По велению долга, совести и любви

По велению долга, совести и любви

№11 (30798) 1 — 4 февраля 2019 года
4 полоса
Автор: Виктором КОЖЕМЯКО

Художник Геннадий КОМОЛЬЦЕВ в беседе с обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Это М. Горький в названии страстной публицистической статьи 1932 года так прямо поставил вопрос, обращённый к деятелям культуры того времени: с кем вы? Но отвечать на него людям творческого призвания надо всегда. Отвечать своей общественной, гражданской позицией, определение которой становится нередко для художественного или научного таланта весьма трудным испытанием. Конечно же, оно тем труднее, чем острее социальные противоречия в той или иной стране.

У нас за последние сто с небольшим лет пик такого испытания выпадал дважды, знаково отметившись переломными событиями революционного 1917-го и контрреволюционного 1991-го. И тогда, и теперь интеллигенция, от которой решающим образом зависит создание отечественной культуры, разделилась особенно резко. Есть капитал и буржуазная власть, а с другой стороны — большинство трудового народа. Выбор один: между ними.

Я думаю, мои читатели и сами в основном уже разобрались, кто с кем из видных мастеров культуры оказался в нынешнее очень непростое время. Хотя возникшая вдруг у некоторых приверженцев власти мнимая «оппозиционность» кого-то может и обмануть. Во всяком случае, судя по нашей редакционной почте, читателям «Правды» интересно знать, как в кризисных обстоятельствах был сделан важнейший жизненный выбор тем или иным учёным, писателем, режиссёром, актёром, художником, музыкантом, чем в первую очередь он сегодня озабочен, во имя чего работает.

Именно желание откровенного разговора о самом насущном с теми, кто творчеством своим обращается к душам и сердцам людей, продиктовало новую рубрику, которую мы сейчас начинаем. А первый мой собеседник давно знаком всем, кто читает нашу газету. Ведь его броские и яркие работы на самые злободневные темы, выполненные в своеобразной, только ему свойственной стилистике, регулярно печатаются на страницах «Правды», в значительной мере определяя её лицо. Это известный художник-плакатист, почётный член Российской академии художеств Геннадий Николаевич Комольцев.

Выбор дела всей жизни

— О любом художнике, наверное, больше всего рассказывают его работы. Но как появился плакатист Геннадий Комольцев?

— Я родился в Тбилиси. Окончил здесь же в начале 1960-х годов Академию художеств. Факультет графики, отделение плаката. И это стало делом всей моей жизни.

— А почему, Геннадий Николаевич, всё-таки плакат?

— Мы с вами оба дети войны (в прошлом году мне исполнилось 80), поэтому вы меня поймёте. В нашем отечественном изобразительном искусстве неисчислимое множество выдающихся работ, которые на всех, в том числе на меня, производили и производят глубочайшее впечатление. Но есть одна совершенно особенная — «Родина-мать зовёт!» Ираклия Тоидзе. Помните?

— Ещё бы! Суровое лицо женщины, призывно простёршей над головой руку, а в другой руке — текст военной присяги. И ряд штыков, встающий за её спиной…

— Совсем ребёнком увидел я это впервые и уже тогда, насколько теперь понимаю, был сильнейше потрясён. Тут, разумеется, вдобавок к таланту автора сказалась атмосфера времени. Ныне трудно представить то ощущение, которое владело всеми, за исключением разве что выродков «пятой колонны». Ощущение смертельной угрозы, нависшей над нашей страной, и необходимость защитить, отстоять её от жестоких врагов во что бы то ни стало — вот чем, согласитесь, жили даже мы, дети. А этот плакат с необыкновенной энергетикой поднимал людей на борьбу.

И, знаете, врезался он в мою душу навсегда. До того пронзительно врезался, что я потом много думал о возможностях прямого воздействия такого искусства. Когда же подошла пора выбирать направление, которое стало бы основной моей специальностью в художестве, сказал себе: плакат.

— И позднее не пожалели?

— Ни разу. Кстати, выпало так, что в Академии художеств я учился вместе с младшим родственником автора моего любимого плаката. А затем познакомился и с ним самим. Хотите знать, как родился плакат тот бессмертный, на все времена?

— Конечно.

— К 1941 году Ираклий Тоидзе был уже известным художником, и по инициативе Сталина ему выделили квартиру в Москве, в доме на Пушкинской площади. Больше половины занимала мастерская, где он подолгу работал. Вот и в ночь на 22 июня 1941-го трудился до самого утра. Прилёг уже днём, и едва он заснул, как голос жены разбудил его: «Ираклий, война!»

Она стояла над ним в тревожной позе, подняв руку. И, поражённый услышанным, он сразу бросился в мастерскую, чтобы запечатлеть мгновенно возникшую художественную мысль.

— Можно сказать, это было сиюминутное озарение?

— Да, так бывает. Счастливое озарение. Хотя бывает и совсем по-другому. Когда днями, неделями мучаешься в поиске точного и выразительного образа. И вот, кажется, наконец нашёл. Ура! А утром смотришь и… безжалостно рвёшь то, чему радовался с вечера.

Это было великое счастье — работать в советское время

— По складу своему и по большей части творческой биографии вы советский художник?

— Несомненно. И горжусь этим. Я сын революции Октября, сын Советской власти. Мой отец был коммунистом и бойцом Красной Армии с 1919 года. Он русский, мать грузинка. Интернациональная семья. Сколько таких было у нас в Советской стране! Только самые гнусные подлецы могут поливать грязью нашу социалистическую дружбу народов, равной которой не было и нет во всём мире.

Мы имеем горестную возможность видеть, куда скатываются не только наша страна, но и мир после коварного развала великого Советского Союза. Ядовитые клыки агрессивного национализма, вплоть до фашизма, вновь вылезли повсюду, разобщая людей и народы, сталкивая их, нагнетая угрозу тотальной войны.

А самое главное — снова торжествует ужасающая социальная несправедливость, когда у одних всё, а у других ничего. Великий Октябрь покончил с этим, но хищники капитала, одержимые манией наживы, вместе со своими прислужниками употребили все силы, всю хитрость, чтобы обманно вернуть нас в прежнее состояние. Уверен: не навсегда! Очнётся народ.

— Вы и ваши коллеги творили советскую культуру. Что скажете о ней?

— Хочется, как и Советский Союз, назвать её тем же словом: великая. Я думаю, это должно быть очевидно для всех. Вот сейчас власть превозносит Солженицына. Но разве он действительно великий писатель? И становится особенно наглядно, как убого бедна эта антинародная власть именами настоящих деятелей подлинной культуры. А сколько их было в советское время, начиная с Горького и Шолохова, Маяковского и Твардовского… Кстати, столетие Солженицына в прошлом году постарались всячески раздуть, а вот юбилеи Горького и Маяковского замолчали.

— Да многих и многое стараются замалчивать, чтобы принизить советское время. Не говоря уж про откровенную клевету и шельмование.

— Стараются, это верно. Например, я хорошо знал Тихона Николаевича Хренникова, выдающегося советского композитора, можно сказать, даже дружил с ним. Но где вы услышите сегодня его имя и его произведения? А грязь при случае охотно бросают в его сторону…

Мне повезло близко общаться со многими известнейшими людьми нашей советской культуры. Не только в моём родном изобразительном искусстве, но также в кино.

— А почему в кино?

— Дело в том, что после окончания учёбы я стал работать в двух ипостасях — плакат политический и киноплакат. Материалом для политического плаката становились эпохальные достижения того времени: великие стройки социализма, космос, небывалый подъём советского образования, науки и культуры…

— Киноплакат, о выставках которого не раз мне в ту пору доводилось писать, тоже способствовал развитию народной культуры и одновременно сам был значительным её явлением.

— Согласен! Потому что отношение Советского государства к этому виду искусства, как и ко всем другим, было очень серьёзным. Плакат был востребован, нужен не только как реклама, призывающая посмотреть тот или иной фильм. Он, приобщая людей к культурным ценностям, работой художника их тоже воспитывал.

— Теперь этого нет?

— Что вы, кто нынче думает про воспитание! Когда буквально всё превращено в товар и даже театр вместе с кино относят к «сфере услуг». Мы же видим, царит вездесущая торговая реклама. И многие уже привыкли, что любой фильм на телевидении в самых неподходящих местах прерывается навязчивой рекламой. Но это ведь фактически уничтожение искусства, уничтожение культуры!..

— Действительно, люди об этом теперь и не думают: в привычку вошло. Хотя вы совершенно правы, полноценное воздействие искусства падает.

— Культура в целом, согласитесь, отодвинута реально куда-то на задворки, на десятый план. А какая основательная работа шла в советское время не только над фильмами, но и над каждым киноплакатом. Мы, художники, старались побывать на съёмках картины, побеседовать с режиссёром, сценаристом, актёрами, чтобы лучше понять их замысел. А потом они же принимали твою работу.

Отсюда моё знакомство и с Сергеем Герасимовым, Георгием Данелия, Станиславом Ростоцким, Владимиром Наумовым, Марленом Хуциевым, и с Николаем Крючковым, Юрием Никулиным, Донатасом Банионисом, Татьяной Самойловой… Всех не перечислить. А кино у нас было тоже по-настоящему великое, причём развивалось оно и в союзных республиках. В Киргизии, скажем, был замечательный режиссёр Болотбек Шамшиев, в Литве — очень талантливый Витаутас Жалакявичюс, и для них я многократно делал свои плакаты.

— Да, забывать такое недопустимо.

— Преступно забывать. И горько, больно, что прерван изумительный рост многонациональной советской культуры.

Нам выпало испытание на излом

— Геннадий Николаевич, я подхожу сейчас к самому важному. Ведь жизнь ваша, как у каждого рождённого в Советском Союзе, делится надвое: до 1991 года и после. Резко делится, не так ли? Причём особый интерес у соотечественников наших вызывает, как люди культуры, искусства восприняли этот радикальный перелом, каким образом он сказался на их жизненных взглядах и творчестве. Многие не просто удивили, а поразили теми переменами, которые в одночасье с ними произошли. Известнейшие артисты, режиссёры, писатели фактически предали своих героев и перекинулись в стан их врагов. Вспомните, какая густая антисоветчина полилась вдруг из уст Алексея Баталова, всенародно любимого больше всего именно за образы прекрасных советских людей в поистине выдающихся советских фильмах. Что вы думаете об этом?

— Да, для меня такое поразительно, как и для вас. Но я знаю, к счастью, и другие примеры. Скажем, Таня Самойлова, с которой я много лет дружил. Она играла главную роль в том же знаменитом фильме «Летят журавли» по сценарию Виктора Розова, где мы видим Баталова. Однако никакой антисоветчины в наступившие «новые времена» я от неё никогда не слышал.

— Советским человеком остался и её отец Евгений Валерианович Самойлов, народный артист СССР. С ним в роковые 1990-е мне посчастливилось не раз беседовать, и в результате были подготовлены откровенные материалы для «Правды» и «Советской России». Вот он лучшим героям своим не изменил до конца жизни! А другие-то?

— Что ж, в моей среде были талантливые люди, которые, как тогда говорилось, достойно проводили линию партии. Можно было подумать: каждый из них работает с душой. Ан нет! На поверку оказалось, что было это, видимо, не так. Потому что как только Советская власть всерьёз закачалась, а потом и рухнула, некоторые начали из кожи лезть вон, чтобы делать антисоветские плакаты.

— То есть рванули в услужение новой власти. Ради денег, ради большего благополучия...

— Меня это шокировало и ужасно коробило. Как же ты можешь? Сегодня одно, а завтра противоположное! При том что Советская власть, которую ты решил теперь поносить, всё делала для развития подлинной культуры в стране и тебе создавала все условия для творчества, а эта несёт совсем иное. Ведь многое из той дикости, куда мы покатились, уже можно было рассмотреть и понять.

— Виктор Сергеевич Розов, которого вы упомянули, с болью и негодованием говорил о деятелях культуры, поднятых Советской властью на неслыханную ранее высоту, а ответивших ей чёрной неблагодарностью. И вы правы: в угаре так называемой перестройки уже проявились угрозы наступавшей несправедливости, которая очень скоро сполна заявит о себе.

— Я смотрю сейчас свои плакаты того жуткого времени и вспоминаю смятенность, в которую было повергнуто большинство народа внутренними и внешними врагами нашей страны. Но ясно же мне становилось: нельзя так бессовестно глумиться над советской историей, активным творцом которой был и мой отец. Что же, я должен предать отца? Да ни в коем случае!

И вот гляньте мою работу, сделанную в преддверии 1990-х. Любимый ленинский фотопортрет, крупно имя вождя, а на грязном фоне сбоку внизу: «Не чернить!»

Или ещё: серп и молот с пятиконечной звездой над ними, но приставленные сюда чёрные очки уродуют советские символы.

— Это были ваши предупреждения плакатиста. Выразительные. Впечатляющие. Но страна уже охвачена пожаром...

— Вскоре будет по-настоящему гореть Верховный Совет, расстрелянный танковыми орудиями. Я видел, что и как там происходило, и душа разрывалась.

Хотелось выразить эти чувства, чтобы передались они всем. И получился плакат «Кровь и слёзы России». Трагически чёрный квадрат, где слово «Россия» вписано белыми буквами, образующими очертания сердца. А из глаза вытекает кроваво-алая слеза.

— Кажется почему-то, что глаз детский.

— Может быть, действительно это слеза ребёнка, потерявшего отца, а может быть — матери, потерявшей сына. Я видел этих людей возле «Белого дома» на Краснопресненской набережной, настоящих бесстрашных героев. Видел трупы молодых ребят, которым жить бы да жить. Это их призывала безжалостно убивать актриса Лия Ахеджакова, визжавшая: «Раздавите гадину!» И Солженицын, как мы знаем, тот палаческий расстрел оправдал.

— Теперь власть поставила ему памятник.

— Иногда вижу я жену Солженицына и жену Ельцина. Они обе такие вальяжные, ухоженные, самодовольные. А знаете, о чём думаю? Надо бы им помнить, что натворили их мужья. И стоило бы для этого напротив тех домов, где они живут, выставить стенды с фотографиями погибших перед Домом Советов. Пусть смотрят и думают.

— Памятника тем невинно убиенным до сих пор нет. Зато есть позорный Ельцин-центр и всё множатся памятники «жертвам сталинских репрессий».

— Там-то ещё надо разбираться с каждым: кто на самом деле жертва, а кого так ни в коем разе нельзя назвать. А вот сражённые возле «Белого дома» и внутри него погибли в полном смысле слова за справедливость. И в чём вина миллионов горбачёвских и ельцинских жертв, ушедших из жизни в результате уничтожения Советской власти и развала Советского Союза? А для скольких страдания продолжаются — не только в России, но и на всём так называемом постсоветском пространстве…

Горек оказался «рай» капитализма, в который хитростью и насилием затащили народ. Выход только в борьбе. Моё оружие — плакат. Я боец идеологического фронта. Борюсь как могу, по велению внутреннего долга, совести и любви к моему народу. Спасибо «Правде», что стала для меня трибуной, а для души моей — спасительным эликсиром.

Предательство?

Хуже смерти!

— Скажу откровенно: такими, как вы, я восхищаюсь. Могли бы благоденствовать с вашим талантом, огребать большие деньги…

— Для этого надо было стать предателем. Надо было и отца предать, и самого себя, а это — хуже смерти.

— Увы, слишком много предательства и предателей повидали мы за годы «перестройки» и «реформ». Я давно чувствую, что вас это остро волнует, как и меня. Потому именно к вам обратился с просьбой сделать работу на эту тему, когда начал писать статью «Мурло предателя». По-моему, замечательно у вас получилось.

— А знаете, чьё мурло конкретно я имел в виду, работая над этой темой?

— Чьё?

— Известного политикана Ципко. У него говорящая физиономия, всё нутро на ней отразилось. Про таких сказано: «Бог шельму метит». Работал в ЦК КПСС, писал и болтал про коммунистическую идеологию, восхваляя её, а сейчас несёт такое, что уши вянут.

Однажды, признаюсь, была у меня с ним случайная встреча, когда я чуть не ударил его. Еле сдержался. Так же было с Млечиным и с братишкой Чубайса, который историком себя называет, а на самом деле рьяный фальсификатор-антисоветчик. Я ему прямо так и сказал.

— Значит, вы не только плакатами сражаетесь против антисоветчиков?

— Когда представляется возможность, готов заявить в глаза, что я думаю про тех, с кем категорически не согласен, кого терпеть не могу или более того — презираю. Даже если передо мной безусловный талант. Вопрос в том, чему и кому он служит. Вот произошло у меня столкновение с Ильёй Глазуновым…

— Где и по какому поводу?

— О, это случай, что называется, из ряда вон. Я как-то услышал его выступление по телевидению, и прозвучало в нём такое, от чего, кажется, перевернулась моя душа. Трудно это даже повторять, невыносимо.

— Но что же всё-таки?

— Вы представьте, человек, удостоенный в советское время высоких почестей и благ, объявляет, что красные звёзды на башнях Кремля всегда напоминали ему… клопа, напившегося кровью.

— Да, действительно круто, как теперь говорят…

— Я не мог стерпеть. Не мог! В Манеже как раз была очередная выставка Глазунова, и я, узнав, когда будет его пресс-конференция, пришёл на неё. Сел в первый ряд, дождался возможности задать вопрос. Впрочем, даже не вопрос это был, а краткое выступление.

— И что сказали?

— Сказал, что потрясён его восприятием овеянных славой красных звёзд. А для меня, продолжил, символизируют они святую и праведную кровь бойцов за нашу Советскую Родину, в том числе и за Ленинград, благодаря подвигу которых спасён был от фашистов блокадный мальчик Илюша Глазунов.

— Интересно, как он прореагировал?

— Немного смутился, начал что-то невнятное бормотать: дескать, каждый имеет право на своё мнение. Но зал в большинстве явно был на моей стороне!

Однако видите, насколько противоположно воспринимают наше прошлое и сегодняшний день мастера культуры. Я с теми, кто не предал Советскую эпоху и социалистическую, коммунистическую идею.

Просмотров: 920

Другие статьи номера

Почему растут тарифы?
О причинах роста тарифов на услуги ЖКХ и общей ситуации в жилищно-коммунальном хозяйстве разговор в программе «Точка зрения» вели генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв, депутат Московской городской думы (фракция КПРФ) Елена Шувалова и эксперты в сфере ЖКХ Светлана Разворотнева и Сергей Селиванкин.
Разделяй и властвуй

Власти решили запустить игру под названием «Раздельный сбор мусора»

Итак, старт дан: с 1 января 2019 года Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» предписал всем гражданам России иметь несколько мусорных вёдер для раскладывания различных видов отходов. Очень увлекательно и занимательно.

Угроза рептилиям

Международный союз охраны природы заявил о растущей угрозе рептилиям Австралии, сообщает агентство «Регнум» со ссылкой на Франс Пресс.

ПОРЯДКА 975 австралийских рептилий уже внесены в Красную книгу.
О велосипедах и диктаторах
Перестроечное и постперестроечное время знавало немало непросыхающих светочей и умопомрачительных гениев. Какие имена, какие мысли и речения витали в те годы над распростёртым пространством земного шестерика! Незабвенные профессора Бурбулис и Ландсбергис (последний — из консерватории), Новодворская и Подниекс (латвийский кинорежиссёр) — сии пророки, трибуны, вожди вели соблазнённые ими массы к светлому... обрыву в никуда. И привели-таки. Возбуждённая ими тогда тектоническая энергия привела кое-где на территории этого нового Эльдорадо для мошенников — Сенегала (от СНГ) — вождей ещё небывалого типа и покроя: среднеазиатских кормчих и светочей. Осчастливленные ими народы счастливы настолько, насколько может быть счастливо несмышлёное дитя, убаюканное строгим, но заботливым отцом, неспособным, однако, дать младенцу вдосталь молока.
Противостояние обостряется
Хрюшки как угроза климату
Что хорошо для поросят, оказывается, плохо для климата. К такому удивительному выводу пришли в Дании, сообщает агентство «Рейтер». Во многих хозяйствах королевства свинки, хозяйки 2019 года, отнюдь не томятся в стандартных свинарниках, а гуляют на просторе. Кроме того, в их кормах и лекарствах содержится минимально возможное количество химических добавок и антибиотиков.
Чемпион по наркомании

Согласно впервые опубликованным официальным данным, число наркоманов в Нигерии оценивается в 14,4 процента. Это более чем вдвое превышает среднемировое значение (5,6 процента), пишет французская газета «Фигаро».

ИССЛЕДОВАНИЕ проводилось среди 50 тысяч граждан в 37 штатах страны, за чем следили правительство Нигерии, Европейский союз и Управление ООН по наркотикам и преступности.

Живите дольше
Если на протяжении рабочего дня вы будете прерывать сидячую работу ходьбой в течение 1—2 минут, заменяя в общей сложности 30 минут сидения движениями низкой интенсивности, вы сможете сократить свой риск преждевременной смерти уже на 17%, сообщает австрийское издание «Курьер».
Остались без пенсий
Пенсию на дом в Литве получают почти сто тысяч человек. С начала 2019 года в республике за выплаты пенсионерам отвечают не только сотрудники Почты Литвы, но и ещё четыре компании, которые победили в конкурсе. Как следствие этого нововведения впервые за много лет тысячи пожилых людей остались в положенное время без пенсий. Основная проблема — Вильнюс и Каунас. По предварительным данным, в столице пенсии не получили 2500 человек, в Каунасе — около 1100.
Высокая оценка
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ директор отделения ООН в Женеве Михаэль Меллер, выступая на полях Всемирного экономического форума в Давосе, дал высокую оценку роли и вкладу Китайской Народной Республики в защиту мультилатерализма (многосторонности) и инициативам руководства страны в таких глобальных вопросах, как климатические изменения и противостояние возможным злоупотреблениям новыми технологиями, сообщает Синьхуа.
Все статьи номера