Главная  >  Архив  >  №55 (30552) 26—29 мая 2017 года  >  Фемиде завязали глаза, чтобы не видела несправедливость

Фемиде завязали глаза, чтобы не видела несправедливость

№55 (30552) 26—29 мая 2017 года
4 полоса
Автор: Александр ЗИМБОВСКИЙ.

«Наши обращения в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, в органы региональной законодательной и исполнительной власти Ульяновской области, в том числе к губернатору Ульяновской области Морозову С.И., председателю Федерации независимых профсоюзов России Шмакову М.В., председателю Федерации профсоюзов Ульяновской области Васильеву А.А., оказались настолько безрезультатны, что мы просто ошарашены их цинизмом, с которым они игнорируют просьбы трудового класса о соблюдении норм Трудового кодекса Российской Федерации».

Из открытого письма рабочих УАЗа президенту РФ.

«Все уволены законно»

16 мая 2017 года Засвияжский районный суд г. Ульяновска закончил слушания исков рабочих, уволенных с УАЗа. Было вынесено полностью устраивающее владельцев завода решение. В восстановлении на работе было отказано всем рабочим.

Немного о «дочках»

Перевод на вновь созданное дочернее предприятие не сулит трудящимся ничего хорошего. Перевести рабочих на ухудшенный трудовой договор? На базовом предприятии это сделать сложно: Трудовой кодекс не позволяет. А в случае направления на «дочку» — да влёгкую! Скостить часть зарплаты работников, оставив базовое предприятие с юридически чистым лицом — «дочка» тоже к услугам хозяев! Освободиться при переводе на «дочку» и обратно от части трудового коллектива — всегда пожалуйста. Именно это и случилось на Ульяновском автомобильном заводе.

В декабре 2016 года ранее отделённая от УАЗа «дочка» по имени «УАЗ-Автокомпонент» была почти полностью (за исключением чугунолитейного цеха) возвращена обратно в состав головного предприятия. Рабочим и ИТР объявили, что они все переводятся обратно на УАЗ. Действительно, некоторое время они все работали там. А затем господа менеджеры порадовали некоторых из работников, заявив, что они сокращены. Причём сокращены не с автозавода, а ещё с «УАЗ-Автокомпонента».

Задавал лишние вопросы и обладал лишними навыками

Следует отметить, что под кадровую гильотину в первую очередь попала группа высококвалифицированных работников. Дело тут скорее всего в экономности нежно заботящихся о доходах хозяев менеджеров головного предприятия и его скоропостижно скончавшейся «дочки». Они очень любят экономить на замене оборудования, что уже приводило к нескольким несчастным случаям как на УАЗе, так и на «УАЗ-Автокомпоненте». Самый тяжёлый из них, произошедший 7 октября 2016 года, закончился гибелью рабочего у конвейерной ленты. Кровь на руках менеджеров их не смутила и не заставила отказаться от прежней практики.

Впрочем, как было справедливо отмечено в книгах, описывающих устройство человеческого общества с научной точки зрения, «обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы».

Если менеджеры и сделали какой-то вывод из произошедшего, то только один-единственный: от тех рабочих, которые задают слишком много вопросов по поводу техники безопасности, надо избавиться в первую очередь. Возможно, к желанию убрать людей, мешающих экономить на оборудовании, добавилось желание сэкономить ещё и на зарплате рабочих: ведь все сокращённые — обладатели высоких тарификационных разрядов. Если их заменить менее квалифицированными людьми, то и платить надо будет меньше. Данная стратегия представляется неразумной, ибо она негативно отражается на качестве выпускаемой продукции, но российский бизнес предпочитает стратегию «свиньи под дубом», хорошо всем известную благодаря великому баснописцу И.А. Крылову.

Однако данное сокращение было абсолютно незаконно: статья 75 Трудового кодекса РФ гласит: «При смене собственника имущества организации новый собственник не позднее трёх месяцев со дня возникновения у него права собственности имеет право расторгнуть трудовой договор с руководителем организации, его заместителями и главным бухгалтером. Смена собственника имущества организации не является основанием для расторжения трудовых договоров с другими работниками организации…»

На произвол хозяев рабочие ответили протестом. При поддержке ульяновских и московских коммунистов рабочими УАЗа были организованы коллективные (с привлечением прессы) визиты в Трудовую инспекцию, прокуратуру, администрации города и области. В итоге работодатель соизволил принять назад пятерых из 20 уволенных, остальным же было заявлено: «Теперь вы — политические, а политических назад не возьмём».

Им бы в «Комеди Клаб» работать

В апреле 2017 года Засвияжский суд г. Ульяновска начал рассмотрение исков рабочих. Как было отмечено, перед увольнением они успели поработать на головном предприятии. Но данный факт юристами УАЗа Анохиной и Науменко, а также юристом «УАЗ-Автокомпонента» Горбачёвым категорически отрицался. Их официальная позиция: «Мы не увольняли рабочих с УАЗа, мы просто не приняли их на УАЗ с «Автокомпонента». Отрицали они и то, что «Автокомпонент» был полностью подконтролен Ульяновскому автомобильному заводу. Но поскольку очевидное отрицать трудно, юристы УАЗа периодически рождали фразы, с помощью которых могли бы сделать карьеру в «Комеди Клаб».

Так, по поводу свидетельских показаний о том, что Шилов (один из сокращённых рабочих) трудился в бригаде, числящейся на головном заводе, получал инструкции и задания от мастера, работающего на УАЗе, юристы заявили: «Поскольку у истца почасовая ставка, то, что он делает и не делает, не имеет юридического значения, за него работает его пропуск». Получается, по мнению этих юристов, никакие действия работника автозавода, находящегося на почасовой оплате, не важны? Прошёл вовремя через пропускной пункт и — спи спокойно?

Аналогичной была их позиция и по остальным истцам. Особенно замечательно это было в случае с мастером, руководителем 321-й бригады А.И. Патшеевым. Юристы утверждали, что человек, руководивший на заводе бригадой, на этом предприятии… не работал (?!?). Каким образом он в этом случае получал распоряжения от начальства и доводил их до бригады? Его подобные действия виртуозы трудового законодательства объясняли с наглой беззастенчивостью: «Это его личное дело!» Что, на УАЗе командовать может любой, кто захочет? Даже не будучи в штате предприятия?

Впрочем, в получении Патшеевым инструкций от руководства юристы малость усомнились. Устроили целый цирк, выясняя у свидетелей-рабочих, а точно ли Патшеев получал сменные задания от вышестоящего начальства или, может быть, это какие-то иные бумаги? Естественно, свидетели подтвердили, что это были именно сменные задания, распоряжения бригадиру периодически и вслух отдавались, да и само начальство, будучи допрошено, факт таких распоряжений тоже подтвердило. Тогда заводские юристы родили новые перлы: «Работодатель не обязан отчитываться перед профсоюзом!», «Работодатель не имеет обязательств перед работниками!»

Видимо, о том, что сейчас не XIX век (как бы этого некоторым ни хотелось) и закон накладывает на работодателя определённые ограничения, бедные юристы УАЗа совсем забыли, как забыли, что существует часть 5-я статьи 75 ТК РФ, запрещающая расторжение трудовых договоров с работниками в связи с реорганизацией предприятия, что статьи 81, 82 Трудового кодекса обязывают администрацию согласовывать сокращение кадров с профсоюзом, что есть ряд других законодательных актов, прописывающих обязанности работодателя и перед рабочими, и перед профсоюзом.

Между тем Анохина и Науменко напоследок усомнились в полномочиях… директора Ульяновского автомобильного завода. Они поставили под сомнение законность приказа №322, отданного генеральным директором УАЗа Вадимом Швецовым генеральному директору «Автокомпонента» о слиянии ООО «Автокомпонент» с УАЗом, обоснованность перевода собственности «Автокомпонента» и его рабочих в ведение головного предприятия. Представителям завода был задан вопрос: «В связи с чем руководство УАЗа отдаёт приказы руководству «Автокомпонента»?» Ответ был крайне любопытен: «Не имеет оснований гендиректор одного акционерного общества отдавать приказы гендиректору другого общества, если что-то такое попало в приказ, оно не имеет юридической силы». Выходит, распоряжения гендиректора УАЗа не имеют в глазах его собственных юристов юридической силы! Интересно, какой комментарий со стороны гендиректора последует в адрес этих подчинённых?

Между тем у рассматриваемого документа есть ещё более интересный момент: по данному приказу переводу подлежали все рабочие «Автокомпонента», а были переведены… не все. Сразу встают два вопроса. Подчинённые ни в грош не ставят гендиректора УАЗа, когда не исполняют его приказы? Или, может быть, публично гендиректором издаются одни приказы, а тайно — другие? Так, может быть, заявление заводских юристов о том, что приказы гендиректора не имеют юридической силы, имеют под собой основания?

О раздвоении российской Фемиды

Понятно, что юристы УАЗа городят чушь не потому, что некомпетентны и профнепригодны (или не только потому, что некомпетентны и профнепригодны). Их сенсационные заявления вызваны наличием в стране двух систем права. Трудовое законодательство изредка защищает права работников, но государственную власть такие «пережитки социализма» не устраивают. Она старается их потихоньку убирать. Однако на быстрый демонтаж всех социальных прав капиталистический режим Путина не решается. Он помнит рельсовую войну 1998 года. Помнит массовые перекрытия автодорог, вызванные монетизацией льгот. Понимает: если рабочий класс в гневе осознает свою силу, спасти его обидчиков не сможет никто. Об этом убедительно свидетельствуют исторические события в нашей стране, которым нынче исполняется 100 лет.

В результате в государстве складывается специфическая ситуация: власти не рискуют мгновенно отменить все трудовые права рабочих, но каждому конкретному хозяину разрешают плевать на них из высокого окна заводоуправления. До тех пор, пока рабочие терпят такое наплевательское отношение, проходит и провокационная политика государственной власти, и наглое поведение капиталистов. А когда рабочие устраивают акции протеста, подают в суд, притаскивают на суд прессу, возникают своеобразные коллизии и перлы юристов.

Тогда на арену выходит суд. Ему, неотъемлемой части капиталистического государства, игнорировать слишком яркие, слишком громкие нарушения трудового права вроде бы рискованно, так как в этом случае становится непредсказуемым поведение рабочего класса. Лучше малость обидеть одного-другого предпринимателя, чем навлекать рабочий гнев на весь класс жуликов и воров (извиняюсь, буржуазии и её обслугу). С другой стороны, если судебная власть будет часто бить по шапке собственников, то зачем правящему классу такая власть?

Вот и получается, что на глазах российской Фемиды повязка не для того, чтобы она не видела ликов истца и ответчика, а чтобы у неё были надёжно закрыты глаза на несправедливость. Потому, несмотря на всю несуразность аргументов заводских юристов, Засвияжский районный суд г. Ульяновска признал действия работодателя законными. Естественно, рабочие продолжат борьбу. Как показывает практика рабочего движения в РФ, если уволенные рабочие сохранят стойкость, они в конце концов победят.

Всё полезное, что есть в стране, сделано руками рабочих. Если рабочий класс в гневе осознает свою силу, спасти его обидчиков, какой бы мощной стеной они ни были отгорожены от пролетариата, не сможет никто и ничто!

Просмотров: 422
Назад