Главная  >  Номера газеты  >  №115 (30466) 14—17 октября 2016 года   >  Молодые гвардейцы Острова

Молодые гвардейцы Острова

№115 (30466) 14—17 октября 2016 года
6 полоса
Автор: Олег ДЕМЕНТЬЕВ. (Корр. «Правды»). Псковская область.

Пионерско-комсомольское движение ширится на Псковской земле. Оно возрождается в районах, где педагоги и родители понимают важную сущность воспитательного процесса именно в молодёжных организациях. «Недавно страна отметила день рождения Николая Островского, отважного комсомольца и автора книги «Как закалялась сталь». На его произведении воспитано не одно поколение мужественных юношей и девушек. Павка Корчагин и сейчас стоит с нами в одном строю. Его примеру в годы Великой Отечественной войны следовали молодогвардейцы города Острова во главе с пионервожатой школы №5, членом Островского райкома комсомола Клавой Назаровой, которой посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза, — говорил первый секретарь Псковского обкома ЛКСМ Максим Барсуков на митинге, посвящённом памяти комсомольцев, казнённых фашистами в те грозные годы. —Во всех школах Островского района действуют пионерские дружины, восстановились и активно работают комсомольские организации в Пскове, Островском, Стругокрасненском районах. Комсомольцы Островского района поклялись у памятника Клаве Назаровой быть достойными памяти отважных островских молодогвардейцев Анны Ивановой, Константина Дмитриева, Николая Михайлова, Милы Филипповой, Олега Серебренникова, Льва Судакова, Александра Митрофанова».

Казнь

Лёгкий морозец выдался утром 12 декабря 1942 года. Он должен бы бодрить, но многих островичей, которых фашисты сгоняли на Базарную площадь, бросало в дрожь. Ещё с вечера здесь установили виселицы. Верёвочные петли зловеще раскачивались на ветру. Людей грубо толкали автоматчики, а они боялись приближаться к помосту. По городу прокатилась молва, что арестованы молодые подпольщики во главе с бывшей пионервожатой школы №5 имени В.И. Ленина Клавой Назаровой. Эту отважную девушку знали многие, знали как доброго, отзывчивого человека, с готовностью приходящего на помощь. И вдруг — такой конец!

Подъехала крытая брезентом автомашина. Брезент сняли, и все увидели избитых Клаву Назарову и Аню Иванову, которых столкнули с кузова. Их подвели к виселице.

— Ахтунг! Внимание! — крикнул офицер. — Приказ фельдкоменданта Острова полковника Зассе: «За содействие коммунистам и партизанам, за сопротивление новому порядку приговорить к смертной казни через повешение!»

Стон прокатился по площади Жертв революции. Палачи накинули на шеи девушек петли, а в мозгу Клавы Назаровой, как в кинохронике, стремительно пронеслись кадры её короткой, но такой насыщенной жизни. Вот они с сестрёнкой Лёлей моют полы и шьют одежду, помогая маме, которая рано овдовела. Школьные незабываемые, весёлые годы, когда Клава всегда была в числе лидеров и в 8-м классе стала пионервожатой. Учёба в Ленинградском институте имени П.Ф. Лесгафта. Работа старшей пионервожатой в своей школе. И утро 22 июня 1941 года — война! Военкомат, просьба направить добровольцем на фронт, но вместо этого скоростные курсы медицинских сестёр. Стремительность войны потребовала столь же быстрой реакции. Вызов к первому секретарю райкома ВКП(б) Алексею Алексеевичу Тужикову и предложение быть политруком в истребительном батальоне. Создание молодёжной группы подпольщиков, где она была командиром. Масса заданий, контакт с партизанами и полковой разведкой. И… провал.

Клава смотрела на плачущую толпу земляков и крикнула с вызовом: «Мы погибнем, но на смену нам придут миллионы! Красная Армия сметёт фашистскую нечисть! Победа будет за нами!» Петли задёрнулись на молоденьких шеях, и тела девушек повисли. С ног Клавы упали, глухо шлёпнувшись, калоши.

Рыдания сотрясали площадь. А через неё к цепным мостам двинулась процессия: один немец нёс лестницу, второй — большую верёвочную петлю, под охраной шли привязанные к дровням Костя Дмитриев, Коля Михайлов, Николай Михайлович Козловский и в полуобморочном состоянии его жена Надежда Дмитриевна. Перейдя мосты, свернули налево, дошли до деревни Ногино. Палачи схватили Надежду Дмитриевну и потащили к амбару, на балке которого уже заготовили две петли. Женщина была без сознания, когда её вешали. Следующая очередь за Николаем Михайловичем. Он, хотя и был связан, сумел ударить ногой сначала одного немца, затем другого. На него навалилась охрана, и через минуты тело задёргалось в смертельных судорогах. Парни смотрели на казнь и понимали, что им не избежать скорой кончины. Двинулись дальше — до родины Кости и Николая, деревни Рядобжа. Свернули к конюшне. Сюда уже согнали народ. Односельчане, конечно, знали этих двух отчаянных ребят. Им на грудь немцы повесили доски с надписью: «За содействие шайке бандитов и шпионаж». Костя и Николай попрощались друг с другом и крикнули: «Прощайте, товарищи! Красная Армия отомстит за всех советских людей!» Их слова прервали автоматные очереди.

Очень скоро не только небольшой районный город Остров, но весь Советский Союз узнал имена юных Героев.

Приказ не обсуждается

Коренная островичка Клава Назарова душой болела за родной город. Она здесь родилась, жила с матерью и сестрой. Отец после Гражданской войны перенёс ранение и сильно болел. Он вскоре умер, и мама Евдокия Фёдоровна несла на своих плечах все тяготы жизни. Подросшие дочери, как могли, помогали матери. Школу Клава Назарова окончила успешно. Она увлекалась спортом и поступила в Ленинградский институт физической культуры и спорта им. П.Ф. Лесгафта, но проучилась только год на очном отделении, перевелась на заочное. Одновременно стала работать в родной школе старшей пионервожатой. Ребята тянулись к ней — всегда жизнерадостной и отзывчивой на любую просьбу.

…Война перечеркнула все планы на будущее. Город Остров уже в первые дни Великой Отечественной войны оказался фронтовым. Назарову вызвал первый секретарь Островского райкома ВКП(б) Алексей Алексеевич Тужиков, хорошо знавший Клаву, и приказал остаться в родном городе, направиться в истребительный батальон, а позднее создать в городе подпольную группу сопротивления. В составе истребительного батальона она участвовала в ликвидации немецкого воздушного десанта. Почти все молодые парни в мирные годы были её пионерами. В том бою ранение получил один из бойцов, которого Клава перевязала и тащила на спине. Батальон покинул город, а Клава, выполняя приказ, осталась. Буквально на следующий день, 7 июля 1941 года, в Остров ворвались немцы. Фашистские войска двигались через цепной мост. Начались грабежи магазинов и домов местных жителей. Оккупанты быстро наводили новый порядок, повсюду развесили приказы, заканчивавшиеся словом: «Расстрел!»

Клава Назарова знала, что в районной больнице лежали раненые красноармейцы. Она под видом медицинской сестры поступила работать в госпиталь, где подготовила к побегу пятерых легкораненых красноармейцев. Они благополучно сбежали. Остальных постигла тяжёлая судьба: почти все были расстреляны.

Молодая девушка, воспитанная в Советском Союзе, не могла бездеятельно наблюдать происходящее. Очень скоро она связалась с партизанами, откуда получила приказ — снабжать народных мстителей информацией о фашистах, оккупировавших город Остров. Клава обошла своих знакомых ребят, и вскоре была создана молодёжная подпольная группа.

Война быстро формировала новый тип человека. Молодые, отчаянные юноши и девушки стали осторожными в поступках и действиях. Они уже видели кровь и смерть своих близких, знакомых, друзей. Подпольщики собирали оружие, распространяли листовки, уничтожали фашистов. Однажды забросали гранатами фашистский штаб. Несколько подпольщиков по приказу Клавы Назаровой поступили на службу к немцам и стали полицаями. Им поручили охрану молодёжи, схваченной для отправки в Германию. Ни один из мобилизованных до фашистского логова так и не доехал, зато ряды островских партизан пополнились новыми бойцами. Юноши и девушки установили связь с советским командованием и снабжали сведениями разведчиков, заброшенных в тыл врага.

В ноябре 1941 года шли тяжёлые сражения под Москвой. Но весть о параде на Красной площади придала силы юным мстителям. В декабре начал действовать специальный отряд лыжников из Ленинградского института физической культуры и спорта им. П.Ф. Лесгафта, который фашисты прозвали «белыми призраками». Им командовал заведующий кафедрой велосипедного спорта Дмитрий Фёдорович Косицин, за его поимку оккупанты обещали вознаграждение в несколько тысяч рейхсмарок. Информация об этом доходила и до юных подпольщиков из Острова. Клава Назарова гордилась своими товарищами по институту, ещё не сознавая, что она и её друзья совершают не менее важное дело, сражаясь в оккупированном городе. Они расклеивали советские газеты поверх фашистских листовок в самых людных местах Острова.

В конце сентября 1942 года подпольщики на одном из своих собраний решили написать письмо бойцам и командирам Красной Армии. «Пусть знают наши товарищи, что мы не сидим, сложа руки, — писали юные патриоты. — Мы горячо любим Советскую Родину и верим, что Красная Армия снова вернётся. Мы дали клятву вести беспощадную борьбу с гитлеровскими захватчиками и помогать всеми силами нашей родной Красной Армии и партизанам. И мы слово сдержим. Ни виселица, ни смерть нам не страшны».

Доставить письмо поручили комсомольцу Володе Козловскому. С ним через линию фронта отправились два красноармейца.

Глухой ночью Клава Назарова с товарищами проводила группу в опасный путь. Но их постигла неудача: у самой линии фронта под Демьяновском они наткнулись на неприятельскую засаду. Во время перестрелки Козловский был убит. Письмо оказалось в руках гестаповцев, и они напали на след подпольщиков.

В городе начались аресты молодёжи…

Смертью смерть поправ

Казнь молодых подпольщиков больно ударила по всей организации, но она продолжала борьбу. Партизаны регулярно получали из Острова важные сведения. Как и прежде, народ читал советские листовки, узнавал о победах советских войск, перешедших в наступление. Ряды организации пополнялись новой молодёжью. Подпольной работой теперь руководила боевая подруга Клавы Назаровой Людмила Филиппова, которую товарищи ласково называли Милой.

Казнь руководителя организации не сломила волю юных мстителей. Четыре дня спустя после гибели Клавы Назаровой было устроено крупное крушение на железной дороге: в нескольких километрах от Острова в вагоны, гружённые боеприпасами, врезался эшелон, который вёз из-под Ленинграда в Германию в отпуск особо отличившихся офицеров. Через несколько дней взлетела на воздух трансформаторная будка на лесопильном заводе. Организация жила и действовала. Одно обстоятельство сильно затрудняло работу: со смертью Клавы прервалась связь с партизанами. Но и эта трудность вскоре была преодолена: связная Аня Дмитриева нашла подпольщиков и передала им задание партизан.

Руководитель организации Людмила Филиппова была решительной, требовательной и настойчивой комсомолкой. Она родилась и выросла в этом древнем русском городе, хорошо знала его жителей. До войны Мила работала в Прибалтике, на острове Сааремаа (Эзель), в одной из воинских частей. С началом войны вместе с дочкой эвакуировалась в родной город.

И вот теперь, став на место лучшей подруги — Клавы Назаровой, она сумела быстро сплотить подпольщиков. На состоявшемся в марте 1943 года собрании был намечен план боевой работы и чётко распределены обязанности при проведении разведки и диверсий.

В обязанности Филипповой входили сбор сведений о работе военно-хозяйственных частей противника и доставка партизанам бланков паспортов. Другие члены группы проводили агитацию среди военнопленных и населения, готовили пополнение для партизан, следили за движением поездов на железнодорожной линии Остров — Псков, за шоссейной дорогой Остров — Опочка.

Через разведчицу Анну Дмитриеву была налажена связь с Большой землёй. После прорыва блокады Ленинграда гитлеровское командование стремилось всячески укрепить свою 18-ю армию и направляло всё новые и новые части к городу-крепости. Главное, что требовалось теперь от подпольщиков, — это разведка.

По заданию Филипповой, группа подпольщиков в составе Митрофанова, Судакова, Серебренникова и других держала под неослабным наблюдением шоссейные дороги и железнодорожные магистрали, по которым шло подкрепление гитлеровским войскам. Свои донесения, посылаемые регулярно через пять дней, Мила подписывала условным именем — Катя.

Молодые патриоты теперь всё чаще организовывали диверсии на дорогах, портили оборудование на заводах. Однажды вечером Олег Серебренников и Саша Митрофанов переключили городскую радиотрансляционную сеть на передачу из Москвы. Жители в течение нескольких минут слушали голос родной столицы. А Володя Алфёров вместе с товарищами из-под носа фашистов увёл с торфоразработок группу рабочих в составе 19 человек. Часть из них были снабжены паспортами и стали пробираться к фронту, остальные ушли к партизанам.

В середине августа 1943 года вместо Ани Дмитриевой, которая обычно поддерживала связь с подпольщиками, партизаны послали в город Остров молодую и неопытную девушку Нину Зайцеву. По дороге её арестовали полицейские, и на допросе, не выдержав пыток, она созналась, что шла на свидание с одним из подпольщиков города. Гестаповцы схватили Лёву Судакова, ждавшего связную. Фашисты действовали быстро. В ночь на 21 августа был арестован Олег Серебренников, утром — Саша Митрофанов, затем — Архипова, Морозов, а через день попала в застенок и Мила Филиппова.

Надеясь получить сведения о подпольной организации, фашисты зверски избивали заключённых. Но всё тщетно. Палачи прибегали к самым варварским способам. В надежде сломить сопротивление комсомольского вожака они привезли Милу домой на свидание с дочуркой.

Увидев худенькую Инночку, услышав её тоненький голосок: «Мамочка, родненькая, ты приехала!» — Мила впервые разрыдалась. Офицер что-то говорил о жизни, предлагал какие-то условия. Мила не слушала его, а только глядела на дочь. Взяв свою фотографию с комода, она быстро сделала прощальную надпись. Когда вновь очутилась в тюремной камере, то написала на стене:

«Л. И. Филиппова

Филиппова Мила. Камера №24. Сижу с 23/VIII — 43 г. Сегодня 1 /IX — 43 г. Допросы кончились. Сижу одна. Жду приговора. Думаю, что расстреляют. Да, жить ещё хочется».

А вот что она написала на фотокарточке:

«Милой, дорогой моей дочурке от крепко любящей её мамульки. Милая моя крошка, храни эту карточку, ибо она тебе напомнит мать, будешь большая, вспомнишь её.

Дорогой крошке от мамульки.

Расти, моя милая, будь счастлива.

Мама».

…На рассвете 9 сентября 1943 года из Острова выехала большая крытая машина. Через полчаса в кустах у пыльного просёлка фашистские пули оборвали жизнь Людмилы Филипповой, Олега Серебренникова, Александра Митрофанова, Лёвы Судакова и разведчицы Красной Армии Зои Кругловой. Расстреляв подпольщиков, палачи сровняли их могилу с землёй.

16 лет хранил придорожный кустарник свою тайну. Осенью 1959 года комсомольцам Псковщины удалось её раскрыть. Останки героев покоятся ныне в центре города рядом с прахом организатора подполья Клавы Назаровой.

Людмила Ивановна Филиппова посмертно была награждена орденом Отечественной войны I степени.

А Инночка, дочь героини, выросла, окончила школу, получила хорошую специальность, успешно трудилась на одном из заводов города Острова, где свято хранят память о её матери — рядовом бойце Великой Отечественной...

Возмездие

21 июля 1944 года в результате Псковско-Островской операции г. Остров был освобождён войсками 3-го Прибалтийского фронта. Воины возложили цветы на могилу отважной подпольщицы Клавы Назаровой. 20 августа 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «За выдающиеся заслуги в организации и руководстве подпольной организацией и за проявление личной отваги и геройства в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками» Клава Назарова была удостоена звания Героя Советского Союза (посмертно).

…Новгород. 12 декабря 1947 года. В здании областного драматического театра зал был заполнен до отказа.

— Встать! Суд идёт, — нарушает тишину секретарь суда.

Судят фашистских преступников, которые в период с 1941 по 1944 год чинили насилия и зверства в отношении мирных жителей в Псковской и Новгородской областях. Одетые разношёрстно, пленённые фашисты выглядели жалко, как побитые псы. Обвинитель начал зачитывать досье палачей об их «практической деятельности», и по залу пронёсся гул, раздался плач. Изверги пытали и жгли, расстреливали и вешали, угоняли в неволю, стирали с лица земли сёла и города, не помышляя о том, что будет расплата. А она пришла…

В тот день перед судом предстали комендант 882-й комендатуры г. Острова полковник Карл Зассе, начальник отделения комендатуры Бено Мейер и переводчик зондерфюрер Александр Лантревиц.

Из протокола заседания суда: «За два года, возглавляя комендатуру в городе Острове, Зассе лично участвовал в трёх карательных экспедициях, по его приказам и при непосредственном участии было сож-жено 1122 населённых пункта, угнано в немецкую неволю 20 тысяч советских граждан, расстреляно — 516, повешены — 17, умерли от пыток — 47, сожжены заживо — 140 советских людей».

Вопрос обвинителя: «Вы приказали повесить Клаву Назарову?» Зассе крутанул головой, сделал движение, будто ему мешал несуществующий стоячий воротничок, и глухо ответил: «Да. По инструкции из Берлина». Даже сейчас он не мог понять, почему из целой вереницы безликих жертв: французов, поляков, русских — мужчин и женщин — ему врезалась в память эта девчонка с туго заплетёнными косами, обыкновенным лицом, каких, быть может, десятки, сотни, тысячи, миллионы в этой варварской стране, в которой по воле фюрера должен был восторжествовать «новый порядок». Но от взгляда её огромных карих глаз, от улыбки, в которой нетрудно было распознать насмешку, ему становилось не по себе. И впервые за то время, когда Зассе назначили комендантом и наградили пятым Железным крестом за особые заслуги (случай довольно редкий), выдержка изменила ему, и он обрушился с кулаками на Клаву. Довершал дело, начатое шефом, мастер спецобработки Мейер. Но и после побоев хлыстом, свитым из телефонных проводов, с лица Назаровой не сходила всё та же улыбка. Зассе торопили. Население должно знать, как оккупационные власти расправляются с непокорными, и он подписал приказ о казни подпольщиков 12 декабря 1942 года.

…Клава Назарова смотрит с гранитного постамента на окружающий мир. Центральная площадь города Острова носит её имя. За пригорком — улица Островских молодогвардейцев. На площади каждый год 19 мая в День пионерии проходит вручение пионерских галстуков юной смене. Здесь финиширует эстафета 12 декабря, забег которой начинается в Тишинском лесу. Ветераны встречаются с молодым поколением. Жизнь бурлит, как воды реки Великой, омывающей площадь Героя.

Просмотров: 1111

Другие статьи номера

Антибиотики без рецептов: «за» и «против»
Антибиотики — одно из самых удивительных изобретений человека, которое можно сравнить по значимости с изобретением колеса или бумаги. Ещё каких-то 90 лет назад такие болезни, как туберкулёз, воспаление лёгких, дизентерия, грозили больному почти неминуемой смертью. Эти и другие страшные болезни были побеждены антибиотиками. Но их бесконтрольное использование может нанести серьёзный урон здоровью не только отдельного больного, но и нации в целом, о чём постоянно твердят специалисты. Однако в результате «оптимизации» здраво-охранения произошло резкое снижение доступности квалифицированной медицинской помощи, приведшее к тому, что огромное число россиян занимается самолечением с использованием антибиотиков.
Сверхинтеллект погубит человечество?

РАЗВИТИЕ искусственного интеллекта может грозить человечеству полным уничтожением уже через 60 лет. Так считает шведский философ, преподаватель из Оксфорда Ник Бостром, передаёт агентство «Регнум» со ссылкой на телеканал «360».

Наследники Герострата
Каждый рабочий день исполнительного директора Самарского союза художников «Палитра» Ирины Маслаковой начинает с одной и той же надоевшей и унизительной процедуры. Она освобождает многочисленные банки и склянки от воды, которая натекает за ночь через фундамент в подвальное помещение музея. Дом купца П.А. Сидорова, в котором он расположен, — это памятник культурного наследия. Он же достойный памятник наплевательскому отношению местной власти к художникам, картины которых здесь находятся, и к народным умельцам, изделия которых радуют глаз.
Алеппо: жезл для нового Паулюса?
В Сирии Алеппо часто с почтением называют «наш Сталинград». Внешнее сходство очевидно — в восточной части этого крупнейшего сирийского города в «котле» заперты войска антиправительственной вооружённой оппозиции. Соединённые Штаты оказывают им массированную военную, политическую и дипломатическую поддержку. Но правительственная армия продолжает наступление: метр за метром прогрызая глубокоэшелонированную оборону противника, войска президента Асада сжимают смертельное кольцо.
Испания: партия Рахоя погрязла в коррупции
В Испании начались судебные слушания, которые уже окрестили процессом года. На скамье подсудимых — около 40 человек, обвиняемых в причастности к коррупционным преступлениям, в том числе и скандально известный бизнесмен Франсиско Корреа по прозвищу «Крёстный отец». По данным следствия, в обмен на взятки депутатам от правящей с 2011 года «Народной партии» он получал выгодные контракты от государства, сообщает агентство «Рейтер».
Пульс планеты
БУЭНОС-АЙРЕС. Тысячи человек собрались в аргентинской столице у здания парламента, чтобы выразить протест против захлестнувшей страну преступности. Многие манифестанты пришли на акцию с портретами своих близких, погибших от рук людей, оставшихся в итоге безнаказанными. Как считают демонстранты, по заслугам карать преступников не позволяет коррупция. По данным американских экспертов, занимающихся статистикой совершаемых в Аргентине злодеяний, в этом году в стране наблюдается всплеск вторжений в частную собственность, уличных грабежей и разбойных нападений.
Показательный разгром оппозиции
Наступление на оппозицию, начатое в прошлом году властями Таджикистана, продолжается. В международный розыск объявлен лидер запрещённой Партии исламского возрождения (ПИВТ) Мухиддин Кабири. Одновременно с этим в стране судят адвокатов, осмелившихся защищать неугодных политиков.
Железнодорожная перспектива

К2025 ГОДУ протяжённость железных дорог в Китае составит около 175 тысяч километров. В частности, длина скоростных железнодорожных магистралей удвоится по сравнению с 2015 годом и достигнет почти 38 тысяч километров. Об этом говорится в опубликованном недавно долгосрочном плане развития железнодорожной сети в КНР.

КПУ остаётся боевым отрядом комдвижения
Как отмечалось на внеочередном 52-м съезде Коммунистической партии Украины, состоявшемся 1 октября на фоне реальной угрозы окончательного запрещения КПУ, лидеры партии постоянно принимают активное участие в различных международных форумах левых сил, чтобы привлечь внимание международной общественности к угрожающей делу мира ситуации, сложившейся на Украине.
Нажива на чужом горе
МОЕМУ ВОЗМУЩЕНИЮ нет предела. 23 июля этого года в дверь нашего дома постучалось горе. Умер мой горячо любимый муж Максим Фёдорович Декобаев 1955 года рождения. Смерть произошла внезапно. Когда ему стало плохо, я не знала, что делать. Вызвала «скорую помощь», бригада добиралась до нас в течение 40 минут. Приехавший доктор померил давление и вынес вердикт: мол, вызываете по всяким пустякам. «Скорая» уехала. А мужу становилось всё хуже. У него закружилась голова, он упал, сильно ушибся.
Все статьи номера