Главная  >  Архив  >  №68 (30565) 29 июня 2017 года  >  Революция делает крутой поворот

Революция делает крутой поворот

№68 (30565) 29 июня 2017 года
1 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

В начале июля революция вступала в свой пятый месяц. Капиталистическим силам никак не удавалось её остановить. Но и у рабочего класса не было сил для победного рывка. В этой ситуации неустойчивого равновесия государственные вожжи были в руках мелкой буржуазии, которая в силу своей социальной природы всё сильнее прислонялась к крупному капиталу. В свою очередь кадеты и стоявший за ними крупный капитал хорошо понимали, что продолжение революции равнозначно их поражению. Поэтому они сначала принудили мелкобуржуазные партии к наступлению на фронте, а потом стали требовать от них наступления на революционный фланг российского общества.

ПОЗДНО ВЕЧЕРОМ 3 июля (по ст. стилю) правдисты успели в готовом к выпуску 98-м номере подверстать под статьёй «Смена лица или смена системы» короткую информацию:

«Слухи об уходе кадетских министров подтвердились. Министры-кадеты ушли! «Скатертью дорога», — скажет революционный пролетариат и армия ушедшим представителям партии контрреволюции...»

99-й номер «Правды» пронизан суровой борьбой и тревогой. Он открывался обращением: «Сегодня собрание Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов». Но адресовано оно было не депутатам, а их избирателям:

«Товарищи!

Идите все, как один человек, на сегодняшнее собрание Совета и настаивайте единодушно: вся власть должна немедленно перейти к Советам Рабочих и Солдатских Депутатов.

Дорог каждый голос. Все рабочие, все солдаты-интернационалисты должны непременно явиться на это собрание».

Под объявлением написанная В.И. Лениным передовая «Вся власть Советам!» В ней чётко обосновывается необходимость установления Советовластия: «После выборов в Питере и в Москве, после созыва Всероссийского крестьянского Совета, после съезда Советов классы и партии до того ясно, отчётливо, наглядно определились по всей России, что заблуждаться насчёт этого люди, не сошедшие с ума или не попавшие в нарочито запутанное положение, прямо-таки не могут.

Терпеть кадетских министров или кадетское правительство или кадетскую политику значит бросить вызов демократии и демократизму. В этом источник политических кризисов после 27 февраля, в этом источник шаткости и колебаний нашей правительственной системы». Здесь же продолжающая тему редакционная статья «О значении перехода власти к Советам». В ней ставится вопрос: «Какая же польза будет достигнута при переходе власти к Советам, если Советы поведут прежнюю, т.е. теперешнюю, политику?» Ответ по-большевистски прямой, без лукавств и лицемерий: «Тогда правящие партии, партии данного большинства, эсеры и меньшевики, стали бы ответственны и формально. Их ответственность была бы ясна и массам. Это была бы непосредственная ответственность. Никакие отговорки были бы невозможны. Никакие помехи деятельности правящих партий изнутри правительства не были бы мыслимы, а теперь кадеты, без всякого сомнения, ставили и не могли, по своему партийному положению, не ставить такие помехи».

Вторая главная тема: осмысление событий двух минувших дней. «Ещё 3 июля по городу пролетел слух о колебаниях коалиционного министерства и о нерешительности в такой момент мелкобуржуазного оборонческого блока. На заводах, в казармах и улицах в рабочих кварталах начались бурные обсуждения всех этих вопросов…

Делегаты совещаний, оценивая момент и рост недовольства масс, все в один голос заявили, что, несмотря ни на какие возможные запрещения, демонстрации состоятся, а потому необходимо, чтобы они прошли наиболее организованно и по возможности без кровопролития. В этом смысле за полночь была принята резолюция. С раннего утра началась организация демонстраций… Движение растёт, втягиваются всё новые и новые элементы населения. Бастуют все фабрики и заводы».

В корреспонденциях «3 июля на улице», «На улицах», «4 июля», «Стрельба на улицах», «На Литейном проспекте» их авторы повествуют не только о многотысячных колоннах, но и о стрельбе то с верхних этажей богатых домов, то со стороны казачьих отрядов, то с проезжающих автомобилей с установленными на них пулемётами. Каждый раз отмечается провокационный характер выстрелов.

А вот информация «последнего часа»: «О демонстрации». В ней отмечается, что в понедельник и вторник стояла цель мирной демонстрацией показать всем эксплуатируемым силу большевистских лозунгов, их вес, их значение: «В течение данного политического кризиса наша цель достигнута. Мы постановили поэтому закончить демонстрацию». Ниже подписи: ЦК, ПК, Межрайонный комитет РСДРП, Военная организация при ЦК РСДРП, Комиссия Рабочей секции Совета Рабочих и Солдатских Депутатов.

Вместо 100-го номера «Правды» в четверг, 6 (19) июля, вышел «Листок «Правды». Он открывался двумя обращениями. Первое — короткое, в нём переплетены тревога и надежда:

«Не имея возможности сегодня выпустить очередной номер «Правды», мы выпускаем «Листок «Правды».

Завтра мы надеемся выпустить очередной номер «Правды».

Причина невыхода «Правды» в обращении не сообщалась, а она горькая: редакция накануне была разгромлена. Забегая вперёд, скажем: на следующий день будет разгромлена и типография, в которой печатались большевистские издания.

Под сообщением о невыходе «Правды» обращение с выразительным названием «Спокойствие и выдержка»:

«Рабочие! Солдаты!

Демонстрация 3—4 июля закончилась.

Вы сказали правящим, каковы ваши цели.

Тёмные и преступные силы омрачили ваши выступления, вызвав пролитие крови. Вместе с вами и со всей революционной Россией мы скорбим о павших в эти дни сынах народа. Ответственность за жертвы падает на подпольных врагов революции. Но исказить смысл вашей демонстрации им не удалось и не удастся.

Теперь остаётся ждать, какой отклик найдёт во всей стране ваш клич: «Вся власть Советам!»...

Товарищи рабочие и солдаты! Мы призываем вас к спокойствию и выдержке! Не давайте злобствующей реакции никакого повода обвинять вас в насилиях. Не поддавайтесь на провокацию. Никаких выступлений на улицы, никаких столкновений.

Товарищи рабочие! Возвращайтесь мирно к станкам.

Товарищи солдаты! Оставайтесь мирно в ваших частях!

Вся жизнь действует за нас. Победа будет за нами. Не нужно никаких необдуманных действий. Стойкость, выдержка и спокойствие — таков наш пароль!»

Под обращением подписи: ЦК, ПК и Военная организация РСДРП, Междурайонный Комитет объединённых социал-демократов-интернационалистов.

Передовая «Из-за чего идёт борьба?» подробно раскрывает содержание и мотивы этого обращения.

Вторая тема «Листка «Правды» — отражение наступления контрреволюции на ещё одном направлении. Клевета на Ленина и возглавляемую им большевистскую партию — это один из магистральных способов капитала остановить революционный процесс. Не случайно контрреволюция пошла на использование в этой своей мерзости даже патентованного клеветника, депутата II Госдумы Алексинского, которого эсеры и меньшевики, заправлявшие в Петросовете, отказались допустить в Исполком Совета рабочих и солдатских депутатов, публично объявив его бесчестным. В опубликованной в «Листке «Правды» статье «Где власть и где контрреволюция?» Ленин по этому поводу писал:

«4 июля, вчера днём, несколько большевиков получило от знакомых предостережение, что Алексинский сообщил комитету журналистов в Питере какую-то новую клеветническую пакость. Большинство из оповещённых не обратило ровно никакого внимания на это предостережение, относясь с брезгливым презрением к Алексинскому и его «работе». Но один большевик Джугашвили (Сталин), член Центр. Исп. Комитета, давно знавший, как грузинский с.-д., т. Чхеидзе, заговорил с ним на заседании Ц.И.К-та об этом новом гнусном клеветническом походе Алексинского.

Дело было поздно ночью, но Чхеидзе заявил, что Ц.И.К. не будет равнодушно смотреть на распространение клеветы людьми, боящимися суда и расследования со стороны Ц.И.К. От своего имени, как председатель Ц.И.К-та, и от имени Церетелли, как члена Врем. Правительства, Чхеидзе обратился тотчас по телефону во все редакции с предложением воздержаться от напечатания клевет Алексинского. Чхеидзе сказал Сталину, что большинство газет выразило готовность исполнить его просьбу».

Действительно, 5 июля клевета увидела свет только в жёлтой, мало кому известной газете «Живое Слово». Но через несколько дней эта клевета под давлением крупного капитала была растиражирована во многих буржуазных изданиях.

«Листок «Правды» вышел только один раз, 6 (19) июля 1917 года. Его, как и «Правду», Временное правительство запретило.

Просмотров: 325
Назад