Главная  >  Из редакционного портфеля  >  Четыре урока современного менеджмента от ветерана Великой Отечественной войны

Четыре урока современного менеджмента от ветерана Великой Отечественной войны

Автор: Серебрякова Ирина Михайловна

7 апреля этого года на 92-м году ушел из жизни мой отец, полковник внутренней службы в отставке Серебряков Михаил Михайлович, ветеран Великой Отечественной войны и органов внутренних дел, в прошлом – начальник штаба МВД БССР.

Мой отец и мать – были замечательными людьми, прожившими большую славную трудовую жизнь. Отец дал мне бесценные уроки взаимоотношений, жизни и работы, которыми я хотела бы поделиться с читателями.

Отец родился 21 ноября 1925 года в селе Малая Сердоба Пензенской области РСФСР. Когда в феврале 1941 года фашисты рвались к Москве, отца, 16-летнего десятиклассника, призвали в армию. Поскольку мужчин призывного возраста не хватало, то отцу, как и другим его ровесникам, выдали досрочно, по приказу Сталина, с тройками дипломы о среднем образовании и отправили рыть противотанковые окопы под Москвой. Окопы рыли вручную, морозы были сильные, земля заледеневшая, а нехватка витаминов отразилась на зрении – отец стал плохо видеть с наступлением сумерек, что сохранилось у него на всю жизнь.

На фронт отец попал в 1943 году после окончания 2-го Орджоникидзевского военно-пехотного училища, став начальником радиостанции 13-й гвардейской воздушно-десантной бригады. Решая боевые задачи, отец ходил в атаку, совершал суточные 30-40-киллометровые пешие марш-броски; 300 раз прыгал с парашютом в любое время суток, в том числе и ночью на воду, на понтонные переправы, пересекая реки буквально по трупам. При этом за плечами у отца всегда было 20 килограммов: 10 килограммов – солдатский вещмешок с автоматом плюс 10 килограммов – радиостанция, проводом связанная со вторым радистом, что сильно затрудняло их передвижение.

Участвуя в освобождении Европы, отец был дважды ранен, контужен, и всю жизнь у него сильно болели ноги, особенно по ночам.

Поскольку в первую очередь демобилизовывали «стариков», то отец, как «молодой» фронтовик, оставался в действующей армии, прослужив в ней 7 лет, и закончив службу капитаном, членом КПСС. Отец говорил, что на фронте воинских званий не жалели (особенно, если у тебя было среднее образование), и в партию принимали всех желающих, выживших после атаки.

В 1950-м, после службы в армии, отец пришел работать в милицию следователем следственного отдела Управления Министерства госбезопасности Полоцкой области, и за 30 лет службы прошел путь до начальника штаба Министерства внутренних дел БССР. После выхода в отставку отец еще 5 лет работал старшим референтам по административным органам в Управлении делами Совета Министров Республики Беларусь, и 5 лет - старшим инспектором отдела оргмассовой работы Центрального Совета Белорусского добровольного пожарного общества.

Награжден орденами: в том числе - Красной Звезды; медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», «За боевые заслуги», и др.; нагрудным знаком «Заслуженный работник МВД». Поощрен почетными грамотами МВД БССР и СССР.

Освещая жизнь отца, нельзя не сказать и о его «второй половине» – моей матери, Серебряковой Валентине Александровне (в девичестве Чернышевой), родившейся 22 февраля 1927 года в деревне Шеверниха Южского района Ивановской области РСФСР (умерла 29 мая 2007 года).

Мама приехала работать экономистом по распределению в Минск в 1949 году, после окончания Ленинградского финансово-экономического института. В 1956 году они с отцом поженились. В 1959 году родилась я, а в 1963 году – моя сестра, Серебрякова Людмила Михайловна (ныне доцент кафедры информационных технологий факультета социокультурных коммуникаций Белорусского государственного университета, кандидат физ.-мат. наук).

До последних дней своей жизни отец нам, детям, повторял: «Мне повезло дважды: один раз, что я в войну выжил, а второй раз, что женился на вашей маме».

Папа и мама много работали (в сталинские времена – даже по ночам), растили детей. Родственников у нас в Беларуси нет – рассчитывали только на себя. При этом отец и мама всю жизнь помогали материально своим матерям (высылали от своих зарплат по 45 рублей каждый месяц – размер наших с сестрой ежемесячных стипендий в университете в советские времена), сестрам и братьям (у отца было 4 сестры, а у мамы – 6 братьев и сестер). От наследства папа и мама тоже отказались в пользу своих сестер. У родителей было много друзей, коллег. Двери нашего дома всегда были открыты людям, особенно в праздники.

В 1959 году папа заканчивал вечернее отделение юридического факультета Белгосуниверситета. Отпусков на учебу тогда не давали, да и вообще – косились на тех, кто «работает на себя». Мне был 1 год и я всю ночь проплакала. Утром папа сдавал экзамен, потерял сознание и получил свой первый инфаркт, от которого он потом страдал всю жизнь. Мы заботились о нем. До самой смерти он нам говорил: «Я живу благодаря вам».

Родившийся в многодетной семье, рано потерявший своего отца (умершего от ран, полученных в Первой мировой войне), прошедший через войну и длительную службу в органах внутренних дел, а также в силу своего характера: высокой самодисциплине, абсолютной выдержке, мужеству, организованности, собранности, аналитическому мышлению, наблюдательности, безупречной памяти, внутренней культуре, оптимизму, бескорыстию, умению выслушать, а также доброте и состраданию к людям, отец приобрел колоссальный опыт общения и взаимодействия (или, как сейчас говорят – «коммуникации») с огромным количеством людей, разных по характеру, менталитету, морали, национальности, вероисповеданию, образованию, культуре, профессии и общественному положению. Несмотря на свою скромность и немногословность отец охотно делился приобретенным опытом, в том числе и со мной, своей дочерью.

1. Так, с 1985 по 2009 годы я работала в Минской специальной средней школе милиции и в Академии МВД Республики Беларусь. Будучи молодой женщиной мне сначала было трудно преподавать курсантам и слушателям - молодым мужчинам, отслужившим армию, нередко моим ровесникам, и даже старше меня. Поэтому я много времени отдавала изучению педагогических приемов, составлению психологических портретов и мотивационных характеристик учащихся, их политпросвещению, беседам о здоровом образе жизни, общению с их родителями и т.п. Но проблемы оставались.

Я обратилась за советом к отцу. Он мне сказал: «Дочь, если в 18 лет мы ребят призываем в армию, доверяем оружие защищать нас, ставим боевые задачи, нередко опасные для жизни, то и относиться к ним надо по-взрослому – уважительно, серьезно, ответственно и строго». Так я в дальнейшем и строила свои отношения с обучаемыми, и проблем у меня с ними больше не возникало.

2. Позже, в 2009 году, выйдя в отставку, я устроилась преподавать в Белорусском государственном экономическом университете и вела занятия в основном у девушек. Привыкнув работать с парнями, я, как оказалась, не знала, как работать с девушками. Например, я слышала от них: «Вы нам этого не объясняли…, мы думали Вы нас спрашивать сегодня не будете…, мы не знали…, не успели подготовиться…» и т.п.

Я опять попросила совета у отца… Он мне ответил: «Дочь, ведь именно такие девушки, мои одноклассницы, будучи медработниками, оказывали помощь раненым на поле боя, выносили их на себе из-под огня. Именно на них лежал моральный груз принятия в бою решения о том, можно ли еще помочь конкретному раненому солдату, или нет. А если нет, то оставить его, чтобы спасать того, кого еще можно спасти. Цена их ошибки была очень высока». Совет отца снова помог мне установить отношения с «нежным» девичьим персоналом.

3. Мне довелось служить и работать в международных организациях (ОБСЕ, ООН, НАТО) в том числе и в зонах международных конфликтов: Косово, Сомали, Афганистане и др. В каждой из стран у меня были подчиненные – в основном молодые, прекрасно образованные иностранцы. А поскольку я никогда непосредственно людьми не руководила, то за советом по «менеджменту персонала» я опять обратилась к отцу. Я спросила: «Папа, какого стиля руководства мне придерживаться с подчиненными? Быть строгой, доброй, или придерживаться середины?» На что отец ответил: «Дочь, выстраивай свои отношения с подчиненными так, как будто завтра ты поведешь их в атаку, и не все при этом вернутся». Отец также сказал, что я должна знать о подчиненных как можно больше: кто где живет и с кем, их жилищные условия, из каких они семей и где их родители, какие у подчиненных проблемы, где и чему они учились, что они любят, чем увлекаются, и на что способны в профессиональном плане.

И снова совет отца очень помог мне. Общаясь с подчиненными, я изучала их, предоставляя им, в свою очередь, возможность изучать меня. Полагаю, мы получали огромное удовлетворение от совместного успешного выполнения служебных задач. Я по сей день поддерживаю отношения со своими бывшими подчиненными, даю им письменные характеристики и рекомендации для дальнейшего роста, радуюсь их служебным успехам, карьере. Свои письма ко мне они, как правило, начинают словами: «Здравствуйте, Ирина Михайловна! Как здоровье Вашего папы? Надеюсь у него все в порядке…», а заканчивают фразой: «Храни господь (аллах) Вашего отца!».

4. На своем примере отец учил меня готовиться к важнейшим мероприятиям моей жизни: приему у министра, защите диссертации, лекциям, собеседованиям, собраниям и др. Так, отец рассказывал, что перед коллегиями МВД он обычно ночь не спал, продумывая каждую «мелочь»: кто какой вопрос может задать; какая дополнительная информация или ресурсы могут потребоваться; какое решение (основное или альтернативное) может быть принято по рассматриваемому вопросу; как оно отразится на деятельности МВД, штабе, возглавляемом отцом, и смежных службах; каков стратегический эффект (краткосрочный, среднесрочный и дальнесрочный) от возможного решения; как и какими силами его исполнять? «Поэтому, дочь, я никогда не попадал впросак» - говорил отец. И я успешно следовала его примеру.

Сейчас, потеряв отца, анализируя как самоотверженно, тяжело и много он и его современники и современницы работали, я понимаю, что именно они создавали величие и мощь бывшего Советского Союза, а также благополучие сегодняшней Беларуси. Я думаю, что всем нам надо беречь наших ветеранов и созданное ими, а также хорошо знать историю своих семей, чтобы в любом уголке мира осознанно и по праву гордиться своей родиной.

Так, например, в 2015 году, работая с полицией Афганистана, я узнала, что 85% личного состава МВД Афганистана получили высшее образование в бывшем СССР. Теперь это уже полковники и генералы, хранящие у себя в кабинетах на видном месте фотографии и сувениры из СССР, и с огромной теплотой, любовью и благодарностью вспоминающие свою учебу в СССР, и то, что СССР сделал для Афганистана: построил дороги, заводы, гидроэлектростанции, кварталы сейсмоустойчивых жилых домов, и многое другое. Подготовка и образование полицейских в Афганистане, несмотря на шестнадцатилетнее присутствие там НАТО, также организованы по подобию бывшего СССР и неплохо функционируют и поныне. Причем значение этой помощи народ Афганистана с годами ценит все больше и передает это своей молодежи.

В Сомали в 2014 году мне полицейские показывали бывшую военно-морскую базу СССР, все местные сотрудники которой получили образование или прошли обучение в СССР (специалисты по радарам, авиадиспетчеры, строители, бухгалтеры, наладчики, полицейские и др.). Может поэтому пиратства тогда в Сомали не было и в помине…

При этом и в Афганистане, и в Сомали мне руководители полиции говорили: «Скажи русским (так называют граждан бывшего СССР) – пусть возвращаются!».

Просмотров: 1413
Назад