Главная  >  Архив  >  №49 (30546) 12—15 мая 2017 года  >  Кто же перенастроил армейские голоса?

Кто же перенастроил армейские голоса?

№49 (30546) 12—15 мая 2017 года
6 полоса
Автор: Юрий ОМЕЛЯ. Старший лейтенант запаса. г. Москва.

Хочу по-своему продолжить взволновавшую меня тему, поднятую «Правдой» в статье «Нам песня строить и жить помогала» (номер за 27—30 января с.г.). Тема эта, считаю, не только исключительно важная, но и весьма многогранная. Так что буду рад, если другие читатели «Правды» начатый разговор поддержат в газете. А пока о том, что думаю я.

ЕСТЬ НЕСКОЛЬКО профессиональных певцов в России, которых нынешнее телевидение охотно записывает и щедро транслирует на всю страну. Они поют, а страна слушает. Так в основном выглядит сегодня песенное творчество России на телевидении.

Сколько раз высказывалось (и «Правдой» в том числе), что далеко не все из этих постоянных телепевцов по-настоящему лучшие, что многие изрядно и давно надоели слушателям, получив отнюдь не хвалебное определение: «попса». Да и репертуар, который они исполняют, зачастую низкопробный — как правило, далёк по качеству от высокой планки советских времён. Всё это, повторюсь, не раз высказывалось как наиболее честными музыкальными критиками, так и «простыми слушателями», вроде меня. Однако картина в этом отношении, увы, мало меняется.

По-иному выглядит она в российском Интернете. Если набрать слово «хоры», то тут же обнаружатся 18 тысяч видео и 23 тысячи фото самых разнообразных хоровых коллективов: академических и народных, малышковых и школьных, студенческих и учительских, церковных и ветеранских, казачьих, армейских и много других. Если же набрать «народные ансамбли», то появятся ещё 14 тысяч изображений. И ведь, наверное, не всё есть в Интернете.

Конечно, мне трудно судить, что реально существует за этими картинками. Однако в жизни сам знаю прекрасные самодеятельные хоры. Это даже в сегодняшней жизни. А в советское время в каждом Доме культуры был хотя бы один хор. И таких Домов культуры Советская власть успела построить великое множество! В каждом районном центре (РДК), в сёлах колхозов и совхозов (СДК), во всех крупных городах по нескольку (ГДК). Да у каждого крупного предприятия был свой ДК! Из неисчислимых потерь, которые мы понесли с начала 1990-х, к самым горьким, по-моему, относится именно утрата тысяч Домов культуры, особенно на селе. Впрочем, и в городах очень многие были захвачены совсем под другие цели оборотистыми дельцами.

И всё-таки даже сейчас в Петербурге, например, есть 93 хоровых коллектива, которые в праздничный день смогли составить хор почти из 4500 человек на ступенях Исаакиевского собора. А знаменитый Валерий Гергиев создал всероссийский детский хор из тысячи ребят! Жаль только, что по тому же телевидению слышим мы его крайне редко...

Да, оказывается, несмотря на все нынешние трудности и колоссальные потери, кроме двух-трёх десятков примелькавшихся телевизионных персон, поют в стране ещё бессчётные самодеятельные певцы в хорах, в народных ансамблях, и, похоже, что именно они представляют настоящее песенное творчество России. Во всяком случае я всё больше и больше прихожу к такому выводу.

* * *

Почему же так популярны до сих пор песенные коллективы и почему наши люди так охотно поют в них? Ответ не прост.

Помнится, пришлось однажды в консерватории слушать часть концерта не в зале, а в фойе, через закрытые двери. В общем-то, слышно было хорошо, но что-то подсознательно огорчало. И вдруг стало ясно: это примерно тот самый звук, который мы слышим в многочисленных звукозаписях! Было понятно, что там, в зале, звучит настоящая живая музыка, со всеми её тонкостями, обертонами и мелизмами, то есть слышны, так сказать, все музыкальные молекулы, а здесь, в фойе, — некий обстриженный, обеднённый суррогат.

И вот такой музыкальный «продукт», записанный разными способами, при длительном потреблении вызывает неосознанную тоску по настоящему живому звуку. А самый доступный живой звук — это собственный голос, особенно если он вливается в красоту хорового многоголосия. Недаром у нас до сих пор почти каждое здоровое застолье — это уже многоголосие, не всегда стройное, но обычно прочувствованное. Когда человеку хорошо, ему больше хочется петь, а не слушать. Хотя и когда трудно, пение тоже помогает. Если же петь вместе с другими, помогает вдвойне! Так собираются хоры. Так поёт настоящая, не телевизионная Россия.

* * *

Среди многочисленных прекрасных хоров советского времени особое место занимали хоры армейские. Особое уже потому, что это песни людей, которым страна поручила для защиты своей независимости и целостности самый для неё важный ратный труд. С его жёсткой дисциплиной, семейными разлуками, тяготами маршей и походной жизни, готовностью к болям ранений, к борьбе со страхом смертельной опасности. Чтобы одолеть всё это, нужны крепкие душевные силы, высокий дух, надёжный моральный настрой. И армейская песня здесь верный друг! Не случайно в прежние времена в каждом полку был свой оркестр, и под звуки полковой музыки войска бесстрашно шли в бой. Сейчас в атаку под полковой оркестр не ходят, но, я думаю, в душе заложенная хорошая военная песня у многих звучит и многим помогает. Или не звучит — и не помогает. Или звучит уныло — и вредит.

В пору приснопамятной армейской «дедовщины» расплодились в армии вокально-инструментальные ансамбли (ВИА). Это когда солдаты, сняв пояса и расстегнув гимнастёрки, под грохот электрогитар и барабанов громко кричали через микрофоны песни своего потенциального противника на языке врага, часто даже не зная перевода. До боли горькие это были сцены! Не мобилизация сил, а пресловутый «дембель». Вспомните, кстати, и Ельцина в Германии с испохабленным его пьяным исполнением русской «Калинки». Неспроста спрашивают в народе: «Под чью дуду пляшете?»

Нельзя сказать и сегодня, что проказа та ушла, излечена коренным образом. Нет, к великому сожалению, очень и очень даёт о себе знать.

Бывает, например, по радио получасовой патриотический разговор о благе россиян, о великой России заканчивается бойкой песней на каком-нибудь «родном американском языке», которую выбрал музыкальный редактор в соответствии со своей «вкусовой ориентацией». И вот в душе у вас звучит уже не «Россия», а «рашка»...

Музыка, особенно песня, сильнее, чем мы думаем, действует на подсознание, на чувства. А если она лукава, если коварна и, что называется, с двойным дном? Думают ли об этом и как думают нынешние теле- и радиопропагандисты? Кому и чему в душе они служат?

* * *

Но вернусь к армейской теме. На марше взводы и роты в моё время пели строевые песни. Полк большой, и все вместе петь не могут, потому в моё время у него был духовой оркестр. В дивизиях, армиях, военных округах создавались хоровые коллективы, они выступали в торжественные дни и, конечно, по праздникам.

Главный воинский праздник называется теперь День защитника Отечества. К счастью, это по-прежнему 23 февраля — День Красной, Советской Армии и Военно-Морского Флота. Ещё со времён РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии) праздничные концерты в этот день традиционно выражали любовь народа к своей армии, защищавшей их социальные завоевания, хранившей Отечество и мирный труд людей в неприкосновенности, а также являли готовность советских воинов самоотверженно выполнить свой высокий долг.

Вершиной армейского искусства стал выдающийся и по праву знаменитый Краснознамённый ансамбль песни и пляски Советской Армии имени Александра Васильевича Александрова — создателя этого прославленного коллектива, талантливейшего советского композитора, автора суровой песни тяжёлого начала Великой Отечественной «Священная война»: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой». Им был написал и «Гимн партии большевиков», музыка которого стала затем Гимном Советского Союза, а теперь Государственным Гимном России. Этот уникальный коллектив в течение многих лет являл собой образец, высочайший пример для всех армейских ансамблей. Он был и непременным главным участником всех торжественных праздничных концертов, посвящённых Дню Красной, Советской, Российской Армии.

Но в конце прошлого года Ансамбль песни и пляски Российской Армии постигла страшная трагедия. Словно в неравном тяжелейшем бою, погибла в авиационной катастрофе основная часть его творческого состава. Жуткая потеря! И, наверное, не я один с тревогой думал о том, когда и как удастся её возместить.

Поначалу обрадовало, что 23 февраля на праздничном концерте в Государственном Кремлёвском дворце предстал... воссозданный Ансамбль песни и пляски Российской Армии! Обрадовало и то, что открылся концерт написанной к этому дню песней «Александровцы». Песня памяти — как клятва верности. Спасибо неувядаемой нашей и любимой Александре Николаевне Пахмутовой, сердечно откликнувшейся на гибель друзей своих по искусству и прекрасного их руководителя Валерия Халилова.

А вскоре на общем мажорном фоне концерта неожиданно прозвучала и ещё одна из песен Александры Николаевны, одна из её лучших — «Мелодия любви». Исполнители — композитор за роялем, проникновенного голоса певица Тамара Гвердцители и воскрешаемый хор ансамбля. Обе женщины, в тёмных платьях, будто олицетворяли материнскую скорбь, а тихая, печальная песня, исполненная вместе с мощью мужского хора, превратилась в пронзительный и могучий реквием светлой памяти трагически погибших артистов-александровцев. Даже по суровым, не привыкшим обнажать свои чувства лицам генералов и офицеров в зале заметно пробежала скорбная тень.

Меня обрадовало также, что в общем шуме концерта очень душевно прозвучала советская песня в исполнении небольшого военного коллектива из Китая, продемонстрировавшего и высокий моральный дух, и отменный художественный вкус.

* * *

Но!.. Приходится говорить и о том, что сильно огорчило. А у огорчения этого — своя немалая предыстория. Ведь прямо надо сказать: за годы «перестройки» и «реформ», когда армию России сознательно душили, тональность этих и других военных праздничных концертов существенно была перенастроена. Они стали формальными, холодными, скучными, и пока, судя по концерту, о котором я пишу, очиститься от всего этого до конца не получилось.

Невзирая на многосотенные коллективы исполнителей, несмотря на громкость и пестроту, концерт в основном получился каким-то равнодушным. Даже чистые детские голоса были подпачканы сомнительного качества «речёвками»:

Да будь я и негром преклонных годов,

Но чтобы добраться до сути,

Немецкий бы выучил только за то,

Что им разговаривал Путин!

Зачем это? А ведь и остальные «стихи» были на том же уровне.

Ведущие концерт актёры, не стесняясь, слова о «своих высоких чувствах» читали «от всего сердца» по бумажке, делая их пустыми и лживыми. Специально к празднику сочинённые песни на заказ, под специально выделенные деньги, не высекли хотя бы какую-то искру воодушевления ни у сочинителей, ни у исполнителей, ни у публики. Дисциплинированные генералы и полковники вместе со своими жёнами и прочей официозной публикой терпеливо, не покидая зал, явно тосковали, от скуки хлопая, где положено.

Самым, пожалуй, оживлённым и радостным в зале был министр обороны С.К. Шойгу, сидевший рядом с В.В. Путиным. Было видно, что он очень гордится восстановленным ансамблем, хотя, по большому счёту, коллектив ещё далеко не спелся и впереди — огромная, трудоёмкая и сложная работа, чтобы достигнуть прежней высоты. Но министра, как мне показалось, вполне удовлетворяло в концерте всё, и он даже не скрывал этого своего самодовольства.

Я уважаю Сергея Кужугетовича Шойгу. Знаю, что уважают и даже любят его многие. Мы благодарны ему за большую роль в воссоздании нашей армии, за успехи в её перевооружении. Но скажу так: современному «Чапаю», как и век назад, нужен современный «Фурманов». Извините за явную натяжку в такой аналогии, но хочется подчеркнуть, что перевооружение без перевоспитания — деньги на ветер. Помним мы начало девяностых! А разве в главном, в коренном далеко от них ушли?

В мощной системе ВПК должен быть и мощный ВПК(в) — военно-политический комплекс воспитания, где строго и тщательно подобранные современные «комиссары» и «политруки», беззаветно любящие Родину, умели бы профессионально, грамотно передавать эту любовь личному составу. Прошедший концерт, его идейно-политический и художественный уровень подтверждают мою мысль, что такая гуманитарная работа в армии не в почёте, что она попала в равнодушные бюрократические руки. Или того хуже...

* * *

А что хуже? Об этом нельзя не думать. И тогда на ум приходит не форма, а содержание воспитательной работы, о которой зашла речь. Что утратила она по сравнению со временем советским?

Вспоминаю Дворец спорта «Юбилейный» в Петербурге, вмещающий 10 тысяч человек. На встрече с создателями фильма «Брат», сильно «доставшего» молодых, проходы были заняты, сидели на ступенях. Выходит к микрофону Бодров-младший и бросает в зал: «Так в чём же сила?» И эти 10 тысяч молодых душ одним выдохом громыхнули: «В правде!»

Это они ответили словами из фильма.

Да, сила человека и сила народа — в правде дум, в правде чувств, в правде искренней преданности родной стране и даже, я сказал бы, в её обожании. А зависит это и от того, по правде ли справедливых идей живёт страна. Спросим себя: как Россия живёт сегодня, при олигархах? И честно ответим...

Просмотров: 866
Назад