Главная  >  Из редакционного портфеля  >  Появится ли ангел-хранитель у Иртыша?

Появится ли ангел-хранитель у Иртыша?

Автор: Николай Владимиров

Появится ли ангел-хранитель у Иртыша? Целлюлозно-бумажный комбинат стоимостью 1 млрд евро может быть построен в Тюменской области, – около года назад эта новость стояла на первых страницах многих СМИ, от местных тобольских и тюменских до уральских и авторитетных федеральных. С тех пор о планируемом строительстве ничего не было слышно. А тем временем, как в этом убедился недавно автор этой статьи, в районе деревни Нижние Аремзяны Тобольского района Тюменской области уже ведутся подготовительные работы. Автору довелось увидеть в рабочих документах геодезистов место, где намерены расположить тобольский ЦБК. Молчание, наступившее сразу после объявления властями своих намерений в 2016 году, не успокаивает – настораживает. Большими бедами может обернуться для всего тюменского края строительство целлюлозно-бумажного комбината на реке Иртыш. 

«Живущие подле чуда и не видящие чуда, получающие благодать и не понимающие, что им дается. Это не только стыдно, но и страшно», – так больше десяти лет назад написал о нас, соотечественниках, великий русский писатель и Сибиряк с большой буквы Валентин Распутин. Сказано это в статье «Полная чаша злата и лиха», одной из многих, где автор выступал в защиту «священного моря» от варварства – иначе и не назовешь деятельность Байкальского ЦБК, ныне остановленного и закрытого.

Я не случайно начинаю разговор о проекте создания в Тобольском районе комплекса (в состав которого войдет ЦБК) словами Валентина Распутина. Все, что произошло на Байкале, может случиться и у нас – с могучей и славной рекой Иртыш. И слова писателя звучат как обращение к нам, ныне живущим на сибирской земле. Как предостережение.

Надо ли говорить, что проблем с охраной окружающей среды в тюменском регионе уже предостаточно? Проблем острых и даже грозных, поскольку речь идет о здоровье всех жителей и следующих поколений. Наверное, говорить всё же надо, тем более в Год экологии, объявленном в России.

Не потому, что сказано мало – экологические конференции, слушания, форумы проводятся регулярно. Да и экологи стараются при каждой возможности обратить внимание на то, как живем – чем дышим, что пьем, что оставляем природе, взяв от нее сколько нам надо. В СМИ, на сайтах местной власти и ведомств заинтересованный человек может найти достаточно фактических сведений об экологии города и области. Именно оттуда, а также из бесед с экологами Тюмени, я взял данные, которые буду приводить ниже.

По всему Обь-Иртышскому бассейну, через реки большие и малые, заложены «мины замедленного действия» в виде нефте– и газопроводов. В случае небольшого порыва трубы определение места аварии происходит визуально по маслянистым пятнам нефти на воде. Хорошо, если вблизи окажется рыбак, – позвонит, предупредит. Осматривают реки и с небольших корабликов. Но никто не дежурит возле многочисленных переходов через реки. А зимой как? Да вот так! Если в майне у рыбака появилось масляное пятно, предупредит. А так порыв определяется по падению давления внутри трубы.

Несколько лет назад в Обской губе гнили тонны мертвой рыбы ценных пород из стада, считающегося стратегическим ресурсом страны. Акватория Обской губы оказалась заполнена мертвым муксуном, ряпушкой, налимом. Люди подозревали, что причина – непроизвольный выброс газа, но газовики и власти это отрицали. С тех пор муксуна не то что в Тобольске, но в Салехарде и Березово не видят. Сибирякам надо отдать должное – в случае аварии на нефте- или газопроводах они все силы бросают на спасение трубы и окружающей природы.

В 2016 году, подводя итоги XIV Губернаторских чтений, Владимир Якушев привел примеры непорядочного поведения со стороны некоторых регионов в борьбе за инвестора. «Есть случаи, когда регионы РФ, чтобы переманить инвестора поступают непорядочно. Например, у нас был такой случай: субъект-соперник представил инвестору документы о том, что в Тюменской области плохая экологическая ситуация. Проект ушел в другой регион».

«Слава Богу» – скажу я. Очень похвальный пример «непорядочного» поведения во благо экологической ситуации Тюменской области. Ведь обмана не было.

В Тобольске нефтехимический комбинат и завод «Полимер» находятся в стороне от жилых кварталов, но при ветрах на город – люди по запаху сразу определяют, чем «дышат» – НХК. В Тюмени построили Антипинский НПЗ и металлургический завод в черте города, не пожалев жителей. А надлежащего озеленения в областном центре нет, и создать его в ближайшие годы – задача пока из области фантастики.

Давайте задумаемся: не слишком ли велика и страшна жертва, принесенная в угоду экономическому развитию? Или уже сформировалась ущербная психология: если город, то должен есть, пить, дышать грязью – другого не дано?

В воды реки Туры Свердловская область сбрасывает почти полмиллиона тонн сточных вод, в частности, Туринский ЦБК питает выбросами реку дополнительно уже не одно десятилетие. Весной от Туры – нефтехимическая вонь. Как пишет одно из изданий УрФО, в 2016 году Росприроднадзор по Тюменской области отнес реки региона по загрязненности к 3-4 классу (от загрязненных до очень грязных). Одним из основных факторов ухудшения состояния водных объектов стали сточные воды. По данным природоохранного ведомства, из всего объема сточных вод, которые должны проходить очистку, только 10% очищается до норматива.

Через семь лет тюменцам обещана вода из подземных вод Нижнетавдинского района. Но экологи и общественники выяснили, что в 1967 году на той территории в мирных целях был произведен подземный ядерный взрыв.

Возможно, в ближайшем будущем мы будем пить воду с места, где подземные воды хранят продукты ядерного взрыва. Надо ли стремиться к этому «счастью» за 12 млрд. рублей? Забор радиоактивной воды будет способствовать наружному заражению почвы и жителей Тюмени!

В областном центре и Тобольске тяжело жить астматикам и аллергикам, а их становится все больше, в том числе среди детей. Специалисты приводят убедительные доводы – неблагополучная экологическая ситуация напрямую влияет на рост онкологических заболеваний.

И при такой безрадостной картине в Тюменской области с 2003 года ведутся разговоры о планах по строительству целлюлозно– бумажного комбината. Каких только инвесторов не зазывали: и арабских шейхов ждали, и «гостей» из Германии, Австрии, Италии, Финляндии. В 2016 году заключили соглашение о строительстве ЦБК на реке Иртыш. Инвестор из Швеции!

В рассказе «Тобольск» Распутин повествует о посещении Швеции. «Хочу вспомнить Сундсвалль, промышленный город на севере Швеции. В Сундсвалле три целлюлозных комбината, деревообрабатывающий завод, механический завод, поставляющий, кстати, оборудование для Братского лесопромышленного комплекса, алюминиевый и химический заводы. А население – сто тысяч. Ни комбинатов, ни заводов не видно, они кормят город, но не властвуют в нем, как у нас, не выставляют с гордостью свои корпуса и трубы.

В прошлом Сундсвалль успешно торговал и любил украшать себя архитектурой, сегодняшняя современность в городской застройке на удивление уважительна и церемонна к старине, как и вообще в этой стране отношение к старикам возведено в ранг государственной добродетели… Для шведов старина имеет совсем другой смысл, чем для нас. Они не приводят в качестве доводов воспитательное значение, чтобы кого– то ими убедить; старина для них – родительский мир…

Сундсвалльцы больше всего гордятся не целлюлозными комбинатами, а находящимися у них на острове Альнен в храме реликвий 12-го века – деревянной чашей для крещения, купелью. Сгори комбинат– это будет беда для части горожан, которая потеряет работу, но пострадай святыня с о. Альнен – это будет трагедия для всех».

А дальше писатель рассказывает, что алюминиевый завод в Сундсвалле решил расширить свое производство «…но город потребовал от него гарантий, что расширение не повлечет за собой дополнительных загрязнений. Гарантий таких кампания дать не могла и отказалась от реконструкции».

Очень показательный пример отношения к родной земле у европейцев! У них экономические цели не исключают культуры и уважения к традиционным ценностям, бережливого отношения к природе своей страны. Почему же у нас наплевательское отношение к людям и родной земле не редкость? Какой опыт руководители и их команды ездят перенимать в Европу? Чтобы сохранить экологию в той же Швеции – построен ЦБК с замкнутым водооборотным циклом, сбросы и выбросы контролируют промышленники, власти и общественность.А у нас промышленники загрязняют природу, а общественность не имеет права голоса, или ее обманывают, как сговорившись, промышленники и государство.

Правительство Тюменской области для шведского инвестора под ЦБК выделяет 300 га «на берегу крутом, да на высоком» в 20-ти (!) метрах от берега Иртыша в селе Нижние Аремзяны – в водоохраной зоне, в зоне археологических раскопок!

Выделено место для реализации проекта строительства целлюлозно-бумажного комбината в районе деревни Нижние Аремзяны Тобольского района:

Для изготовления одной тонны целлюлозы нужно 350 куб.м воды. Заявленная мощность ЦБК – 400 тыс.тонн растворимой целлюлозы, 85 тыс.куб.м фанерной продукции, 50 тыс.тонн биорефайненга древесины в год. Это потребует сотни миллионов кубометров воды, и река получит столько же кубометров сточных вод. Внеплановые и плановые ремонты тоже подразумевают дополнительные сбросы в реку.А не дай Бог авария!

Близость будущего комплекса к Иртышу не предусматривает монументальных очистных сооружений. И это при том, что Иртыш – главный приток Оби, и все стоки, попавшие в него, пройдут через Уват, Демьянское, Горноправдинск, Ханты-Мансийск в реку Обь и дальше…

Не было по проекту строительства ЦБК публичных общественных слушаний – никаких экспертиз и заключений общественности не предоставлено, риски от возможных химических сбросов не просчитаны. И уже одно это настораживает и заставляет усомниться в том, что власть принимает в расчет интересы жителей региона.

Теперь всех под соглашение будут ориентировать: нельзя перед Европой лицом в грязь ударить! Президент шведской компании Elof Hansson Group Микаэль Форслунд заявил: «Более чем доволен тем фактом, что нам будет оказана вся возможная помощь со стороны правительства Тюменской области, и не сомневаюсь, что возникающие в процессе вопросы будут решаться очень быстро».

Возможно, сейчас жителям Тюмени, Тобольска, Ханты-Мансийска и многих сел будут «читать мантру»: «Река имеет способность к самоочищению». Это неправда. Иртыш в переводе с тюркского означает «землерой». Своей мощью этот богатырь химическим отходам от производства целлюлозы придаст такое ускорение, что за тысячу верст от ЦБК почувствуют воздействие грязных испражнений и природа, и люди.

Как поясняла в свое время начальник управления Экологической безопасности Байкальского ЦБК Лариса Найда, «на стадии химической очистки происходит высаживание шламо-глины как осадка и как отходов производства. В этих отходах находятся опасные для окружающей среды вещества. Ежегодно завод сбрасывал в Байкал несколько десятков миллионов кубометров плохо очищенных сточных вод». Она не сказала, что в стоках присутствуют химические вещества, которые не удаляются и очистными сооружениями.

Специалисты отрасли отмечают: даже техническая эффективность сооружений биологической очистки в 90-95% не гарантирует достаточное удаление из сточных вод целлюлозно-бумажной промышленности органических веществ. Биологически очищенные сточные воды имеют высокую цветность. Запах сточных вод исчезает при разведении в 200 раз! При отведении таких сточных вод в поверхностные водоемы, вода в них имеет неприятный запах на расстоянии 20 км ниже выпуска. Для целлюлозно-бумажных предприятий характерно наличие в сточных водах большого количества взвешенных веществ, которые могут оседать на дно и служить источником вторичного загрязнения водоема.

Я не против ЦБК в Тобольском районе и экономического развития, но давайте всё сделаем цивилизованно, мы не в резервации живем. Пусть будет комбинат с замкнутой системой водооборота в километрах десяти от берега Иртыша.

Начаться строительство комплекса, в состав которого войдет ЦБК, должно в Год экологии. А для кого объявлен Год экологии? Хочу обратиться к губернатору Тюменской области: Владимир Владимирович, дайте возможность специалистам вместе с экологами, общественностью региона принять более взвешенное и рациональное решение по строительству комбината! Нанесенный вред природе – это миллиардные потери, а здоровье нации – бесценно. Станьте земным ангелом–хранителем для реки Иртыш – это Божий дар и достояние сибиряков. И пусть останутся чистым его берега на две тысячи километров, не надо их загрязнять. Ведь через несколько лет экологическая катастрофа из-за ЦБК и возмущение людей будут свершившимся фактом. Тогда именно в Вас будут тыкать пальцем. Чиновники за Байкальский ЦБК оправдывались перед общественностью, возлагая вину на советскую власть. На кого кивать власти нынешней?

В глазах инвестора из Швеции, любящего свою Родину и знающего цену чистой воды, чистого воздуха на родной земле, отказ от строительства ЦБК у реки – достойный и понятный поступок. Хотя очевидно, что к нам заграничные бизнесмены едут из-за низкой себестоимости будущего продукта. Но низкая себестоимость продукции ЦБК складывается, в том числе, из неочищенных бесконтрольных сбросов. В итоге: нам вершки – налоги и отходы производства, а им корешки – прибыль и сохраненная экология на родине. К сожалению, пока мы сами учим Европу не уважать нашу страну и относиться к нам потребительски.

«Уже стало не только очевидным, но сверхочевидным, что дороже чистой пресной воды в мире сегодня ничего нет, – писал Валентин Распутин в 2006 году. – Ни целлюлоза и нефть, ни алмазы и газ, ни все банки мира не идут ни в какое сравнение с водой, ибо она есть элемент, содержащий жизнь. Сделалось очевидным, и все-таки эта истина, горящая красным аварийным светом, с высокомерием и самонадеянностью продолжает игнорироваться мчащимися на огромной скорости по накатанной дороге в пропасть».

Мы еще можем остановиться на этой дороге. Еще не поздно!

Р.S. Несколько «живописных примеров» соседства вредных производств и водных объектов в России (река Сак-Элга (Сак-Елга), город Карабаш, Челябинская область, 2014 год). В результате сброса сульфидно-силикатных хвостов (отходов обогатительной фабрики) на площади около 100 Га вся растительность погибла и образовался мертвый массив. Из-за загрязнений вода в реке Далдыкан в районе Норильска приобрела ярко-красный оттенок. Министерство природы сообщило, что по предварительной информации возможной причиной загрязнения реки мог стать прорыв пульпопровода горно-металлургическая компании «Норильский Никель».

Просмотров: 55
Назад