Главная  >  Номера газеты  >  №10 (30361) 2—3 февраля 2016 года  >  Планета Николай Бирюков

Планета Николай Бирюков

№10 (30361) 2—3 февраля 2016 года
4 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН. Председатель КРК Крымского республиканского отделения КПРФ.

Об этом удивительном человеке, убеждённом коммунисте, писателе, можно было бы очень многое рассказать уже хотя бы потому, что его земная жизнь — без преувеличения, подвиг. Ведь он не мог ни ходить, ни сидеть: у него двигались только руки, и то в небольшом пространстве.

Из пятидесяти четырёх лет жизни тридцать пять он был прикован к постели. Его физические страдания были мучительными, но, несмотря на эти порой нечеловеческие тяготы, он не считал себя несчастным мучеником и не мог терпеть какого-либо сострадания. Превозмогая боль, не позволяя себе даже думать о ней и своих болезнях, которых у него было с избытком, он все эти годы жил большой, насыщенной, здоровой духовной жизнью. Впрочем, не просто жил и творил, а, наверное, всё же горел. Горел сам и передавал этот огонь другим, горел сплошным огнём и без остатка, при этом находясь в бесконечном порыве, который, как правило, бывает на час, на день, а тут — годами, без перерыва, без передышки.

ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ прошло с того дня, когда в областной больнице Симферополя Николая Зотовича Бирюкова не стало. Последним его пристанищем явилось Ялтинское кладбище, где со временем ему был установлен памятник и куда, может быть, не так часто, как в мемориальный Дом-музей в историческом центре Ялты, обязательно приходят его благодарные читатели.

А ведь было время, когда Николая Бирюкова знала и по-настоящему любила вся огромная Советская страна. Было много почитателей его писательского таланта и настоящих друзей и за её пределами. Так, в послевоенной Болгарии после выхода в свет в начале 1945 года легендарного романа «Чайка» родилось и активно развивалось чайкинское движение молодых строителей новой жизни.

Думал ли об этом он, сын рабочего-текстильщика из Орехово-Зуева, в 12 лет глубоко переживший смерть В. И. Ленина и написавший от всего переполненного горем сердца слова:

Милый Ленин!

Я буду примерным ленинцем,

Я стану учиться, чтоб быть сильней,

Я встану на путь, тобою указанный,

И буду бороться, пока во мне

Сердце

            не изработается

                                               до отказа…

Думал ли, что станет писателем-борцом и его произведения будут вдохновлять людей на созидательный труд и подвиги во имя социалистической Родины? И что его книги будут издавать миллионными тиражами? Может быть, и думал, так как, уже будучи известным писателем, лауреатом Сталинской премии, в 1952 году вспоминал: «Литературу люблю с детства. Пожалуй, не будет ошибкой сказать, что мой путь к писательскому труду лежит через работу в газетах». А с газетами он был связан ещё с середины 20-х годов. Но, конечно же, как бы горько об этом ни думалось, в литературу он пришёл после той беды, сделавшей его на всю оставшуюся жизнь неподвижным.

Трагедия на комсомольца ленинского призыва 1925 года обрушилась неожиданно, когда он только-только входил в прекрасную пору юности. Шли 30-е годы. Время небывалого гигантского взлёта Советской страны. Страстное желание соучастия в подвиге народа двигало деяниями молодого поколения. Комсомолец Николай Бирюков, практикант Дулёвского фарфорового завода, спасая от затопления котлован для нового цеха, несколько часов проработал в ледяной воде. Обострился ревматизм. Врачи неточно поставили диагноз. Гипс. И в результате с восемнадцати лет полная неподвижность.

Бессилие тела, физические муки, казалось бы, должны были сломить его, в общем-то совсем молодого, практически не знавшего жизни человека. Но Бирюков выстоял, не сломался, так как духовно он был здоров, как, впрочем, было здорово и всё его поколение молодых, пылких подвижников, рождённых за пять-семь лет до Великого Октября. Именно это духовно-нравственное здоровье помогло ему выдержать схватку надежды с отчаянием, преодолеть безысходность тех дней и ночей, когда понял, что на ноги больше не встать. В середине 30-х он начинает заниматься творческой работой.

«Чем больше я писал, тем острее чувствовал — мало знаний. Они нужны были мне больше, чем воздух. И в 1936 году я стал студентом двух институтов: литературного и иностранных языков. Учёбу совмещал с работой над повестью «На хуторах». Повесть напечатана в журнале «Октябрь» за 1939 год в номерах с 4 по 11-й. Учёба продолжалась вплоть до войны. Институт иностранных языков по факультету немецкого языка окончил, а учёбу в Литературном институте имени Горького оборвал на четвёртом курсе: счёл себя не вправе тратить время и силы на учёбу, когда они нужны были в борьбе против фашистской сволочи» — так рассказывал Н.З. Бирюков о тех предвоенных годах в небольшом очерке «О себе», написанном в Москве в 1952 году.

Будучи по жизни человеком скромным, он и пишет о себе просто, без бахвальства, хотя пережитое тогда, во второй половине 30-х, далось ему очень не просто. Сегодня, особенно молодёжи, представить то время сложно хотя бы потому, что столько откровенной лжи выливается на те годы, в которых, по мнению так называемых историков, и жить было, оказывается, невозможно, не говоря уж о том, чтобы при этом заниматься писательским трудом или каким-либо другим видом творчества. Врут современные злопыхатели, и описанные выше годы становления молодого тогда писателя Бирюкова тому яркое подтверждение.

С началом Великой Отечественной войны Николай Бирюков особенно остро переживает своё состояние, ведь он ещё молод, ему только 29 лет. Ровесники рвутся на фронт — туда, где должен быть и он. Понимая свои возможности, Бирюков пишет заявление в Союз писателей с просьбой направить его для работы в прифронтовой газете. Ему отказали. И всё же он не остаётся на месте: вначале направляется в Липецк для работы в газете «Липецкая коммуна», где трудится самозабвенно, пишет статьи для Антифашистского комитета, затем — вынужденная эвакуация в мордовские Липяги. Зимой 1942 года у Николая Зотовича обнаруживается диабет. В тяжелейшем состоянии его отправляют в Москву. Во всех этих суровых испытаниях с ним рядом надёжный друг — супруга Анна Ильинична.

Наверное, всё, что есть в земных чувствах сильного, яркого, возвышенного, рождается от большой любви, милосердия, самопожертвования, сострадания. При всём своём героическом подвижничестве Николай Бирюков вряд ли смог бы стать тем, кем он стал, если бы рядом с ним не было Ани Харитоновой, Анны Ильиничны Бирюковой.

Так уж случилось, что, навестив его однажды в порядке шефства со своими учениками в инвалидном доме, она посвятит ему всю свою жизнь. Сначала доставала нужные книги, делала необходимые выписки из источников, отвозила в институты его контрольные и курсовые работы. Потом прибегала просто так — поднять настроение, поделиться впечатлениями о своей работе, о новых книгах. Оказалось, что у них было много общего, даже родственного: взгляды на жизнь, любовь к литературе, жажда знаний, полезной деятельности. А ещё втайне думалось, что такой молодой, с виду действительно здоровый, весёлый, волевой человек не может не встать на ноги: это всего лишь вопрос времени. И она возила его на каталке от одного специалиста к другому, лечила всем, что рекомендовали, пробовала различные народные средства. Но полиартрит прогрессирует, надежд на выздоровление не остаётся. Тогда Анна Ильинична, а было это ещё до войны, мужественно расстаётся с любимой работой, со светлой мечтой о поступлении в аспирантуру и без остатка отдаётся тому делу, которому решил посвятить себя её Николай. Две судьбы слились в одну.

Она всю жизнь была для него его вторым дыханием. Она сражалась за каждый день и час его жизни, обеспечивала работоспособность и весь его быт. Ей посвящён роман «Воды Нарына». А какой трогательной заботой и теплотой согреты его письма к ней — верному другу всей такой многотрудной жизни. О таких подлинно человечных, высоко нравственных, проникнутых добротой отношениях в нашей сегодняшней горькой действительности, к сожалению, практически не услышишь. Не рождает их российский капитализм, что, как бы горько об этом ни думалось, по существу, является закономерностью.

СУДЬБА подарит Анне Ильиничне долгую жизнь. Она, ровесница Николая Зотовича, переживёт его более чем на три десятилетия, в почёте и уважении встретит своё девяностолетие, которое выпадет уже на начало 2000-х, и отпразднует его в Ялте, в родном доме, который так любил её муж и который благодаря её настойчивости и неутомимому труду будет подарен южной столице Крыма для сохранения в качестве мемориального Дома-музея писателя, первым директором которого ей выпадет честь работать.

Да, вся её жизнь — это служение, которое не закончилось и тогда, в феврале 1966 года, когда Николая Зотовича не стало. Сколько дней, месяцев, лет она будет бессменно нести свою вахту вдовы и соратницы: вести огромную переписку, встречаться со многими людьми, нередко самой проводить экскурсии, организовывать Бирюковские чтения, заниматься переизданием книг, подготовкой к публикации архивных материалов, а затем в годы капиталистического безвременья бороться за сохранение вообще всего того творческого наследия и доброй памяти, которые оставил после себя писатель-гражданин Н.З. Бирюков.

Но вернёмся в грозные военные годы, в то тревожное и судьбоносное время, которое впоследствии в жизни писателя оставит неизгладимый след. Вот что пишет сам писатель о том времени в очерке «О себе»: «Зима 1942 года преподнесла мне новый сюрприз — сахарный диабет. Помню, особенно сильно, до мороза по коже, подействовало на меня утверждение, что диабетики, как правило, нетрудоспособны, а деятельность, связанная с напряжением нервной системы, категорически запрещается… «Выбыть из строя в такое время? Нет!» — сказал я себе. Весной и летом этого трудного для всей страны года писал рассказы и очерки для заграницы через Антифашистский комитет молодёжи. Осенью приступил к работе над «Чайкой». Вопреки утверждению о нетрудоспособности диабетиков, работал по 16—18 часов в сутки. Правда, приходилось глушить сильные головные боли лошадиными дозами пирамидона и прочими аптекарскими «прелестями», но это не так уж существенно. Все силы души сосредоточивались на мысли дать книгу вовремя, чтобы она помогла родным людям в их титанической схватке с фашистскими ордами. Закончил в марте 1944 года. Книга успела повоевать. Среди многочисленных писем фронтовиков есть у меня и такие, в которых рассказывается, как бойцам перед атакой читали «Чайку». Артиллеристы, штурмовавшие Берлин, сообщили мне, что на снарядах, выпущенных ими по последнему фашистскому логову, они писали: «За нашу Чайку!» Роман вышел из печати в начале 1945 года...»

РОМАН «Чайка» — это замечательное, основанное на фактах повествование о легендарной, бесстрашной партизанке Лизе Чайкиной, Герое Советского Союза, ставшей благодаря своему бессмертному подвигу одним из символов советской молодёжи. Хотя не только советской, о чём уже говорилось выше. Тогда, в начале 1945 года, после выхода романа в свет Н.З. Бирюков сразу стал широкоизвестным писателем. На роман дружно откликнулась критика, читатели завалили автора благодарственными письмами, прокатилась волна читательских конференций, на которых книге давалась высокая оценка.

С тех пор «Чайка» многократно переиздавалась и у нас в стране, и за её пределами. Однако с развалом Советского Союза об этом замечательном произведении Н.З. Бирюкова предпочитают не вспоминать. Более 20 лет «Чайка» не переиздавалась, а потому нынешняя молодёжь в своём большинстве об этом романе даже и не слышала, не говоря уже о том, чтобы его прочесть. А ведь сейчас, в то время, когда фашизм вновь начинает о себе открыто заявлять, эта книга по-прежнему своевременна и актуальна.

Всю свою жизнь, в том числе и до официального вступления в 1951 году в партию, Николай Бирюков был убеждённым коммунистом. Проявляя особую заботу о молодёжи, он был неразрывно связан помыслами и делами и с Ленинским комсомолом: «Мою жизнь не представить и не понять в отрыве от комсомола. И сердце здесь, и компас, и главный арбитр». А как он неподдельно радовался тому, что в день его пятидесятилетия Ялтинский горком комсомола вручил ему бессрочный комсомольский билет, ставший для него предметом особой гордости!

Нужно сказать, что и в судьбе писателя комсомол, ЦК ВЛКСМ сыграли большую роль. Он стал одним из тех авторов издательства «Молодая гвардия», которых многие годы связывало с ним верное и плодотворное сотрудничество. Его имя было высечено на мемориальной доске рядом с именами В. Маяковского, А. Фадеева, Н. Островского, А. Гайдара, М. Светлова, Ю. Гагарина.

Конец 40-х и 50-е годы были для писателя, пожалуй, самыми плодотворными. В 1949 году в свет выходит увлекательный роман «Воды Нарына», в котором Николай Зотович, после того как в коляске объехал почти всю Среднюю Азию и освоил узбекский язык, рассказал о строительстве Большого Ферганского канала им. И.В. Сталина и показал огромное значение процессов социалистического переустройства в этом некогда во всех отношениях отсталом регионе. Этот роман, так же, как и «Чайка», имел огромный успех, был переведён на многие языки и неоднократно переиздавался и в СССР, и в дружественных социалистических странах.

В 1952 году, после того как Бирюков побывал на Горьковском автозаводе, на заводе «Красное Сормово», на строительстве Куйбышевской ГЭС, появилась книга очерков «На мирной земле», которая в настоящее время стала библиографической редкостью.

В 50-е — 60-е годы Н.З. Бирюков работает над историко-революционной эпопеей «На крутых перевалах», куда войдут все его произведения, в том числе написанные в эти годы повести «Первый гром», «Вихри враждебные», «В Отрадном», «Твёрдая земля»…

Последние десять лет Николай Зотович Бирюков прожил в Крыму. На переезде из Москвы в Ялту настояли врачи. Крымский период жизни писателя во всех отношениях был не менее плодотворным. Он объехал весь полуостров, побывал во многих колхозах и трудовых коллективах, но чаще всего находился в своём доме, недалеко от знаменитой Ялтинской набережной, на улице Красноармейской. В этом доме постоянно бывали гости, велись задушевные разговоры и регулярно проводились заседания бюро Крымской областной организации Союза советских писателей, членом которого был Николай Зотович. Особенно в этом доме любили детей. Здесь часто звучали звуки горна, дробь барабана, пионерские песни. Пионеров влекло к писателю, как и его к ним. В память о той большой дружбе библиотекам многих школ писателем были подарены книги, а возле дома часовыми застыли три кипариса, посаженные ребятами в день его рождения. Николай Бирюков был избран и посмертно оставался почётным пионером Всесоюзного пионерского лагеря «Артек». Очень хочется верить в то, что и в сегодняшнем «Артеке», рано или поздно, обязательно вспомнят об этом легендарном пионере.

Ялтинские старожилы помнят, как по Приморскому парку передвигалась специально оборудованная коляска писателя. Он любил такие прогулки. А летом Бирюков жил у самого моря. Здесь он научился плавать. Его вносили в море, опускали, и он оставался с волнами один на один. Море делало его подвижным и неизмеримо счастливым. А во время штормов его коляску устанавливали на подпорную стенку, откуда он мог часами любоваться морской стихией. Образ моря не раз предстанет в его письмах и книгах как символ великого и несгибаемого труженика. И это не случайно, ведь таким был сам Николай Бирюков, неподвластный штормам, бушевавшим в его жизни.

В 1960 году в связи с проведением в Москве третьей декады украинской литературы и искусства Бирюков в числе других литераторов УССР был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Эта заслуженная награда стала второй в жизни писателя после Сталинской премии, которой он был удостоен в 1951 году за роман «Чайка».

В 1962 году общественность страны отмечала 50-летие Н.З. Бирюкова. Он был награждён орденом «Знак Почёта». В московских, киевских, крымских газетах и журналах поместили статьи и информационные сообщения по этому поводу, а в библиотеках состоялись читательские конференции.

Однако, несмотря на выполнение режимных медицинских предписаний, строгую диету, болезнь всё же прогрессировала, хотя Николай Зотович, оставаясь верным себе, продолжал неистово работать, торопился закончить эпопею «На крутых перевалах», чтобы она могла выйти в полном объёме из печати к 50-летию Великого Октября. Его труды не были напрасными, задуманное им своевременно реализовалось, но его самого уже к тому времени не стало.

В ПОСЛЕДНЕМ, неоконченном романе «Второе сердце» писатель рассказывал о великих открытиях медиков, занимавшихся пересадкой сердца и, наверное, как и герои романа, жил надеждой и верой…

После его кончины пройдёт ещё 25 лет. Ещё будет жить Советская страна, и к ялтинскому причалу будет подходить теплоход «Николай Бирюков», пионерские дружины, рабочие бригады, школы, библиотеки, улицы будут названы его именем, обком комсомола ежегодно будет присуждать Бирюковскую премию, из разных уголков Советского Союза будут стремиться его благодарные читатели в Дом-музей в Ялте и в музей в Орехово-Зуеве, а в издательствах — переиздаваться его книги.

Но, к огромному сожалению, настанут и другие времена. Вместе с Николаем Островским, Дмитрием Фурмановым, Александром Фадеевым, Всеволодом Кочетовым, Галиной Николаевой и другими замечательными писателями, вдохновлявшими своими произведениями не одно поколение советской молодёжи, о Николае Бирюкове новые «идеологи рынка» постараются забыть. Отчасти это им удастся. И всё же Дом-музей, прежде всего благодаря Анне Ильиничне Бирюковой и подлинным энтузиастам — работникам музея, как очаг культуры и патриотического воспитания молодёжи и подрастающего поколения выживет.

Крым вернулся в Россию. Но пока Дом-музей, который является филиалом Ялтинского историко-литературного музея, переживает не лучшие времена. Зданию необходим капитальный ремонт, требуется обновить материальную базу, придать более современный вид всему внешнему облику этого историко-литературного объекта. Как бы то ни было, музейный комплекс, в котором сохранены все экспонаты и богатейший архив писателя, благодаря неутомимому коллективу продолжает существовать, принимать посетителей и жить надеждой и верой в добрые перемены.

В 2015 году работники музея отпраздновали 70-летие выхода в свет романа «Чайка» и 45-летие самого музея. Радостные даты, но самая большая радость видеть пытливые, заинтересованные лица детей, которые искренне удивляются и поражаются, впервые открывая для себя светлое имя писателя-патриота.

В конце ноября 2015 года в рамках празднования 95-летия окончательного установления Советской власти в Крыму в Доме-музее Н.З. Бирюкова побывали заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков и секретарь ЦК КПРФ М.С. Костриков. Гости смогли воочию убедиться, какое большое воспитательное значение имеет Дом-музей писателя для нашей коммунистической молодёжи. Хочется верить, что при их содействии, а также при участии уважаемых руководителей Компартии и ЛКСМ РФ Дом-музей писателя станет постоянным объектом посещения при проведении в Крыму тех или иных партийно-комсомольских мероприятий. Также верится и в то, что общими усилиями музею будет оказана и другая посильная помощь.

По набережной Ялты круглый год гуляют люди и всматриваются в морскую даль и в небо, откуда нам посылает привет малая планета, названная именем Николая Бирюкова.

Просмотров: 1193

Другие статьи номера

Немного «золота» на бронзовом фоне
31 января в столице Словакии завершился один из старейших турниров в истории спорта — чемпионат Европы по фигурному катанию, отмечающий в этом году 125-летний юбилей. Согласно статистике, лёд Братиславы, принимавшей нынче первенство Старого Света уже в четвёртый раз, не сразу стал для наших спортсменов счастливым. Например, в 1958-м отечественные мастера довольствовались всего одной наградой — «серебром» в парном катании, в 1966-м — двумя (вновь отличились парники, занявшие первое и второе места), а вот в 2001-м российские фигуристы увозили из словацкой столицы уже восемь медалей, три из которых были золотыми. Феноменальный успех тогда праздновали опять-таки представители парного катания, а также одиночники.
Битва за Красный континент
Латинскую Америку, бросившую вызов двухвековой гегемонии Вашингтона, снова пытаются превратить в «задний двор» США. Вслед за реваншем правых сил в Аргентине и Венесуэле усиливается давление на руководство Эквадора, Боливии и Бразилии. Очевидно, что 2016 год станет решающим для Красного континента и определит его судьбу на десятилетия вперёд.
Пульс планеты
ДАМАСК. Ответственность за двойной теракт в пригороде сирийской столицы взяла на себя группировка «Исламское государство». В её заявлении говорится, что таким образом боевики смогли «поразить один из важнейших пунктов шиитской милиции в Дамаске». По предварительным данным, в результате атаки погибли как минимум 70 человек. Лишь меньшая часть убитых оказалась из числа шиитских ополченцев.
Счастливого пути, школяры!

ПРИНЯТОЕ на днях правительством Белоруссии постановление расширяет рекомендательные нормы по социальной поддержке учащихся, получающих общее среднее и специальное образование, при проезде на транспорте общего пользования в течение учебного года. Речь идёт о поездках от места жительства к месту учёбы и обратно. Если ранее эти рекомендации правительства были адресованы областным и Минскому городскому Советам депутатов, то сейчас они распространятся и на районные.

Колониальное величие
Глава правительства Эстонии, председатель праволиберальной Реформистской партии Таави Рыйвас считает, что величие этой страны в том, что она колонизирована крупными державами: её цели связаны с НАТО больше, чем с интересами проживающих здесь людей. Об этом, как информирует агентство «Регнум», сообщило эстонское издание «Столица» со ссылкой на опрошенных им политиков и общественных деятелей страны.
Молдавия: ненасильственное сопротивление
«Правда» неоднократно рассказывала о фактически непрерывных протестных действиях в столице и других городах Молдавии на протяжении вот уже почти полугода, в которых участвуют десятки тысяч людей разных политических пристрастий. Последней каплей, переполнившей чашу их терпения, стала безобразная история с подкупом депутатов парламента, созданием из их числа марионеточной группировки, действующей в интересах скандального молдавского олигарха В. Плахотнюка. Предатели народа, кем их считают в республике, привели к власти правительство П. Филипа.
Январские марши
Первый месяц начавшегося года отмечен копотью факельных шествий по крупным городам Украины как утверждение того, что нацизм местного разлива, явленный под брендом бандеровщины, является точной копией германского фашизма 1930-х годов.
Памяти товарища
Ушёл из жизни замечательный человек, отличный товарищ и высокопрофессиональный юрист Борис Иванович ЕВСЕЕВ
Кубок — победителю
Уже стало доброй традицией ежегодное проведение регионального молодёжного шахматного турнира на кубок Тамбовского областного комитета КПРФ. Недавно в обкоме партии состоялся III шахматный турнир. Организатором мероприятия выступило региональное отделение ЛКСМ РФ.
Бюджетные миллионы утекли с водой
В конце 2013 года произошло радостное для жителей чувашского села Аликово событие — был введён в эксплуатацию новый водопровод. Нет надобности говорить, как это облегчило непростой быт сельчан.
Все статьи номера