Главная  >  Архив  >  №69 (30566) 30 июня — 3 июля 2017 года  >  Куда приводят женские мечты

Куда приводят женские мечты

№69 (30566) 30 июня — 3 июля 2017 года
6 полоса
Автор: Елена МОРОЗОВА.

Повсеместное вторжение прекрасного пола в режиссуру, долгое время считавшуюся в основном мужской епархией, стало одним из заметных веяний современного кинематографа. Претерпевая сильнейшую конкуренцию, дамы упорно совершенствуют свой авторский стиль, способствуя формированию нового киновзгляда на женщин: на глазах у зрителей из пассивного эротического объекта, жертв гендерного неравенства и домашнего насилия, существ слабых и угнетённых они превращаются в бунтарок, отстаивающих свои права в социальной, политической и культурной сферах. В последние годы картины, созданные представительницами прекрасного пола, получают высочайшую оценку кинокритиков и активно включаются в программы престижных мировых киносмотров, в том числе и Московского международного кинофестиваля (ММКФ), который уже третий год подряд посвящает творчеству дам-режиссёров внеконкурсный цикл «Время женщин».

НАДО ОТМЕТИТЬ, что большинство фильмов, представленных в блоке на 39-м ММКФ, затрагивают острые социальные проблемы современного общества, которые, невзирая на различие экономико-географического положения стран-кинопроизводителей, часто перекликаются между собой. Так, лента Лейлы Бузид «Едва я открою глаза» повествует о женском молодёжном бунте против семьи и общества, разворачивающемся в Тунисе, на родине режиссёра, за несколько месяцев до начала второй «жасминовой» революции — волны общенационального недовольства политикой президента Зин эль-Абидина Бен Али, приведшей к его отставке в январе 2011 года.

Восемнадцатилетняя Фарах, вокалистка местной рок-группы, успешно окончила школу и, как надеются её родители, поступит в медицинский институт. Однако влюблённая в гитариста ансамбля девушка мечтает совсем о другом: она пишет и исполняет песни на политические темы, живёт в ожидании свиданий и концертов, проходящих в подпольных клубах, ведь в Тунисе женщинам запрещено выступать перед публикой. При этом Фарах носит короткие платья, красит губы, курит, не стесняясь целуется со своим парнем, поёт о проблемах страны прямо на улице или в мужском баре, где вместе с друзьями пьёт пиво, — словом, делает всё то, что недопустимо с точки зрения мусульманских законов и неминуемо привлекает внимание правоохранительных органов.

Родители юной туниски, прекрасно понимая, к чему может привести безрассудное поведение дочери, открыто бросающей вызов общественным устоям, тщетно пытаются её урезонить. «Занятие музыкой в этой стране тебе ничего не даст», — с горечью говорит отец героини, вынужденный работать вдали от столицы из-за нежелания вступить в правящую партию. В итоге Фарах, как и другие участники рок-группы, попадает в руки полиции, где на допросе, сопровождающемся рукоприкладством и угрозами, из неё выбивают обещание прекратить петь. Опустошённая, девушка возвращается домой и уже не хочет ни концертов, ни любви. Из оцепенения притихшую бунтарку выводит мать, которая однажды утром, напевая Фарах её же песню, благословляет дочь, шепча ей: «Продолжай…»

Музыкальный фильм о традициях и запретах, представленный в 2015-м на Венецианском киносмотре и в тот же год победивший на Дубайском международном кинофестивале — ведущем кинематографическом конкурсе Ближнего Востока, получился у Лейлы Бузид очень откровенным и человечным. Прежде всего благодаря замечательному дуэту популярных тунисских актрис и певиц Баи Медхаффер и Галии Бен Али, проникновенно играющих дочь и мать в обществе, где у женщин практически нет никаких прав. Не случайно невозможность петь на публике режиссёр приравнивает к отсутствию выбора во всём, что касается образа жизни. «Едва я открою глаза» — рассказ о поколениях представительниц прекрасного пола, существующих в условиях ярко выраженного гендерного неравенства, а потому вынужденных вести двойную жизнь. Это лента о неизбывной надежде на перемены, вспыхивающей с новой силой на фоне назревающей революции.

Органично вписался в цикл «Время женщин» и фильм «Последние вещи» — дебют в игровом кино итальянского документалиста Ирене Дионисио. Действие картины происходит в туринском ломбарде, нескончаемая очередь в который — символ затяжного экономического кризиса в Европе, приведшего к обнищанию населения. Герой фильма, молодой Стефано, устроившийся оценщиком в ломбард, довольно быстро понимает, что заведение, где он работает, не столько помогает отчаявшимся клиентам, сколько обогащается за счёт их финансовых затруднений: ведь за сданные в ссудную кассу предметы — последние семейные реликвии (серебряную фоторамку, золотое колье с бриллиантами, роскошную шубу) — стоящие на пороге нищеты получают лишь четверть рыночной стоимости. Правда, залоговую квитанцию можно с выгодой перепродать уличным дельцам, снующим возле заведения, но тогда вернуть вещи назад уже не удастся.

Ежедневно сталкиваясь с людским горем и унижением, идеалист Стефано очень переживает и пытается помочь несчастным, но каждый раз натыкается на отповедь владельца заведения — опытного пройдохи Серджио, не только состоящего в сговоре с уличными перекупщиками квитанций, но и не брезгующего приобретением краденого. В итоге молодой оценщик, понимая своё бессилие перед системой, вынужден изменить отношение к жизни и во время аукциона, на котором выставляются предметы, так и не выкупленные хозяевами, с гордостью наблюдает, как вещи уходят с молотка за суммы, в несколько раз превышающие их залоговую стоимость.

В окололомбардную деятельность невольно оказывается втянутым и пенсионер Микеле, не имеющий средств для покупки слухового аппарата своему трёхлетнему внуку. Заняв приличную сумму у криминального родственника, он отныне вынужден выполнять мелкие, но довольно опасные поручения «благодетеля». Однако законопослушный пожилой итальянец явно не годится для столь нервной работы, а потому, придя однажды в ссудную кассу с чужими квитанциями и заслышав вой полицейских сирен, убегает и падает замертво в подворотне.

Не назовёшь счастливой и жизнь семиклассницы Цюй Цзин, героини картины «Что скрывает тьма», снятой китайской кинематографисткой Ван Ичунь. Обычная школьница, живущая в небольшом провинциальном городке, где её отец работает полицейским медэкспертом, оказывается в курсе происходящего, когда на окраине обнаруживают труп изнасилованной девушки. Стражи порядка довольно быстро находят козла отпущения в виде местного полусумасшедшего и отправляют его за решётку. Но преступления продолжаются.

На самом деле детективная интрига с поиском сексуального маньяка — отнюдь не главная тема картины, по сути являющейся социальной сатирой на крайне нездоровые отношения, царящие в обществе. Далеко не профессиональная и не чистая на руку полиция (убийцу так и не найдут, не все оставленные им трупы опознают и даже знаки, вырезаемые преступником на теле жертв, разгадать не удастся). Равнодушные, сконцентрированные исключительно на себе учителя. Эгоистичные подруги. Озабоченные мужчины. И абсолютная неосведомлённость детей, вступивших в пору полового созревания, о важнейших аспектах человеческой жизни и физиологии.

Так, Цюй Цзин не знает, что значит изнасилование, не понимает, почему девочке нельзя кататься на велосипеде с раздвинутыми ногами, а в эпизоде, когда сальный старичок в доме ветеранов просит школьницу почитать ему порнографическую книгу, семиклассница признаётся, что иероглифы ей знакомы, но смысл написанного не понятен. Увы, просветить Цюй, постоянно шпыняемую родителями, некому: отец злится, когда ему задают вопросы, мать не отрывается от кухонной плиты, а лучшая подруга относится к неопытной девочке как к занятному экземпляру.

В одном из интервью режиссёр Ван Ичунь призналась, что в основе написанного ею сценария лежат переживания из собственного детства. Надо признаться, что китаянка весьма умело перенесла личный опыт на экран. Трудно не проникнуться сочувствием к героине ленты, когда она приходит в магазин купить свой первый бюстгальтер, а продавщица в ответ на просьбу девочки суёт ей майку со словами, что вот это подойдёт лучше. Поёжиться заставляет и сцена в кинотеатре, где во время просмотра «Сумасшедшей любви» со знаменитой гонконгской актрисой Лолеттой Ли к Цюй подсаживаются подозрительные мужчины, а девочка, не замечая их плотоядных взглядов, плачет, сопереживая экранным героям. Таких мелких, но очень колоритных эпизодов в картине «Что скрывает тьма» много. Наверное, именно поэтому она производит гнетущее, но сильное впечатление.

И, конечно же, программа «Время женщин» не могла обойтись без фильмов о любви, самым ярким из которых стала последняя работа американки Анны Биллер «Колдунья» (в другом переводе «Ведьма любви»), стилизованная под кино 1960-х годов. Молодая обворожительная Элейн, потерпев фиаско в личной жизни (красавицу бросил муж, затем внезапно скончавшийся), покидает Сан-Франциско, где её донимают расспросами полицейские, и с искренней верой в чудеса, изящно закуривая тонкую сигарету, отправляется на поиски нового счастья.

Свежеиспечённая вдова прибывает в захолустный городок и начинает охоту на мужчин. Однако отныне обольстительница не полагается только на свои чары и предпочитает не тратить время на закономерное плавное развитие отношений. Для каждого избранника она готовит любовное зелье, испив которое, её очередное увлечение испытывает невероятную гамму эмоций, познавая всю силу страсти к Элейн. Но справиться с таким ураганом чувств мужчины оказываются неспособны и умирают друг за другом. По ходу действия выясняется, что оккультизмом и парапсихологией героиня увлеклась в надежде вернуть супруга, в итоге павшего первой жертвой её приворотного снадобья. С тех пор Элейн уверена: только колдовство может дать женщине власть над мужчинами, правящими миром. Поэтому для неё любовь — это наркотик, а магия — религия.

В конце концов прелестная ведьмочка всё-таки встречает своего прекрасного принца, появления которого ждёт любая женщина вне зависимости от возраста, внешности и интеллекта. Им оказывается сержант полиции, ведущий расследование обстоятельств странной гибели возлюбленных Элейн. Но счастье пары длится недолго. Разочаровавшись в избраннице, страж порядка остывает к ней. Понимая, что теряет главного мужчину своей жизни, героиня убивает его ножом.

Изначально создаётся впечатление, будто «Колдунья» — всего лишь ещё одна попытка рассказать о самой сокровенной мечте всех дам: отчаянном желании быть любимой. Однако в действительности основным мотивом в фильме является тема гендерного неравенства. Режиссёр гиперболизирует общепринятые женские и мужские качества, тем самым показывая, насколько в разных мирах существуют представители двух полов и как глубока пропасть непонимания между ними.

Анна Биллер, выступившая в картине ещё и как сценарист, продюсер, композитор, монтажёр и художник по костюмам, сумела снять удивительно искренний фильм — сказку с печальным, но вполне закономерным финалом, историю о так и не повзрослевших девочках, предпочитающих, несмотря на усталость от несбывшихся надежд, оставаться в своём уютном мире иллюзий, где всегда живёт наивная вера в то, что «не» в любой момент может превратиться в «но».

Надо отметить, что фильмы американской кинематографистки, дебютировавшей в режиссуре комедией «Вива», участвовавшей, кстати, в конкурсе 29-го ММКФ, долгое время воспринимались зрителями как слишком резкие и радикальные. Впрочем, сама Анна никогда не разделяла такое мнение и считает большой удачей, что мировая премьера «Колдуньи» состоялась именно сейчас, когда поднимается новая волна интереса к вопросам гендерного неравенства. Для Биллер демонстрируемое ею на экране никак не страшнее творящегося вокруг.

В целом нынешняя программа «Время женщин» оставила у зрителей очень приятное впечатление как широтой рассматриваемых проблем, так и художественными достоинствами картин. Кроме того, внеконкурсный цикл вызвал интерес не только у представительниц прекрасного пола, но и у мужчин, а залы во время показа кинолент практически всегда были заполнены.

P.S. 39-й Московский международный кинофестиваль завершился. Торжественная церемония с объявлением результатов работы жюри прошла 29 июня. Об итогах киносмотра «Правда» расскажет в следующем номере.

Просмотров: 332
Назад