Главная  >  Номера газеты  >  №118 (30324) 23—26 октября 2015 года  >  Высота человека и дух народа

Высота человека и дух народа

№118 (30324) 23—26 октября 2015 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Спектакли о войне на сцене МХАТ имени М. Горького

Это, пожалуй, не очень точно сказано, что два спектакля, поставленные в театре Татьяны Дорониной к 70-летию Великой Победы, — «о войне». Может быть, точнее — о людях во время войны? Но и так не совсем верно, ибо в одном из этих двух лишь начало происходит в военную пору, а всё дальнейшее — после, в годы мирные.

Однако суть в том, что ни с чем не сравнимое испытание, перенесённое нашим народом тогда, в Великую Отечественную, стало особой, высшей мерой человеческих качеств и ориентиром людям на будущее, как надо жить. По-моему, именно это определило в данном случае выбор художественного руководителя МХАТ имени М. Горького.

Школа молодым

А выбрала на сей раз Татьяна Васильевна пьесы одного из лучших советских драматургов — Алексея Арбузова «Домик на окраине» и «Мой бедный Марат».

Первая была написана, можно сказать, по горячим следам военных событий, в 1943-м, и тогда же поставлена под названием «Домик в Черкизове». Рождение второй относится уже к началу 60-х годов. И это ретроспективный взгляд через призму войны на проблемы иного времени, весьма актуальные по-своему и сегодня.

Надо по достоинству оценить также ещё один доронинский замысел: доверить создание этих спектаклей в основном молодым. Для многих начинающих актёров после студенческой скамьи это вообще первые роли в театре. А для народного артиста России Михаила Кабанова, одного из ведущих и талантливейших актёров МХАТ, «Мой бедный Марат» стал пока лишь второй режиссёрской работой, то есть в этом смысле он тоже начинающий. Да и постановщик «Домика на окраине» — заслуженный артист России Александр Дмитриев на режиссёрском поприще сравнительно недавно.

Кстати, он рассказал мне много интересного о работе над спектаклем. Что считал для себя первостепенным как для режиссёра? Прежде всего — максимально приблизить материал пьесы, в сущности далёкий от нынешнего молодого поколения, к разуму и сердцам исполнителей. Чтобы сделать его для них своим!

Они же не знали, например, что такое райком партии во время той войны или Комитет Обороны. А как им проникнуться реальной важностью сюжетного конфликта, когда после вынужденной эвакуации родного танкового завода несколько человек, временно в Москве задержавшихся, начинают биться за то, чтобы на его месте создать мастерскую или даже новый завод по ремонту танков? Ведь фронт совсем близко… Замечу, что подобных ситуаций в жизни было немало, но убедить и увлечь сегодняшних зрителей, вызвать у них искреннее переживание можно лишь при условии, если сами актёры убеждены и увлечены. И это — получилось.

Авторский посыл постановщикам «Домика на окраине» содержится в эпиграфе из Александра Блока:

О том, как зреет гнев в сердцах,

А с гневом — юность и свобода,

Как в каждом дышит дух народа…

Слишком пафосно? Однако драматургу хотелось, чтобы звучание его произведения поднималось от быта до уровня бытия, чтобы в тяжелейшую для Родины годину носителями духа народа чувствовали себя так называемые простые люди. Они — герои пьесы, и они же стали тогда её зрителями.

А для сегодняшних зрителей дополнительные высота и глубина восприятия создаются в спектакле МХАТ привлечением пронзительных стихов, рождённых в войну и после неё, а также музыкальным наполнением, особенно музыкой Рахманинова. Интересно, что в поэтическом отборе участвовал почти весь актёрский ансамбль: каждый приносил и предлагал своё любимое. Не потому ли стихи звучат здесь столь исповедально?

Время Веры, Надежды, Любви

Эти две арбузовские пьесы, написанные в разное время, внутренне связаны. Более того, в определённом смысле вторая первую продолжает, и постановки их в театре Дорониной образуют своего рода дилогию. Я даже подумал: хорошо было бы, если бы одни и те же зрители, посмотрев «Домик на окраине», могли на следующий день посмотреть «Мой бедный Марат».

Начало — за неделю до войны — в том самом деревянном домике на окраине Москвы, где живут сёстры Ивановы. Три сестры, как у Чехова, но со знаменательными именами: Вера, Надежда, Любовь. И они дочери не полковника, а рабочего, который всю жизнь до кончины трудился на заводе. Теперь тут же работают две из его дочерей, а третья, младшая, должна прийти туда после окончания ФЗУ.

Хорошо передана арбузовская атмосфера дома, у которого много друзей. Отношения взаимного интереса и тяги друг к другу, обозначившейся влюблённости и даже любви вместе с мелькнувшей тенью неизбежной ревности. Причём всё на фоне мирного субботнего вечера: говорят про новый, только что купленный купальник, про футбол и танцы в Сокольниках, отмечают день рождения покорителя девичьих сердец бесшабашного Женьки Шеремета…

Но сквозь быт этой единственной предвоенной картины уже прорывается знаковое для драматурга Арбузова философское столкновение. Какое? Приземлённости и высоты человека, заниженной и повышенной его ответственности, успокоенности и нравственной требовательности к себе.

Вдруг одна из сестёр (старшая Вера в точном исполнении Ирины Рудоминской), фактически теперь глава семьи, деловой и строгий комсомольский секретарь всего завода, начинает сетовать, что «сама себе прискучила». А другая сестра (Надя — актриса Анастасия Уколова), та младшая, что в ФЗУ учится на фрезеровщика, мечтавшая стать то скрипачкой, то милиционеркой, то фокусницей в цирке, неожиданно раскрывает новое: она будет штурманом дальнего плавания. И тайно любящий её романтик Алёша Кустов (артисты Юрий Ракович и Александр Шульгин оба понравились мне в этой роли) признаётся, что «в семнадцать лет вовсе по ночам не спал… сколько вёрст от Каширы до Луны высчитывал». Теперь же пишет в заветной книжке стихи: «Хочу постичь, что значит жизнь моя…»

Что значит жизнь — вопрос главнейший. Тогда, начиная с 22 июня 1941-го, смысл жизни для обитателей домика на окраине и их друзей, как и для большинства народа, определился абсолютно ясно: защита Родины, победа над вражеским нашествием. Потому с таким активным неприятием встречают здесь даже малейшие признаки малодушия у Витьки Смагина (артист Дмитрий Корепин). Потому медсестрой на фронте оказывается Надя, а ставший танкистом Алёша погибает. И потому как несомненную справедливость приветствуют на сцене и в зале назначение Веры Ивановой, двадцатишестилетней Веры Петровны, директором вновь создаваемого оборонного завода.

Конечно, безусловная заслуга театра — в художественной убедительности происходящего. Особенно важно это, замечу, для кульминационной финальной картины спектакля. В предпосланной ей ремарке автор пьесы написал: «Морозный день первой военной зимы. Это было в субботу, мы все помним этот день». Все ли помнят сейчас?..

Тринадцатое декабря 1941 года. Над страной и миром прозвучало сообщение Совинформбюро о провале немецко-фашистского наступления на Москву. Знаете, никакой раздражающей натяжки не допущено в пьесе, и, соответственно, нет в этом спектакле, что с официальным сообщением по радио смыкается катарсис основной лирической, любовной линии — Женьки Шеремета (артист Максим Бойцов) и Нади. Воспоминание о погибшем Алексее, который, как сказано, любил Надю больше жизни, сперва сопернике Шеремета, а затем боевом друге, здесь тоже воспринимается вполне естественно и художественно убедительно.

А всё-таки остаётся главный вопрос: «Зачем и как я живу?»

Безусловно, во время той великой войны ответ на него давался отношением человека к общенародной задаче победы над врагом. Давался не риторикой, а поступками, что мы и видим в «Домике на окраине». «Мой бедный Марат» гораздо сложнее. Оказалось, что после войны, без неё, вопрос-то главный — о смысле жизни человека — остался, да ответ уже не столь однозначен. И вот в этой психологически, пожалуй, наиболее трудной арбузовской пьесе взялся разобраться с позиций сегодняшнего времени Михаил Кабанов — замечательный воспитанник и единомышленник Татьяны Дорониной по мхатовской сцене. Взялся вместе с молодым и талантливым актёрским трио.

Да, если в «Домике на окраине» перед нами слаженный актёрский ансамбль, то здесь великолепная троица. Автор назвал своих героев так: Лика, Марат и Леонидик. Редкостно тонкая и глубокая Елена Коробейникова в основной женской роли, а с ней начинающие Максим Бойцов и Юрий Коновалов.

Фантастически повезло этим одарённым ребятам! Во-первых, возможность играть с такой уникальной актрисой, блистательно проявившей себя в самых разных амплуа. А во-вторых, ведь у них обоих и в другом спектакле по Арбузову очень значительные роли, Максим же вообще там и здесь главный герой. Не закружилась бы голова. Но радуешься, видя его сперва искромётным Шереметом в «Домике на окраине», а потом он — Марат, такой поначалу вроде бы простецкий, но на поверку, пройдя военные и послевоенные испытания, — самый неистовый в поиске себя и неимоверно взыскательный в предъявляемых к себе требованиях.

Пьеса камерная. Действие, продолжающееся с 30 марта 1942 года по 31 декабря 1959-го, не выходит за пределы одной комнаты в ленинградской квартире, чудом уцелевшей в почти полностью разрушенном доме. Здесь волей судьбы и встречаются на исходе первой блокадной зимы трое подростков. Здесь, похожая на робкий подснежник, пробивается их любовь, поразительные изломы которой составят сюжет пьесы до самого её конца.

Такая камерность, с одной стороны, даёт возможность пристальнее всмотреться и вслушаться в каждого из троих, в тончайшие нюансы психологически очень непростых отношений между ними, на чём правомерно (и плодотворно!) сосредоточиваются все исполнители и режиссёр. Но с другой…

Когда-то знаменитому Анатолию Эфросу, ставившему только что написанного «Марата» в Московском театре имени Ленинского комсомола, не было нужды зримо напоминать, что происходило в разное время вокруг той квартиры: тогда в абсолютном большинстве люди знали это как собственную жизнь. Теперь же Михаил Кабанов поступил, я думаю, правильно, предпослав каждой части спектакля эмоциональный видеоряд, вводящий настроение зрителей в жизнь страны тех лет. Помогают и песни, музыка оттуда, а стихи Анны Ахматовой и Ольги Берггольц в её собственном исполнении перед микрофоном блокадного ленинградского радио — это же действительно голос эпохи…

В данном случае эпоха представлена двумя мальчиками и девочкой, которых непредвиденно свела и связала жуть фашистской блокады. Казалось бы, забота одна: просто выжить. Но в абсолютно экстремальных условиях двое ребятишек спасают от голодной смерти третьего, поступаясь собой. Значит, важно не просто выжить, а оставаясь человеком. И шестнадцатилетняя Лика произносит: «Человек всегда должен жертвовать всем для другого». Значит, в ней это было заложено?

Однако Марат, на год старше её, адресует новой знакомой поучительный монолог о том, что она всё-таки неверно жила: «Ушла в себя и отъединилась. Совершенно! Разве это достойно советского ребёнка?» Ну да, можно улыбнуться над «советским ребёнком», но каково заключение? «Ты же вполне здоровая… Ты должна помогать ослабевшим людям». И конкретная мера: «Сегодня я отведу тебя в бытовой отряд, и ты начнёшь приносить пользу… Надо приносить людям пользу каждый день».

Столь категоричные сентенции принято относить по разряду нравственного максимализма. Скажем прямо, он и тогда, как и во все другие времена, принимался далеко не всеми. А уж ныне-то куда от него наше общество ушло! Так что, выходит, Арбузов и для нас проследил путь своих героев от той промёрзшей комнаты на грани жизни и смерти до вполне вроде бы благополучного быта двадцать лет спустя. Но как при этом на душе? Всё ли сбылось, о чём мечталось, и почему не сбылось? Можно ли считать себя счастливым?

Не о материальном вопрос. Не о новой квартире, которая вот-вот будет у Лики с Леонидиком, ставших мужем и женой. Не о зарплате: жене её только что солидно прибавили. И не об издательском успехе мужа: у него выходит уже третий сборник стихов. О чём же?

Явление Марата, который по-прежнему Лику любит (как и она его!), оборачивается через тринадцать лет после их последней встречи настоящим нравственным ударом в отлаженный, устоявшийся быт его друзей. Война здесь — снова главная мера всех поступков и даже смысла всей жизни, что с пронизывающей энергетикой театр Дорониной напрямую несёт в зрительный зал.

Когда Лика, оправдывая себя вместе с мужем, заявляет Марату, что витать в небесах надо предоставить молодому поколению, «а наш срок вышел — пора спускаться на землю», в ответ она и Леонидик получают страстное высказывание об очень важном: «Кто тебе это сказал?! Люди здорово задолжали провидению за то, что оно позволило им жить на земле! А ну, подумай, сколько народу померло из того расчёта, чтобы мы остались в живых? Вспомни сорок второй, блокаду, все страдания. Сотни тысяч умерли за то, чтобы мы были необыкновенны, одержимы, счастливы. А мы?..»

Это вопрос и к новым, теперешним поколениям. Собственно, к тем, кто в зале. Жгучий вопрос-напоминание. Марат в исполнении М. Бойцова очень доходчиво говорит и о своём личном. Первого мая в сорок пятом (за неделю до Победы!) семерых разведчиков во дворе немецкой фабрики накрыли миномёты. «Нас было семеро, а в живых остался я один…»

Почему Лика называет его «мой бедный Марат»? Не удержавшись, он спросил её об этом. «Потому что ты веришь в невозможное».

Но ведь планка невозможного у разных людей бывает очень разной высоты! Как и у человеческих сообществ, замечу. Чем ниже она, тем легче. Но это крайне опасная «лёгкость», в чём, по-моему, должно бы убедиться нынешнее наше общество по итогам пережитого за последнюю четверть века. Для скольких, увы, это время катастрофического снижения требовательности к себе, ответственности перед собой и другими стало не просто остановкой в духовном и нравственном подъёме, а обозначило творческий и человеческий конец…

«А ну подумай, — горячо убеждает «друг народа» Марат с мхатовской сцены, — когда человеку приходит конец? Когда он понимает вдруг, что в его жизни всё уже решено и он никогда не станет выше того, что он есть». Оговаривается при этом: «Я не о должности, я о чём-то большем».

Конечно! Это совсем о другой высоте человека. Но каково стремление к ней в потребительском, «рыночном» обществе, где многие, пожалуй, даже не понимают, о чём, собственно, речь?

Арбузов разъясняет. Театр Дорониной напоминает. Старается, чтобы задумались те, кто приходит сюда.

Больше всего значит для меня в любом театре и на любом спектакле, как воспринимает его зал. Оба «военных» спектакля на Малой сцене МХАТ воспринимаются потрясающе. Удивительная тишина и общая сосредоточенность. Много молодёжи. Увлечённые и серьёзные лица. Я в антрактах расспрашивал: «Нравится?» Ответ был один: «Очень».

Прекрасно, когда театр служит возвышению человека и укреплению духа народного.

Просмотров: 581

Другие статьи номера

«Я умру не от раны моей, а от Москвы»
С ранней юности, с той самой поры, когда князь Пётр Багратион поступил рядовым мушкетёром в один из пехотных полков, стоявших на Кавказе, не было у него ни своего крова, ни семьи, ни какого-либо имущества, кроме разве что мундира, мохнатой бурки, шпаги да верного коня. Вся жизнь, считай, в походах и в сражениях. Куда только не забрасывала его судьба и монаршья воля! Очаков брал, предместье Варшавы — Прагу штурмовал, с Суворовым через Альпы по заледенелым скалам сквозь французские заслоны с боями прорывался, у Шенграбена насмерть стоял, спасая отходившую под натиском Наполеона русскую армию, в финляндских снегах со шведами дрался, а в знойных придунайских степях — с турками. Теперь вот получил на четыре месяца отпуск для поправления здоровья, а податься некуда. Разве только в Симу — имение своей любимой тёти Анны Александровны Голицыной...
Тупик вооружённого триумфализма
США объявили себя единственной мировой державой, способной повести человечество по пути процветания, к вершинам триумфа демократии. В поддержку своей мессианской роли они после Второй мировой войны свергли правительства более чем в пятидесяти странах, вмешались в ход выборов в тридцати странах, подавили национально-освободительные движения в двадцати странах, пытались убить национальных лидеров пятидесяти государств. Вооружённый триумфализм марширует по планете.
Каким быть правительству?

Молдавские коммунисты против досрочных выборов парламента, но за отставку кабинета Валерия Стрельца

ЛИДЕР Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) Владимир Воронин провёл на днях в Кишинёве пресс-конференцию, на которой высказался по широкому спектру вопросов, сегодня активно обсуждающихся в молдавском обществе.

Число нуждающихся не уменьшается

СЛОЖНАЯ социально-экономическая ситуация в Латвии порождает массовую миграцию её жителей. В год республика теряет по 20—25 тысяч человек, и число тех, кто покидает её в поисках достойной жизни, не снижается, информирует агентство «Регнум». Отток из Латвии людей также является одной из причин статистического уменьшения нуждающихся, безработных и подверженных риску бедности, заявляет министерство благосостояния. Так, собственно, и было до недавних пор: в апреле нынешнего года — 3,06 процента, в мае — 2,97, в июне — 2,81, в июле — 2,71 процента.

Пульс планеты
ЛЮБЛЯНА. Словению продолжает захлёстывать поток мигрантов, многие из которых перебираются сюда с территории соседней Хорватии, пересекая реку Сутлу (на снимке). В ответ на сложившуюся ситуацию парламент страны принял законопроект о привлечении армии к охране границ. Пока речь идёт о трёх месяцах, затем, исходя из ситуации, срок действия законопроекта может быть продлён.
Суть белорусских реформ
Президент Белоруссии Александр Лукашенко провёл совещание по актуальным вопросам развития республики. Разговор шёл о стратегических задачах на новую пятилетку, которая начнётся 1 января 2016 года.
Предвыборной программой располагает только Компартия
Народ Украины вновь оказался перед ответственным выбором. Но за несколько суток до волеизъявления оставалось непонятно, готовы ли люди к важному шагу и дадут ли им возможность его сделать.
Врачей не хватает? Врачей сокращают!

80% сокращаемых медработников не получают предложений о трудоустройстве при увольнении

О кадровых сокращениях в своих учреждениях в ходе оптимизации здравоохранения в 2014—2015 годах заявили более половины медицинских работников, причём почти в 80% случаев увольняемым не предлагается никакой альтернативы, свидетельствуют данные опроса фонда «Здоровье».

Почему кладбища растут быстрее городов
Мечта о том, чтобы поскорее прихлопнуть бесплатное здравоохранение в стране, уже почти не скрывается кремлёвским начальством, что ярко проявилось на недавно прошедшем с участием В. Путина форуме Общероссийского народного фронта, посвящённом проблемам медицины (см. «Правда», № 101). Несколько остужают пыл горе-реформаторов показатели смертности в 2015 году: она выросла в первом полугодии на 2,3%. Каковы реальные масштабы и в чём причина невосполнимых утрат, которые наше общество несёт из-за преждевременных смертей? — об этом мы беседуем с Юрием Михайловичем КОМАРОВЫМ, доктором медицинских наук, профессором, заслуженным деятелем науки РФ, членом Бюро Исполкома Пироговского движения врачей.
Теперь пророки служат в кабмине

Федеральные чиновники во время кризиса не предлагают народу ничего, кроме оптимистических прогнозов, которые никогда не сбываются

Может быть, на самом деле правы те эксперты, которые говорят, что в России кризис прежде всего в головах? В головах федеральных чиновников-неолибералов, настойчиво подталкивавших экономику страны к обрыву и теперь с любопытством наблюдающих: хватит ли у неё сил двинуться вспять или она всё-таки продолжит движение под уклон? Прогнозов на сей счёт хоть отбавляй. И это легко объяснимо. В последние месяцы в правительстве обнаружилось немало столоначальников, открывших вдруг у себя талант предвидения будущего.

Все статьи номера