Главная  >  Архив  >  №69 (30566) 30 июня — 3 июля 2017 года  >  Во имя бюджета и справедливости

Во имя бюджета и справедливости

№69 (30566) 30 июня — 3 июля 2017 года
2 полоса
Автор: Михаил АБРАМОВ. Вице-президент ЭАЦ «Модернизация», кандидат технических наук. Василий СИМЧЕРА. Доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Производство в России неконкурентоспособно прежде всего из-за коррупции, высоких налогов, судебного и административного произвола. Ниже предложены меры, реализация которых позволит обеспечить рост экономики, ослабив влияние на неё указанных факторов, и даст бюджету в виде дополнительных доходов не менее 10 триллионов рублей ежегодно.

Кому польза от головной боли бухгалтеров?

Одна из коренных проблем всех сторон нашей жизни — сложность бюрократических процедур. Отсюда очереди к чиновникам, хождение по инстанциям, получение различных справок, оформление большого числа документов для решения мелкого вопроса… Они становятся одной из причин коррупции: проще дать взятку, чем оформить по закону. И всё же своей сложностью особо выделяются процедуры, связанные с исчислением и уплатой налогов и с налоговой отчётностью. При этом ценой ошибки оформления может стать разорение предприятия или уголовное преследование как его руководителей, так и рядовых работников бухгалтерии.

«Книга покупок» и «Книга продаж» с троекратной записью каждой продажи, налоговый учёт, который надо вести параллельно с бухгалтерским учётом, оформление возмещения налога на добавленную стоимость (НДС) — далеко не полный перечень «заморочек» бухгалтера. Отчёт в налоговую инспекцию — несколько десятков страниц текста и расчётов. На каждой из этих страниц возможны ошибки с последствиями, вплоть до уголовных. Среди сидящих сегодня в тюрьмах — более 100 тысяч предпринимателей, многие оказались там из-за разногласий с налоговой инспекцией в оценке отчётных данных, в первую очередь — по НДС. Электронная отчётность этих проблем не решает.

Сегодня в России, по разным данным, работают от 3,7 млн до 5 млн бухгалтеров — одна их самых массовых профессий. Самостоятельными видами бухгалтерской деятельности стали сдача отчёта предприятия, его регистрация и закрытие.

Между тем налоговую отчётность можно существенно упростить, а объём декларации (налогового отчёта) — сократить до 1—2 страниц, на которых легко поместятся реквизиты предприятия и налоговой инспекции, налоговые базы, ставки налогов, налоговые вычеты, суммы уплаченных и подлежащих уплате налогов. Если информацию о предприятии и налогах поместить на одной странице, сразу будет видно кто есть кто: кто соз-даёт добавленную стоимость и даёт людям работу, а кто занимается перепродажей и «обналичкой»; кого надо проверять, а кого можно и не проверять. В сегодняшнем же отчёте ничего не видно. Возможно, для некоторых это и есть его достоинство.

Проект формы налогового отчёта по всем налогам на одной странице нами разработан. Возражений по существу мы ни от кого не слышали. Но… и тех, кому в нашем государстве это нужно, мы пока не нашли. Между тем экономия от реализации нашего предложения в годовом исчислении может превысить десятки млрд рублей.

Всегда ли добавленная стоимость даёт добавку в бюджет

Актуальнейшей проблемой нашей экономики остаётся недостоверная практика учёта и отчётности по НДС. Существующая методика расчёта и система администрирования НДС открывают недобросовестным налогоплательщикам большие возможности для уклонения от его уплаты и создают дополнительные проблемы для тех, кто хочет «заплатить налоги и спать спокойно». Именно с НДС связаны многочисленные конфликты между налоговиками и налогоплательщиками. Больше половины налоговых дел в арбитражных судах — иски, связанные с НДС. Злоупотребления с уплатой и возвратом НДС процветают и при экспорте и импорте, и при реализации продукции внутри страны.

Всего в 2015 году в бюджет поступил НДС в сумме 4100 млрд рублей, в том числе 2589,4 млрд рублей — за продукцию, произведённую и реализованную в России, и 1510,6 млрд рублей — за импорт.

О полноте уплаты НДС (резервах бюджета) можно судить, если сопоставить данные Федеральной налоговой службы (ФНС) о собранном налоге и данные Росстата о добавленной стоимости. Если поделить сумму собранного НДС (2589,4 млрд рублей) на добавленную стоимость (72817,5 млрд рублей), то мы увидим, что эффективная ставка НДС в целом по России составляет 3,55%. Между тем в соответствии с российским законодательством часть продукции облагается по ставке 18%, а часть — по ставке 10%. Выходит, фактическая собираемость НДС в России равна примерно 22,2%, а выпадающая его величина — 77,8%. Иначе говоря, более 3/4 этого налога государством не собраны.

Если ставку НДС снизить с 18% до 8% и считать этот налог по предлагаемой нами методике (сумма зарплаты, прибыли, амортизации и налогов, умноженная на ставку налога), то и предприниматели, и рядовые покупатели скажут спасибо. При этом за продукцию, произведённую и реализованную в России, бюджет получит дополнительно около двух триллионов рублей. А если воспользоваться опытом Китая и отменить возмещение НДС при экспорте продукции добывающих отраслей, одновременно частично сократив льготы, то дополнительные доходы бюджета будут ещё больше.

Не надо забывать: в связи с введением Федеральной налоговой службой системы «АСК НДС-2», позволяющей вести тотальный учёт уплаты НДС по всем счетам-фактурам цепочки поставщиков, уклоняться от уплаты будет опасно. Первые результаты действия системы «АСК НДС-2» показали, что, несмотря на падение ВВП, сбор НДС вырос на 200 млрд рублей. Однако одновременно Росстат зафиксировал в 2015 году сокращение 70 тысяч малых предприятий. Естественно, это случилось не только из-за НДС, но и он сыграл свою убийственную роль.

Прежде чем внедрять наши предложения для всех, мы считаем целесообразным проверить их эффективность в двух-трёх регионах России. И выполнять эту работу целесообразно поручить нам. От минфина и ФНС потребуются минимальное финансирование и содействие. По результатам проверки можно будет уточнить ставку НДС. Возможно, более эффективной для бюджета, бизнеса и населения будет ставка НДС, равная даже 6%.

Подоходный налог платить по доходам

Существует и поддерживается миф, что введение плоской шкалы подоходного налога в 2001 году в размере 13% позволило и увеличить его собираемость, и предприниматели вышли из тени. Этот миф полностью опровергают проведённые независимо друг от друга в 2002—2004 годах исследования Всероссийского центра уровня жизни и Счётной палаты РФ: рост поступлений объясняется только увеличением налогооблагаемой базы — введением подоходного налога с военных и повышением окладов и т.д.

И сторонники, и противники российской плоской шкалы, как правило, руководствуются «внутренним убеждением», которое обычно оказывается классовым чутьём. При этом речь ведётся о справедливости. Между тем, расчёты показывают, что если бы в нашей стране была среднеевропейская прогрессивная шкала подоходного налога, то ВВП России был бы на 30—50% выше, чем сегодня. Объяснение очень простое: если у большинства населения нет денег, то нет и покупательского спроса, значит, ВВП не растёт. А богатые? Они хранят свои средства за рубежом, тратят их там же на недвижимость и предметы роскоши (яхты, футбольные клубы и др.) или развивают там бизнес, что также не способствует росту российского производства и ВВП.

Именно прогрессивная шкала налогообложения позволяет перераспределять доходы оптимальным образом. За счёт собранных налогов появляется возможность обеспечивать достойную зарплату бюджетникам: учителям, врачам, работникам культуры, военным и др. Кстати, в США подоходный налог составляет почти половину бюджета, а у нас — лишь около 10%.

Все страны, добившиеся успехов в экономике, а также страны БРИКС (кроме России!) применяют прогрессивную шкалу налогообложения доходов. Плоская шкала хороша там, где нет избыточного неравенства. Но применяют её и там, где власти отдают приоритет интересам богатого меньшинства перед интересами страны и имеют возможность морочить головы своим гражданам. Власти России, по-видимому, тоже догадываются, что в РФ целесообразно вводить прогрессивную шкалу подоходного налога. Но, примерив этот налог к своим доходам, решают подождать, пока не клюнет «жареный петух». А у нас он ещё только просыпается.

Экономисты, критикующие власть с позиций неолиберализма, тоже плоской шкалой довольны. Приведём лишь мнение Е.Г. Ясина: «Никаких очередных реформ в налоговой системе нам не нужно. Сейчас общий уровень налоговой нагрузки составляет 39%. Эта цифра — незапредельная, бизнес её выдержать может… Прогрессивной шкалы налогообложения в России больше не будет никогда. И следовать по этому пути будет всё больше стран».

Колумнист «Форбс» в обоснование плоской шкалы утверждает, что «в Германии вдобавок к прогрессивному подоходному налогу (до 45%) платят 41% налогов на ФОТ», а «во Франции работодатели платят 45% налога на ФОТ, работники — 21% социальных отчислений плюс подоходный налог по ставке до 40%... Налоги с фонда оплаты труда в России существенно ниже, чем за рубежом». К сожалению, так думают многие. Но это неправильно! Необлагаемый налогом годовой доход одиночки в Германии составлял в 2016 году 8652 евро (или 46 тыс. рублей в месяц); во Франции необлагаемый доход составлял 6011 евро (или 32 тыс. рублей). По данным ВЦИОМ, в августе 2015 года медианная зарплата «на руки» в России составляла 20487 рублей, то есть половина населения получала зарплату больше этой суммы, а половина — меньше.

Если бы при сегодняшней зарплате в России была французская шкала, то от налога было бы освобождено по меньшей мере 60% населения; а если бы немецкая — 70—80%.

Для начала можно ввести прогрессивную шкалу с щадящими ставками. Скажем, такими:

— доходы до 20000 рублей в месяц налогом не облагаются;

— доходы от 20001 до 250000 рублей в месяц — налог 13%;

— доходы от 250001 до 1000000 рублей в месяц — 30%;

— доходы свыше 1000000 рублей в месяц — 50%.

Это — одна из самых щадящих шкал в мире. Но даже при такой шкале М. Прохорову, заплатившему, по его словам, в бюджет самый большой в России подоходный налог — 15 млрд рублей, пришлось бы заплатить 57 млрд рублей. А 200 тысяч российских семей, которые, согласно данным Росгосстраха, имели годовой доход свыше 30 млн рублей, заплатили бы в бюджет дополнительно не менее 3 трлн рублей. Введение нормального подоходного налогообложения и прогрессивной шкалы с необлагаемым минимумом существенно повысило бы покупательную способность населения и дало бы бюджету дополнительно не менее двух-трёх триллионов рублей ежегодно.

Таможенные кудесники

В 2015 году экспорт России составил 345,9 млрд долларов (почти 21 трлн рублей). Около 90% экспорта РФ — сырьё и материалы. Мы живём за счёт продажи за рубеж сырья и полусырья и потому полностью зависим от мировых цен. Знака «Сделано в России» за границей не знают. При этом нелегальный импорт душит отечественного производителя, а нелегальный экспорт подтачивает бюджет.

В коренном реформировании нуждается организация внешнеторговых операций, и прежде всего надо реформировать Федеральную таможенную службу.

В работе «Администрирование внешнеторговых грузопотоков» (ЭАЦ «Модернизация», М., 2013), выполненной по заданию Комитета Государственной думы по транспорту, показано, что примерно половина экспорта и импорта России идёт «мимо кассы». В работе даны рекомендации по исправлению ситуации. К сожалению, они никого не заинтересовали, несмотря на то, что потери бюджета измеряются триллионами рублей.

Например, по данным ООН, представленным Федеральной таможенной службе (ФТС), в 2015 году Россия поставила США товаров 27-й группы (углеводороды) на 3 млрд долларов, а по данным США — на 9 млрд. Оценки экспорта по этой же 27-й группе в Германию составляют соответственно 10,9 млрд и 27,1 млрд долларов. Получается какая-то мистика: эти две страны получили нефтепродуктов из РФ в 2,6 раза больше, чем мы им поставили. Таможенные потери российского бюджета от «серого» импорта и экспорта, например, в 2013 году составили не менее 2,5 трлн рублей. В 2015 году эти потери, несмотря на снижение внешнеторгового оборота, были ещё выше — на целых 38,2%.

Первая мера по устранению этого безобразия очень простая: Федеральная таможенная служба должна, применяя «зеркальную статистику», объяснять и подкреплять документами разницу своих данных и данных, представляемых странами-партнёрами.

Вторая мера тоже обычна при борьбе с коррупцией: любой гражданин должен быть всегда готов дать разумное объяснение происхождению своих богатств (недвижимости, банковских счетов и др. в России и за рубежом), не подкреплённых декларацией об уплате налогов или не соответствующих получаемым доходам.

О природной ренте и ценах на энергоресурсы

Обмен продуктов природы на готовую продукцию, произведённую трудом народов других стран, с точки зрения долгосрочного экономического развития не имеет перспектив. ВВП при этой модели может расти, но это — рост за счёт истощения и расхищения материальной базы экономики.

Ясно, что невозможно немедленно прекратить или хотя бы сократить экспорт сырья и полусырья, доля которых сегодня составляет более 70% нашего экспорта и около половины доходов российского бюджета. Но надо принимать меры для переработки сырья в продукцию с высокой долей добавленной стоимости. Продукцию с клеймом «Сделано в России» должны увидеть и за рубежом, и в России.

На первом этапе необходимо повысить эффективность сырьевых компаний. Президент ОАО «Роснефть» И.И. Сечин сообщил, что себестоимость добычи нефти в ОАО «Роснефть» равна 4,5—5 долларам США за один баррель. Но если судить по годовому отчёту ОАО «Роснефть» за 2015 год, полная себестоимость добычи существенно выше. Если считать по выручке, то полная себестоимость 1 барреля — 34,4 доллара. Если же считать по себестоимости продаж, то полная себестоимость 1 барреля равна 23,47 доллара.

Нефть и газ — наши кормильцы. Сегодня компании сами добывают сырьё и сами его продают. Государству они платят налог на добычу полезных ископаемых, акцизы и экспортные пошлины, составляющие сырьевую ренту. При этом так же, как и другие экспортёры, сырьевики возмещают НДС при экспорте, и, по мнению экспертов, здесь часты злоупотребления. Достаточно сказать, что с 2000 по 2012 год экспорт России вырос в 5,2 раза, а возмещение НДС — в 16 раз. Размеры злоупотреблений исчисляются триллионами рублей.

По нашему мнению, целесообразно изменить порядок взаимодействия Российского государства с добывающими компаниями: право добычи нефти, газа и др. следует давать компаниям на конкурсной основе с фиксированной платой за единицу добываемого сырья. При этом сырьё остаётся собственностью государства, которое продаёт его по мировым ценам без использования офшоров и посредников. И никаких налогов на добычу полезных ископаемых (НДПИ), налогов на дополнительный доход (НДД), акцизов и пр. Добывающая компания работает в конкурентных условиях и платит налоги, как обычное предприятие.

За право работы на таких условиях российские компании ведут борьбу за рубежом. Например, в 2009 году при проведении тендера в Ираке победила заявка «ЛУКОЙЛА» (РФ) и «Стейтойла» (Норвегия), так как консорциум предложил самые выгодные Ираку условия: государство отдаёт компаниям в качестве вознаграждения 1,15 доллара за каждый добытый баррель, а консорциум обязуется нарастить добычу до 1,8 млн баррелей в сутки. В таких тендерах принимают участие компании всего мира.

Нефтяные компании тогда будут заинтересованы в росте производительности труда и снижении издержек при добыче. На этих же условиях «ЛУКОЙЛ» до сих пор ведёт промышленную добычу нефти на месторождении Западная Курна-2. Вводить предлагаемый порядок недропользования можно постепенно. Например, сначала проверить его эффективность на новых месторождениях.

А цены на бензин внутри страны правительство России могло бы регулировать, исходя из задач развития нашей страны. И 10 рублей за 1 литр бензина АИ-92 — вполне нормальная и реальная цена. Снижение цен на нефтепродукты (бензин, солярка, мазут) будет способствовать снижению инфляции, развитию села, потянет за собой снижение цен на электроэнергию, тепло и услуги ЖКХ.

Деофшоризация экономики

Если бы завтра все офшорные зоны были закрыты, бюджет нашей страны был бы в два раза больше. Тогда можно было бы удвоить расходы на здравоохранение, образование, науку, культуру, оборону.

Трудно поверить, но почти всё, что в прошлые годы было построено нашими отцами и дедами и досталось новым собственникам менее чем за 1% балансовой стоимости, сегодня России не принадлежит. Впрочем, России не принадлежит и то, что было создано в последние годы. Специалисты профильного управления МВД подсчитали, что через офшорные счета из России было выведено более 5 трлн рублей за полтора года. Это около 10% ВВП. Помимо экономического ущерба, офшоры, то есть передача экономических активов России под юрисдикцию иностранцев, — это угроза национальной безопасности России.

Есть лишь один, но достаточно серьёзный фактор, оправдывающий использование офшоров российскими предпринимателями: исключительно плохой предпринимательский климат в нашей стране, связанный, по их мнению, с незащищённостью прав собственности. Поэтому на первом этапе следует запретить пользоваться офшорными схемами предприятиям с государственным участием («Роснефть», Газпром, «Транснефть» и др.), а также предприятиям, полученным в результате залоговых аукционов («Норильский никель», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», «Сибнефть», Новолипецкий металлургический комбинат, Новороссийское морское пароходство («Новошип»), АО «Нафта-Москва», Северо-западное речное пароходство, Мурманское морское пароходство и др.). Такой же запрет целесообразно распространить на предприятия, работающие в сфере ЖКХ. Это позволит решить проблему офшоров больше чем на 90%.

* * *

Что надо делать сегодня, здесь и сейчас? В ближайшие два-три года провести инвентаризацию страны, выявить её ресурсы и возможности и создать в России благоприятный для экономического развития климат. Предстоит создавать стратегию развития РФ, обеспечивающую рост ВВП на 6—7% в год и её превращение в современное развитое государство, работающее на благо России и её граждан.

Просмотров: 422
Назад