Непокорный Донбасс

№109 (30460) 30 сентября—3 октября 2016 года
3 полоса
Автор: Борис ЖАРИКОВ. Донецк—Киев.

Прифронтовой Донецк глазами непредвзятого киевлянина

Моя поездка к родственникам в опалённый войной Донецк нынешним летом принесла немало впечатлений. На некоторых из них я, уроженец Донбасса, уже долгое время живущий в столичном регионе, хочу заострить внимание. Пребывание в городе на протяжении почти двух месяцев позволило осмыслить хотя бы самые бросающиеся в глаза факты.

ИЗ КИЕВА пассажирским поездом доехал до конечной станции Константиновка, что в 60 км от Донецка. Далее железнодорожное сообщение со столицей Донбасса прерывается, и дальнейшее передвижение людей в сторону Донецка, через зону так называемой АТО («антитеррористической операции»), возможно только автомобильным транспортом. Чтобы пересечь эту зону и добраться в населённые пункты, которые неподконтрольны властям Украины, гражданам необходимо заранее оформить специальный электронный пропуск, который сроком на один год выдаёт Служба безопасности Украины. Первое время с его получением были проблемы, но сейчас достаточно внести данные на специальный сайт СБУ, и в течение месяца вы получите одобрение на пересечение линии разграничения. Без него проезд на подконтрольную ДНР территорию, сколь бы важной ни была причина, невозможен.

У железнодорожного вокзала в Константиновке множество частных автоперевозчиков, которые зарабатывают на перевозке пассажиров в города, подконтрольные ДНР. Маршрутчики подстроились под новые правила и оперативно, порой без особой очереди, провозят своих пассажиров через КПП. Стоимость проезда без пересадок на КПП — 450—500 гривен (1125—1250 рублей) с одного пассажира.

Вместо железной дороги можно воспользоваться прямым автобусным сообщением. Например, билет по маршруту Киев—Донецк стоит 800—900 гривен (2000—2250 рублей) на проезд «с пересадкой» (это когда вас довозят до КПП, выгружают, вы самостоятельно с багажом проходите проверку, а на второй стороне вас ждёт стыковочный автобус этой же компании, который везёт уже в Донецк). Курсируют и минивэны формата «без пересадок на КПП», но цена такого билета по маршруту Киев—Донецк — уже 1500 гривен (3750 рублей). Замечу, что стоимость билета в купейном вагоне поезда Киев — Константиновка не превышает 265 гривен (663 рубля).

Из-за запредельных очередей на КПП на линии соприкосновения, где в большинстве своём очередь составляют частные авто, люди томятся часами, хотя раньше дорога от Константиновки до Донецка на автомобиле заняла бы немногим более получаса. У меня же, с учётом времени на дорогу от Константиновки до Донецка, всех проверочных процедур и досмотра на украинском блокпосту, ушло практически десять часов. И всё это время пришлось провести на жаре, под палящим солнцем. Такое сложно выдержать даже здоровому человеку. А что говорить о тех, кого к здоровым отнести нельзя?

Что касается досмотра вещей на украинском блокпосту «Зайцево», то, по моему глубокому убеждению, досмотром это назвать сложно. Это скорее обыск. Сумки и чемоданы пассажиров пограничники и таможенники выгружают из автомобиля на землю и, как правило, не интересуясь, кому они принадлежат, их открывают и перебирают. Один из вопросов, который их интересует: сколько бутылок спиртного либо упаковок медикаментов везёт пассажир? Если больше установленного количества, то могут изъять, причём без оформления каких-либо документов. Ещё больше у людей вызывает возмущение и отвращение то, что такое «действие» проводится не в специальных перчатках, а голыми, грязными, потными руками. О каком соблюдении норм закона и уважения к личности может идти речь в данном случае? Ведь на таких блокпостах в подавляющем большинстве несут службу выходцы из западных областей Украины, выдающие себя специфическим диалектом. А исповедуют они откровенно националистическую идеологию, ненавидя и тех, кто проживает на неподконтрольной им территории, и тех, кто поддерживает родственные и другие человеческие связи с проживающими на этой территории.

Жители ДНР едины во мнении: блокпосты созданы ещё и для того, чтобы максимально усложнить жизнь людям. «Похоже, наш путь зависит от настроения пограничников, безопасников, фискалов. Если всё у них хорошо, мы быстро пройдём проверку документов и отбудем. Если нет, сумки начнут проверять, вплоть до женских косметичек, попутно задавая кучу дурацких вопросов типа: «А кто ваши родственники?», «А почему ваша фамилия так похожа на фамилию одного из руководителей боевиков?»… Отвечать что-то — себе дороже», — поделился наблюдениями дончанин Юрий Р.

С ним солидарен и другой житель шахтёрской столицы Андрей К. «На одном из блокпостов долго осматривали мой телефон, спрашивали, кто эти люди у меня в списке да что за фотографии деревьев, которые были признаны стратегическими объектами. Пришлось долго объяснять, что в списке телефона — моя семья, что дерево сфотографировала дочь, потому что на нём в декабре ещё осталась пара зелёных листочков. Думаете, убедил? Нет. Пришлось в качестве средства убеждения добавить блок сигарет. И сразу стало всё хорошо», — рассказал Андрей.

По словам жительницы города Макеевка Светланы П., «Украина давно не едина, киевские власти выпихивают Донбасс всеми способами: финансовой и экономической блокадой, требованием вывозить детей по нотариальному разрешению, введением миграционных карт(!), перекрытием трасс и особенно вымогательством на блокпостах… О боже, что они творят, это неописуемый ужас! А пропаганда нацизма и фашизма! Украинское правительство делает все, чтобы его ненавидели».

Через нечто подобное и я прошёл. На дороге за Константиновкой маршрутку, в которой я ехал, остановили на блокпосту «Правого сектора». Над блокпостом два флага: чёрно-красный «Правого сектора» и американский звёздно-полосатый. Выкормыши США, они откровенно показывают, кто за ними стоит и кому они обязаны своим существованием. Самое интересное, что при наличии американского флага украинский желто-синий на этом блокпосту отсутствует. Интересно, а каково отношение госдепа США к использованию иностранной радикальной организацией американских государственных символов? И в штате какого американского военного подразделения состоят на службе радикальные украинские националисты?

Шустрый «свидомый» с автоматом потребовал для проверки документы у водителя и шести пассажиров минивэна. Долго допекал вопросами одного пожилого мужчину: куда и зачем он едет, где проживает и где работает, на каком предприятии работает, чем занимается это предприятие, какую продукцию оно выпускает и так далее. Что касается меня, то «проверяющего» очень интересовал вопрос, почему у меня новый паспорт. Пришлось ему объяснить, в каких случаях гражданину может быть произведена замена паспорта, особенно с учётом его солидного возраста.

Не могу не сказать о поборах в так называемых пунктах проверки и на блокпостах. Пока я ехал от железнодорожного вокзала Константиновки до КПП «Зайцево», официального пункта пропуска и пересечения линии разграничения (это примерно 25—30 км), водитель несколько раз расплачивался с разного рода «проверяющими» на дороге (не с сотрудниками ГАИ, а с людьми, одетыми в военную форму без знаков различия) пачками сигарет, деньгами, ещё какими-то свёртками. Так вот почему проезд у перевозчика стоит 450—500 гривен! Пассажир вынужден из своего кармана оплачивать такого рода поборы, стоимость которых перевозчик включает в цену проезда. Омерзительно!

ПОГРАНИЧНЫЙ КОНТРОЛЬ со стороны ДНР несколько облегчённый. Ополченцы, надо отметить, ведут себя вежливо и никаких препятствий для людей не чинят.

По пути следования из Константиновки в Донецк, после пересечения линии разграничения (украинский блокпост «Зайцево»), в городах Горловка и Ясиноватая наблюдаются следы страшных разрушений промышленного и жилого секторов. Из окна маршрутки отчётливо просматривалось, что многие дома изрешечены пулями, посечены осколками и несут на себе другие следы боевых действий. Очень плохая дорога. Автомобиль постоянно трясло на выбоинах и ухабах. Следы разрушений заметны и на окраине Макеевки.

При въезде в Донецк со стороны Макеевки город выглядит вполне благопристойно. Донецк совершенно не похож на город, в котором идут боевые действия. Обращают на себя внимание приличные дороги. В Донецке хорошее состояние тротуаров, качественная разметка на всех дорогах. На всех, которые я видел. Даже в маленьких переулках. Даже на окраинах. В Донецке аккуратно подстриженные газоны. Идёшь утром по Донецку, а вокруг жужжание: работают газонокосилки. По-прежнему привлекает своей красотой и чистотой центр города и его главная улица — Артёма. Уборочная техника работает постоянно, даже во время комендантского часа.

Город в центре практически не тронут. Его целостность удивляет всех, кто сначала прочёл гигабайт военных сводок. Но даже если стоишь на площади Ленина, хорошо слышны звуки отдалённой канонады. Время от времени проходят парни с автоматами (патрульно-постовая служба полиции ДНР). После совершённого террористического акта восстановлен памятник В.И. Ленину на центральной площади Донецка.

В городе нормально работает общественный транспорт (трамваи, троллейбусы, автобусы, маршрутные такси). Приятно удивляют цены на проезд в общественном транспорте: 3 рубля. Пенсионерам и некоторым льготным категориям граждан проезд в общественном транспорте бесплатный. Цены в маршрутках колеблются от 5 до 8 рублей. Льготы гражданам в маршрутках не предусмотрены. Стоимость проезда в автобусе от Донецка до Макеевки 15 рублей.

Правда, после восьми вечера с транспортом возникают проблемы, так как до наступления комендантского часа водители пытаются успеть вернуться в транспортный парк, а затем добраться домой. Но службы такси работают круглосуточно (минимальная стоимость проезда 60—70 рублей). Однако в сравнении с местной зарплатой это не так уж мало.

В городе не ощущается преступности. Во всяком случае, я не заметил, хотя довольно много ходил по улицам днём и вечером. Но идиллия продолжается до наступления темноты, а потом… украинская армия начинает обстреливать окраины, слышно даже в центре.

Бросается в глаза полное отсутствие нового строительства. Только восстанавливают старое и разрушенное, все стройки заморожены.

С КЕМ В ДОНЕЦКЕ ни разговаривал, обратно на Украину никто не хочет. Вот в Россию хотят. Потому что у жителей Донбасса нет вопроса, с какой стороны по ним стреляют.

А ещё тут помнят о том, кто победил в Великой Отечественной войне.

Если выйти утром на набережную Кальмиуса, может возникнуть иллюзия, что война уже кончилась. Это не набережная — конфетка! Тротуары вымощены плитками. Литые ограды. Велодорожки. Детские площадки. Мамы с колясками. Молодёжь. И много хозяев собак. Когда сидишь на лавочке у Кальмиуса ранним летним утром, вдыхая неповторимую донецкую щекочущую свежесть, мир кажется прочным, как танковая броня, а раскаты канонады — весенним громом. Редко где в Донецке так хорошо, как на набережной и на бульваре Пушкина. Как было, так и есть. Во всяком случае, пока.

Есть места в городе, связанные с боевыми действиями, — краеведческий музей, дворец молодёжи «Юность», железнодорожный вокзал, район аэропорта (вернее то, что от него осталось), жилые дома вокруг них, пережившие серию обстрелов, страшные последствия которых видны до сих пор.

В Донецке нет окраин, стёртых с лица земли. Есть сильно пострадавшие. Но нет ни одной, куда не ходил бы транспорт, где были бы отключены все коммунальные блага, где полностью замерла бы жизнь. На тех же окраинах Киевского, Куйбышевского и Петровского районов (они до сих пор находятся «на передовой») особая жизнь, разительно отличающаяся от центра города. Увиденное на окраинах, конечно, шокирует: обстрелянные дома с чёрными обугленными дырами, без окон, с повреждёнными крышами... Порой тут надолго пропадает свет. Но даже здесь живут люди. Их значительно меньше, чем в других районах, но они есть. И дети играют на уцелевших площадках. Более того, жители пострадавших домов сами своими силами начали их восстанавливать. То есть люди настроены жить, а не воевать!

В городе открыты рестораны и кафе, возобновили работу крупные торговые центры — явное свидетельство мирного характера жизни. Несколько лет назад на месте пересечения Театрального проспекта и бульвара Пушкина появилось заведение «Львiвська майстерня шоколаду», одна из ячеек всеукраинской сети с отменным кофе и фирменными сладостями. Было настоящим шоком увидеть эту точку в рабочем состоянии, хотя и немного в другом месте, со всеми её «примочками», включая качественный украинский язык официантов. Как хозяева сети договорились с властями ДНР, трудно сказать, хотя легко представить.

Действуют также сеть пиццерий «Челентано», сеть суши «Мао едун». В парке Щербакова работают аквапарк, аттракционы, в парке Ленинского комсомола — детская железная дорога (здесь машинисты и проводники — школьники, и не вагоны, а расписные вагончики). Открыты кинотеатр «Звёздочка», ботанический сад, парк кованых фигур и пр.

Но в вечернее время на улице, даже в центре города, практически нет людей. Это уже свидетельство военной психологии, которая появилась у горожан. По моим прикидкам, примерно треть окон в домах города не горит. Люди уехали, спасаясь от войны, и, видимо, редко навещают свои дома.

В ДНР ЕСТЬ РЯД своих особенностей. Здесь живут по московскому времени (его называют ещё донбасским или донецким), то есть в осенне-зимний период разница с Киевом составляет один час.

Валюта — российский рубль. Не так давно в ходу была и гривна, но сейчас повсеместно рубль. Гривну, доллары и евро на рубли меняют в пунктах обмена валют. Таких пунктов много, с ними проблем нет. Интересно, что во всех обменниках курс единый, устанавливается Центральным республиканским банком ДНР. Меняют банкноты достоинством от 20 гривен, меньшие не берут, монеты — тем более. В июле курс валют в обменниках был таким: один американский доллар — 64 рубля, один евро — 66 рублей, одна украинская гривна — 2,52 рубля. В августе курс указанных валют несколько снизился. Например, украинская гривна по отношению к рублю стала дешевле в сравнении с июлем на 10 пунктов, или на 2,42 рубля.

Бояться менять деньги в республиканских обменниках не стоит: все «цивильно» — проверочные аппараты, охрана, калькуляторы у окошек, разрешительные лицензии с печатями ДНР на осуществление валютных операций.

Международные платёжные системы здесь неприменимы, поэтому банковские карточки не пригодятся. Все потребительские расчёты — за наличку. В крайнем случае, обналичить банковскую карту можно в специальных точках в среднем под 4—5%, если получать гривны, или по странной схеме «по курсу 1:2 плюс 25%» при обналичивании гривневой карты в рубли. Но я не рискнул — такие пункты даже внешне доверия не вызывают, и передавать данные своей карты непонятно кому не очень-то хотелось.

Из украинских мобильных операторов в республике работают только МТС и «Лайф» (Life). Есть ещё республиканский оператор «Феникс», но он популярностью у горожан не пользуется, поскольку не особо распространён. Можно пополнить мобильные телефоны через терминалы или с помощью интернет-банкинга. Однако мобильная связь работает неустойчиво, случаются перебои и в работе Интернета. У меня лично вызывало недоумение то, что со своего мобильного номера (мобильный оператор МТС) я мог без особых проблем звонить родственникам и знакомым на номера того же МТС в Киеве или на территории Донбасса, а они мне в ответ в большинстве случаев дозвониться не могли. При наборе ими номера моего телефона оператор МТС отвечал, что номер не обслуживается. Какой-то парадокс!

Донецк в массе своей считает, что живёт в блокаде. Поговорив с людьми, причастными к перевозке грузов, понимаешь: полной блокады нет и не будет, потому что она взаимно невыгодна. Слишком многих устраивает нынешняя пропускная система, которая кормит множество людей, перевозящих грузы, и, в общем-то, не даёт умереть с голода жителям Донецка. Да, вздутые цены, дефицит ряда жизненно важных товаров, но к этому люди начинают привыкать, это начинают закладывать в долгосрочные жизненные планы. Хотя кто сейчас в Донецке планирует дольше чем на неделю?

Беспокоит людей и дефицит некоторых видов лекарств в аптеках. И цены на них не всегда доступны жителям. Как ни удивительно, клиники работают, в городе осталось много врачей. Есть совершенно поразительные примеры, когда к особо известным докторам везут пациентов даже с территории, подконтрольной Украине. Медицина функционирует даже в самых простреливаемых районах.

ОБРАЩАЕТ НА СЕБЯ ВНИМАНИЕ новая атмосфера в ДНР. Она пропитана республиканской идеологией. Это понимаешь, слушая разговоры людей в транспорте, магазинах, кафе. По всему городу билборды о Дне Великой Победы, о ветеранах, о Дне республики, о так и не состоявшихся 18 октября прошлого года выборах… Во многих местах продаются сувениры Новороссии и ДНР. В киосках «Пресса» газеты «Новороссия», «Донецкая республика», «Голос республики». В табачных киосках — сигареты «Новороссия», «Русичи», «Георгиевские». И абсолютное отсутствие сине-жёлтого сочетания цветов.

Отдельная тема — магазины, рынки. Сразу привлекают внимание ценники — стоимость указана в рублях. Вот некоторые из них: мясо (240—280 рублей); картофель (17—18 рублей); хлеб (15—20 рублей); сдобная выпечка (от 9 рублей за изделие); торт на заказ весом 3 кг (1400 рублей). Непривычны новые торговые марки российского, белорусского, абхазского производства. И очень редко украинского. Наблюдается всё большая экономическая интеграция ДНР в российскую бизнес-среду. Поддерживая ДНР, Россия получила огромный рынок сбыта российских товаров, его потребители являют огромный сегмент, терять который российский капитал едва ли захочет.

Впечатлили магазины с вывеской «Комиссионный». Их здесь много, прямо как в 90-е окунулись. И это не «секонд-хенд», а самые настоящие комиссионки: от шуб, поношенной обуви, одеял до сковородок, ложек и вилок, мультиварок.

Ещё одно отражение времени — пункты выдачи гуманитарной помощи штаба Ахметова во всех районах. Их замечаешь не только по броской желтой вывеске «Поможем», но и по длинным, быстро движущимся очередям. В таких очередях узнаёшь множество историй о том, как сегодня приходится выживать старикам и родителям с маленькими детьми.

Есть и другие очереди в городе — в отделениях Центрального республиканского банка, где люди получают пенсии, социальные пособия, оплачивают коммунальные услуги. Кстати, о коммунальных услугах. Их стоимость для населения низкая и, в отличие от Украины, размер не повышался. Ежемесячные коммунальные платежи за однокомнатную квартиру в среднем составляют 500 российских рублей, за трёхкомнатную — 800—1200 рублей.

Отмечаются республиканские праздники. Их тут немало: День любви, семьи и верности, День независимости ДНР, День республики, День рождения комсомола… Множество всяких хороводов: «Хоровод единства», «Донбасс говорит по-русски», «Дружба народов», «Хоровод в честь флага ДНР», «Республиканский хоровод», «Самая длинная георгиевская лента» и т.д. Практически каждые выходные активисты местной организации «Донецкая народная республика» машут флагами на площади Ленина или в парках отдыха и что-то празднуют.

О телеканалах. В кабельной сети украинского ТВ нет, есть только российские телеканалы и телеканалы республики «Первый республиканский канал», «Оплот ТВ», «Юнион».

Несколько данных о занятости. Исходя из информации, размещённой на официальном сайте Республиканского центра занятости ДНР, «в январе—июле 2016 года в центрах занятости Донецкой народной республики на учёте состояло почти 38 тысяч лиц, ищущих работу. Из них 16,9 тысячи — молодёжь в возрасте до 35 лет (это 42,36% от общей численности безработных, состоящих на учёте в территориальных центрах занятости). На долю женщин приходится 47,6% всех зарегистрированных безработных (18,1 тысячи человек).

За семь месяцев 2016 года при содействии центров занятости ДНР трудоустроены 28,1 тысячи человек (73,9% от общего количества безработных, состоящих на учёте). Правда, из них постоянные рабочие места получили только около 40%. Это свидетельствует о том, что, несмотря на положительную динамику, ситуация на рынке труда не особо улучшилась. К тому же надо иметь в виду, что большинство граждан, обратившихся в центры занятости ДНР, были трудоустроены на рабочие места с низким уровнем оплаты труда. Средняя заработная плата по вакансиям составила всего 4810,72 рубля и увеличилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года всего на 388 рублей.

Вот как выглядит средняя заработная плата бюджетных работников отдельных специальностей (по данным министерства экономического развития ДНР): библиотекарь — 3000 рублей; водитель троллейбуса — 5000 рублей; воспитатель — 2500—3500 рублей; врач — 3300—4200 рублей (в зависимости от специализации); газосварщик — 5300 рублей; кассир — 4200 рублей; дворник — 3000 рублей; научный сотрудник — 3500 рублей; подсобный рабочий — 2500 рублей; учитель — 3200 рублей; горняк подземный — 3600—6000 рублей; проходчик — 4200 рублей; доцент в вузе — 7—10 тысяч рублей в зависимости от стажа, квалификации и научной степени. Что касается окладов государственных служащих в мэрии Донецка, то они составляют от 10 до 15 тысяч рублей.

В среднем уровень зарплаты в ДНР составляет 5—10 тысяч рублей в зависимости от должности и места работы. Зарплата более 10 тысяч — это редкость.

В Донецке средняя зарплата за 2015 год составила 6782 рубля (2500 гривен).

В ДНР ИДЁТ АКТИВНОЕ становление государственности. И если в середине 2014 года можно было сказать, что многое ещё управлялось с Украины, то сейчас понимаешь, что это — полноценное, хотя и непризнанное государство со всеми необходимыми атрибутами государственности. Функционируют Народный Совет республики (парламент) и Совет министров (правительство). Практически готова законодательная база, ориентированная на Россию. Правда, пока не принят Гражданский кодекс.

В ДНР выдают уже многие документы: паспорта (недавно начали), аттестаты, дипломы, автомобильные номера, лицензии, разрешения на торговлю и т.д. Работает собственный нотариат республики. По словам местных жителей, по паспортам ДНР в Россию пускают. С автомобильными номерами ДНР кто-то говорит, что пускают, кто-то говорит, что нет (правда, последние состоят из тех, кто сам не ездил).

На Украине уже 25 лет никак не могут сделать русский язык государственным. А вот статья 10 Конституции ДНР устанавливает государственными языками в Донецкой народной республике как русский, так и украинский. Ещё один вывод от поездки в Донецк. Как только русский и украинские языки ставят в равные условия, люди почти перестают использовать украинский язык. В Донецке, кроме всего прочего, двойственность относительно решения языкового вопроса вызывает среди значительной части населения ещё и негативные ассоциации. Это связано с вооружённой агрессией со стороны Украины и гибелью тысяч соотечественников в боях за независимость Донецкой народной республики. В республике заметно снижается интерес к изучению украинского языка в средних и высших учебных заведениях, спрос на печатные издания, издаваемые на украинском языке.

ДОНЕЦК 2016 ГОДА производит необычное впечатление. Он не очень весел, он лишён той суетливости, которая вообще свойственна крупным городам и которая делает их похожими на муравейники. Он лишён вечерней, сверкающей огнями рекламы. Он строгий, немного суровый, не очень людный, как, впрочем, и положено прифронтовому городу и столице молодой Донецкой народной республики, ведущей освободительную войну с врагом, который окопался у самых окраин города.

Описывать сегодняшний Донецк можно долго, но есть одна вещь, которая сразу бросилась мне в глаза и о кото-рой хотелось бы рассказать отдельно.

В один из первых дней своего пребывания в Донецке, завершив дела, я решил немного посмотреть город. Вначале я ехал, но потом решил, что лучше пройдусь пешком. Я шёл по его широким улицам и смотрел на идущих мимо людей, на мужчин и женщин (многие женщины были в военной форме), на проезжающий мимо транспорт, на патриотическую социальную рекламу на билбордах, а также на дома вокруг.

Дома как дома, мало чем отличающиеся от домов во многих других городах, основная часть которых была отстроена после Великой Отечественной войны. Впрочем, было в них нечто такое, что казалось непривычным и поначалу резало глаз.

Закрытые «Макдоналдсы» и многочисленные магазины украинских торговых сетей. Закрытые и пустые отделения украинских банков и «Новой почты». Их пустые и заброшенные помещения с запылёнными витринами выглядели необычно и странно и должны были по крайней мере вызывать у меня ощущение тревоги и беды, но почему-то не вызывали. Казалось бы, из города исчезли важные атрибуты нормальной жизни, город потерял что-то, о чём надо было бы жалеть, но почему-то было не жалко. Начинающие выцветать и облезать надписи «Перший український банк», «Нова Пошта» и т.п. над заброшенными офисами и магазинами чем-то неуловимо напоминали мне вот эти таблички.

Народ Донбасса, безусловно, заслуживает уважения. Он нашёл в себе мужество прогнать тех, кто заставляет красить заборы и лавочки в жёлто-голубые цвета. Он сказал твердое «нет» тем, кто велит всё писать только по-украински и ставит памятники прислужникам фашистов, переименовывает в их честь улицы. Украину из Донецка вывели под корень, — это моё личное впечатление от Донецка.

Общее впечатление, которое сложилось у меня, — нет никакого уныния среди населения Донбасса, нет тех качеств, которые свойственны некоторой части нашего патриотического сообщества, так называемым «диванным стратегам-патриотам». Но есть непонимание того, что же ждёт Донбасс? Куда клонится вектор российской политики? Общий настрой у этих людей и других, с кем я общался, — Донбасс был, есть и будет частью России. Так мыслят многие жители региона.

Уезжая из Донецка, я загадал желание: «Когда я в следующий раз сюда приеду, пусть здесь уже будет Россия».


Просмотров: 1208

Другие статьи номера

10 дней календаря

1 октября

— Национальный праздник Китайской Народной Республики — День провозглашения республики (1949 г.).

2 октября

— 120 лет назад родился Жак Дюкло (1896—1975) — деятель французского и международного коммунистического движения. Член Политбюро. Секретарь ЦК ФКП в 1931—1964 годы. Один из руководителей Народного фронта и движения Сопротивления во Вторую мировую войну. После войны — председатель фракции ФКП в Национальном собрании и в сенате
Сон как символ социального статуса
Когда-то недостаток времени для сна служил признаком особой занятости, важности и огромной востребованности того или иного человека. Но времена изменились, а посему забудьте о брендовых сумочках, роскошных виллах и навороченных яхтах: теперь главным атрибутом высокого социального статуса стал полноценный восьмичасовой сон. Именно это утверждает Арианна Хаффингтон — создательница американского интернет-издания «Хаффингтон пост» и одна из самых влиятельных женщин в медиамире — в своей моментально ставшей бестселлером книге «Революция сна», в которой призывает людей «высыпаться, чтобы пробить себе путь наверх».
Когда же зародилась жизнь на Земле?
К НЕОЖИДАННОМУ открытию пришла группа учёных во главе с профессором Марком Харрисоном из Станфордского университета Калифорнии в Лос-Анджелесе, исследовавших древнейшие кристаллы циркона, найденные в Западной Австралии, сообщает Регнум. Эксперты сделали вывод о неточности данных в современной науке. На самом деле жизнь на Земле, убеждены они, зародилась гораздо раньше, чем принято считать в настоящее время.
Гений места в полотнах Бориса Щербакова
В Государственном музее Л.Н. Толстого (Москва, Пятницкая ул., 12) открылась выставка живописи Бориса Щербакова «Здесь гений жил… Литературные места России», посвящённая 100-летию со дня рождения художника и включающая в себя более 50 полотен мастера.
Горбачёв — мимо Праги
Эксперты продолжают обсуждать материалы Международной конференции по безопасности, прошедшей в Праге в конце сентября. Казалось бы, переживающей ныне глубокий кризис европейской элите есть о чём актуальном поговорить, обсуждая собственные дела. Однако многие специалисты предпочитают изучать проблему давно минувших лет — какое влияние оказал СССР и лично М.С. Горбачёв на ноябрьскую «бархатную революцию» 1989 года в ЧССР? И это не случайно.
Опасный прецедент или торжество справедливости?
ПАЛАТА ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ конгресса США преодолела вето президента Барака Обамы на закон, позволяющий семьям жертв и пострадавшим в терактах 11 сентября 2001 года подавать в суд на государства, спонсирующие международный терроризм, требуя возмещения ущерба.
Аллеи добрых людей

АЛЛЕИ ЛЮБВИ, молодожёнов, многодетных семей, добрых людей появятся в Минске. Об этом сообщила на пресс-конференции и.о. начальника управления городского хозяйства и энергетики — начальник отдела городского хозяйства Мингорисполкома Марина Малаева.

Пульс планеты

БРЮССЕЛЬ. Десятки тысяч бельгийцев вышли на улицы столицы королевства в знак протеста против предлагаемой правительством трудовой реформы, включающей продление рабочего дня и повышение пенсионного возраста. Это уже четвёртая общенациональная демонстрация за те два года, что у власти находится премьер-министр Шарль Мишель.

Политический спектакль узбекских выборов
В выборах президента Узбекистана примут участие четыре кандидата, представляющие все зарегистрированные партии страны. Несмотря на видимую состязательность, единственным реальным претендентом на победу является премьер-министр Шавкат Мирзиёев, исполняющий обязанности главы государства.
Донбасс заждался ответных шагов
Несмотря на то, что в Минске ещё 21 сентября участники Контактной группы парафировали рамочное решение о разведении сил и средств в Донбассе, ситуация здесь по-прежнему остаётся крайне напряжённой.
Все статьи номера