанных с подвигом комсомольцев донбасского города Краснодона. Чем же вызвано то, что столь большое место заняли в сегодняшней газете события многолетней давности?

Думаю, читавшие эти материалы должны были понять: главная причина отнюдь не сугубо историческая, хотя историческое значение героизма молодогвардейцев, воспитанных на идеях Великого Октября, чрезвычайно важно. Однако ещё важнее (и крайне тревожна для нас!) та «перелицовка» во взглядах на советский героизм, которая особенно интенсивно в разных формах шла за последние годы.

Кстати, замалчивание героев и подвигов советского времени — тоже одна из форм покушения на них. И по отношению к «Молодой гвардии» такой способ уничтожения исторической памяти был применён сполна. Ну, скажем, исключили из школьных программ и перестали издавать великий роман Александра Фадеева. Перестали показывать по телевидению не менее великий одноимённый фильм Сергея Герасимова. И, понятно, наглухо исчезли, даже по определённым юбилейным датам, упоминания имён, которые в своё время были святы для всей Советской страны, находясь в самом почётном пантеоне её подвижников и мучеников.

А тут вдруг к 70-летию Великой Победы выходит на Первом телеканале … новый, другой фильм «Молодая гвардия». Анонс настойчиво уверяет: это — подлинная история некогда знаменитой организации. Выходит следом и книга, название которой, можно сказать, бьёт прямо в лоб: «Подлинная история «Молодой гвардии». Стало быть, что же — всё печатавшееся и снимавшееся до этого надо признать теперь неподлинным?

Вот что требовалось повнимательнее проанализировать и убедительно опровергнуть в «Правде». Об этом шла речь и в статье «Третья казнь Олега Кошевого», и в заметках «Тень замутняет свет героев», и в других наших публикациях.

Напомню, что одним из самых значительных полемических авторов на «молодогвардейскую» тему стал у нас в газете Владимир Петрович Минаев. Кто он? Брат Нины Минаевой, члена «Молодой гвардии», казнённой фашистами вместе с её товарищами и подругами. Инженер по профессии, ветеран труда, живёт сейчас в Киеве. А всем, что связано с подвигом комсомольцев его родного Краснодона, занимается он давно и постоянно. Сначала это были воспоминания о сестре, сбор биографических материалов о других молодогвардейцах. Затем, когда во время «перестройки» волны клеветы и националистических фальсификаций обрушились на их светлую память, Владимир Минаев счёл своим особым долгом встать на защиту чести и достоинства героев, отдавших юную жизнь за Советскую Родину.

Его страстная книга «Молодая гвардия»: опять предательство» выдержала уже несколько изданий. Он всячески поддерживал и поддерживает музей «Молодой гвардии» в Краснодоне. Именно он, Владимир Петрович, сообщил мне в мае, что музей этот вместе с ещё тремя из Луганской народной республики и одним из Донецка будет представлен на международном музейном фестивале в московском Манеже. И благодаря его своевременному телефонному звонку из Киева я смог познакомиться и побеседовать в нашей столице с директором краснодонского музея Натальей Ивановной Николаенко. Рассказ о встрече с ней и о сегодняшних делах хранителей героической памяти Краснодона был опубликован в №56 за нынешний год.

А в №80 мы напечатали репортаж с выставки, посвящённой «Молодой гвардии», которая была организована в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Так и хочется добавить: в кои-то веки! Может быть, и публикации «Правды» сыграли свою роль в таком существенном прорыве информационной блокады?

На выставке этой, работавшей более двух месяцев, тоже звучал голос Владимира Петровича Минаева. В интереснейших документальных фильмах, которые созданы на луганской, ворошиловградской земле, он отстаивает правду о молодогвардейцах.

За правду вступается и в публикуемой сегодня статье. Конечно же, брат погибшей героини не мог оставить без внимания книгу под претенциозным названием «Подлинная история «Молодой гвардии». Не мог потому, что подлинность предложенной читателям истории во многом весьма сомнительна.

Виктор КОЖЕМЯКО.

Обозреватель «Правды».

Во имя правды и славы святой

Против такой «подлинной истории», которая на самом деле многое искажает

МОЛОДОГВАРДЕЙЦАМ были присущи смелость, стойкость, выдержка, самообладание, самоотверженность и готовность к самопожертвованию.

А о чём ведутся многие споры в последние годы? Кто был «главнее» — О. Кошевой или В. Третьякевич. И на этом поле схватки проявилась подспудная цель её инициаторов, поднявших шумиху: заболтать истоки мужества молодогвардейцев, а историю их борьбы свести к очернению советской эпохи, к внедрению в сознание людей «преступного» характера «тоталитарной» власти.

Выходит, «Молодая гвардия» — не только неистребимый образец истинного советского патриотизма, но и показатель моральных качеств того, кто трогает, задевает её. Показатель правдивости и честности или вероломства, а также свидетельство, ради чего предпринимается это, какие преследуются цели. Такое свойство «Молодой гвардии» подтверждают множество статей, книг, брошюр и псевдодокументальных телефильмов, которые широко начали появляться особенно в горбачёвскую «перестройку» и плодятся до сих пор, разжигая самую настоящую информационную войну против краснодонских подпольщиков.

Вот теперь и ещё одно коварное нападение — в сборнике документов под названием «Подлинная история «Молодой гвардии», собранных доктором исторических наук Н.К. Петровой. Оговорюсь: фактически это второе издание вышедшего в 2003 году сборника «Молодая гвардия» (г. Краснодон) — художественный вымысел и историческая реальность», составленного И.А. Иоффе и Н.К. Петровой. Многое в обеих книгах настойчиво повторяется, что, конечно, не случайно.

* * *

Историк Н. Петрова в предисловии к сборнику написала: «Вообще-то истории этой организации, как таковой, нет. Она до сих пор не написана».

Но если б не было истории, то не было бы и высоких наград молодогвардейцам. Комиссии ЦК ЛКСМ Украины и ЦК ВЛКСМ ознакомились с результатами многомесячного расследования компетентными органами событий в оккупированном Краснодоне и в неимоверно трудных условиях по крупицам собрали у подавленных горем родителей и родственников молодогвардейцев, у их знакомых, учителей и очевидцев документальный материал в объёме 10 томов, о котором А. Фадеев впоследствии скажет: «…Когда начинаешь его читать, не можешь оторваться… Если бы в сыром виде вышла такая книга, она читалась бы, читалась и читалась». Затем, выступая на читательской конференции в 1946 году, он так сказал о комиссии ЦК ВЛКСМ, которую возглавлял А.В. Торицын:

«…Опросили родителей, товарищей по школе и оставшихся в живых молодогвардейцев. Свидетелей было много. В последний период существования «Молодой гвардии», когда большинство членов этой организации сидело в тюрьме, немцы арестовали большое количество людей, не замешанных в делах «Молодой гвардии». Люди эти были отпущены. Они-то и явились свидетелями».

Петрова правду сказала, что молодогвардейцы «делали то, что могли, что было им по силам». И на двух страницах кратко описала реальную историю «Молодой гвардии». Но одновременно придумала чепуху на постном масле: дескать, Указ о награждении «принёс временное облегчение (родителям. — В.М.) от сознания того, что о погибших сыновьях и дочерях помнят. Но ненадолго».

Почему? Оказывается, в народе «стали обсуждать, кто и за что получил награды, так, многие из тех, кто погиб, не получили даже медалей».

По-моему, историк не должен схоластично рассуждать о далёком прошлом, тем более трагическом, сидя в мягком кресле и попивая кофе. Разве можно согласиться с такими рассуждениями, если был свидетелем реально той обстановки, тех настроений у людей, подлинных их забот?

На торжественном собрании в Краснодоне 4 октября 1943 года, на котором вручали родителям ордена и медали их детей, многие матери теряли сознание. Суетились медсёстры, пахло эфиром, сострадали, не сдерживая слёз, все в зале. Значительное мероприятие не стало торжеством, празднеством. Наоборот, оно обострило душевную боль, вызвало в памяти матерей страдания детей при истязаниях, ужас от осознания ими конца жизни, мучения при раздевании на трескучем морозе, на обжигающем босые ноги колючем снегу, по которому их гнали к смертельной пропасти.

Так что на самом деле в краснодонском народе особенно не обсуждали, «кто и за что получил награды». Мало было тогда завистливых людей. А что касается слов историка: «многие… не получили даже медалей» — это умышленно раздуто. Пять человек из 71 члена «Молодой гвардии» не были отмечены наградами. И исследователь истории Петрова могла бы объяснить, почему их не наградили.

* * *

Ошеломляет утверждение историка, что «не улучшило, а скорее обострило обстановку в Краснодоне посещение города известным писателем А. Фадеевым». Эту навязчивую мысль впервые, по-моему, Петрова опубликовала в 2000 году в журнале «Отечественная история», но до сих пор не раскрыла её суть.

В те дни Красная Армия полностью освободила Донбасс, и многомесячный гул дальнего боя затих, а бумажный репродуктор каждый вечер содрогался от орудийных салютов в Москве. Земля, политая кровью и слезами, одарила людей высоким урожаем, и тачки, вздыбившись оглоблями от перегруженности початками кукурузы, подсолнухами, тыквой, со всех сторон стекались в город. А во дворах кипела молотьба. Но военная обстановка оставалась, и все работали с большим напряжением. И писатель — тоже: редко кому довелось видеть столько горьких материнских слёз. Но Фадеев своими вопросами не мог обострить обстановку и усугубить какие-то разногласия, даже если они были.

Удивляет и такое суждение учёного историка: «А.А. Фадеев сознательно нарушил неписаный закон творчества, согласно которому браться за создание произведений о важнейших исторических событиях следовало лишь после того, как они отойдут в далёкое прошлое. В результате в его романе историческая действительность смешалась с вымыслом, приобрела художественную форму, но вместе с тем утратила и часть своей достоверности».

По-моему, даже мало-мальски образованный человек знает разницу между художественным произведением и исторически научным изложением событий.

И сам Фадеев объяснил: «Мой роман построен на фактах. Вместе с тем, конечно, это не история, это, часто, подлинные факты, и всё-таки в них много художественного вымысла… Это и действительная история, и в то же время художественный вымысел. Это роман».

Авторитетный русский литературный критик В.Г. Белинский о работе художника на историческую тему сказал так: «Исторические факты, содержащиеся в источниках, не более как камни и кирпичи: только художник может воздвигнуть из этого материала изящное здание».

Фадеев был выдающимся художником. И Н. Петрова справедливо оценила «воздвигнутое им здание» так: «Роман А.А. Фадеева — это документ эпохи». Но одновременно не раз обвиняет писателя в нарушении придуманного ею «закона творчества».

Фадеев отмёл этот абсурд, когда Петрова была ещё ребёнком. Известный журналист и литературовед И. Жуков вспоминал (газета «Комсомольская правда» от 24.12.1977):

«В одном из выступлений военных лет Фадеев говорил о писателях («их немного», — подчёркивал он), которые в годину испытаний надеются высидеть в тишине кабинетов, «а потом, когда всё выяснится, вылезти из-за угла и создать «нечто значительное».

И далее, гневно и страстно, он спрашивал: «Если в грозную годину для твоего народа не льётся из твоего сердца кипящее слово, какой же ты художник? Кого ты сможешь прославить или заставить возненавидеть лирой своей? Где возьмёшь ты пламень чувства и силу разума, если жизнь и борьба лучших людей народа на самом высоком гребне истории пройдёт мимо тебя?»

Нетрудно почувствовать в этих волнующе-жгучих вопросах-призывах эмоциональное состояние души Фадеева — художника военной поры, творца «Молодой гвардии».

* * *

Н. Петрова в своих высказываниях впадает в противоречие. Вот её верная мысль: «Чем дальше от Отечественной войны уводит нас время, тем сложнее отвечать на вопросы, поставленные военной историей. Проходят годы, уходят люди. У очевидцев и участников событий слабеет память».

Значит, события уже «отошли в далёкое прошлое». А как же по её «закону творчества» браться за создание литературных произведений или правдивой истории? Выдумывать?

И Петрова пишет: «В исторической литературе до сих пор нет полного исследования по истории молодёжной подпольной организации «Молодая гвардия»… Для историков важно выяснить её состав, деятельность… причины провала, кто и зачем фальсифицировал некоторых её активных участников».

Давно, по горячим следам событий, исследовано всё, кроме тайн, которые в могилу унесли с собой подпольщики. Состав и деятельность «Молодой гвардии» известны и опубликованы широко. А вот сегодня по странному «закону творчества» лжеисторики придумывают каждый свою численность организации. И чем больше число, тем, кажется автору, больший упрёк следует Советской власти.

Причины провала подполья тоже давным-давно обоснованы фактами. Ограниченный размер моей статьи не позволяет подробно рассказывать об этом. А вот кто и зачем фальсифицирует историю Краснодонского подполья, понятно из толкований её.

Например, объяснение провала организации. Несуразностей множество! Так, Н. Петрова в первом издании сборника писала: «Всё более запутанным становится вопрос о предательстве и предателях «Молодой гвардии». И сама же запутывает, утверждая: в «Молодой гвардии» предателей не было. То есть молодогвардеец Почепцов не предавал Первомайскую группу, в которой он состоял, и некоторых членов штаба.

Далее пишет: «Вообще не было какого-то одного изменника, провалившего «Молодую гвардию». И тут же читаем: «Безосновательные и бездоказательные обвинения в измене и предательстве… З.А. Выриковой, О.А. Лядской, С.Ф. Полянской…» Просто Н. Петрова не изучала следственные документы!

Наконец, она утвердилась в новом мнении: за «Молодой гвардией» «уже не первый месяц охотились краснодонская полиция и жандармерия вместе с немецкими, итальянскими и румынскими спецслужбами городов Ворошиловград (ныне Луганск), Красный Луч, Ровеньки и Сталино (ныне Донецк)». Яркий пример полуправды!

Действительно, полицаи и немецкие жандармы, которые попались нашим следственным органам, одинаково подтвердили, что долго охотились за подпольщиками, но тщательные поиски были безуспешны, и это приводило их в бешенство. Им помогли не мифические спецслужбы, а Почепцов, Лядская, Вырикова и Полянская.

На основе каких же документов у историка Петровой сформировалось её мнение? Скажу прямо: ей пришлась по душе несусветная чушь, распространённая махровым лжецом В. Семистягой, который тоже считает себя историком. Он много своих «находок» высказал в прессе Украины и в псевдодокументальных фильмах. Цель их одна: оправдать реальных предателей и выставить виновными «неумелых» подпольщиков или превознести талант немецких контрразведчиков.

В первом издании сборника Н. Петровой выражена благодарность за консультации «старшему преподавателю Восточно-Украинского национального университета имени Вл. Даля В.Ф. Семистяге» — на деле же холопу американского эмиссара, бандеровца Е. Стахива, закопёрщику так называемой Межрегиональной комиссии по изучению истории организации «Молодая гвардия».

Кстати, эта комиссия возникла сразу после начала информационной войны против Олега Кошевого, развязанной западными радиоголосами, следуя американским призывам «добиться того, чтобы в последующей войне не было «Молодой гвардии», Космодемьянских и Матросовых». Итоговая записка этой комиссии написана в духе борьбы буржуазного режима с советской историей и направлена явно на развенчание образцов советского патриотизма. И Петрова, широко опубликовав её, очень помогла таким «авторитетным документом» всем творцам псевдоисторий «Молодой гвардии».

* * *

А вот ещё читаю в сборнике «Докладную записку редактора издательства «Молодая гвардия» А.В. Лукина в ЦК ВЛКСМ», которая в советское время неспроста была засекречена. Что же в ней?

Бригада издательства в декабре 1946-го, через четыре года после исторических событий, пробыла 10 дней в Краснодоне и Ворошиловграде. Она провела несколько читательских конференций, раздала нескольким родителям молодогвардейцев, 38 школам района, учителям экземпляры выпущенного этим издательством романа «Молодая гвардия».

Основной упор в записке А. Лукин сделал на отношение к роману жителей города, развенчание Олега Кошевого и оговор его матери. Он, в частности, пишет:

«Роман Фадеева «Молодая гвардия» подвергается самой беспощадной и, надо сказать, справедливой критике. Молодёжь, учительская общественность и родители молодогвардейцев обвиняют Фадеева в том, что он незаслуженно выдвинул на первый план Кошевого, снизил образ Громовой и особенно Ивана Земнухова, которого весь город считает организатором, руководителем и душой «Молодой гвардии».

Но, во-первых, когда Лукин «опрашивал общественность», мало кто в городе читал главы романа в газете. Во-вторых, если весь город знал роль Ивана Земнухова как организатора подполья, руководителя и души «Молодой гвардии», то Лукин должен был объявить, что организация на самом деле не была подпольной и оккупанты специально не раскрывали её.

Чем откровеннее Лукин говорит о своих «открытиях» в Краснодоне, тем дальше он заходит в дебри. Вот пишет: жители «обвиняют Фадеева в том, что он ни у кого из краснодонцев, кроме Кошевой, не был». Фадеев, конечно, не знал, что безрассудный издатель его романа возвёл такой поклёп, и однажды, выступая перед читателями романа, рассказывал: «Я выехал на место событий, пробыл там около месяца, опросил большое число людей. Побывал в семьях молодогвардейцев, беседовал с их товарищами по школе, с учителями и, таким образом, дополнил материал, предоставленный мне комиссией…

…Я встречался с рядом партизан и подпольных работников не только Краснодона, но и других районов Ворошиловградской области.

<…> …Я весь месяц жил у родни Кошевого, и ко мне приходили родители других молодогвардейцев».

Лукин пишет: Кошевую обвиняют в том, что она «ездила гулять к немецким офицерам». «О том, что Кошевая жила с немцами, говорит открыто каждый краснодонец. О ней говорят как о человеке нечестном, беспринципном и умеющем устраивать личные дела».

Но в освобождённом Краснодоне органами НКВД уже за первые две недели в основном были выявлены все приспешники оккупантов и выселены в восточные районы страны. В то время Елена Николаевна Кошевая не была матерью Героя Советского Союза и даже ещё не знала, что сын расстрелян в городе Ровеньки. И если бы она действительно «жила», «гуляла» с немцами, её, как и других «немецких подстилок» (так называли женщин, «гулявших» с оккупантами), заслали бы туда, куда Макар телят не гонял.

Лукин замахнулся и на другие семьи молодогвардейцев. «В настоящее время, — пишет он, — между семьями молодогвардейцев идёт страшная распря. Кое-кто из них дискредитирует память детей. Вину за эту распрю несут Кошевая, Борц и Виценовская. Они занимаются склокой… Они мутят всех, пользуясь неграмотностью (?) родителей молодогвардейцев…» И Лукин даже исключил Юрия Виценовского из числа подпольщиков: «он попал в шурф не за участие в подпольной деятельности».

Представляю, как разделались бы с Лукиным матери за «распри, склоки» и прочее.

Конечно, были случаи, когда, например, Александра Васильевна Тюленина выражала недовольство Еленой Николаевной Кошевой. Ведь Тюленина от природы очень эмоциональная и легко возбуждалась. А почти все другие матери, сроднённые одним горем, проявляли взаимную озабоченность. Помню, если в какие-то два-три дня не заглянули к нам Ольга Дмитриевна Иванихина, Елена Никифоровна Кийкова, Анна Васильевна Фомина-Пегливанова, Ефросинья Мироновна Шевцова, то мама бросала всякую работу и наведывалась к ним.

Если в какой-то месяц иногда целую неделю не встречались с Анастасией Емельяновной Самошиной или Полиной Петровной Герасимовой, Прасковьей Титовной Бондаревой или Анной Егоровной Дубровиной, Анастасией Ивановной Земнуховой или Елизаветой Алексеевной Осьмухиной, то условливались, кто кого пойдёт навещать. Такая же озабоченность друг к другу была и в других сложившихся группах матерей. И только чёрствый невежда или сознательный фальсификатор может представлять их отношения как сплошную вражду, распри, склоки и раздоры между ними.

Учёная Петрова не опровергла клевету Лукина. А ведь это очень похоже на результат «исследования» документов о Зое Космодемьянской. Вот что фальсификаторами писалось, например: «Мёртвую «Таню» по фотографиям в газетах опознали как свою дочь сразу несколько женщин. В конкуренции на право получения за неё пенсии, льгот и славы победила, естественно, та, которая лучше всего совмещалась с системой». Какая же мать вскормила таких негодяев, презревших в своих писаниях даже природные материнские чувства? Увы, подобные паскудства в «эпоху демократических реформ» приняли широчайший оборот…

Вскоре после отъезда из Краснодона бригады Лукина сестра Сергея Тюленина — Надежда Тюленина написала письмо И.В. Сталину, в котором говорила о «неверных вопросах» в романе А. Фадеева, о Кошевом Олеге как рядовом подпольщике, о «тесной связи с немцами» матери Кошевого. Содержание письма перекликается с запиской Лукина. И трудно поверить, что Надежда написала Сталину по своей инициативе. Тем более надо было решиться ей выдать себя за участницу подпольной организации, приписать себе, что именно она связала подпольщиков-коммунистов с «Молодой гвардией»…

Вряд ли Сталин оставил это без внимания и не поручил соответствующим органам проверить всё написанное.

А Фадеев в письме секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Жданову назвал сообщаемое Н. Тюлениной «обывательской вознёй». И пояснил: «Я лично был в Краснодоне в сентябре 1943 года и также лично опросил, по меньшей мере, около ста человек, в том числе и Надежду Тюленину. В то время решительно никто не давал мне никаких сведений и показаний, которые противоречили бы официальному материалу ЦК ВЛКСМ».

Действительно, 5 июля 1943 года Надежда Тюленина рассказывала: «Люба Шевцова приехала из Ворошиловграда и сказала, что Третьякевич ушёл из партизанского отряда. В этот же день Сергей сказал мне, что у них будет заседание штаба и на заседании решат, кто будет комиссаром… В этот же вечер Сергей пришёл поздно, я спросила, кто комиссар, он ответил: Олег Кошевой».

* * *

Сегодня, когда уже давно реабилитирован такой же, как и все молодогвардейцы, мученик Виктор Третьякевич, в ряде документов сборника обращаешь внимание на явно усиленное возвышение его. Это относится, например, к бывшему секретарю Ворошиловградского обкома комсомола Н. Пилипенко, который на встрече «сотрудников Центрального архива ВЛКСМ с участниками подпольной антифашистской борьбы на территории Ворошиловградской области» в конце «перестройки» очень много говорил о событиях почти пятидесятилетней давности.

Встреча проходила 27 апреля 1989 года, когда, можно сказать, перестройка уже превратилась в перетряску и многие партийные клятвоотступники вовсю начали линять — менять свою старую шкуру на «демократическую». У Пилипенко тоже произошёл нравственный слом. По его рассказам о Викторе Третьякевиче, нужно всю грудь на портрете Виктора увесить Золотыми Звёздами Героя Советского Союза.

Н. Петрова некритически воспринимает и такую деятельность Пилипенко — тоже по его рассказам. Будто бы «родственники молодогвардейцев возмущались искажением действительности в романе, а поэтому «обкому ЛКСМ Украины приходилось «восстанавливать взаимопонимание среди семей молодогвардейцев». Для выполнения специального указания первого секретаря ЦК ЛКСМУ Костенко В.С. из Киева приехала группа комсомольских работников во главе с секретарём ЦК ЛКСМУ Митрохиным, чтобы «читать семьям молодогвардейцев роман «Молодая гвардия» и просить их, чтобы они знали историю создания этой организации по книге». «Мы с Митрохиным поехали в Краснодон, — вспоминал Пилипенко. — Читали книгу по семьям, по квартирам. И просили всех: «Давайте историю «Молодой гвардии» будем излагать так, как это показано в книге Фадеева». Наиболее активных и шумных приходилось «успокаивать словами». Приходилось говорить, что сегодня ваш сын (или дочь) герой, о нём знают, но если не угомонитесь, то сделаем так, что из героя он превратится в предателя. Такие «разъяснительные беседы» велись с наиболее активной семьёй Тюлениных. И на какой-то период люди затихали».

Нелепость и её распространение возмущают! Поверхностный, не научный взгляд Н. Петровой на воспоминания Пилипенко не зародил у неё сомнения. А ведь он рассказал о событии сорокатрёхлетней давности в 1989 году, в самый разгар очернения истории собственной страны. Между тем, если прикинуть, что в каждой семье согласились слушать чтение романа хотя бы по три часа в день, то сколько же дней всем чтецам потребовалось бы для этого?!

Фантастика, конечно. И я не знал ни одной семьи, в которой побывали бы такие высокие гости из Киева и Ворошиловграда с чтением романа А. Фадеева. Да и никто из матерей не рассказывал экскурсантам историю организации — говорили то, что сами видели, слышали, о чём догадывались. А вот если бы Пилипенко с компанией пугали родителей превращением их детей в предателей, то эти мерзавцы еле ноги унесли бы из Краснодона.

* * *

Уже из сказанного о некоторых документах сборника — а подобных здесь через край — можно сделать вывод, что это не научный труд. Автор не провела необходимого исторического исследования оценок деятельности подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия», а лишь «заскирдовала» документы, которые соответствовали её замыслу, откровенно раскрытому в предисловии первого издания. Там чёрным по белому написано:

«Читателю будет интересно узнать, какую роль сыграли партийные инстанции, как местные, так и центральные, в фальсификации ряда моментов в истории этой организации. Подлинные документы, которые вводятся в сборник, позволяют проследить бюрократические тенденции и заорганизованный стиль в области идеологической работы КПСС в отношении истории «Молодой гвардии», когда судьбы конкретных людей перекраивались в угоду политической целесообразности.

Их подвиг запечатлён в скульптурах, картинах, памятниках. При этом каждый автор, исполнитель роли, режиссёр-постановщик вносил своё понимание (видение) событий и образов. Но всех «корректировали» соответствующие идеологические органы «с учётом задач воспитания советской молодёжи». Постепенно накапливались противоречия, искажения, «передержки», смещались роли и значимость тех или иных действующих лиц известной, как всем казалось, истории. Именно художественными средствами формировался в сознании нескольких поколений советских людей образ «Молодой гвардии», подменяя собой подлинную историю».

Но неужели не ясно, что во все века с помощью художественных средств создавались образы героев, которым нужно поклоняться и следует подражать?

А дальше сказано: «...Все публикуемые архивные документы хранились ранее в закрытых фондах и лишь во второй половине 90-х гг. прошлого века были рассекречены, но далеко не полностью».

Что ж, во-первых, разумные советские органы не могли публиковать сплетни, тупые, зловредные домыслы и просто нелепости.

Во-вторых, публикация таких документов сегодня без должных комментариев создала в головах читателей путаницу и сумбур. И самое главное — подорвала доверие к подвигу краснодонских подпольщиков. А ведь именно к этому призывали западные радиоголоса и другие СМИ, в которых окопались бандеровцы, украинские националисты.

Просмотров: 1124

Другие статьи номера

Сохранившая верность Советской Родине
ИЗ КИЕВА пришла горестная весть: умерла Валерия Заклунная, замечательная артистка, сильный, яркий и глубокий человек. Менее года оставалось до её 75-летнего юбилея — праздника для всего Киевского национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки, которому она отдала
Апостол трезвости
Так ли было, не так ли — спросить не у кого. А пишут вот что. Михаил Челышов, депутат Государственной думы III созыва, был приглашён на приём к самодержцу российскому Николаю II по какому-то торжественному случаю. Когда провозгласили тост: «Здоровье государя!», Челышов поднял бокал шампанского, но пить не стал. И объяснил это так:
Наследие «мертвеца из холодильника»
Пять лет назад американский спецназ, который, по мнению экспертов, был весьма небрежно загримирован под ливийскую уличную толпу, растерзал полковника Муамара Каддафи, возглавлявшего Народную Ливийскую Арабскую Джамахирию. Умирающего легитимного лидера государства-члена ООН бросили ещё живым в промышленный холодильник крупного супермаркета, где он и скончался.
Прибалтийский блеф

Нагнетают истерию

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ весной 2017 года направит в Эстонию батальон с тяжёлым вооружением. Британцы присоединятся к силам из Франции и Дании. Об этом сообщает газета «Файнэншл таймс» со ссылкой на министра обороны Соединённого Королевства Майкла Фэллона. В составе подразделения будет 800 военнослужащих, а на его вооружении — танки, боевые машины пехоты и беспилотные летательные аппараты. «Этот батальон, по своему характеру оборонительный, будет полностью боеспособным», — подчеркнул Фэллон.

Крестьяне против приватизации
КОМИТЕТ крестьянского развития (Codeca) Гватемалы объявил через социальные сети тысячам сельских тружеников по всей стране, что он готовит массовую акцию протеста против правительства Джимми Моралеса.
Пульс планеты
НАМЮР. Парламент Валлонии уже во второй раз отказался одобрить соглашение о зоне свободной торговли между ЕС и Канадой, тем самым сорвав подписание в Брюсселе итогового документа, запланированное на 27 октября. Правящие в этом франкоязычном регионе Бельгии социалисты утверждают, что договор служит прежде всего интересам крупного бизнеса и ставит под угрозу экономический суверенитет Старого Света. Валлоны опасаются усиления конкуренции из-за океана, причём больше всего из США, о которых в документе не говорится.
Манёвры на фоне реальной угрозы
В Таджикистане прошли совместные с Китаем антитеррористические учения. Масштабные манёвры проходили на фоне сложной ситуации в соседнем Афганистане. Но этим военно-техническое сотрудничество Душанбе и Пекина не ограничивается: КНР превращается в гаранта безопасности республики.
На газ и уголь денег нет
Возле офиса телеканала «Интер», который недавно неонацисты пытались сжечь вместе с телевизионщиками, 26 октября прошла акция киевлян, недовольных отсутствием отопления в своих домах. Группа граждан c мегафоном под прикрытием плакатов блокировала и без того замурованный намертво главный вход в офис канала. На сей раз обошлось без погрома. Активисты оказались не националистами, а обыкновенными жертвами строительной компании «Киевгорстрой», в домах которых отключили отопление.
На пути к осуществлению всенародной китайской мечты
После летних Олимпийских игр в Пекине в 2008 году основной задачей в развитии спортивной индустрии КНР в постолимпийскую эпоху стало превращение Китая из «сильной в спорте страны в спортивную державу». В этой области пройден большой путь — начиная с учреждения Всенародного дня физической культуры и до официального принятия Госсоветом страны второго пятилетнего плана развития физкультуры среди населения. Сегодня массовая физическая культура уже является государственной стратегией Китая.
На Востоке поднимается спортивная держава
8 августа 2008 года китайская столица Пекин превратилась в оживлённый и неспящий город. Священный олимпийский огонь, которого несколько поколений китайских спортсменов ждали почти столетие, ослепительно загорелся в стране древней цивилизации, насчитывающей пятитысячелетнюю историю. 51 «золото», 100 медалей в общей сложности! Китай достойно поднялся на вершину мирового спортивного Олимпа. Пекинская Олимпиада 2008 года принесла территории Хуася (древнее название Китая. — Ред.) величие и гордость, многочисленный трудолюбивый китайский народ по-настоящему почувствовал страсть и силу спорта.
Все статьи номера