И всё ж — Сталинград!

И всё ж — Сталинград!

№11 (30654) 2—5 февраля 2018 года
6 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ. Член Союза писателей и Союза журналистов России. г. Москва.

Заметки участника битвы на Волге

Сорок третий.

Сталинград.

Февраль…

День и ночь в степи

метёт пурга.

Русского штыка

и танка сталь

Подавила хищного

врага.

Ти-ши-на...

Колонна пленных

вдаль

Растянулась, может,

на версту...

О, февраль!

Короткий наш

февраль,

Обозначивший побед

черту…

ЭТИМ своим началом вступления в сталинградскую поэму «Тётка Марья» я попытался нарисовать картину утра второго февраля тысяча девятьсот сорок третьего года на северо-западной окраине Сталинграда. Именно утра и именно второго дня короткого февральского месяца.

То, что оборонительные и наступательные операции Сталинградской битвы завершились, мы, солдаты, поняли ещё во второй половине первого февраля. Как-то в одночасье перестали бить пушки различного калибра, умолкли пулемёты, строчившие напропалую. В различных местах «котла» хлопали лишь одиночные выстрелы. Их причину мы выяснили позднее: ярые эсэсовцы-фашисты сводили счёты с жизнью.

Первые колонны пленных, выходившие из Сталинграда, я увидел с крыши окраинного дома, куда давал проволочную связь командиру дивизии полковнику Георгию Ивановичу Анисимову, ставшему в этот день генерал-майором. То был последний наблюдательный пункт комдива нашей 252-й стрелковой в ходе всей Сталинградской битвы. Он стал и моим наблюдательным пунктом.

С одной стороны, я видел понурые колонны сдавшихся в плен немецких вояк, одетых во что попало, обутых в неуклюжие огромные «снегоходы», как эти бахилы на сапогах называли наши солдаты. С другой — ликующих воинов Красной Армии, отмечавших свою заслуженную победу…

* * *

Однако вернёмся в сентябрь сорок второго года.

Наша 252-я стрелковая дивизия, сформированная в самом начале войны из москвичей и жителей Подмосковья, принимавшая активное участие в Московской битве, освободившая 16 декабря сорок первого года областной центр Калинин (ныне Тверь), а затем ряд других городов и сёл Калининской области, получившая первую благодарность от Верховного Главнокомандующего, в один из сентябрьских дней сорок второго года влилась в 66-ю армию Сталинградского фронта. Задача одна: ни шагу назад! И ещё, уже по возможности: попытаться прорваться к станции Гумрак, в районе которой расположен Сталинградский аэропорт. Немецкие самолёты-стервятники буквально висли над позициями и нашей армии, и соседней, прижатой к Волге, 62-й.

Утром над нами появилась «рама» — самолёт-разведчик. Сфотографировав боевые позиции дивизии, улетела. А через час-полтора уже летели к нам бомбардировщики — начинался грохот от многих десятков рвущихся на земле бомб. Затем один из бомбардировщиков бросал пустую, во многих местах продырявленную бочку, которая издавала душераздирающий вой.

И это происходило чуть ли не каждый день. Когда же наши зенитчики поражали вражеский самолёт и он дымящим факелом врезался в землю, мы все готовы были аплодировать.

Бои в районе Грачёвой балки проходили в основном днём, но иногда и ночью. Немцы вынуждены были перенаправить часть своих резервов, предназначенных для того, чтобы спихнуть в Волгу 62-ю армию генерала Василия Ивановича Чуйкова, против 66-й армии, в том числе и против нашей дивизии. Но воины 252-й, выполняя приказ Родины, не отступили ни на шаг.

Заместитель редактора дивизионной газеты «Боевая красноармейская» Сергей Тельканов в своём стихотворении «Грачёвая балка» написал:

Война здесь тогда обошлась

с нами круто,

Бросала в нас тонны

свинца и тротила.

Почти полдивизии

за трое суток

Она, как бурьян,

беспощадно скосила.

Двадцать пятая годовщина Великой Октябрьской социалистической революции — 7 ноября — запомнилась многими событиями. Прежде всего тем, что меня, командира отделения роты связи, комсорга взвода, недавно награждённого медалью «За боевые заслуги», приняли в Коммунистическую партию. А вскоре нашу 252-ю ночью вывели с передовой во второй эшелон и приказали скрытно от противника, ночами, свершить стовосьмидесятикилометровый марш на север, в район станицы Клетской, откуда 19 ноября и началась наступательная операция Сталинградской битвы.

Дивизия наша вошла в 65-ю армию генерала Павла Ивановича Батова, теперь уже Донского фронта под командованием Константина Константиновича Рокоссовского. А так как она располагалась на стыке двух армий — 65-й и 21-й генерала Ивана Михайловича Чистякова, то вплоть до 2 февраля дивизия трижды переходила из одной армии в другую и завершила Сталинградскую битву в 21-й армии, получив вторую благодарность от Верховного Главнокомандующего. Первую — после завершения окружения врага.

У меня, повторюсь, постоянно дававшего связь на наблюдательный пункт командира дивизии, дежурившего там до конца боя, многое сохранилось в памяти. И, конечно, первый наступательный бой у Клетской на Дону, когда дивизия, сломив сопротивление врага, пленив большую группу его солдат, вышла на степной простор.

Вспоминаются также не менее упорные бои за хутор Вертячий на том же Дону. Хитрым манёвром один из полков переправился по хлипкому льду на противоположный берег реки, зашёл в тыл противника и тем самым обеспечил положительный исход боя за хутор. Воины полка получили благодарность от командующего Донским фронтом. Многие были награждены орденами и медалями.

Но особенно запомнились бои в районе высоты 120.5, к которой полки дивизии подошли с запада 25 января, за неделю до окончательной победы на берегах Волги.

Высота представляла сильное укрепление с огневыми точками под бронебойными колпаками. Брать такую крепость в лоб — это значило понести огромные потери. Тогда командир дивизии, пока ещё полковник Анисимов, приказал быстро сформировать штурмовые группы, в каждую из которых включить взвод автоматчиков, одну-две 76-миллиметровые пушки для стрельбы прямой наводкой по каждой из амбразур врага и отделение сапёров с подрывными зарядами и дымовыми шашками. Но и это не всё. В штурмовые группы были включены по одному танку для поддержки и прикрытия самих штурмовых групп.

Всё это позволило уже к 29 января овладеть высотой, прикрывающей Сталинград, и сходу ворваться на северо-западную окраину города.

Я видел то, что осталось на поле боя. Рядами стояли сотни автомашин, бронетранспортёров, орудий, тягачей, и повсюду лежали трупы вражеских солдат.

Впереди был первый февральский день великой Сталинградской битвы — канун её завершения, когда и наступила долгожданная для нас тишина, о которой я написал в начале этих заметок.

* * *

Нет, не случайно избрал я заголовок моих заметок — «И всё ж — Сталинград!». В шестидесятые годы прошлого столетия, в период правления Хрущёва, горько было расставаться со вполне логичным именем города на Волге, давшего название величайшей в истории битве. Не было волгоградской битвы. Была битва Сталинградская. Я так и не привык называть этот город на Волге Волгоградом. Для меня он и ныне Сталинград.

Мне часто вспоминаются беседы с замечательным русским советским писателем, Героем Социалистического Труда, лауреатом Государственной премии СССР, участником битвы на Волге Михаилом Николаевичем Алексеевым. Было это в канун пятидесятилетия нашей Великой Победы. Мы, группа вышедших на пенсию московских журналистов — участников Великой Отечественной войны, начали работать над трёхтомником «Живая память». Михаил Николаевич по нашей просьбе готовил обширное вступление для него, которое назвал «Подвиг на века». Помню его слова:

— Мне хочется написать книгу «Мой Сталинград», но ни Сталинграда, ни Сталинградской битвы вроде бы нет и в помине. Появился город-герой Волгоград. Но справедливо ли это? Потому пишу отдельные главки возможной книги, а сам думаю: может, вернётся всё-таки законное и гордое имя прославленного города…

Горько было слушать эти слова широко известного писателя. Впрочем, книгу «Мой Сталинград» Михаил Николаевич написал.

* * *

В 2004 году я подготовил краткие заметки «Сталинград — другого имени нет». В них, в частности, говорилось о том, что в Александровском саду в Москве, рядом с могилой Неизвестного солдата, возвышаются гранитные обелиски, на коих выбиты имена городов-героев. Среди них есть обелиск со словом «Волгоград». И когда я и мои однополчане дважды в году приходим в Александровский сад поклониться павшим героям Сталинградской битвы, то возлагать цветы приходится почему-то на обелиск со словом «Волгоград», а не «Сталинград». Конечно же, души наши охватывает горечь: ведь мы защищали Сталинград, а не Волгоград. Зачем отнимать у нас гордое имя?!

Примерно так я писал эти заметки. Они были опубликованы в «Правде» за 20—25 февраля 2004 года.

А в один из летних дней того же года я услышал информацию о том, что президент страны распорядился сменить на обелиске слово «Волгоград» на слово «Сталинград».

Не стану утверждать, что мои заметки стали поводом к этому. Многие сталинградцы тоже стучали в кремлёвские ворота. Замечу лишь, что нам этого мало. Нам нужно возвращение городу его героического имени, нужна отмена навязанного псевдонима.

* * *

В конце января 2013 года, в канун семидесятилетия Сталинградской битвы, мне позвонили из Совета ветеранов войны и труда Западного административного округа Москвы:

— Вы и группа других участников Сталинградской битвы, проживающих в нашем округе, приглашены в Кремль, возможно, в Георгиевский зал. О дне и времени сообщим.

Итак, мы в Георгиевском зале. Люстры сияют яркими огнями. Большие круглые столы накрыты по-праздничному. И вошёл в зал президент России. Он обратился к нам с приветственной речью.

Затем президент направился к нашему столу, за которым напротив меня сидела пожилая женщина в праздничном костюме с орденами и медалями. Ей в этот день исполнилось 90 лет. Президент поздравил её, вручил цветы и подарок.

Вот тогда встал я:

— Владимир Владимирович, вы сделали хорошее дело.

— Какое? — слышу в ответ.

— В Александровском саду по вашему указанию на гранитном обелиске было заменено слово «Волгоград» на слово «Сталинград».

— Верно, было…

— Так сделайте то же самое с городом на Волге!

Президент, не ответив, пошёл раздавать автографы столпившимся у нашего стола гостям приёма.

Я ничего не прибавил, как ничего и не убавил. Что было, то было. Но проблема возвращения городу-герою его исторического имени, увы, осталась. Почему же? Не потому ли, что в нём слышится имя Сталина, нашего Верховного Главнокомандующего? Однако город-герой на Волге дал название самой величайшей битве и в нашей Отечественной, и во Второй мировой войнах — Сталинградской. Имена Московской, Ленинградской, Курской, Корсунь-Шевченковской битвам тоже дали города. А Волгоградской-то битвы не было.

Нас, сталинградцев, становится всё меньше и меньше. Так будем же настойчивыми приверженцами возвращения имени городу-герою на Волге! Это наш долг перед ушедшими товарищами, а также внуками и правнуками, которым мы завещаем нашу Великую Победу.

Просмотров: 1134

Другие статьи номера

Карьера на карьере
Скоростное шоссе Москва — Санкт-Петербург начали строить шесть с половиной лет назад, в сентябре 2011 года. Завершить планировали к лету 2018-го, как раз к чемпионату мира по футболу. Дороги, по известному выражению классика, являются одной из двух главных бед России. Федеральная автомобильная трасса М11, как её обозначают в географических указателях, должна была показать иностранным гостям чемпионата, что с этой бедой в нашей стране справились: движение с европейским комфортом, без рытвин и ухабов, ширина от четырёх до десяти полос в каждом направлении, расчётная скорость — 150 километров в час.
Останется примером навсегда
Честь и слава нашей школы — её учащиеся и учителя, ставшие героями Великой Отечественной войны. Среди них — Дмитрий Асеев, выпускник 1941 года, секретарь школьной комсомольской организации, погибший при защите Сталинграда. О нём мне хочется сегодня рассказать.
Год решающих битв
Не допустить самого популярного политика к власти и закрепить реванш правых сил. Такова цель очередного приговора, вынесенного экс-президенту Бразилии Луле да Силве. В Венесуэле назначена дата президентских выборов. Оппозиция собирается использовать это событие для дестабилизации страны.
Албанский наркокартель процветает

Албания по-прежнему остаётся основным источником незаконной торговли марихуаной в странах Европейского союза, говорится в новом ежегодном докладе Европола.

ПОЛИЦЕЙСКАЯ служба ЕС констатирует: преступные группы в Старом Свете зарабатывают по 24 млн евро в год от контрабанды кокаина и героина. В докладе также выражается обеспокоенность распространением на рынке новых видов опасных синтетических наркотиков.
Тяжкая участь бельгийских котов
Если бы по итогам 2018 года выбирали самых несчастных животных, то одними из главных претендентов на это звание стали бы бельгийские коты и кошки. Дабы избежать дальнейшего непомерного роста населения мяукающих пушистиков, власти королевства решили их кастрировать.
Удар «по ошибке» недопустим
«СОГЛАСНО заключению оборонного аналитического центра, кибератака способна привести к тому, что Британия или другая страна, располагающая ядерным оружием, по ошибке нанесёт удар», — пишет корреспондент английской газеты «Таймс» Дебора Хейнс.
Пульс планеты
БРАЗИЛИА. В Бразилии продолжаются акции в поддержку экс-президента страны Луиса Инасиу Лулы да Силвы, пользующегося наибольшей поддержкой избирателей, несмотря на то, что суд второй инстанции оставил в силе и даже ужесточил вынесенный ему приговор за коррупцию и отмывание денег. При этом треть избирателей заявили, что вообще не пойдут голосовать: разочарованные чередой коррупционных скандалов, они не видят достойного кандидата. Тем временем Лула да Силва ждёт решения суда высшей инстанции и всё ещё полон решимости принять участие в выборах главы государства 7 октября.
Белорусский пример
Городская эстафета технических идей «Дети. Техника. Творчество», сообщает БЕЛТА, прошла в Могилёве на базе средней школы №21 в рамках республиканского конкурса научно-технического творчества учащихся «ТехноИнтеллект».
Первый шаг к объединению
В последний день января главы Луганской и Донецкой народных республик Леонид Пасечник и Александр Захарченко подписали протокол о намерениях тесного сотрудничества в экономике и создания единого таможенного пространства.
Культура собаки в Китае

Совсем скоро — 16 февраля — наступит год Собаки по китайскому лунному календарю. Собака является верным другом человека, считается животным, которое понимает людей и особенно преданно им.

В многочисленной древнекитайской литературе немало записей о собаках и культуре их разведения и использования. Согласно археологическим раскопкам по всему миру, собака — одно из первых животных, которое приручил человек. В Китае история приручения собаки насчитывает почти 8-тысячелетнюю историю.

Все статьи номера