Главная  >  Из редакционного портфеля  >  «Бессмертный полк» «Правды» «Мы тут понемногу воевали»…

«Бессмертный полк» «Правды» «Мы тут понемногу воевали»…

Автор: Подготовил Владимир ВИШНЯКОВ.

Из писем фронтовика

Жительница Воронежа Татьяна Михайловна Нигрова бережно хранит письма с фронта своего отца — дивизионного инженера 120-й стрелковой дивизии Михаила Ивановича Нигрова, прошедшего всю войну начиная с 1941 года и завершившего свой боевой путь в 1945-м в звании гвардии подполковника. И не просто хранит. Сделанное ею сопоставление писем отца с историей дивизии, запечатлённой в литературе о Великой Отечественной войне — в исторических исследованиях, свидетельствах ветеранов, в мемуарах Маршалов Советского Союза Жукова, Конева, а также генерал-полковника Пухова, вылилось в интереснейший фрагмент летописи народного подвига, участником которого был и её отец — кадровый офицер, достойный представитель «Бессмертного полка», ковавшего Победу над гитлеризмом.

Из хроники. 8 июля 1940 года по приказу Народного Комиссара Обороны СССР, Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко была сформирована 120-я стрелковая дивизия. Артиллерийские полки дислоцировались в г. Ливны.

Из писем июля 1941 г. «Сегодня, после долгих ожиданий, наконец дали вагоны, и мы едем к своему батальону строить дороги и мосты, ведущие к фронту... Дивизия строит оборонительные рубежи и проводит заболачивание местности в р-не Жуковка Брянской области… Дивизия по ЖД переезжает в Спас-Деменск на реке Угре, р-н Новосёлки, 20 км ЮВ Ельни… Пишу проездом из Брянска. Еду сейчас на машинах под Москву укреплять позиции».

Из хроники. Дивизия принимает первый бой вдоль железной дороги Спас-Деменск и на рубеже Пронино—Стройно—Городок. 22 июля бой изнурительный. С 24 июля бои под Ельней. 3 августа — особенно кровопролитные бои под Ельней. 30 августа — шли в атаку на немцев. 6 сентября 1941 г. — освободили Ельню с боем и вышли к реке Десна на рубеж Селива—Казарино, держали оборону до 17 сентября. 17 сентября дивизия вышла в резерв и переброшена в район Бологое Калининской области.

Из письма от 20 сентября 1941 г. «Сейчас пишу письмо в поезде. Мы участвовали в боях под Ельней, а теперь переезжаем за Москву, Москву уже проехали. Настроение сейчас неплохое. Скоро начнём основательно гнать немцев».

Из хроники. Приказом НКО №318 120-я стрелковая дивизия в боях за г. Ельню была преобразована в 6-ю Гвардейскую стрелковую дивизию. Командир Петров. Переброшена на Бологое в район Мценска (Ленинградский фронт). 5—6 октября первые эшелоны дивизии прибыли на ст. Мценск. 7 октября заняла главный рубеж обороны на реке Зуше.

Из письма от 12 октября 1941 г. «Я получил дальнейшее продвижение по службе. Командование батальоном сдал и назначен дивизионным инженером. Работа большая, но жалко, что приходится покидать бойцов и командиров, технику и вообще всё хозяйство. И ещё что мне очень жаль — это у меня пропал мой дневник, но я его восстановлю».

Из хроники. 14 октября 1941 г. дивизия обороняла рубеж Мамоново—Бабенково. 22—24 октября — бои под Мценском. 25 октября с упорными боями отходила на район Вязовка — Красная Нива, задача: задержать противника на рубеже Чернь. 1 ноября обороняла рубеж Жадное—Архангельское. 3 ноября — бои за Покровские Выселки, выбила врага из Тёплое. 7 ноября — наступала, заняла район Хомутовка. 8 и 9 ноября — удерживала рубеж Тёплое—Каучук. С 14 ноября — бои на подступах к Ефремову. 17 ноября — оставила Ефремов, отошла на правый берег Красивой Мечи. 27 ноября представитель военного совета 3-й армии Юго-Западного фронта вручил дивизии Гвардейское Боевое Знамя. 8 декабря продвигались на Ефремов—Медведки. 11 ноября шли бои.

Из письма от 19 декабря 1941 г. «Недавно с боем взяли Ефремов, а сейчас отогнали немцев в сторону Орла на 70 км и подходим к г. Новосиль, а в дальнейшем — на Орёл. Мой дневник постигло несчастье. Когда я 10 сентября уходил из Мценска последним и взрывал мосты, то на нас налетели немцы, и моя сумка отстегнулась и упала в воду. Немцев мы, конечно, побили, но дневник утонул. Мы теперь гвардейцы, и я — командир гвардейского батальона».

Из хроники. 23—26 декабря 1941 года — бои на подступах к г. Новосиль.

Из письма от 26 января 1942 г. «Живём мы пока хорошо. Немцев начали бить основательно. Мы захватили города Ефремов и Новосиль и сейчас собираемся наступать дальше. Валюша! (Жена. — В.В.). Когда я тебе писал записку «немедленно уезжай из Воронежа», то я тогда был, безусловно, прав. Вот почему я тогда написал тебе такую записку. И если над Воронежем нависнет угроза прихода немцев, то не слушай никого — ни родственников, ни знакомых — и немедленно уезжай. Эти сволочи-немцы расстреливают даже маленьких детишек. Но я пока вижу, что Воронежу опасности нет, это хорошо, но ведь была у Павловска эта сволочь. Конечно, Воронеж будет защищаться, но случайный прорыв может быть. Мне присвоили новое звание — «капитан». Я командую сапёрным батальоном».

Из письма от 23 февраля 1942 г. «Поздравляю вас с Днём Красной Армии! У меня тоже радость. Меня наградили именными часами. За эти дни пришлось быть в сильных боях, но всё пока идёт хорошо. Немцы бегут и бросают всё: автомашины, пушки и снаряды».

Из хроники. С 3 по 12 марта 1942 года дивизия ведёт бои по ликвидации Болховской группировки гитлеровцев.

Из письма от 3 марта 1942 г. «С 16 февраля находились в сильнейшем бою, сейчас мы формируемся. Валюша! Меня наградили часами. Я их посылаю домой и очень прошу, чтобы ты их отнесла в мастерскую, пускай вставят стекло, а то стрелки цепляются. И после этого отнеси к гравёру и закажи надпись: «Капитану Нигрову М.И. от Брянского фронта 27.01.42. №029». И часы пускай останутся дома. Работать приходится по-всякому: иногда далеко от передовой, а иногда на передовой и даже почти в тылу у немцев. Уже привык и как-то втянулся. Я уже 5 месяцев исполняю две должности: дивизионного инженера и командира батальона. Самое главное то, что наша дивизия ни разу не отступала и немцы, когда услышат, что стоит наша гвардейская дивизия, на нас в наступление не идут».

Из хроники. С 16 по 20 марта 1942 года дивизия ведёт кровопролитные бои за овладение Кривцовским узлом. 21 марта вышла в резерв Брянского фронта.

Из письма от 16 апреля 1942 г. «У меня большая радость, меня и Владимира Михайловича наградили орденами Красного Знамени. Вырезку из газеты я посылаю. Награду на днях получим».

Из письма от 29 апреля 1942 г. «Вчера, т.е. 28 апреля, в моей жизни произошло большое событие: в торжественной обстановке мне вручили орден Красного Знамени. Легче было быть в бою, чем идти к трибуне. Очень волновался, но всё кончилось хорошо. С получением ордена, конечно, забот и ответственности больше, т.к. стыдно будет уронить своё высокое звание орденоносца. Как говорят: «Орден создаёт общественное мнение». Мы гвардейцы уже старые и как бить немцев знаем. Я помню, как Иосиф Виссарионович Сталин сказал про немцев: «Не так страшен чёрт, как его малюют». И верно: «У немцев шуму много, а толку мало». Интересно, позавчера 4 самолёта летели бомбить город, наши гвардейцы-зенитчики сбили сразу 2 самолёта, одного сбил поднявшийся наш «ястребок», а четвёртый удрал, а до этого он бросил листовку, где угрожал, что весь город разбомбил, а вышло так, что 75% самолётов потерял после своей хвастливой листовки. Да! «Фрицы» жестоко просчитались, их «былая самоуверенность» исчезает, а главное, что мы расстроили его план «весеннего наступления». Теперь гитлеровцы уже перестали шуметь и о летнем наступлении, а в одном выступлении Гитлер сказал о подготовке к будущей зиме. Ох и осёл! Скоро близок тот час, когда фрицы опять будут на своей шкуре чувствовать наши Гвардейские удары».

Из хроники. С 14 по 18 мая 1942 года дивизия выдвигалась на передний край обороны.

Из письма от 19 мая 1942 г. «Вчера я узнал о том, что мне присвоено новое звание: «майор». Так что можете поздравить меня с новым званием. На днях немного всыпали «фрицам», поймали пленных, и они жалуются, что им совершенно нет покоя. Эти «фрицы» сущие идиоты — мечтали, что их имения будут здесь, а теперь, когда их поколотили, плачут и говорят, что их напрасно отсюда гонят. Ох! Какие же они ослы!»

Из письма от 23 мая 1942 г. «Живём мы пока хорошо — на свежем воздухе. Вчера мы наблюдали очень интересную картину: два наших истребителя посадили фашистского разведчика «Бабочку», и это было проделано за 20 минут. Фашистский самолёт сел от нас совсем близко. Наши захватили лётчиков, один из них оказался полковником авиации, по его рассказам, он бомбил Лондон, Грецию и вот здесь попался. Получилось очень занятно».

Из письма от 29 мая 1942 г. «Живём мы хорошо. «Фрицы» начинают всё больше жаловаться на нас: самолёты их ежедневно сбиваем, пушки наши постукивают, и «фриц» сдаётся в плен и жалуется на нашу авиацию и пушки, что житья от нас нет. Таких дураков, да ещё набитых, трудно встретить они вполне серьёзно говорят, что их не любят. Неужели эти ослы думали, что их будут любить, и теперь удивляются: нас не любят. Короче говоря, весенние «фрицы» не боевые».

Из письма от 5 июня 1942 г. «Стоим мы пока на месте, впереди Верховье, и пока не наступаем. Очевидно, будем ждать, пока начнёт действовать Англия. Но, в общем, будущее покажет».

Из письма от 14 июня 1942 г. «Немцы всё больше жалуются, что им тяжело, но скоро, очевидно, будет ещё тяжелее. Надеюсь, что вы читали в газетах о договоре СССР с Англией и США. Вот теперь немцы завоют. Несомненно, что в прошлом году было воевать труднее, а теперь начали их бить очень ловко, самолёты почти не летают. Да! Видно, «фрицам» скоро «капут».

Из письма от 22 июня 1942 г. «Очень встревожился, что «фрицы» начали бомбить Воронеж. Ну ладно, отомстим им скоро за всё. И отомстим так, что на всю жизнь проклятый запомнит. Наступать, я думаю, начнём к уборке урожая, чтобы не дать немцам собрать урожай».

Из хроники. 22—23 июля 1942 года сапёры дивизии производят инженерное оборудование и усовершенствуют инженерные сооружения.

Из письма от 31 июля 1942 г. «Очень волновался за вашу судьбу. Очень рад, что вы выбрались. Но как? Каким способом? Я очень переживал, и теперь полегчало. Очень рад, что вы выехали и поехали в Алма-Ату. Валюша! Напиши подробнее, где и как вы ехали. Ваш переезд в Круглое был опасен не с воздуха, а с земли. Я пока нахожусь на старом месте. Назад двигаться не собираемся, да и стыдно было бы двигаться, ведь мы гвардейцы и ни разу ещё от немцев не отступали. Наш лозунг — «Ни шагу назад!», и пока это свято выполняем».

Из письма от 7 сентября 1942 г. «Нога моя поправляется, я уже живу в батальоне и понемногу лечусь».

Из письма от 25 сентября 1942 г. «Уже хожу без костылей. Опухоль проходит. Живём мы хорошо — на старом месте. Мой адрес немного изменился: полевая почта 84, часть 500, мне».

Из письма от 4 октября 1942 г. «Война рождает тысячу неожиданностей и у нас, и у вас, а поэтому всё надо переносить стойко и не вешать носа. Обо мне надо меньше всего беспокоиться. Правда, мы бессменно больше года на передовой, но уже основательно привыкли. На днях «фрицам» устроили «гвардейский вечер», и они до сего времени сильно на нас серчают. Было очень весело. Застали их в нижнем белье. Картина!!!»

Из хроники. 11 ноября 1942 года — очень большие бои. Начало 1943 года: идут бои за Долы, Корсунь, Вязовое, Туровец, Верхнюю Залегощь.

Из письма от 8 января 1943 г. «Находимся на старом месте. Валюша! Я вчера смотрел кинокартину «Парень из нашего города». И ты знаешь — как много схожего с нашей с тобой жизнью. Помнишь, как я приехал с финского фронта, помнишь, как мы с тобою увиделись на фронте, когда наши машины разошлись. Валюшка, милая, как всё это похоже на нашу с тобою жизнь. Посмотри эту картину и напиши мне своё впечатление».

Из письма от 13 января 1943 г. «За последние дни мы опять много передвигались, и поэтому, очевидно, почта не успевает за нами идти. Уже 6 месяцев мы идём впереди всех, бывает иногда и тяжеловато, но зато весело идти вперёд, и настроение хорошее. Немцы, как только заслышат, что идёт наша дивизия, начинают бежать. Так что живём мы хорошо. С каждым днём всё виднее наша победа. Уже далеко позади остались Десна, Днепр (зачёркнуто цензором), и мы всё идём вперёд и наносим сокрушительные удары врагу».

Из письма от 15 января 1943 г. «Я хочу тебе ещё написать о том, что если со мною что и случится, то ты и Танюшка можете гордиться своим отцом и мужем, что врагу ни разу ни в чём не уступал, что Танюшкин отец и твой муж — гвардеец и орденоносец».

Из письма от 26 января 1943 г. «Ты, конечно, по радио слышала, что наш город (Воронеж. — В.В.) освободили. Я там не был, но думаю побывать».

Из хроники. 1—7 февраля 1943 года шли бои. Руководил частями гвардии генерал-майор Черокманов. Перешли в наступление Усть-Кунач, Волчьи Дворы, Трубицыно, Высокое, Покровское и др.

Из письма от 22 февраля 1943 г. «Выбрал свободную минутку и пишу. Преследуем «фрицев». Я от нашего города далеко и связаться с ним не имею возможности. До окончания войны ты никуда не выезжай».

Из письма от 7 марта 1943 г. «Я видел товарищей, побывавших в нашем городе, говорят, что зайти обогреться некуда».

Из письма от 26 апреля 1943 г. «Из нашего города приехал один боец. Говорит, что в нашем доме живут, кое-где выломаны полы. Магазин «Динамо» разрушен».

Из хроники. 5 мая 1943 года дивизия заняла оборону под Понырями на Курском выступе. 5—10 июля 1943 года обороняла позиции Поныри—Ольховатка на Соборовском поле. После тяжёлых кровопролитных боёв под Курском сосредоточилась в районе Поныри (Битюг — 1-й, Битюг — 2-й). 11—12 июля 1943 г. перешла в наступление, выбила немцев из сёл Гремячье, Волково, Плоское.

Из письма от 12 июля 1943 г. «Мы тут понемногу воевали. Всё идёт пока хорошо. В прошедших боях мои ребята отличились и уничтожили 35 танков. Все мы радостно переживали нашу маленькую победу. Так что мы немного оживились».

Из хроники. 21 июля 1943 года дивизия награждена орденом Красного Знамени.

Из письма от 16 августа 1943 г. «Мы порядочно повоевали, получили от тов. Сталина благодарность».

Из письма от 21 августа 1943 г. «Мы движемся, и, возможно, что почта не успевает за нами. Живём мы хорошо. За последние операции получили лично от тов. Сталина благодарность, а наша часть награждена орденом Красного Знамени. Так что, как видишь, наши дела шли хорошо».

Из хроники. 31 августа — 2 сентября 1943 года освободили город Шостку.

Из письма от 4 сентября 1943 г. «Гоним и бьём «фрицев» и прочих пришельцев. Мы опять от тов. Сталина получили благодарность. Настроение хорошее».

Из хроники. 8 сентября 1943 года дивизия форсирует реку Сейм. 20 сентября — Днестр. 22 сентября — Днепр в районе Чернобыля.

Из письма от 1 октября 1943 г. «Ты, наверное, читала в газетах, что твоего папу наградили самой высокой наградой — орденом Суворова (газета «Правда» от 24.09. 1943 г.). Я теперь очень далеко, за самой большой рекою — за седым Днепром. «Фрицы» бегут, а мы их бьём и идём вперёд. Моя полевая почта 04769».

Из хроники. С 12 декабря 1943 г. по 1 января 1944 г. — Житомирско-Бердичевская наступательная операция. 29 декабря 1943 г. овладели городом Коростень. С 1 января по 2 февраля 1944 г. — Ровно-Луцкая наступательная операция. 16 января штурмом овладели местечком Тучин. 27 января дивизия форсировала реку Горынь и с боями подошла к г. Ровно, 2 февраля с боями овладела городом.

Из письма от 6 февраля 1944 г. «Вот уже много дней, как мы опять гоним «фрицев», и скоро в газетах ты прочтёшь про нашего замечательного командира дивизии — генерала Онуприенко. Мы заняли несколько городов очень важных. И про наши славные дела ты скоро услышишь. Успехи нашей армии радуют, и надо надеяться, что война близится к концу. Сдал батальон Барышеву».

Из хроники. 7 февраля 1944 года дивизия получила название Ровенской. 9 февраля освободили город Млынов, 15 февраля — бои в районе Броды, заняли оборону.

Из письма от 16 февраля 1944 г. «Идём на запад, население становится другим, сёла и города мало похожи на наши, и уже близка наша граница».

Из письма от 24 февраля 1944 г. «Нашей части присвоили звание Ровенской, так что дела наши идут хорошо. На днях погиб Коноплин, он попал под бомбёжку».

Из письма от 18 марта 1944 г. «На днях взяли ещё один город, и Москва нам салютовала. Наш командир генерал Пухов — замечательный командир и всегда имеет успех. Просто приятно сражаться под его руководством. Очень боевой старичок, а главное, очень простой, нашу дивизию он любит. Живём мы пока хорошо. Правда, бывает трудновато, но ведь это война, и чем больше трудностей, тем больше успехов».

Из письма от 30 марта 1944 г. «Ну мы здесь пока живём хорошо. Понемногу воюем. На днях переловили с полсотни «фрицев». Те скулят, ноют, но всё же в плен сдаются. Воевать стало гораздо легче. Уже скоро дойдём до нашей законной границы».

Из письма от 4 апреля 1944 г. «Настроение хорошее, «фрицы» еле-еле дышат, мы им тут сделали «котёл». Дела наши пока идут хорошо».

Письмо от 7 мая 1944 г. «Живём в прекрасном сосновом лесу в блиндажах. Места исторические, здесь когда-то Брусилов делал замечательный прорыв. Кстати, мне попалась книга Брусилова «Мои воспоминания», и когда ходишь по местности, то невольно вспоминаешь, что, начиная с этого самого места, наши отцы разбили австро-немецкие войска. Мы здесь отпраздновали праздник 1 Мая. Получилось хорошо и весело. Офицеры у нас все очень хорошие, деловые и весёлые. Живём мы дружно. Особенно хорош наш генерал — очень храбрый воин, смелый, любит правду и к нам относится хорошо. Мы его глубоко уважаем и ценим».

Из письма от 22 июня 1944 г. «Я пока жив, но ранен. Ранен легко в ногу и плечо. Хожу. Думаю дней через 8—10 бросить костыли и вернуться в строй. Болеть нет времени, надо срочно догонять врага. Я решил в госпиталь не ложиться, а лечусь по месту службы — на ходу. Крови почти не потерял».

Из письма от 8 июля 1944 г. «Очевидно, когда ты получишь это письмо, то по радио передадут о славных победах Конева и Пухова, так что, значит, где-то действую и я. Дела наши идут пока хорошо. Начинаем окончательно рассчитываться с «фрицами».

Из хроники. 14 июля 1944 года дивизия в составе 1-го Украинского фронта прорвала оборону под Бродами. 17 июля форсирует Западный Буг. 20 июля овладела городом Рава-Русская. 22 июля вышла на государственную границу с Польшей. 24 июля 1944 года освободила польский город Сьцынава. 1 августа форсирует реку Висла. 2 августа 1944 года — дивизия участвует в Львовско-Сандомирской операции, ведёт бои под г. Сандомир. 9 августа дивизия награждена орденом Суворова 2-й степени.

Из письма от 9 августа 1944 г. «С 8 августа выписался из медсанбата и приступил к обязанностям. Хожу уже неплохо. Рана зажила. На днях перебрались через очень большую реку. Главное то, что я приношу всё-таки какую-то пользу и не в тылу».

Из письма от 14 сентября 1944 г. «За последние дни приходится очень много работать. Меня наградили ещё одним орденом — Отечественной войны первой степени. Теперь у меня три ордена. Если что и случится, то ордена перешлют тебе и дочке».

Из письма от 28 сентября 1944 г. «Я не писал тебе самого главного, что мы вели буквально героические бои. Мы выскочили далеко вперёд на Запад, и немецкое зверьё хотело нас задержать, но мы устояли и получили от тов. Сталина благодарность, а нашу славную дивизию наградили вторым орденом Суворова. Мы все очень рады, что за наши действия нас поблагодарил сам товарищ Сталин. Это очень приятно. О размере боя я тебе скажу так, что только в одной лощине с километр длиною мы уничтожили 28 танков, да набили 350 трупов немецких солдат и офицерья. Ну тут была и моя небольшая доля работы. Вот сейчас стало немного тише, но работы мне, как инженеру части, хватает до отказа. Но работать, ты знаешь, я привык, но уже стал уставать, ну это всё ерунда. Скорей бы добить немца. Только после всех переживаний голова моя стала совсем седая, да морщин на лице, как на печёном яблоке, но это всё пустяки. Скорей бы добить немцев!»

Из письма от 4 ноября 1944 г. «Через некоторое время мы, наверное, будем совершать славные дела. Следи за газетами. Командуют нами всеми маршал Конев и генерал Черокманов, как услышишь, знай, что наша часть будет идти впереди, как мы и раньше шли и вышли далеко за Вислу. Я думаю, что цензор не вычеркнет, если я напишу, что меня ранило тогда в бою за Рава-Русская, это было уже давно. Сейчас готовлюсь воевать, постирал бельё, наладил сёдла, привёл в порядок лошадей. Одним словом, всё в порядке. Чем быстрее идти вперёд, тем скорее кончится война. Радость Победы сама не приходит, её надо завоевать! Победа наша уже близка, и враг получает должное возмездие».

Из письма от 15 декабря 1944 г. «Я много прошёл городов, сёл, областей. Пожалуй, самые лучшие места — это северная часть Сумской области: там леса переплетаются с плодороднейшими полями. Мне эти места очень понравились. Что касается Западной Украины, то здесь мне не понравилось, народ был под гнётом помещиков, какой-то мрачный, земля плохая. Ещё хуже живёт Польша. Земля — песок да камни. В хатах грязь. Народ малокультурный и вызывает только сожаление. Плохо жили поляки — «ни кола ни двора». Наши русские красноармейцы только удивляются: «Как же поляки живут?» Особенно поражает грязь. Всё население ходит в лохмотьях. В воскресенье наряжаются в модные костюмы, а сами даже путём не умоются, одним словом, «на брюхе шёлк, а внутри — щёлк». Короче говоря, «Польша»!»

Из хроники. 1945 год. Дивизия с первого января и весь месяц, а также февраль вела наступление на Сандомирском плацдарме. 12 января ворвалась на территорию Германии. 26 января — форсирует Одер. С 4 апреля начинается Берлинская наступательная операция. 5 апреля за успешное форсирование Одера Указом Президиума Верховного Совета СССР дивизия награждена орденом Александра Невского, а 10 апреля полковнику Г.В. Иванову за участие в этой операции присвоено звание Героя Советского Союза. 1 мая дивизия вышла на реку Эльба в районе Виттенберга.

Из письма от 5 января. «Большие дела собираемся делать, следи за газетами, за действиями 1-го Украинского фронта маршала Конева, генерала Пухова, гвардии генерала Черокманова и полковника Иванова. Как услышишь об этих командирах, то знай: где-то действую и я».

Из письма от 19 января. «Наконец-то мы вступили в долгожданные бои. Я много видал боёв, но такого разгрома немцев я ещё не видал. Немцы бросают всё: танки, самоходки, бронетранспортёры, автомашины и бегут без удержу. Их танки от наших пушек горят как спички. Немцы охвачены паникой. В плен сдаются группами по 100—150 человек. Короче говоря, разгром немцев полный. Вчера Николай взял в плен 15 человек. Мы идём вперёд и днём и ночью. Немного устали, но зато настроение очень хорошее. Всё это приближает нас к окончанию войны».

Из письма от 14 марта. «На днях я получил четвёртый орден и медаль «За оборону Москвы». Я ношу 6 различных наград и знаков и 7 нашивок за ранения. Ну, о том, что я теперь подполковник, ты знаешь. На короткое время наш быстрый наступательный бег пока закончился, надо немного подремонтироваться, ведь мы прошли почти 500 км. До Берлина, как от Воронежа до Мичуринска, на автомашине ехать 2—3 часа. А главное, все реки пройдены, осталась Шпрее, да та уже под Берлином, Хорошо? По-моему, отлично!»

Просмотров: 239
Назад