Главная  >  Из редакционного портфеля  >  «Чёрного кобеля не отмоешь добела…»

«Чёрного кобеля не отмоешь добела…»

Автор: Т.А. Шенина

О порочной преемственности российской власти

Путин в 2000 году:

«У Российской центральной власти всегда есть скрытые резервы, главное – суметь ими воспользоваться.»

Ну и как же «воспользовалась центральная российская власть скрытыми резервами?»

По оценке ВШЭ, доля граждан, у которых не хватает денег на покупку одежды и продуктов питания, достигла 41,4%. Причем разрыв между бедными и богатыми растет. По официальным данным Росстата, в 2016 году доход ниже прожиточного минимума имели 22,7 млн. человек (15,7 % от общего числа жителей страны). В докладе Credit Suisse отмечается, что в России сегодня 35 млн. человек (а это половина экономически активного населения страны) получает до 15 тыс. рублей (250$) в месяц. Падение доходов населения, рост налогов и экономия на человеческом капитале стали базовым трендом последних лет. Для бедных государство последовательно сокращает социальные расходы и режет ассигнования на образование и здравоохранение, повышает тарифы, акцизы, вводит новые налоги и поборы. В итоге государство собственными руками увеличивает разрыв между бедными и богатыми. Результат их политики – по разным оценкам, в зоне бедности находится до 40% населения России. Зато! На фоне падения реальных доходов населения начался рост элитного сегмента рынка. Богатые стали больше покупать дорогие квартиры, машины и другие предметы роскоши. Количество сверхбогатых за 2016 год увеличилось с 90 до 96 человек. Чем же они зарабатывают? И можно ли это назвать заработком? А ничем! В основном все они ведут праздный образ жизни, а их рабы получают мизерные зарплаты и изготавливают некачественные продукты всех видов. Травят народ лжеколбасами и другими продуктами. Более крупные захапали то, что народ создавал в советский период своим трудом и торгуют им направо и налево, набивая свои карманы, ну и не забывая высокостоящих и «контролирующих». И все они дружно, забыв уроки Великой Октябрьской социалистической революции шагают в капиталистический для них рай. Им дружно помогают зюгановские «коммунисты» и, что обидно, туда же пристраиваются бывшие борцы за советскую власть. Они-то там точно ничего не найдут. Чего они могут добиться, так это кровавой бойни. По интернету гуляют страшные вести о делах Медведева и Путина. А эту фразу Путина в 2000 году я взяла из маартовского номера «МК». Сама я его не слушаю. Чего он только не наговорил, а жизнь все хуже и хуже. Когда он начинает говорить, то сразу вспоминается: «Ну-ка все вместе, уши развесьте, лучше по-хорошему, хлопайте в ладоши вы…» И слушают! И хлопают!

По всем каналам ТВ и газетам идут умильные рассказы о царях. Тут вам и Млечин, и Куркова, и Правдюк («Совершенно секретно»), «Литературная газета» на первой странице сообщила, что в «ЖЗЛ» вышла книга об Александре III. «ЖЗЛ» кого сейчас только не печатает, лишь бы деньги платили. Там вышел «замечательный» Г.Зюганов. Оставим это «творчество» на совести издательства и поговорим о царях.

За последнее время я прочитала много разных исторических источников о жизни царской в разные времена. Лучше всего этот период изложен, на мой взгляд, в книгах Валентина Пикуля. Отдельно в книге: «нечистая сила». Вот с нее и возьмем.

«Отца Николая II Александра III в цари не готовили, и он смолоду бесцельно толкался в передних отца не всегда трезвый. В цари готовили его брата Николая, но в 1865 году Николай скончался от излишеств, и право престолонаследия механически перенесли на Александра. С титулом царевича он унаследовал и невесту покойного брата принцессу Дагмару Датскую, которая в крещении стала зваться Марией Федоровной. Царь пил. Для того чтобы выпить тайно от жены царь прибегал к разным хитростям. Спускался в подвал где работала царская кухня. Ему вручали ковш с водкой. Сладко зажмурившись царь осушал его до дна. Опьянение у него выражалось в одной привычке которой он не изменял смолоду. Император ложился спиной на пол и начинал хватать за ноги проходящих людей, слегка их покусывая. В таких случаях камер-лакей звал царицу. «Сашка!» - говорила она. «Сейчас же спать…Ты пьян!» Царь любил «надираться втихомолку».

Худосочие Ники вызывало у родителей тревогу. Из Германии вызвали знаменитого врача, который осмотрев Ники, заявил отцу, что царевич будет здоров, если прекратит предаваться тайному пороку. Ники не удался в родителей и подрастая производил странное впечатление. «Наполовину ребенок, наполовину мужчина. Маленького роста, худощавый и незначительный. Говорили, что он упрям и проявляет удивительное легкомыслие и бесчувственность!». Повесить щенка на березе или прищемить в дверях беременную кошку было для Ники пара пустяков. «Интересно как они подыхают», - говорил Ники смеясь. Когда министр финансов Витте хотел приобщить будущего царя к делам государства, Александр III отвечал министру честнейше: «Сергей Юльевич, Вы же сами видите, что мой сын растет оболтусом, каких еще поискать. Он запоздал в своем развитии…».

Знаменитый умница Драгомиров, дававший наследнику уроки тактики, первым осознал всю трату этих занятий. «Не в коня корм!» - заявил генерал сердито, - «Сидеть на престоле годен, но стоять во главе России не способен…».

Многие тогда поражались, что образование цесаревича не превышает кругозора кавалерийского поручика. Зато военная служба его оживляла. Повальное пьянство здесь начиналось с утра, а к вечеру пьющие уже наблюдали зеленых чертей. Изображая из себя волков, они раздевались догола и задрав к небу безумные лица, завывали. На крыльцо вытаскивали громадное корыто, которое дополна наливали водкой или шампанским. Лейб-гусарская стая лакала вино языками, визжала и грызлась. Очевидец таких сцен пишет: «Никто, быть может, не обращал внимания, что организм Николая уже начинал отравляться алкоголем: тон лица желтел, глаза нехорошо блестели, под ними образовалась припухлость, свойственная привычным алкоголикам». К этому добавилось воздействие на цесаревича влияния его дяди Сергея Александровича – гомосексуалиста. Их совместные вакханалии гремели тогда на весь Петербург, «и часто случалось, что гвардейские офицеры доставляли его домой в бесчувственно-пьяном виде». Дело шло к женитьбе цесаревича и это беспокоило родителей. Царица говорила: «Ники наш слабоволен…» А царь: «Гессенская муха жужжит напрасно…».

Мария Федоровна до конца сохранила негативное отношение к невесте. А жених и невеста оба в это время не терялись. Алиса успела пообщаться со светским полковником Орловым, а цесаревич в результате случайной связи заболел секретной болезнью и уехал лечиться подальше от дома (такие они были нынешние «святые» - Т.А.Ш.)

А на пятидесятом году жизни скончался Александр III. Его не задушили, не взорвали, не отравили – он умер сам. Телеграфисты отстукивали по редакциям мира странные (!) сообщения: «Это был первый русский император, который умер естественной смертью от алкоголизма».

Мария Федоровна так и не уступила сыну и даже в кольце штыков лейб-гвардии полка преображенского, который первый присягнул Николаю (за что Николай до конца царствования оплачивал все долги преображенских офицеров) так и не присягнула сыну. И люто ненавидела невестку. Это у них было взаимно. За приличной внешностью Алисы томилась злобная истеричка, мистически настроенная, исполненная ненависти к людям. Секрета в ее поведении не было: мать русской императрицы умерла в чудовищном душевном расстройстве – общении с германским черносотенцем Давидом Штраусом, в котором она видела «мессию», искалечило ее жизнь и ее психику. Идеи мессианства она заложила в душу дочери. И так пишет Валентин Пикуль в своем политическом романе «Нечистая сила».

«Алиса с высоты престола беспокойно озиралась по сторонам, словно желая знать: где живут апостолы? Кто станет ее пророком «от небесного откровения?». А будущий «мессия» пока что колобродил в Сибири. Вот как описывает их встречу Валентин Пикуль: «В комнаты двигался костлявый мужик. Лицо его в обрамлении длинных волос, разделенных пробором и лоснившихся от лампадного масла, по форме напоминало яйцо, повернутое остриём вниз. Из хаоса волос едва проступала узкая полоска губ, сжатых в страшном напряжении. Из полутьмы, притягательно и странно, чуть посверкивали его жидкие глаза, из которых, казалось, сочилось что-то ужасное… Он встал рядом с императрицей, которую уже трясло в приступе нервного возбуждения. Распутин подхватил царицу на руки, носил ее по комнате, гладил и шептал:

– Да успокойся, милая. Ишь, дрожишь-то как!

Царица бурно разрыдалась и, обхватив его шею руками, просила:

– Еще, еще! Носи меня… Ах, как приятно…»

Был ли Распутин в близких отношениях с императрицей? Здесь автор приводит письмо ее к Распутину и добавляет «пусть читатель сам делает выводы».

«Возлюбленный мой. Как томительно мне без тебя. Я только тогда душой покойна, отдыхаю, когда ты, учитель, сидишь около меня, а я целую твои руки и голову свою склоняю на твои блаженные плечи. О, как легко мне тогда бывает! Тогда я желаю все одного: заснуть, заснуть навеки на твоих плечах, в твоих жарких объятиях…».

Что вытворял царь судите сами. «Царь не выражал свою кровожадность открыто. Зато в охоте проявил себя настоящим убийцей! Бывали дни, когда царь («святой» - Т.Ш.) успевал набить 1400 шт. дичи: в особом примечании царь записывал в дневнике с садизмом: «убил еще и кошку». Сколько уничтожено им редких животных – не поддается учету. Для него охота не была охотой, если число жертв не округлялось двумя нулями. А после кровопролития очень любил взгромоздиться с ружьем на еще теплые трупы животных и тогда его фотографировали».

Все это не проходило бесследно. Случился немецкий погром в Москве. В разбушевавшейся стихии обнаружилась и политическая подкладка. «На знаменитой Красной площади, толпа бранила царских особ, требуя пострижения императрицы в монахини, отречения императора, повешения Распутина и т.д.».

В государстве в то время царила атмосфера взяточничества. Что делал царь если губернаторы проворовывались? «Он сдавал их на вечное хранение в Сенат, словно закладывал в ломбард вещи, вышедшие из моды (до чего же похоже происходит сейчас! - Т.Ш.) и там они лежали пока не понадобятся…». В дополнение к облику царицы ее диалог с Распутиным:

– Григорий, – Сказала царица осенью 1915 года, мне нужен свой человек, заведомо преданный, который бы в тайне от всего мира перевел большие суммы денег в…Германию.

– Эге, – сказал Распутин, задумавшись.

– Но этот человек должен действовать настолько точно, чтобы, как говорят русские, комар носу не подточил.

В разгар войны из России, воюющей с Германией, требовалось перекачать русское золото в немецкие банки. «Есть у меня умный банкир» – так он называл Рубинштейна. При этом напряжение в стране возрастало, а цари думали, как обобрать страну и смыться. В конце 1915 года страну посетил премьер Горемыкин и генерал Рузский, командующий Северо-Западным фронтом. Они предупредили Николая II об угрожающем положении в Петрограде, «Возможны беспорядки» – сообщил Рузский. «Ваше дело, генерал, войсками своего фронта подавить беспорядки» – заметил Горемыкин.

– А я такого приказа не дам…

– Почему? – спросил царь.

— Приказы можно отдавать, когда уверен в их исполнении. Но я знаю, что сейчас не пятый год, и солдаты не станут стрелять в народ, как бы энергично я ни приказывал.

— Не пугайте меня гидрой революции, — ответил царь.

Этот диалог стал известен в Берлине и генерала Рузского скоро сместили.

Дальше автор «Нечистой силы» пишет:

«Духовенство России кануна революции настолько испоганилось, обросло такой грязью, что я отказываюсь от описания многих фактов его «деятельности» только по причинам морального порядка.

С тех пор как убрали Сиблера, обер-прокурором в Синоде сидел Волжин, стол которого был завален документами о растлении епископами малолетних девочек, о мужеложстве столпов высшей иерархии русской церкви…»

А по окраинам столицы, могучие, будто раненые звери, трубили в сумерках гигантские заводы. Рабочие бастовали. К экономическим требованиям Путиловцы прибавили и политические.

Люди, близко знавшие Николая II, писали, что царь никого (кроме сына) не любил. Он имел собутыльников, но не друзей. Двор, как это ни странно, стоял в глухой оппозиции к царскому семейству.

В этом же году с треском провалилась монархическая кинопропаганда. Едва лишь на экране показалось царское семейство, как в зале раздались смешки:

– Царь-то с Георгием, а царица с Григорием.

Кинохронику пришлось запретить. Прямой внук императора Николая I великий князь Николай Михайлович занимал особое положение. Это был ученый-историк и знаток русской миниатюры, оставивший после себя немало научных трудов. Он не пощадил коронованных предков, разоблачая многие тайны дома Романовых. Этот историк называл царицу одним словом – «стерва».

Я иногда покупаю газету «МК» по принципу: «врага надо знать в лицо…» Так вот уже в 10 номерах Леонид Млечин описывает жизнь дома Романовых. Он забывает, что как говорят в народе: «черного кобеля не отмоешь добела…». Дошло до того, что и о Распутине начинают говорить с придыханием.

Заканчивая свой исторический роман Валентин Распутин пишет: «Я хотел показать тех людей и те условия жизни, которые были свергнуты революцией, что бы эти заштампованные определения вновь обрели наглядную зримость и фактическую весомость.

Мне хочется напомнить читателям слова В.И. Ленина: «Контрреволюционная эпоха (1907-1914) обнаружила всю суть царской монархии, довела ее до «последней черты», раскрыла ее гнилость, гнусность, весь цинизм и разврат царской шайки с чудовищным Распутиным во главе ее…».

Просмотров: 299
Назад