Главная  >  Номера газеты  >  №103 (30454) 16 сентября 2016 года  >  Художник Судного дня

Художник Судного дня

№103 (30454) 16 сентября 2016 года
8 полоса
Автор: Александр ПЕТРОВ. (Соб. корр. «Правды»). г. Самара.

В Самаре отметили 90-летие со дня рождения заслуженного художника РСФСР Валентина Пурыгина. Впрочем, отметили — громко сказано. В областном художественном музее прошла выставка его картин, но они проходили и раньше. Вспоминали Валентина Захаровича друзья-художники, писатели, журналисты. Но они его, собственно, и не забывали… На выставках, которые проходили при жизни художника, посетителей было больше. Интерес вызывали не только его картины, но и он сам — коренастый, постоянно взлохмаченный, небрежно одетый, с голубыми глазами странника. Во время нечастых с ним встреч меня не покидало ощущение, что он одновременно находится в двух мирах. Один, что вокруг нас. Другой — в его воображении. Оба эти мира — на его картинах.

МЕСТНАЯ ВЛАСТЬ юбилею художника не придала особого значения. Мало ли их, заслуженных… Тем более что заслужил высокое звание не в теперешней, а в той, ещё социалистической России. А теперешняя власть не замечала Пурыгина даже при жизни. Как, впрочем, и он не замечал её. Эта взаимная нелюбовь привела к тому, что у него не было заказов от чиновников. Жил на те деньги, что получал от продажи картин любителям живописи. А чаще всего он свои работы просто дарил.

— Придёт к нам в редакцию, походит по кабинетам, а потом объявляет, что нашёл место ещё для трёх своих картин, — вспоминает бывший редактор газеты «Волжская заря» Александр Муратов. — Через несколько дней привозит картины…

В годы так называемой перестройки эта оппозиционная газета объединяла вокруг себя всю патриотически настроенную самарскую интеллигенцию. Пурыгин не был любителем тусовок и различных собраний, но сюда заходил часто. Однажды увидел новую картину довольно известного художника, около которой толпился народ. Подошёл, глянул на синюю гладь Волги, молча оторвал от машинописного листка клочок бумаги, плюнул на него и прилепил в самый центр изображённого на картине пейзажа.

— Белого пятна не хватает!

Художник после этого дописал в пейзаже белый пароход. И картина словно ожила.

На международном семинаре в Болгарии, ещё в советские времена, Пурыгин вместо одного-двух этюдов в день писал по шесть. И каждый был шедевром. Участники того семинара рассказывали, что зарубежные коллеги были ошеломлены. Ведь русские привезли нечто фантастическое. Обычный художник не может, дескать, выдавать этюды так быстро, в таком количестве и такого качества…

Пурыгин — мог. Он вообще мог многое, что не укладывается в рамки обычного здравого смысла. В январе 1972 года у него была на Кузнецком мосту, в центре Москвы, персональная выставка картин. А сам он в плаще из брезента и вытертой шапке-ушанке вместе с художником Константином Карамяном искал помещение, куда можно было бы увезти картины после закрытия той выставки. Помог найти сухой подвал слесарь-кровельщик Иван Духин, который на всю жизнь стал ему верным и преданным другом. Иван Андреевич написал в своей книге воспоминаний много лет спустя, что брезентовый плащ и старая шапка напомнили ему об отце, который, работая конюхом в колхозе, одевался так же. Духин просто не мог не помочь такому человеку и договорился с жэковским начальством насчёт подвала. Обил хлипкую дверь листовым железом и подарил здоровенный навесной замок с толстой дужкой, чтобы не перепилили.

Но если бы Валентину Захаровичу сказали, что не подобает ходить известному художнику по столице в таком одеянии, он бы не понял. Почему нельзя, если плащ прочный, немаркий и надёжный?

Впрочем, Пурыгин не одинок среди российских знаменитостей, не придававших особого значения одёжке или обувке. Василий Шукшин, к примеру, вошёл в нашу литературу в кирзовых сапогах. Да так вошёл, что посторонились многие в начищенных штиблетах.

С Духиным, который увлекался разными оздоровительными методиками, художник купался в прорубях Москвы-реки и прудов Нескучного сада. Весной за городом валялись голышом в зарослях молодой крапивы. Правда, после этого две недели лечились от ожогов. Вместе с Духиным наш герой укреплял здоровье пчелиными укусами. Позже решили, что пора переходить на змей, потому что яд сходный, а иммунитет у них уже выработался. Поехали за город, чтобы найти подходящую гадюку. Там Духин одумался и предложил отложить эксперимент на годик.

— Отложим, Ваня, — согласился Пурыгин. — А то мы здесь окочуримся оба.

В разных рискованных затеях он просто не хотел оставлять друга без своего плеча.

Они вместе читали Пушкина и Фета, ходили в Третьяковку, в Музей изобразительных искусств, любили бывать в московских и подмосковных храмах. Пурыгин интересовался иконописью, японской гравюрой, выдавал целые лекции о пейзаже. Духин ему читал стихи, но стоило только где-то сбиться, как Валентин Захарович тут же приходил на помощь другу. А ещё он удивлял тем, что называл композитора, стоило только услышать звучащую по радио музыку. Даже если этот композитор жил в прошлом веке и за тридевять земель от России. Откуда всё это у парня, выросшего в крестьянской семье, где было шестеро детей? Ведь никто специально не занимался его образованием. Видимо, был у него природный дар впитывать в себя не только краски окружающего мира, но и музыку, и стихи. И знания, которыми наполнен этот мир.

В советские годы творчество Пурыгина было светлым, жизнеутверждающим. Это видно по работам на персональных выставках. Город Куйбышев, теперешняя Самара, куда его семья переехала из Саратовской области в 1931 году, великая русская река Волга, Жигулёвские горы — вот его главные темы тех лет.

— По сути дела, ты после Саврасова, Васильева и Левитана открыл России и западному миру совершенно новую, увиденную только тобой и никем иным Волгу, особую пурыгинскую Волгу и её оживлённые окрестности. И в этом я вижу твой основной вклад в русское искусство, — писал Валентину Захаровичу доктор искусствоведения, автор работ о многих выдающихся художниках Рафаил Такташ.

Он ставил Пурыгина в тройку лучших пейзажистов тех лет. «Время твоего настоящего признания в России ещё не пришло, но придёт обязательно», — утверждал известный советский искусствовед. Впрочем, и до него художник получал восторженные оценки от признанных мастеров. На одной из послевоенных выставок в Москве известный советский живописец и искусствовед И.Э. Грабарь долго рассматривал пейзажи молодого художника и сделал такой вывод:

— Гениально одарённый юноша!

Но умением жить, добиваться благополучия самому себе и своим близким гениально одарённый юноша одарён не был. Художник после окончания Суриковского института жил то в Куйбышеве, где были его жена и два сына, то в Подмосковье, где нашлось кое-какое жильё. Потом перебрался в Москву. Духин помог ему найти помещение для мастерской, делал подрамники для картин. Только жизнь начала налаживаться, но он опять уезжает в Куйбышев, на родную Волгу. И снова столица. Жена на переезд в Москву не согласилась, и в 1979 году он окончательно возвращается на волжские берега. Известность художника растёт. Его работы выставляются в Казани, Рязани, в других городах. О нём рассказывают московские журналы. Его тянет в столицу, ведь там остались друзья. «Не выходит из головы моя глупость, что потерял столицу, дурак. Кто из Москвы уезжает…» — пишет он Духину из Куйбышева.

В 1982 году Пурыгину было присвоено звание заслуженного художника РСФСР.

Потом началась так называемая перестройка. Это смутное время Пурыгин словно предчувствовал. Задолго до его наступления в картинах художника появились тревожные мотивы. Вот на московской улице столкнулись машины и троллейбусы. Ехать некуда: во всю ширину дороги накрыт стол, а за столом сидят… свиньи. На другой картине Волга, поздняя осень. На берегу стоит виселица, какая-то птица висит на верёвке. Вдали виден голубой город.

На его картинах появляются багровые тона, хищные птицы, какие-то крысы и прочие мерзкие твари. В некоторых вроде бы фантастических сюжетах угадываются самарские пейзажи. А в крысиных мордах можно угадать нечто схожее с личинами будущих «прорабов перестройки».

— Валентин Захарович сразу понял, куда они ведут страну, — рассказывает младшая сестра художника Эмилия Захаровна.

Мы сидим в квартире, где жил все последние годы Пурыгин. Одна из комнат завалена картинами, этюдами, какими-то набросками. Вот на этюде посёлок гидростроителей Жигулёвской ГЭС. Вот Волга в районе Студёного оврага. Вот рисунок старой Самары… Всё это, скорее всего, вспомогательные материалы. Художник их использовал в ходе работы над картинами. А вот плакаты, с ними Эмилия Захаровна ходит на митинги протеста, которые проводят коммунисты города.

Ходил на митинги и Пурыгин. Однажды, перед праздником Великого Октября, он увидел в редакции «Волжской зари» страницу «Колокол», подготовленную к праздничному выпуску. Прочитал, узнал, что тираж газеты будет всего пять тысяч экземпляров — нет денег.

— А сколько надо, чтобы издать не пять тысяч, а сто?

Ему назвали сумму. Часа через два художник снова появился в редакции, достал из кармана деньги. А ведь все знали, что у него всю жизнь рубля лишнего не было. Потом выяснилось, что Пурыгин снял с книжки свои «похоронные». Перед праздничным митингом на площади Куйбышева сам ходил с пачкой газет — раздавал людям.

Чем больше разрушений стране несла новая власть, тем мрачнее становились сюжеты его картин. Многие из них были впервые выставлены только в 2012 году, через десять лет после смерти художника. По календарю индейской цивилизации майя тогда должен был наступить конец света. Эта тема есть в творчестве многих больших художников.

Выставка картин Пурыгина, организованная областным художественным музеем, рассказывала о гибели человеческой цивилизации. Это довольно мрачные работы, населённые воронами, какими-то фантастическими существами и нечистой силой. Такой он видел перестроечную Россию в последние годы своей жизни. В одной из публикаций об этой выставке Пурыгина назвали художником Судного дня.

Вот строки из последнего письма Валентина Захаровича Ивану Духину: «Живу… ничего хорошего не вижу и не ожидаю. Всё в дыму и мгле… Вор и разбойник пришёл на Русь».

Похоронили Пурыгина около кладбищенского забора, невдалеке от каких-то мусорных куч. По требованию возмущённых горожан вскоре было выделено достойное место среди могил заслуженных людей Самары. В том же 2002 году произвели перезахоронение.

— У нас хранятся полторы тысячи картин, более десяти тысяч рисунков и набросков Валентина Захаровича, — говорит заведующая сектором областного художественного музея Светлана Шатунова.

А те, что хранятся в бывшей его квартире, никто ещё не считал. Добрый десяток лет идут разговоры о создании музея Пурыгина. Никто вроде бы не возражает, просто нет помещения. Дело, конечно, не в помещении. Захотели бы — нашли. Просто время настоящего признания Валентина Пурыгина ещё не пришло. Ворам и разбойникам его талант не нужен. Но, как говорил Рафаил Такташ, его время придёт, и придёт обязательно. После Судного дня.

Просмотров: 1091

Другие статьи номера

У москвичей украли клуб
Жители столичного района Коптево остались без своего главного культурного очага — знаменитого «Красного балтийца». В прошлом году здесь начали ремонт. А когда закончили, оказалось, что клуб переделан в деловой центр, где теперь нет места ни балетной студии, ни спортивным секциям, ни библиотеке, ни кинозалу, которые посещало не одно поколение москвичей.
Самоокупающаяся война
15-я годовщина разрушения башен-близнецов в Нью-Йорке вызвала в мировой прессе настоящий пропагандистский взрыв. Казалось бы, года минули… Но страсти не улеглись. Политологи с новым энтузиазмом ворошат историю того гигантского преступления.
Пульс планеты

ЛОНДОН. Операция в Ливии в 2011 году, в которой принимала участие Великобритания, основывалась «на ошибочных предположениях и неполном понимании» ситуации, говорится в докладе спецкомиссии парламента. Как указывается в документе, неудачная военная кампания не только ускорила политический и экономический коллапс страны, но и привела к росту террористической группировки «Исламское государство» на севере Африки. В итоге депутаты возложили ответственность за спорную кампанию на экс-премьера Дэвида Кэмерона, поддерживавшего, по мнению комиссии, смену ливийского руководства при отсутствии последовательной стратегии в отношении государства после отстранения от власти Муамара Каддафи.

Цель — гармоничное развитие
Основные направления государственной градостроительной политики на текущую пятилетку (2016—2020 гг.) утверждены на днях в Белоруссии, сообщает БЕЛТА.
Цифры, которые устрашают
Новейшие данные Центра контроля и профилактики заболеваний (ЦКПЗ) о смертности в Латвии, сообщает агентство LETA, свидетельствуют: в 2015 году во время беременности или вскоре после родов в республике умерли 12 женщин, что является наибольшим показателем за последние десять лет. Так, в 2014 году при таких обстоятельствах умерли 3 женщины, в 2013-м — 5, в 2012-м — 6. До этого больше всего подобных трагедий отмечалось в 2009 году — 10.
Декоративная реформа
В Туркмении принята новая редакция Конституции. Утверждённые Советом старейшин изменения преследуют две основные цели: с одной стороны, укрепить власть президента, а с другой — снизить накал критики за отступления от демократических процедур.
Режиму не дают заглохнуть

За последнюю неделю президента Украины Порошенко часто видели в неадекватно приподнятом настроении.

ПРЕБЫВАНИЕ в состоянии неполной трезвости наблюдалось у него и в Мариуполе, и в Днепропетровске, и даже в Киеве на детской линейке. После последних радостных для него новостей, которые пришли из Вашингтона в ночь на 15 сентября, можно ожидать, что эта неадекватность возрастёт в разы. Не-описуемый восторг по поводу выделения Украине третьего транша кредита Международного валютного фонда буквально сквозит в каждом слове заявления Порошенко по этому поводу.

Архитектор Юрий Омельченко предлагает свой вариант

К ЗАСЕДАНИЮ «круглого стола» в Госдуме академик архитектуры Юрий Васильевич Омельченко подготовил свой проект мемориала, который, по его мнению, должен быть создан на Поклонной горе. За счёт своих средств автор проекта даже выпустил буклет, где подробно рассказано о его замысле и представлены изобразительные материалы.

Ужас оккупации вижу снова

Дорогие друзья!

Я искренне благодарю организаторов этого «круглого стола», посвящённого увековечению памяти гражданского населения, загубленного фашистскими захватчиками на временно оккупированной российской территории во время Великой Отечественной войны.

Святой долг — сдвинуть камень равнодушия

РАССМАТРИВАЕМЫЙ сегодня нами за «круглым столом» вопрос в принципе более чем ясен: Общероссийский государственный мемориал памяти жертв гражданского населения в годы Великой Отечественной войны должен быть!

Об этом свидетельствуют и материалы «Правды», собранные в книге «Сожжённые заживо взывают к нам», и выступления участников нашего «круглого стола», и настрой значительной части российской общественности, о котором я знаю…

Все статьи номера