Главная  >  Архив  >  №42 (30539) 21—24 апреля 2017 года  >  В цифрах, фактах и «ощущениях»

В цифрах, фактах и «ощущениях»

№42 (30539) 21—24 апреля 2017 года
2 полоса
Автор: Татьяна ОФИЦЕРОВА.

Ежегодный отчёт кабинета министров, с которым 19 апреля в Государственной думе выступил его глава Дмитрий Медведев, оставил ощущение полуправды, завёрнутой в густую словесную шелуху, и полной разбалансировки правительственных структур, когда правая рука не знает, что делает левая.

ЗАЯВИВ, что прошедший год «стал годом осознанных возможностей», председатель правительства поделился своими озарениями. Во внешней политике правительство, к примеру, осознало возможность не только противостоять давлению, но и наступать в продвижении своих интересов, а в экономике — не просто ситуативно отвечать на кризисные явления, но и создавать новые источники роста. И вот уже точечные успехи мнятся главе кабмина системными улучшениями, трибунные намерения — достигнутыми результатами. Пенсии небольшие? — продолжаем работать над развитием пенсионной системы. Зарплата низкая? — ищем дополнительные ресурсы. И далее в том же духе. Нет смысла пересказывать часовой доклад премьера, оценивающего вверенное ему хозяйство в первую очередь по рейтингам мировых агентств.

Иные критерии выдвинули депутаты в своих вопросах. Олег Смолин, сославшись на данные близких к правительству экспертов, сопоставил экономию и потери Пенсионного фонда в результате отказа от индексации пенсий работающим пенсионерам. Соотношение оказалось 25 миллиардов рублей против 20 миллиардов. Потери возникли из-за того, что около трёх миллионов пенсионеров, по словам депутата, либо прекратили работу, либо стали работать без трудовых книжек. Стоит ли из-за пяти миллиардов отказывать в индексации пенсий 15 миллионам человек? — вопрос Смолина прозвучал риторически, ведь эта так называемая непопулярная мера потянула за собой целый шлейф негативных явлений: снижение уровня жизни, падение платёжеспособного спроса, торможение экономического развития страны и лишение людей стимула к труду. «Нельзя ли для начала проиндексировать пенсии хотя бы работающим пенсионерам с низкой заработной платой или хотя бы инвалидам с низкой заработной платой?» — подсказал первый шаг на пути решения проблемы депутат. Смысл пространного чиновничьего ответа сводился к туманному: «Обсудим».

Комплексный вопрос Николая Коломейцева о политике минфина и Центробанка, ограничивающей доступ экономики к финансовым ресурсам, а также о страстях «ПЛАТОНА», собравшего с дальнобойщиков 20 миллиардов рублей в пользу «ненасытного концессионера», завершился обобщением проблемы: «Что мешает вам отказаться от услуг уволенного вами Кудрина и Набиуллиной и защититься от нападок Навального?» И снова премьер блеснул непобедимой бюрократической риторикой: «У нас сейчас стабильный курс, мы можем развивать экономику и решать долгосрочные задачи», «система («ПЛАТОН». — Ред.) только тестируется, естественно, деньги, которые собираются, должны идти прежде всего на реконструкцию дорог». А от коррупционного «сюжета» Д. Медведев и вовсе неуклюже дистанцировался: «Я не буду специальным образом комментировать абсолютно лживые продукты политических проходимцев».

Вера Ганзя обратила внимание премьера на беды здравоохранения, затронув и общее, и частное. «Оптимизация и недостаточное финансирование привели к ухудшению доступности и качества лечения населения» — эти отрицательные последствия «реформ» правительство, судя по ответу Д. Медведева, намерено преодолеть с помощью электронной записи (!) как составной части программы «Совершенствование здравоохранения». А обеспокоенность депутата тем, что из-за межведомственных разногласий продолжительное время не вводятся в эксплуатацию новые корпуса НИИ детской онкологии им. Блохина, глава правительства разделил обещанием: после завершения экспертизы проектно-сметной документации и закупки в нынешнем и в следующем году на выделенный 1 миллиард рублей нового оборудования (заказанное ранее устарело из-за долгостроя) клиника начнёт работать.

Проблему модернизации сельскохозяйственного производства затронул Сергей Пантелеев. Несмотря на увеличение в этом году ассигнований на поддержку предприятий сельхозмашиностроения до 13,7 миллиарда рублей, выделенных средств недостаточно для её решения, убеждён депутат. Мощности существенно изношены, половина техники эксплуатируется больше 10 лет, энерговооружённость ежегодно падает. При таком положении дел поднять 40 миллионов гектаров брошенной пашни невозможно. По расчётам специалистов, для решения этой задачи на первом этапе необходимы 50 миллиардов рублей на краткосрочные кредиты сельхозпроизводителям и столько же на инвестиционные проекты модернизации сельского хозяйства. Оказывается, у премьер-министра здесь иные «ощущения». По его словам, «мы достигли таких уровней обеспечения продовольственной безопасности, которые заложены в доктрине и которые никогда в предыдущие годы ни в постсоветский, ни в советский период не достигали». А фразу: «Мы, по сути, кормим сами себя» — видимо, стоит рассматривать как гиперболу, поскольку чуть раньше глава кабмина заявил, что доля отечественной сельхозпродукции составляет 50 процентов.

К ощущениям Д. Медведева можно добавить только данные Росстата, которые свидетельствуют о том, что с 1990 года снизилось потребление на душу населения базовых продуктов питания: молока — на 148 килограммов в год, яиц — на 28 штук, мяса — на 2 килограмма, на столько же — хлеба, круп и макаронных изделий, за последние три года на 5 килограммов снизилось потребление рыбы (до 2011 года на сайте Росстата сведений по этой позиции нет). В результате рацион наших граждан всё больше удаляется от нормы. Если россияне ещё поднажмут в укрощении своей плоти, то проблема продовольственной безопасности решится сама собой.

Юрий Афонин поднял другой стратегический вопрос — единой политики в отношении озера Байкал. Сегодня Байкалом занимаются разные федеральные ведомства, решения которых иногда противоречат друг другу. Доходит до абсурда, когда глава муниципалитета получает два предписания прокуратуры: одно с требованием предоставить инвалиду землю под строительство жилья, другое — с запретом на выделение участка. Причём оба опираются на правительственные решения, постановления и федеральное законодательство. И такие конфликты интересов, законов и нормативных актов возникают нередко. По мнению главы правительства, Байкальское управление Росприроднадзора и министерство природных ресурсов в состоянии решить проблемы Байкала. На законодательном уровне нужно лишь, полагает он, отредактировать Федеральную целевую программу о развитии Байкальской природной территории на 2012—2020 годы и закон об охране озера Байкал.

Однако член фракции КПРФ, представляющий Иркутскую область, Михаил Щапов уверен, что поправки в законодательство — не панацея. Закон, который принимался в конце 1990-х годов, морально устарел. Он имеет общий, рамочный характер и отдаёт регулирование статуса озера и прибрежных территорий на уровень постановлений и решений правительства, у которого единой политики в отношении Байкала нет. Поэтому нужен новый закон с принципиально иной концепцией, считает депутат. Проводимая в отношении Байкала политика приводит к тому, подчёркнул он, что и сохранение озера находится под вопросом, и жизнь людей на побережье делается практически невозможной: нельзя заниматься предпринимательством, сельским хозяйством, рыбной ловлей, строить объекты социального значения и жильё. Вопрос о единой политике в отношении Байкала стоит крайне остро. Озеро, в котором сосредоточено 75 процентов мировых запасов питьевой воды, является стратегическим ресурсом для будущего нашей страны. На него уже начинают предъявлять права ведущие мировые игроки, начиная с Китая и заканчивая США. «Если мы в ближайшее время не сможем выработать единую стратегию в отношении Байкала, то рискуем потерять контроль над будущим озера», — подчеркнул М. Щапов.

Подробный анализ отчёта правительства представил руководитель фракции КПРФ в Государственной думе Геннадий Зюганов. Полный текст его выступления опубликован во вчерашнем номере «Правды».

Просмотров: 191
Назад