Главная  >  Архив  >  №75 (30572) 14—17 июля 2017 года  >  Раскрыть глаза незрячим

Раскрыть глаза незрячим

№75 (30572) 14—17 июля 2017 года
6 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ.

Многолетний автор «Правды» Игорь Гребцов, хорошо знакомый постоянным нашим читателям, выпустил в издательстве «Патриот» новую книгу. В ней проза и стихи талантливого литератора, объединённые трепетной его любовью к родной русской природе. А назвал он этот свой сборник «Соки земли».

Во вступительном слове пишет: «Соки земли, постоянно пополняясь, щедро питают всё сущее — от пшеничного колоска до берёзового листка». И прямо признаётся в стихотворении, открывающем поэтический раздел книги:

Люблю земное больше

с каждым днём…

Восходит солнце —

я купаюсь в нём.

Цветут цветы,

я глажу их руками,

И воздух пью,

как пьют вино, — глотками.

И золотая, в жилках,

стрекоза —

Доверчивая, смотрит мне

в глаза.

Щебечут птицы —

слушаю до ночи.

Пусть впереди зима

и дни короче…

Впрочем, об особом его чувстве ко всему прекрасному, что дарует нам природа на земле, я знаю давно. Ведь многие проникновенные этюды Игоря Григорьевича в своё время печатались на страницах «Правды». Мне даже кажется, что я понял истоки этой большой и верной, на всю жизнь, любви человека, которому теперь исполнилось 94.

Совсем юным, со школьной скамьи, ушёл он в 1941-м из своего сибирского села Ужур защищать родную землю от врагов. Не завершив курс военного училища, с группой добровольцев отправляется под Сталинград, где в полном смысле слова решалась судьба Родины. И вот самая милая речка детства Ужурка в Красноярском крае («Неширокая. Неглубокая. Чистейшая» — так пишет он), где мальчишками ловили налимов и раков, будто сливается для него с великой Волгой, которую давно мечтал увидеть. А она — в огне!..

Потом, годы спустя, приехав в город-герой Сталинград, увидит воин на месте некогда ожесточённых боёв цветок, выросший сквозь пробитую солдатскую каску. Символ. Такой знакомый и милый цветок, ромашка, появился словно память о покоящихся здесь боевых побратимах, о друге-сибиряке Васе Перевозчикове, который, написал он, «первым из моего отделения сложил свою голову на поле брани».

Можно ли забыть такое? «Война меня не отпускает», — назвал автор один из своих стихотворных сборников. И с ней, войной, подсознательно связана, по-моему, эта его тяга к тому, чтобы раскрывать глаза «незрячим» на волшебную красоту земли. Он-то прополз по земле как военный связист немереные километры, припадал к ней, спасаясь, под бомбами и снарядами, зарывался в неё от врага и находил приют на ней для короткого отдыха.

Взглянувший в лицо смерти по-особому любит жизнь. Обнявший землю тогда, когда и она, и он оказались под страшной угрозой, принимает в себя биение её сердца. Уверен, оттого и всматривается он ненаглядно в каждую травинку, в любой лепесток, вслушивается чутко в малейший плеск речной волны. Потому так страдает от болей и травм, причиняемых всему живому, и так хочет, чтобы все мы общими силами не допустили рукотворной природной катастрофы, которая нависает над миром всё более реально. Оставаясь советским солдатом, зовёт нас родную природу энергичнее защищать!

Вот ведь нынешний год официально объявлен в нашей стране Годом экологии. Но для бойца Сталинграда Игоря Григорьевича Гребцова Днями защиты природы с давних пор стала вся его жизнь.

Прочтите две странички из книги воина о любви.

Виктор КОЖЕМЯКО.

В краю причудливых скал

«Столбы»... Кто из красноярцев не знает этот заповедный уголок — край причудливых скал?! Гигантские утёсы самых фантастических очертаний словно навеки застыли в чарующей тайге. Смотришь и диву даёшься! Вот огромный каменный «дед» с носом, усами и бородой. В дождливую погоду, если смотреть на «деда» со стороны его левой «щеки», кажется, что он весело смеётся.

На славу потрудилась природа и над другими «столбами», метко названными «перьями». Так и представляется чудовищная птица, пролетевшая давным-давно над тайгой и выронившая несколько перьев, которые вонзились в землю одно подле другого. Стоят они и своей красотой завораживают посетителей заповедника.

А вот — первый «столб». Поднимемся на него. С вершины нашему взору открывается изумительная панорама всего так называемого эстетического района «Столбов». Внизу, словно бескрайнее зелёное море, раскинулась сибирская тайга. Гребни гор, чередуясь со впадинами, создают картину шторма на море. Волны, волны... Куда ни посмотришь — всюду зелёные волны тайги.

Рядом с первым, в каких-нибудь четырёхстах метрах от него, высится самый большой — второй «столб». Этот огромный монолит с десятком разветвлённых и разнообразных по приёмам и сложности ходов на него особо привлекает внимание туристов. На его вершине всегда прохладно.

Впервые восхождение на вершину первого «столба» было осуществлено в тысяча восемьсот тридцать первом году. С этого момента здесь начинает развиваться увлекательный вид спорта — скалолазание.

«Столбы»... Кто только не побывал в этом чудесном таёжном уголке! Его посещали великий художник Василий Иванович Суриков, исследователь Уссурийской тайги Владимир Клавдиевич Арсеньев, писатель Вячеслав Шишков. В книге отзывов оставили свои факсимиле известный полярный лётчик Чухновский и художник Дени. Борис Григорьевич Чухновский, не раз побывавший на «столбах», подарил альбом своих фотографий Алексею Максимовичу Горькому, который восхищался красотой края причудливых скал.

Здесь начинали свой жизненный путь известные альпинисты братья Виталий и Евгений Абалаковы, назвавшие впоследствии «столбы» школой альпинизма.

Приезжие туристы не налюбуются бескрайними сибирскими просторами, дивными красотами, дикими каменными глыбами. Все они с восхищением говорят о гостеприимстве, взаимопомощи, товарищеской поддержке на «столбах». А таёжные стоянки! В них ушедшие далеко от эстетического района заповедника могли найти всё необходимое, начиная от хлеба, соли, спичек и кончая маленькой аптечкой...

Бегущие... озёра

Чего здесь больше — воды или земли? Если посмотреть с высоты птичьего полёта, под крылом Ила откроется захватывающая картина. Сотни, тысячи озёр словно бы на нет сводят эту северную твердь! Видимо, поэтому Чукотку издавна называют страной миллионов озёр.

Но вот вы на суше. Заботливые учёные-мерзлотоведы с самой восточной научно-исследовательской станции предлагают вам резиновые болотные сапоги с высоченными и широченными голенищами и добрую дюжину байковых портянок. За окном нетерпеливо урчит гусеничный вездеход, не боящийся ни грязи, ни воды. И — в путь!

Тундра открывается с холма. Насколько хватит глаз — вода и земля. Но здесь, на тверди под ногами, картина словно бы меняется: земли становится больше, чем воды. И на этой земле растут карликовые берёзки, о которых каждый из нас читал ещё в школьных учебниках. Четыре листка, сорванные с берёзки, едва закрывают копеечную монетку. А по соседству с крохотной берёзкой тянет свои озябшие ветки брусника, торчат стебельки оранжево-жёлтой морошки, воспетой поэтом-сибиряком Петром Дравертом:

Опьяняющим солнечным соком

Налились и желтеют янтарно;

И, верна неизменчивым срокам,

Смотрит осень на них светозарно.

Скоро снежные полосы лягут

На сырой кочковатой дорожке,

Но тебе наших северных ягод

Принесу я в таловом лукошке.

На созданье болотного лона

Не смотри вопрошающе-хмуро,

Ты забудешь бананы Цейлона,

Ананасы долин Сингапура...

Знаю, утром в остывшем стакане

Побродив мельхиоровой ложкой, —

Ты пошлёшь меня в зыбком тумане

За оранжево-жёлтой морошкой.

Да, сентябрьская тундра живописна. В складках прячется ещё зелень, а на взлобках траву охватил пожар, и она являет собой все краски осени.

Рядом плещется озеро. За ним — второе, далее — третье. Конца-края им нет.

— Крутая волна, — замечает наш спутник учёный-мерзлотовед. — Высокий берег разрушается, а рыхлые породы откатываются волнами вон туда, образуя там шлейф...

Тундра будто «населена» бегущими озёрами! Словно живые существа, передвигаются они по ней, непрестанно взаимодействуя с вечной мерзлотой.

Как образуются озёра в тундре? Что они таят под собой? Как в условиях сложного теплообмена формируется вечная мерзлота? Как, наконец, покорить её?.. На все эти вопросы и пытаются ответить учёные, изучающие «дыхание» вечной мерзлоты. Они и только они способны сказать строителям, где и как прокладывать дорогу, как возводить на вечной мерзлоте дома.

Просмотров: 238
Назад